Мерт­вые на­се­ко­мые не спа­сут егип­тян

Ekspert - - ПОВЕСТКА ДНЯ -

Го­су­дар­ствен­ная еги­пет­ская ком­па­ния GASC, кон­тро­ли­ру­ю­щая за­куп­ки зер­на в стране, ре­ши­ла ис­поль­зо­вать в сво­их ин­те­ре­сах зер­но­вой кон­фликт меж­ду Рос­си­ей и Тур­ци­ей. На­пом­ним, на днях тур­ки вы­ве­ли рос­сий­ское зер­но из спис­ка про­дук­ции, не об­ла­га­е­мой по­шли­ной при вво­зе в стра­ну, в от­мест­ку за то, что Рос­сия не от­ме­ня­ет вве­ден­ные ею фи­то­са­ни­тар­ные санк­ции на ту­рец­кие по­ми­до­ры и огур­цы. В ре­зуль­та­те рос­сий­ское зер­но на ту­рец­ком рын­ке ока­за­лось некон­ку­рен­то­спо­соб­ным по цене и для рос­сий­ско­го зер­на ту­рец­кий экс­порт­ный ры­нок фак­ти­че­ски за­крыл­ся.

Ни­ко­гда не стра­дав­шие от из­быт­ка хит­ро­сти егип­тяне ре­ши­ли на­жить­ся на труд­но­стях кол­лег. Так, GASC зад­ним чис­лом из­ве­сти­ла од­но­го из рос­сий­ских экс­пор­те­ров, что в от­прав­лен­ной им в фев­ра­ле пар­тии пше­ни­цы най­де­ны «мерт­вые неиден­ти­фи­ци­ру­е­мые на­се­ко­мые», по­это­му сто­и­мость этой пше­ни­цы бу­дет сни­же­на на два дол­ла­ра за тон­ну. По ин­фор­ма­ции из рос­сий­ской На­ци­о­наль­ной ас­со­ци­а­ции экс­пор­те­ров сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции, до­ка­за­тельств на­ли­чия на­се­ко­мых ком­па­ния не пред­ста­ви­ла, а экс­пор­тер по­лу­чит ущерб в 126 тыс. дол­ла­ров. Да­лее GASC су­ще­ствен­но уже­сто­чи­ла про­вер­ки ка­че­ства все­го зер­на, при­бы­ва­ю­ще­го в стра­ну из Рос­сии, вплоть до рас­по­ря­же­ний о фу­ми­га­ции и про­се­и­ва­нии. Это при­ве­ло к су­ще­ствен­но­му уве­ли­че­нию из­дер­жек экс­пор­те­ров. В ре­зуль­та­те по ито­гам про­вер­ки на несколь­ких рос­сий­ских су­дах так­же яко­бы бы­ли вы­яв­ле­ны су­ще­ствен­ные на­ру­ше­ния в ка­че­стве зер­на. И по­ка непо­нят­но, к ка­ким но­вым ре­ше­ни­ям и уже­сто­че­ни­ям при­ве­дут дей­ствия еги­пет­ских вла­стей.

В усло­ви­ях боль­шо­го уро­жая, низ­ких ми­ро­вых цен и невы­со­кой динамики экспорта в этом го­ду за­кры­тие не толь­ко Тур­ции, но и Егип­та мо­жет ока­зать­ся кри­ти­че­ским для рос­сий­ских экс­пор­те­ров и про­из­во­ди­те­лей зер­на, ведь на эти стра­ны при­хо­дит­ся 28% рос­сий­ско­го экспорта (две тре­ти из ко­то­рых — на Еги­пет). Вряд ли в усло­ви­ях из­быт­ка пред­ло­же­ния зер­на на ми­ро­вом рын­ке удаст­ся быст­ро най­ти за­ме­ну этим стра­нам. Рос­сий­ский зер­но­вой ры­нок мо­жет по­гру­зить­ся в стаг­на­цию. Но и егип­тяне ед­ва ли вый­дут по­бе­ди­те­ля­ми в этой борь­бе. Ес­ли GASC и даль­ше бу­дет тре­бо­вать сни­же­ния це­ны (а в мар­те—ап­ре­ле GASC долж­на вы­ку­пить бо­лее 1,5 млн тонн рос­сий­ской пше­ни­цы), то на сле­ду­ю­щих тен­де­рах егип­тяне уже не по­лу­чат де­ше­во­го рос­сий­ско­го пред­ло­же­ния: экс­пор­те­ры уве­ли­чат це­ну, что­бы за­стра­хо­вать­ся от из­ме­не­ния усло­вий зад­ним чис­лом. Или во­все пе­ре­ста­нут участ­во­вать в еги­пет­ских тен­де­рах, как это уже бы­ло од­на­жды, ко­гда Еги­пет ввел тре­бо­ва­ние о ну­ле­вом со­дер­жа­нии спо­ры­ньи в рос­сий­ской пше­ни­це, вы­пол­нить ко­то­рое прак­ти­че­ски невоз­мож­но. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.