Каж­дый седь­мой рос­си­я­нин жи­вет в аб­со­лют­ной бед­но­сти Сбе­ре­га­тель­ная мо­дель до­мо­хо­зяйств на гра­ни сло­ма На недо­ступ­ность кре­ди­та жа­лу­ют­ся лишь 11% пред­при­я­тий

Ekspert - - ИНДИКАТОРЫ -

Ре­аль­ные рас­по­ла­га­е­мые де­неж­ные до­хо­ды на­се­ле­ния по ито­гам про­шло­го го­да сни­зи­лись на 5,6%, а на­коп­лен­ная глу­би­на их сжа­тия за три го­да кри­зи­са вплот­ную при­бли­зи­лась к 10%. При этом до­ля на­се­ле­ния, жи­ву­ще­го на до­хо­ды ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма, мед­лен­но, но вер­но уве­ли­чи­ва­ет­ся уже че­ты­ре го­да под­ряд, с 2013-го. Ар­мия аб­со­лют­ной бед­но­сти по ито­гам 2016 го­да вы­рос­ла до 19,8 млн че­ло­век, или до 13,5% всех рос­си­ян, сви­де­тель­ству­ют све­жие дан­ные Рос­ста­та.

В то же вре­мя по­ме­сяч­ные дан­ные по­ка­зы­ва­ют, что спад до­хо­дов пре­кра­тил­ся. Хо­тя фев­раль­ская офи­ци­аль­ная ста­ти­сти­ка про­де­мон­стри­ро­ва­ла, что спад воз­об­но­вил­ся, спе­ци­фич­ность это­го ме­ся­ца (мень­шее ко­ли­че­ство ра­бо­чих дней в срав­не­нии с про­шлым, ви­со­кос­ным, го­дом) поз­во­ля­ет на­де­ять­ся на ис­кус­ствен­ность та­кой оцен­ки и рас­счи­ты­вать на мар­тов­ские дан­ные. Кос­вен­ные при­зна­ки ука­зы­ва­ют на уже про­изо­шед­шее или гро­зя­щее вот-вот про­изой­ти уве­ли­че­ние по­тре­би­тель­ской ак­тив­но­сти и слом так на­зы­ва­е­мой сбе­ре­га­тель­ной мо­де­ли по­ве­де­ния до­мо­хо­зяйств, от­ве­тив­ших на со­кра­ще­ние до­хо­дов непро­пор­ци­о­наль­но зна­чи­тель­ным сжа­ти­ем по­треб­ле­ния.

Из оп­ти­ми­сти­че­ских при­зна­ков, по­ми­мо бу­ма про­пла­чен­но­го бро­ни­ро­ва­ния лет­них за­гра­нич­ных тур­по­ез­док, — та­кой офи­ци­аль­ный ин­ди­ка­тор, как ин­декс по­тре­би­тель­ской уве­рен­но­сти (ИПУ) рос­си­ян. Рас­счи­ты­ва­е­мый еже­квар­таль­но Рос­ста­том ИПУ по ито­гам фев­раль­ско­го за­ме­ра вы­рос еще на три пунк­та. Хо­тя аб­со­лют­ное его зна­че­ние оста­ет­ся по­ка в от­ри­ца­тель­ной об­ла­сти (–15%, то есть чис­ло пес­си­ми­стов пре­вы­ша­ет ко­ли­че­ство оп­ти­ми­стов), это уже чет­вер­тый квар­тал по­сле­до­ва­тель­но­го улуч­ше­ния по­тре­би­тель­ских на­стро­е­ний, а те­ку­щее зна­че­ние ИПУ при­мер­но со­от­вет­ству­ет участ­ку тра­ек­то­рии вос­ста­но­ви­тель­но­го ро­ста по­сле преды­ду­ще­го кри­зи­са се­ми­лет­ней дав­но­сти.

В ев­ро­пей­ском кон­тек­сте (рас­че­ты ИПУ про­из­во­дят­ся по гар­мо­ни­зи­ро­ван­ной с Ев­ро­ста­том ме­то­ди­ке) гра­дус по­тре­би­тель­ско­го оп­ти­миз­ма рос­си­ян се­го­дня при­мер­но со­от­вет­ству­ет ита­льян­ско­му, он зна­чи­тель­но вы­ше гре­че­ско­го, чуть по­ху­же ан­глий­ско­го и немец­ко­го. Ну а ли­ди­ру­ют по ИПУ стра­ны Се­вер­ной Ев­ро­пы: Да­ния, Шве­ция и Фин­лян­дия. За пер­вые два ме­ся­ца те­ку­ще­го го­да объ­ем руб­ле­вых без­на­лич­ных де­неж­ных средств прак­ти­че­ски не из­ме­нил­ся (при­рост со­ста­вил 0,4% к зна­че­нию на ко­нец де­каб­ря). Впер­вые за несколь­ко лет се­зон­ное сни­же­ние де­неж­ной мас­сы в на­ча­ле 2017-го бы­ло ком­пен­си­ро­ва­но уже по ито­гам вто­ро­го ме­ся­ца го­да. В пе­ри­од фи­нан­со­вой неста­биль­но­сти 2014–2016-го за пер­вые два ме­ся­ца го­да умень­ше­ние без­на­лич­ных руб­ле­вых де­неж­ных средств со­став­ля­ло от 1,2 до 2,8%. То­гда к се­зон­но­му фак­то­ру до­бав­лял­ся де­валь­ва­ци­он­ный: ослаб­ле­ние руб­ля ве­ло к умень­ше­нию спро­са на руб­ле­вые де­неж­ные остат­ки. Но и до 2014-го ди­на­ми­ка де­неж­ной мас­сы в пер­вые два ме­ся­ца го­да бы­ла, как пра­ви­ло, нега­тив­ной: се­зон­ное ян­вар­ское сни­же­ние обыч­но ком­пен­си­ро­ва­лось к кон­цу тре­тье­го ме­ся­ца го­да. Руб­ле­вые сче­та и де­по­зи­ты фи­зи­че­ских лиц за пе­ри­од с на­ча­ла го­да уве­ли­чи­лись на 0,7%, то­гда как сред­ства ор­га­ни­за­ций со­кра­ти­лись на 0,1%.

Рос­сий­ская про­мыш­лен­ность в мар­те про­дол­жа­ла на­ем ра­бо­чих по­сле тра­ди­ци­он­но­го ян­вар­ско­го пи­ка уволь­не­ний. Ба­ланс про­гно­зов за­ня­то­сти в пер­вом квар­та­ле до­стиг ше­сти­лет­не­го мак­си­му­ма.

Ин­ве­сти­ци­он­ные пла­ны про­мыш­лен­но­сти про­дол­жа­ли на­би­рать оп­ти­мизм. Ба­ланс этих на­ме­ре­ний улуч­шил­ся еще на че­ты­ре пунк­та, а ито­го­вый рост по­ка­за­те­ля по­сле но­яб­ря 2016 го­да до­стиг 29 пунк­тов. Од­на­ко весь ин­ве­сти­ци­он­ный оп­ти­мизм со­сре­до­то­чен в груп­пе очень круп­ных пред­при­я­тий (свы­ше 1000 че­ло­век). Пред­при­я­тия дру­гих раз­ме­ров по­ка не го­то­вы на­чать ин­ве­сти­ро­вать и на­хо­дят­ся на эта­пе сни­же­ния ин­ве­сти­ци­он­но­го пес­си­миз­ма (ба­ланс пла­нов ни­же ну­ля), за ко­то­рым мо­жет по­сле­до­вать пе­ри­од ро­ста ин­ве­сти­ци­он­но­го оп­ти­миз­ма (ес­ли ба­ланс ста­нет по­ло­жи­тель­ным).

Усло­вия кре­ди­то­ва­ния рос­сий­ской про­мыш­лен­но­сти воз­вра­ща­ют­ся к до­кри­зис­но­му уров­ню. Со­глас­но опро­сам ИЭП име­ни Е. Т. Гай­да­ра, бан­ков­ское кре­ди­то­ва­ние бы­ло недо­ступ­но в фев­ра­ле–мар­те толь­ко 11% пред­при­я­тий, что со­от­вет­ству­ет сред­не­му уров­ню 2011–2013 го­дов. При этом в мар­те 2017-го опро­сы за­ре­ги­стри­ро­ва­ли са­мое рез­кое за по­след­ние пол­то­ра го­да па­де­ние сред­ней ми­ни­маль­ной пред­ла­га­е­мой бан­ка­ми став­ки. Этот по­ка­за­тель за ме­сяц умень­шил­ся на 0,6 про­цент­но­го пунк­та. В ре­зуль­та­те сей­час бан­ки го­то­вы кре­ди­то­вать про­мыш­лен­ность в це­лом под 14% го­до­вых в руб­лях с тра­ди­ци­он­ной диф­фе­рен­ци­а­ци­ей по от­рас­лям и раз­ме­рам пред­при­я­тий. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.