О ДВОЙНОМ МАЛЬЧИКЕ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Па­мят­ная дос­ка, неожи­дан­но вос­ста­нов­лен­ная в за­ле Юри­ди­че­ской ака­де­мии, и ре­зуль­та­ты опро­са, опуб­ли­ко­ван­ные «Ле­ва­да-цен­тром», по­ро­ди­ли ги­гант­скую вол­ну об­суж­де­ний. Эф­фект «маль­чи­ка, чи­та­ю­ще­го Шекс­пи­ра», то есть мел­кой но­во­сти, как по ко­ман­де об­суж­да­е­мой во всех соц­се­тях, а ино­гда и во всех ме­диа, ока­зал­ся на этот раз небы­ва­ло си­лён не толь­ко по­то­му, что маль­чик вы­пал двой­ной, — ещё и те­ма за­тро­ну­та важ­ная. То есть по­во­ды-то, как и по­ло­же­но, ни­чтож­ны. Про дос­ку эту и го­во­рить скуч­но; неин­те­рес­но да­же га­дать, под­ха­ли­маж та­ил­ся в этом же­сте или про­во­ка­ция, — очень уж сам жест кон­фуз­но неук­люж. Мра­мор­ная дос­ка, сла­вя­щая де­жур­ное вы­ступ­ле­ние Ста­ли­на пе­ред за­тра­пез­ным со­бра­ни­ем «слу­ша­те­лей кур­сов сек­ре­та­рей уко­мов», по­доб­на тер­ми­ту без тер­мит­ни­ка. Она име­ла смысл толь­ко в кон­тек­сте на­сто­я­ще­го, не ме­та­фо­ри­че­ско­го куль­та по­ми­на­е­мой лич­но­сти — и во­пи­ю­ще бес­смыс­лен­на в лю­бом дру­гом кон­тек­сте, вклю­чая и се­го­дняш­нюю Моск­ву. Теперь, по­сле шква­ла кри­ков об этой дос­ке, она при­об­ре­ла некое на­ве­дён­ное зна­че­ние, и на­чаль­ство, ве­ро­ят­но, все­рьёз ло­ма­ет го­ло­ву, как бы её без лиш­не­го шу­ма убрать, раз уж нель­зя её без шу­ма оста­вить. Впро­чем, и оста­вить мо­гут — как оста­ви­ли в 2009 го­ду неожи­дан­но вос­ста­нов­лен­ную под по­тол­ком мет­ро «Кур­ская» и то­же вы­звав­шую скан­дал над­пись: «Нас вы­рас­тил Ста­лин на вер­ность на­ро­ду», — и то­же ни­че­го не слу­чит­ся. Го­во­рю же: дур­ное, но мел­кое со­бы­тие; де­лать ис­хо­дя из него гром­кие вы­во­ды не сто­и­ло бы.

На гром­кие вы­во­ды, ка­за­лось бы, так и на­пра­ши­ва­ет­ся дру­гая новость: по дан­ным «Ле­ва­да-цен­тра», 38% на­ших опро­шен­ных со­оте­че­ствен­ни­ков на­зы­ва­ют Ста­ли­на в чис­ле де­ся­ти «са­мых вы­да­ю­щих­ся лю­дей всех вре­мён и на­ро­дов», при­чём боль­ше­го чис­ла го­ло­сов не по­да­но ни за ко­го. И гром­кие вы­во­ды из неё де­ла­ют — нет чис­ла за­го­лов­кам ти­па «Боль­шин­ство рос­си­ян счи­та­ют Ста­ли­на ве­ли­чай­шим…» — за­го­лов­кам, как лег­ко ви­деть, силь­но пе­ре­ви­ра­ю­щим да­же и ту зыб­кую фак­ту­ру, ко­то­рая в ис­ход­ной но­во­сти бы­ла. Вы­во­ды эти невер­ны, всё не так мрач­но (или, с точ­ки зре­ния ста­ли­ни­стов, не так ра­дост­но). Но, я ду­маю, мож­но го­во­рить о по­ра­зи­тель­ном уга­са­нии ис­то­ри­че­ской па­мя­ти. Слов­но нет у лю­дей ни ро­ди­те­лей, не де­дов с баб­ка­ми — или есть, но немые. Лю­ди са­мым бук­валь­ным об­ра­зом не зна­ют (не пом­нят), как жи­ла стра­на трид­цать, а тем бо­лее семь­де­сят лет на­зад.

По­пал­ся мне вче­ра ха­рак­тер­ней­ший пост в фейс­бу­ке. Некий, су­дя по тек­сту, до­воль­но мо­ло­дой человек го­во­рит: неко­то­рые пи­шут, что в позд­не­со­вет­ское вре­мя, от Бреж­не­ва до Чер­нен­ко, в ма­га­зи­нах «ча­сто не бы­ло еды — осо­бен­но мя­со-кол­бас­ных из­де­лий» и труд­но бы­ло вы­ехать в за­ру­беж­ную тур­по­езд­ку — «не толь­ко в кап., но да­же и в соц. стра­ну». Да­вай­те, мол, раз­бе­рём­ся, прав­да ли это. И раз­би­ра­ет­ся — по­дроб­но, по пунк­там, и пунк­тов этих де­сят­ки. И несёт он в этих пунк­тах та­кое, что человек, за­став­ший опи­сы­ва­е­мую эпо­ху (а та­ких всё-та­ки де­сят­ки миллионов), дол­жен весь рот рас­крыть. Так, в самом же пер­вом пунк­те го­во­рит­ся, что в Москве, Пе­тер­бур­ге (!) и ещё где-то «бы­ло хо­ро­шо с едой на при­лав­ках прод­ма­гов». Что ж, по срав­не­нию с то­гдаш­ней Во­лог­дой или Ижев­ском в то­гдаш­ней Москве хо­ро­шо — бы­ло. Но что же это бы­ло за «хо­ро­шо»! Был я на днях у дру­га на да­че в даль­нем Под­мос­ко­вье и за­шёл в ма­га­зин­чик — ав­то­бус без ко­лёс, сто­я­щий у во­рот са­до­во­го то­ва­ри­ще­ства. Так вот, «еда на при­лав­ке» этой ла­воч­ки бы­ла пред­став­ле­на уж точ­но не скуд­нее, чем в луч­ших мос­ков­ских ма­га­зи­нах об­суж­да­е­мых вре­мён, а по ча­сти «мя­со-кол­бас­ных из­де­лий» так и мно­го­крат­но бо­га­че. Но наш ав­тор пи­шет (и ве­рит), что в Москве и, что уже го­ме­ри­че­ски смеш­но, «на всём огром­ном Се­ве­ре страны» с едой «бы­ло хо­ро­шо»; что с вы­ез­дом му­ры­жи­ли толь­ко там, где бы­ли сек­рет­ные за­во­ды, а «вся осталь­ная стра­на вы­ез­жа­ла за ру­беж сво­бод­но и без дол­гих хло­по­тов». И ни­че­го ему не до­ка­жешь, он же раз­го­ва­ри­вал «со зна­ко­мы­ми и со­се­дя­ми». Та­ки­ми вот зна­то­ка­ми про­шло­го по­лон ру­нет. Про ста­лин­ское же вре­мя они не пом­нят не толь­ко ме­ло­чей вро­де то­го, пус­ка­ли ли за гра­ни­цу, бы­ла ли кол­ба­са и за сколь­ко ко­лос­ков са­жа­ли; они не пом­нят или не зна­ют глав­но­го — по­валь­но­го стра­ха на всех эта­жах, без пе­ре­ры­вов и ис­клю­че­ний. А ес­ли стра­ха не бы­ло, а Ве­ли­кая По­бе­да, как что ни день на­по­ми­на­ет те­ле­ви­зор, бы­ла — от­че­го и не на­звать Ста­ли­на вы­да­ю­щим­ся?

Нель­зя тут не от­ме­тить и за­слуг на­ших ан­ти­ста­ли­ни­стов. Во-первых, они, раз­об­ла­чая нена­вист­но­го ти­ра­на, то и де­ло про­сти­ра­ют свои фи­лип­пи­ки мно­го ши­ре, охва­ты­вая ими всё, что мож­но и че­го нель­зя (пре­сло­ву­тые «ты­ся­че­лет­нее раб­ство», «раб­ская сущ­ность» и проч.). Слу­шать это да­же впол­уха дав­но нев­мо­го­ту всем, кро­ме них са­мих, что не идёт на поль­зу ча­е­мой де­ста­ли­ни­за­ции. Во­вто­рых, лю­бая стра­шил­ка, как и во­об­ще всё на све­те, со вре­ме­нем из­на­ши­ва­ет­ся. Со­вре­мен­ные со­бы­тия са­мо­го раз­но­го мас­шта­ба так ча­сто по­лу­ча­ют ти­тул «но­во­го 37-го го­да», что про­сто­душ­ный человек может за­по­до­зрить, что и на­сто­я­щий 37-й был во­все не так уж стра­шен. Человек этот, конечно, бу­дет неправ — но по­ди теперь ему это до­ка­жи.

Важ­нее же все­го пра­виль­но по­нять, о чём во­об­ще го­во­рит нам об­суж­да­е­мый опрос. Со­цио­ло­ги, изу­чая об­ще­ствен­ное мне­ние, изу­ча­ют — что? Как объ­яс­ня­ют нам ум­ные лю­ди, нор­маль­ный (сред­ний, обыч­ный etc.) человек вы­ра­ба­ты­ва­ет дей­стви­тель­но своё мне­ние ис­клю­чи­тель­но по тем во­про­сам, по ко­то­рым ему пред­сто­ит как-то дей­ство­вать. По по­во­ду же во­про­сов вро­де «кто нас вы­рас­тил на вер­ность на­ро­ду?» ни­как дей­ство­вать ему за­ве­до­мо не тре­бу­ет­ся — и он охот­но при­со­еди­ня­ет­ся (неваж­но, в ка­кой сте­пе­ни осо­знан­но) к то­му, что на этот счёт но­сит­ся в воз­ду­хе. Сле­до­ва­тель­но, та­ко­го ро­да во­про­са­ми ис­сле­ду­ет­ся не соб­ствен­ное мне­ние че­ло­ве­ка, а его ре­ак­ция на име­ю­щий­ся ин­фор­ма­ци­он­ный фон — преж­де все­го, конечно, на про­па­ган­ду. «Вот-вот! На про­па­ган­ду неоста­ли­низ­ма!» Не факт. По мне, так ско­рее на оте­че­ствен­ные се­ри­а­лы «из про­шлой жиз­ни», в ко­то­рых хоть ека­те­ри­нин­ские, хоть ста­лин­ские, хоть бреж­нев­ские вре­ме­на пред­ста­ют вы­леп­лен­ны­ми из труд­но­от­ли­чи­мых сор­тов гла­му­ра, при­чём в ста­лин­скую эпо­ху обя­за­те­лен фон из ве­ли­ких свер­ше­ний.

И во­все на­ши со­оте­че­ствен­ни­ки не жаж­дут раб­ства. Те же со­цио­ло­ги, за­да­вая вопрос «в ка­кую эпо­ху вы хо­те­ли бы жить?», вы­яс­ня­ют, что при Ста­лине на­ши лю­ди жить не хо­тят ка­те­го­ри­че­ски. И пра­виль­но. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.