СИМУЛЯКР ГЛОБАЛИЗМА

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

К встре­че «боль­шой два­дцат­ки» пред­ста­ви­те­ли глобальног­о ка­пи­та­лиз­ма под­го­то­ви­лись от­лич­но. Их кан­ди­дат — но­вый пре­зи­дент Фран­ции. Его за­да­ча — оста­но­вить раз­рас­та­ние на­ци­о­на­ли­сти­че­ских про­ек­тов в Ев­ро­пе, уси­лить Фран­цию и об­но­вить Ев­ро­со­юз, с тем что­бы он со­хра­нил «гло­ба­лист­кую на­чин­ку», утра­тив преж­не­го ли­де­ра — США

К встре­че «боль­шой два­дцат­ки» пред­ста­ви­те­ли глобальног­о ка­пи­та­лиз­ма под­го­то­ви­лись от­лич­но. Их кан­ди­дат — но­вый пре­зи­дент Фран­ции. Его за­да­ча — оста­но­вить раз­рас­та­ние на­ци­о­на­ли­сти­че­ских про­ек­тов в Ев­ро­пе, уси­лить Фран­цию и об­но­вить Ев­ро­со­юз, с тем что­бы он со­хра­нил «гло­ба­лист­скую на­чин­ку», утра­тив преж­не­го ли­де­ра — США

Пер­вая встре­ча пре­зи­ден­тов Рос­сии и США на­вер­ня­ка ста­нет глав­ной те­мой по­сле сам­ми­та «боль­шой два­дцат­ки», при том что ожи­дать про­рыв­ных со­гла­ше­ний не сто­ит. Вла­ди­мир Пу­тин и До­нальд Трамп ра­бо­та­ют вдолгую, ста­ра­ясь не за­да­вить, а пе­ре­иг­рать гло­ба­лист­скую мес­си­ан­скую си­сте­му, ко­то­рая оп­по­ни­ру­ет и то­му и дру­го­му. И это род­нит глав силь­ней­ших го­су­дарств ми­ра.

Од­на­ко за схват­кой двух ёкод­зун скры­ва­ет­ся ку­да бо­лее важ­ная ис­то­рия. «Боль­шая два­дцат­ка» впер­вые фик­си­ру­ет кон­ту­ры мно­го­по­ляр­но­го ми­ра и окон­ча­тель­но утвер­жда­ет свой ста­тус важ­ней­ше­го фо­ру­ма пла­не­ты (при­ни­мая эту от­вет­ствен­ность от «боль­шой се­мер­ки»). Пра­ви­ла это­го но­во­го ми­ра пи­шут­ся са­ми по се­бе, по­сколь­ку его участ­ни­ки за ред­ким ис­клю­че­ни­ем по­ка не по­ни­ма­ют этой транс­фор­ма­ции и сво­е­го ме­ста в гло­баль­ной си­сте­ме. Но США боль­ше не со­би­ра­ют со­юз­ни­ков, слов­но несуш­ка под кры­лыш­ко, а вра­гов — слов­но фа­кир змей. То есть но­вые пра­ви­ла не дик­ту­ют. Ев­ро­па толь­ко при­вы­ка­ет к са­мо­сто­я­тель­но­сти и к трез­во­му взгля­ду на жизнь. «Дей­стви­тель­но, ми­ро­вой по­ря­док ме­ня­ет­ся, сме­ща­ет­ся со­от­но­ше­ние сил», — при­зна­ет канц­лер ФРГ Ан­ге­ла Мер­кель в ин­тер­вью еже­не­дель­ни­ку Zeit, имея в ви­ду уси­ле­ние Ки­тая и Ин­дии и отказ Ва­шинг­то­на от ста­ту­са га­ран­та ми­ро­во­го по­ряд­ка.

Же­лез­ной немец­кой ле­ди неко­то­рые экс­пер­ты уже пе­ре­да­ли сим­во­ли­че­ский ти­тул «ли­де­ра сво­бод­но­го ми­ра», под­ра­зу­ме­вая, что аме­ри­кан­ский пре­зи­дент боль­ше не до­сто­ин та­кой че­сти. Од­на­ко Мер­кель еще пред­сто­ит прой­ти пе­ре­вы­бо­ры этой осе­нью, и их ре­зуль­тат по­ка не оче­ви­ден. На по­ли­ти­че­ской аван­сцене вне­зап­но по­явил­ся дру­гой кан­ди­дат, го­то­вый скром­но воз­гла­вить ев­ро­пей­скую со­ли­дар­ность и при­нять зна­мя глобализма вме­сто нена­деж­но­го Трам­па, хо­тя бы на вре­мя, по­ка Америка не пре­кра­тит «ду­рить».

Фе­но­мен Ма­кро­на

Ев­ро­пей­ские по­лит­тех­но­ло­ги впра­ве гор­дить­ся уни­каль­ным яв­ле­ни­ем

«фе­но­ме­ном Ма­кро­на», про­цес­сом кон­стру­и­ро­ва­ния из непри­ме­ча­тель­но­го бю­ро­кра­та ха­риз­ма­тич­но­го ли­де­ра Фран­ции с пре­тен­зи­ей на ста­тус глав­но­го ре­фор­ма­то­ра Ев­ро­со­ю­за. При том что ни ха­риз­мой, ни си­лой, ни да­же впе­чат­ля­ю­щи­ми ора­тор­ски­ми спо­соб­но­стя­ми Эм­ма­ну­эль Ма­крон не об­ла­дал и не об­ла­да­ет. Не­до­оцен­ка пи­ар-ком­по­нен­та в рас­крут­ке об­ра­за но­во­го пре­зи­ден­та Фран­ции при­ве­ла к по­ра­же­нию его со­пер­ни­ков на двух вы­бо­рах под­ряд. И да­же по­сле это­го мно­го­чис­лен­ные экс­пер­ты пред­ска­зы­ва­ли сла­бость Пя­той рес­пуб­ли­ки под ру­ко­вод­ством Ма­кро­на и от­ка­зы­ва­лись за­ме­чать да­ле­ко иду­щие пла­ны кон­струк­то­ров пре­зи­ден­та — ев­ро­пей­ской гло­ба­лист­ской эли­ты. Од­на­ко связ­ка ве­ду­щих фран­цуз­ских СМИ (в том чис­ле глян­це­вых, рас­кру­тив­ших лю­бов­ную ис­то­рию 39-лет­не­го мет­ро­сек­су­а­ла и его же­ны, быв­шей учи­тель­ни­цы) и си­ло­во­го ап­па­ра­та, уда­рив­ше­го по ре­но­ме по­ли­ти­че­ских оп­по­нен­тов, способна тво­рить элек­то­раль­ные чу­де­са. Сле­дом за де­ло взял­ся ин­тел­лек­ту­аль­ный центр Жа­ка Ат­та­ли, фран­цуз­ско­го фи­ло­со­фа-гло­ба­ли­ста, ко­то­рый не толь­ко при­вел Ма­кро­на к вла­сти, но и вло­жил в его уста ряд силь­ных ини­ци­а­тив по ре­фор­ми­ро­ва­нию фран­цуз­ской и ев­ро­пей­ской по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской си­стем.

По су­ти, с по­мо­щью Ма­кро­на фран­цуз­ские гло­ба­лист­ские эли­ты пы­та­ют­ся раз­ре­шить три за­да­чи.

Внут­рен­ние. Оста­но­вить де­гра­да­цию фран­цуз­ской эко­но­ми­ки и по­бо­роть без­ра­бо­ти­цу (толь­ко офи­ци­аль­но — 10%). По­ни­ма­ние, что си­ту­а­ция заш­ла слиш­ком да­ле­ко, при­сут­ству­ет у всех мест­ных элит, но «до­рож­ные кар­ты» от­сут­ству­ют как по­ли­ти­че­ски «смер­тель­ные». Необ­хо­ди­мо ра­ди­каль­но пе­ре­трях­нуть тру­до­вое за­ко­но­да­тель­ство и пе­ре­смот­реть со­ци­аль­ную по­ли­ти­ку стра­ны (56% рас­хо­дов бюд­же­та ухо­дит на со­ци­ал­ку). Пра­ви­тель­ство, за­те­яв­шее по­доб­ные ре­фор­мы, столк­нет­ся с мощ­ны­ми ак­ци­я­ми про­те­ста и бу­дет сме­те­но. Аль­тер­на­тив­ные ре­ше­ния от­сут­ству­ют.

Внеш­ние. Эко­но­ми­че­ские про­бле­мы Фран­ции на­хо­дят­ся в пря­мой за­ви­си­мо­сти от сло­жив­шей­ся ев­ро­пей­ской мак­ро­эко­но­ми­че­ской гер­ма­но­цен­трич­ной мо­де­ли, ко­то­рая пре­бы­ва­ет в со­сто­я­нии по­ли­ти­че­ско­го и эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са. Как и осталь­ные стра­ны ЕС, Фран­ция не вы­дер­жи­ва­ет кон­ку­рен­ции с немец­ким про­из­вод­ством. Брекзит лишь уси­ли­ва­ет Бер­лин и по­ли­ти­че­ски, и эко­но­ми­че­ски. Ес­ли не на­чать хо­тя бы диа­лог об аль­тер­на­тив­ной мо­де­ли раз­ви­тия ЕС, вре­мя для пе­ре­мен бу­дет упу­ще­но на­все­гда.

Гло­ба льные. На­ко­нец, есть пла­ны тре­тье­го уров­ня, ко­то­рые на­пря­мую свя­за­ны с на­ме­тив­шим­ся кри­зи­сом гло­ба­лист­ской мо­де­ли, непри­я­ти­ем нео­ли­бе­раль­ных идей глобальног­о от­кры­то­го рын­ка на­се­ле­ни­ем и, как след­ствие, го­ло­со­ва­ни­ем в поль­зу брекзи­та, Трам­па, Ле Пен и иных на­ци­о­наль­но ори­ен­ти­ро­ван­ных за­пад­ных ли­де­ров. Ма­крон при­зван со­здать ви­ди­мость пе­ре­мен, что­бы по фак­ту ни­че­го не из­ме­нить, а глав­ное, со­хра­нить огром­ные вло­же­ния в гло­ба­лист­ские про­ек­ты вро­де «зе­ле­ной» энер­ге­ти­ки и в транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции.

По­че­му на роль глав­но­го ре­фор­ма­то­ра при­зван Ма­крон? Не толь­ко по­то­му, что он ли­дер, ко­то­рый управ­ля­ем и на­хо­дит­ся в пря­мой за­ви­си­мо­сти от от­цов-кон­струк­то­ров, то есть не спо­со­бен к де­мар­шам и к са­мо­сто­я­тель­ной иг­ре. Ва­жен и тот факт, что Ма­крон — эко­но­мист, свя­то ве­ру­ю­щий в иде­а­лы ми­ро­вой гло­ба­лист­ской фи­нан­со­вой си­сте­мы, ра­ди ко­то­рых он го­тов взой­ти на ко­стер, как Жан­на Д’Арк, ес­ли де­ло бу­дет про­иг­ра­но. А еще Ма­крон во­все не та­кой глу­пый се­рый бю­ро­крат, ка­ким его ри­су­ет про­па­ган­да. Он гиб­кий и хит­рый по­ли­тик, зна­ю­щий це­ну пре­да­тель­ству и ли­це­ме­рию, спо­соб­ный уме­ло кру­тить и вра­га­ми, и со­юз­ни­ка­ми. До­ста­точ­но ска­зать, что его ди­плом­ная ра­бо­та по фи­ло­со­фии бы­ла по­свя­ще­на тру­дам Ма­киа­вел­ли, и это в мо­ло­до­сти, за­дол­го до

ра­бо­ты в бан­ке Рот­шиль­дов. Обра­тим вни­ма­ние на пер­вые два ме­ся­ца ра­бо­ты Ма­кро­на в ста­ту­се пре­зи­ден­та.

Мсье «в то же вре­мя»

Для се­рьез­ных, «смер­тель­ных» пре­об­ра­зо­ва­ний фран­цуз­ской по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской жиз­ни Ма­крон дол­жен был за­ру­чить­ся силь­ным ман­да­том. И он до­бил­ся это­го за несколь­ко недель, но свой силь­ный ман­дат по­лу­чил не от на­ро­да (яв­ка на пре­зи­дент­ских и пар­ла­мент­ских вы­бо­рах бы­ла ре­корд­но низ­кой), а от си­сте­мы: пре­зи­дент бук­валь­но раз­да­вил оча­ги со­про­тив­ле­ния лоб­бист­ским ре­сур­сом и вы­стро­ил силь­ную вер­ти­каль.

Ма­крон сфор­ми­ро­вал очень сла­бое пра­ви­тель­ство, ес­ли иметь в ви­ду по­ли­ти­че­ский вес каж­до­го ми­ни­стра. По­ло­ви­на порт­фе­лей по­лу­чи­ли непро­фес­си­о­наль­ные по­ли­ти­ки, так ска­зать, «пред­ста­ви­те­ли граж­дан­ско­го об­ще­ства». При этом для всех чле­нов ка­би­не­та ми­ни­стров вве­де­ны ре­прес­сив­ные огра­ни­че­ния на об­ще­ние с прес­сой — толь­ко в обо­зна­чен­ные да­ты и по со­гла­со­ва­нию с на­чаль­ством. А о ра­бо­те пра­ви­тель­ства жур­на­ли­сты бу­дут узна­вать от пресс­сек­ре­та­рей. По­хо­жие пра­ви­ла вве­де­ны и для пре­зи­дент­ско­го пу­ла — те­перь в Ели­сей­ском двор­це ре­ша­ют, ка­ко­го жур­на­ли­ста из ка­ко­го из­да­ния при­гла­сить на то или иное ме­ро­при­я­тие. Пя­тая рес­пуб­ли­ка мол­ча пе­ре­ва­ри­ла огра­ни­че­ние сво­бо­ды сло­ва.

18 июня Ма­крон та­к­же по­лу­чил под­кон­троль­ный и без­воль­ный пар­ла­мент. Его пар­тия «Впе­ред, Рес­пуб­ли­ка» одер­жа­ла раз­гром­ную по­бе­ду, по­лу­чив аб­со­лют­ное боль­шин­ство в На­ци­о­наль­ном со­бра­нии (308 мест из 577). Но еще бо­лее зна­ко­вым фак­том яв­ля­ет­ся неопыт­ность но­вых де­пу­та­тов, боль­шин­ство из ко­то­рых опять-та­ки пред­став­ля­ют «граж­дан­ское об­ще­ство» и ни­ко­гда не стал­ки­ва­лись с се­рьез­ной по­ли­ти­кой. В пра­вя­щей пар­тии та­ко­вых по­чти 90%! 424 де­пу­та­та впер­вые всту­пи­ли в долж­ность. 39 де­пу­та­там — мень­ше трид­ца­ти лет. С дру­гой сто­ро­ны, ста­ло зна­чи­тель­но боль­ше пред­ста­ви­те­лей за­жи­точ­ной бур­жу­а­зии, вла­дель­цев биз­не­са и ру­ко­во­ди­те­лей пред­при­я­тий.

В об­щем, на бли­жай­шие пять лет Ма­крон по­лу­чил карт-бланш на лю­бые ре­фор­мы. Но это со сто­ро­ны де­пу­та­тов, в ря­дах ко­то­рых прак­ти­че­ски от­сут­ству­ет опыт­ная оп­по­зи­ция. Ули­ца же и проф­со­ю­зы Ма­кро­ну не бла­го­во­лят. Уже осе­нью по­ли­ти­че­ские дис­кус­сии об уско­рен­ном пе­ре­смот­ре тру­до­во­го за­ко­но­да­тель­ства гро­зят вы­лить­ся из стен На­ци­о­наль­но­го со­бра­ния на па­риж­ские мо­сто­вые.

Про­бле­ма в том, что мак­ро­нов­ская про­грам­ма раз­ви­тия фран­цуз­ской эко­но­ми­ки не вы­гля­дит кон­цеп­ту­аль­ной, а пред­став­ля­ет со­бой на­бор бла­гих по­же­ла­ний в по­пыт­ке по­нра­вить­ся всем по­ли­ти­че­ским си­лам и сло­ям об­ще­ства. Ма­крон обе­ща­ет сни­зить без­ра­бо­ти­цу до 7,7% к 2022 го­ду за счет ап­грей­да тру­до­во­го за­ко­но­да­тель­ства. Он пред­ла­га­ет штра­фы для ком­па­ний, на­ни­ма­ю­щих слиш­ком мно­го со­труд­ни­ков по вре­мен­ным до­го­во­рам, а та­к­же про­сит раз­ре­шить пе­ре­го­во­ры о пе­ре­ра­бот­ках и их опла­те. Но дис­кус­сии с проф­со­ю­за­ми нет и не пла­ни­ру­ет­ся. Го­срас­хо­ды бюд­же­та пла­ни­ру­ет­ся со­кра­тить на 60 млрд ев­ро за пять лет за счет со­кра­ще­ния гос­слу­жа­щих. Но при этом власть за­пу­стит ан­ти­кри­зис­ную про­грам­му сто­и­мо­стью 50 млрд ев­ро в энер­ге­ти­ке, транс­пор­те, здра­во­охра­не­нии, об­ра­зо­ва­нии и сель­ском хо­зяй­стве. Пен­си­он­ный воз­раст и раз­мер пен­сий не из­ме­нят­ся, но по­явит­ся балль­ная си­сте­ма, при ко­то­рой вы­пла­ты бу­дут со­раз­мер­ны взно­сам. Для биз­не­са со­кра­тят кор­по­ра­тив­ный на­лог на при­быль с 33,3 до 25%, но вме­сто про­грес­сив­но­го вве­дут фик­си­ро­ван­ный на­лог в 30% на до­хо­ды от ка­пи­та­ла.

Ко­ро­че го­во­ря, Ма­крон пы­та­ет­ся ожи­вить фран­цуз­скую эко­но­ми­ку как за счет го­св­ли­ва­ний и суб­си­дий, так и за счет сни­же­ния на­ло­гов и соц­вы­плат. Кри­ти­ки счи­та­ют это вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щи­ми ме­ра­ми, по­то­му пред­по­ла­га­ют, что спу­стя

неко­то­рое вре­мя Ма­крон вер­нет­ся к пла­ну Жа­ка Ат­та­ли, ко­то­рый еще в 2008 го­ду пред­ста­вил пре­зи­ден­ту Ни­ко­ля Сар­ко­зи «300 пред­ло­же­ний по из­ме­не­нию Фран­ции». Ча­стич­но по­ло­же­ния это­го уль­тра­ли­бе­раль­но­го пла­на мо­дер­ни­за­ции эко­но­ми­ки, несмот­ря на про­те­сты, уже во вре­ме­на Фран­с­уа Ол­лан­да про­да­вил мо­ло­дой ре­фор­ма­тор, ми­нистр эко­но­ми­ки, про­мыш­лен­но­сти и циф­ро­вых дел Эм­ма­ну­эль Ма­крон. В нем обо­зна­че­ны по­ощ­ре­ние ми­гра­ции, уве­ли­че­ние ра­бо­че­го дня, со­кра­ще­ние го­срас­хо­дов на ме­ди­ци­ну, об­ра­зо­ва­ние и пен­си­он­ное обес­пе­че­ние и мно­гое дру­гое.

Но по­ка Ма­крон уме­ло ла­ви­ру­ет меж­ду раз­лич­ны­ми те­че­ни­я­ми и идео­ло­ги­я­ми, на каж­дом ша­гу под­чер­ки­вая: он над пар­ти­я­ми и их взгля­да­ми. За уме­ние со­че­тать несо­че­та­е­мое в сво­ей ри­то­ри­ке жур­на­ли­сты уже на­зы­ва­ют пре­зи­ден­та En meme temps, бук­валь­но — «в то же вре­мя»: эти­ми сло­ва­ми Ма­крон объ­еди­ня­ет в од­ном пред­ло­же­нии под­час со­вер­шен­но про­ти­во­по­лож­ные идеи. Но ес­ли (точ­нее, ко­гда) пре­зи­дент по­сле­ду­ет даль­ше по сто­пам сво­е­го учи­те­ля Жа­ка Ат­та­ли, сра­зу по­сле ли­бе­ра­ли­за­ции фран­цуз­ско­го тру­до­во­го за­ко­но­да­тель­ства мы уви­дим и де­мон­таж «со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства», а граж­да­нам объ­яс­нят, что ино­го вы­хо­да из эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са нет. «Ка­ков мой про­ект? Мой про­ект за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы не вы­сту­пать “во имя на­ро­да”, но во имя сво­бо­ды, ра­вен­ства, брат­ства», — го­во­рит Ма­крон. В этой фор­му­ле сво­бо­да — это прин­цип рав­ных воз­мож­но­стей сво­бод­но­го рын­ка, ра­вен­ство — прин­цип невме­ша­тель­ство го­су­дар­ства в пе­ре­рас­пре­де­ле­ние бо­гатств, а брат­ство — пе­ре­кла­ды­ва­ние со­ци­аль­ных обя­за­тельств на граж­дан­ское об­ще­ство. Сме­ло, кста­ти, для пре­зи­ден­та лю­бой стра­ны за­явить: «Я не вы­сту­паю во имя на­ро­да».

Слад­кие «M&Ms»

Ка­кой бы управ­ля­е­мой ни ка­за­лась фран­цуз­ская си­сте­ма вла­сти под Ма­кро­ном, для пре­тво­ре­ния сво­ей эко­но­ми­че­ской про­грам­мы ему нуж­ны по­зи­тив­ные из­ме­не­ния здесь и сей­час. Спу­стя пол­го­да его по­пу­лизм по­ка­жет­ся смеш­ным на фоне пи­ки­ру­ю­щей ста­ти­сти­ки. А по­то­му Па­риж пы­та­ет­ся по­вли­ять на внеш­ние фак­то­ры эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в рам­ках еди­ной Ев­ро­пы, со­сре­до­то­чен­ные в Бер­лине. Но для то­го, что­бы го­во­рить с Ан­ге­лой Мер­кель на рав­ных, Ма­кро­ну тре­бу­ет­ся воз­ро­дить бы­лой по­ли­ти­че­ский вес Пя­той рес­пуб­ли­ки.

По­сле вступ­ле­ния в НАТО при Ни­ко­ля Сар­ко­зи Ели­сей­ский дво­рец по­сле­до­ва­тель­но те­рял зна­че­ние по фран­ко-гер­ман­ской оси, но по­тен­ци­ал рес­пуб­ли­ки ни­ку­да не дел­ся: Фран­ция оста­ет­ся чле­ном Сов­беза ООН, силь­ней­шим иг­ро­ком в кос­мо­се и един­ствен­ной ядер­ной дер­жа­вой в ЕС по­сле вы­хо­да Ве­ли­ко­бри­та­нии. Ма­крон недву­смыс­лен­но на­пом­нил об этом за­бав­ной фо­то­гра­фи­ей спус­ка на АПЛ La Terrible во вре­мя уче­ний с ими­та­ци­ей за­пус­ка бал­ли­сти­че­ской ра­ке­ты с ядер­ной бо­е­го­лов­кой. А до то­го за несколь­ко недель объ­ез­дил с де­ся­ток зна­ко­вых стран ре­ги­о­на, до­ка­зы­вая, что Фран­ция оста­ет­ся ве­ду­щей во­ен­но-по­ли­ти­че­ской дер­жа­вой, раз­ве что за­дре­мав­шей на ко­рот­кий срок. С вто­рым сво­им за­ру­беж­ным ви­зи­том Ма­крон при­е­хал в Ма­ли, очер­тив зо­ну от­вет­ствен­но­сти в Сре­ди­зем­но­мо­рье — в Се­вер­ной Аф­ри­ке и на Ближ­нем Во­сто­ке. Рас­про­щал­ся с ошиб­ка­ми преды­ду­щих пра­ви­тельств, за­явив, что втор­же­ние в Ли­вию бы­ло ошиб­кой и Фран­ция по­участ­во­ва­ла в уни­что­же­нии су­ве­рен­но­го го­су­дар­ства. А что­бы по­доб­ное не по­вто­ри­лось в Си­рии, Ма­крон не бу­дет на­ста­и­вать на ухо­де Ба­ша­ра Аса­да, ко­то­ро­му «сей­час нет аль­тер­на­ти­вы». Хо­тя рань­ше обе­щал бом­бить ле­ги­тим­ное пра­ви­тель­ство вме­сте с аме­ри­кан­ца­ми за хи­ми­че­ские ата­ки. Зна­ко­вым ока­зал­ся визит Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, ко­то­ро­го хо­зя­ин Ели­сей­ско­го двор­ца при­нял с под­черк­ну­той веж­ли­во­стью. Но за­тем Ма­крон от­пра­вил­ся на Укра­и­ну, где на­звал княж­ну Ан­ну Яро­слав­ну Ан­ной Ки­ев­ской (че­го нет во фран­цуз­ском лек­си­коне) и пред­ста­вил некую «фор­му­лу Ма­кро­на» по им­пле­мен­та­ции Мин­ских со­гла­ше­ний, яв­но ко­пи­руя Ни­ко­ля Сар­ко­зи и его план по уре­гу­ли­ро­ва­нию гру­зи­но­осе­тин­ско­го кон­флик­та, но лишь на сло­вах — не на де­ле. По­сле вы­хо­да Трам­па из Па­риж­ских со­гла­ше­ний по кли­ма­ту Ма­крон об­ра­ща­ет­ся к аме­ри­кан­цам (то есть ми­мо их пре­зи­ден­та), при­зы­вая вер­нуть до­го­во­рен­но­сти вспять и за­зы­вая во Фран­цию аме­ри­кан­ских уче­ных. Но по­том при­гла­ша­ет лич­но Трам­па при­е­хать на День взя­тия Ба­сти­лии «в честь 100-ле­тия вступ­ле­ния Аме­ри­ки в вой­ну» про­тив… Гер­ма­нии.

Что при­ме­ча­тель­но­го в этих внеш­не­по­ли­ти­че­ских ме­та­ни­ях, ко­то­рые мно­гим на­по­ми­на­ют по­ступ­ки дру­го­го неод­но­знач­но­го пре­зи­ден­та — До­наль­да Трам­па? Во-пер­вых, это кра­си­вый пи­ар — Ма­крон со­зда­ет об­раз по­пу­ляр­но­го ми­ро­во­го ли­де­ра, на ко­то­ро­го за­вя­за­ны важ­ные гео­по­ли­ти­че­ские про­цес­сы в раз­ных ча­стях све­та. А имен­но та­кой об­раз был вос­тре­бо­ван фран­цуз­ским из­би­ра­те­лем и эли­та­ми по­след­ние де­сять лет. Во-вто­рых, ни Ма­крон, ни Трамп не стес­ня­ют­ся на ле­ту ме­нять свою точ­ку зре­ния для до­сти­же­ния конъ­юнк­тур­но­го ре­зуль­та­та и воз­дей­ствия на кон­крет­ную ауди­то­рию. Од­ни ска­жут — по­пу­лизм. Но в со­вре­мен­ном ми­ре речь, ско­рее, идет о по­ли­ти­че­ском ре­а­лиз­ме, в ко­то­ром ли­це­ме­рие — про­сто ди­пло­ма­ти­че­ский ин­стру­мент. И ес­ли рань­ше лжи сму­ща­лись, то се­го­дня лег­ко оправ­ды­ва­ют за­да­ча­ми «при­влечь из­би­ра­те­ля», «вы­бить вы­год­ный кон­тракт», «на­да­вить на оп­по­нен­та». На­ко­нец, в-тре­тьих, Ма­крон объ­ез­дил пол-Ев­ро­пы, что­бы за­ру­чить­ся под­держ­кой в раз­го­во­ре с Гер­ма­ни­ей о му­чи­тель­ной транс­фор­ма­ции Ев­ро­со­ю­за.

Пред­ло­же­ния Ма­кро­на по ре­фор­ме ЕС на пер­вый вз­гляд ра­ди­каль­ны: он хо­чет со­здать об­щее каз­на­чей­ство, еди­ный пар­ла­мент, вве­сти об­щую фис­каль­ную по­ли­ти­ку, долж­ность ми­ни­стра фи­нан­сов ЕС, вы­пус­кать еди­ные об­ли­га­ции, а та­к­же со­здать некое по­до­бие ев­ро­пей­ских во­ору­жен­ных сил под еди­ным ко­ман­до­ва­ни­ем. Мож­но пред­по­ло­жить, что, по за­мыс­лу раз­ра­бот­чи­ков док­три­ны, еди­ное на­ло­го­об­ло­же­ние и спрос

урав­ня­ют кон­ку­рен­цию силь­ных стран ев­ро­зо­ны с при­мер­но по­хо­жей про­из­во­ди­тель­но­стью тру­да и осла­бят пе­ри­фе­рию, пре­кра­тив от­ток про­из­водств. С од­ной сто­ро­ны, воз­ро­дит­ся идея Ев­ро­пы «с раз­ны­ми ско­ро­стя­ми», с дру­гой — у Фран­ции по­явит­ся шанс на рав­ных с Гер­ма­ни­ей бо­роть­ся за нор­му при­бы­ли. Впро­чем, для Бер­ли­на то­же есть свои пре­фе­рен­ции, ина­че стра­на, где про­дол­жа­ет рас­ти про­фи­цит тор­го­во­го ба­лан­са (9%), не по­шла бы так лег­ко на ком­про­мисс с Па­ри­жем.

Ан­ге­ла Мер­кель неожи­дан­но лег­ко на­шла об­щий язык с Ма­кро­ном, а жур­на­ли­сты уже про­зва­ли эту па­роч­ку «M&Ms» — так ор­га­нич­но вос­крес­ла фран­ко-гер­ман­ская ось. «Необ­хо­ди­мо ли нам что-то вро­де эко­но­ми­че­ско­го пра­ви­тель­ства? В це­лом я под­дер­жи­ваю это. Ну­жен ли ев­ро­пей­ский ми­нистр фи­нан­сов? В прин­ци­пе, и на это от­ве­чу: да» — со мно­ги­ми ого­вор­ка­ми, но Мер­кель со­гла­ша­ет­ся с пред­ло­же­ни­я­ми Ма­кро­на. Гер­ма­ния, по ее сло­вам, от­кры­та для со­зда­ния эко­но­ми­че­ско­го пра­ви­тель­ства зо­ны еди­ной ва­лю­ты, что­бы со­зда­вать но­вые ра­бо­чие ме­ста и спо­соб­ство­вать эко­но­ми­че­ско­му ро­сту всех де­вят­на­дца­ти ее чле­нов. Обес­по­ко­ен­ность Мер­кель, несмот­ря на соб­ствен­ные успе­хи, по­нят­на — экономика ев­ро­зо­ны раз­ба­лан­си­ро­ва­на. В этом го­ду она про­дол­жа­ет укреп­лять­ся, но лишь по­сле вли­ва­ний Европейско­го цен­тро­бан­ка в 2,2 трлн

Фран­цуз­ский пре­зи­дент со­хра­нит за­пад­ные цен­но­сти, по­ка аме­ри­кан­ская си­сте­ма не до­бьет ва­шинг­тон­ско­го

ев­ро и от­ри­ца­тель­ных про­цент­ных ста­вок. Эко­но­ми­ки Гре­ции, Ис­па­нии, Ита­лии, Ир­лан­дии стагни­ру­ют. Под боль­шим во­про­сом бу­ду­щее стран Во­сточ­ной Ев­ро­пы, ко­то­рые со сле­ду­ю­ще­го го­да пре­кра­тят по­лу­чать до­та­ции из Брюс­се­ля. В этом смыс­ле по­иск но­вой мо­де­ли раз­ви­тия ев­ро­зо­ны без­аль­тер­на­ти­вен, и это по­ни­ма­ют все иг­ро­ки.

Пред­ло­же­ния Ма­кро­на вы­гля­дят ра­ди­каль­но, но их мож­но счи­тать ба­зо­вым вбро­сом для на­ча­ла раз­го­во­ра о ре­фор­мах ЕС. За­явить о на­ча­ле пре­об­ра­зо­ва­ний в по­ли­ти­че­ски и эко­но­ми­че­ски раз­об­щен­ном Ев­ро­со­ю­зе — неэф­фек­тив­ный путь, а вот за­те­ять ор­га­ни­за­ци­он­но­бю­ро­кра­ти­че­скую «дви­жу­ху» и под этим со­усом ор­га­ни­зо­вать дис­кус­сию о том, как жить даль­ше, вы­гля­дит бо­лее пер­спек­тив­ным ва­ри­ан­том. Ес­ли мы

вы­скоч­ку

об­суж­да­ем но­вый эмис­си­он­ный центр — зна­чит, го­во­рим о том, как он бу­дет ра­бо­тать, то есть о су­ще­стве по­ли­ти­ки, за­це­мен­ти­ро­ван­ной по немец­ким ле­ка­лам.

Для фран­цуз­ских фи­нан­со­во­пред­при­ни­ма­тель­ских элит се­го­дня, по­хо­же, на­сту­па­ет по­след­ний шанс на­вя­зать Гер­ма­нии аль­тер­на­тив­ный диа­лог. В ре­зуль­та­те брекзи­та Бер­лин от­тя­ги­ва­ет на се­бя еще боль­ше пол­но­мо­чий в мак­ро­эко­но­ми­ке ев­ро­зо­ны. До­ста­точ­но упо­мя­нуть о том, что функ­ци­о­нал лон­дон­ско­го фи­нан­со­во­го ха­ба на­чи­на­ет рас­те­кать­ся в ма­те­ри­ко­вый Ста­рый Свет и есте­ствен­ным об­ра­зом кон­цен­три­ро­вать­ся во Франк­фур­те, ко­то­рый дав­но пре­тен­ду­ет на роль ев­ро­пей­ской фи­нан­со­вой сто­ли­цы. Пре­ду­пре­дить эту тен­ден­цию фран­цу­зы не в со­сто­я­нии, но

успеть к раз­го­во­ру на рав­ных еще есть вре­мя.

Свет­лое бу­ду­щее Ма­кро­на

Все­го за па­ру недель Эм­ма­ну­эль Ма­крон на­вел шо­ро­ху во Фран­ции, в Ев­ро­пе, да и, по­жа­луй, во всем ми­ре, вы­сту­пая вдох­но­вен­ным за­щит­ни­ком ин­те­ре­сов род­ной стра­ны, пусть и в кон­тек­сте сво­их уль­тра­ли­бе­раль­ных убеж­де­ний. Как буд­то дух Ма­рин Ле Пен и Фран­с­уа Фий­о­на со­шлись в образе но­во­го хо­зя­и­на Ели­сей­ско­го двор­ца для спа­се­ния Пя­той рес­пуб­ли­ки от даль­ней­ше­го увя­да­ния. Но сме­ем утвер­ждать, что Ма­крон ни на йо­ту не от­сту­пил от сво­их гло­ба­лист­ских воз­зре­ний, а вы­дви­нув­шие его эли­ты рас­чет­ли­во и даль­но­вид­но ку­ют но­вое зна­мя глобализма.

Да­вай­те вспом­ним си­ту­а­цию по­лу­го­до­вой дав­но­сти, ко­гда апо­ло­ге­ты глобализма и ли­бе­ра­лиз­ма в па­ни­ке го­ло­си­ли на стра­ни­цах ми­ро­вой прес­сы о кра­хе ста­ро­го ми­ра, ана­ли­зи­руя по­бе­ду Трам­па на аме­ри­кан­ских вы­бо­рах, брекзит, че­ре­ду по­бед на­ци­о­наль­но ори­ен­ти­ро­ван­ных ли­де­ров в Во­сточ­ной Ев­ро­пе, неслом­лен­ную под­санк­ци­он­ную эко­но­ми­ку Рос­сии. 2017 го­да жда­ли с ужа­сом как го­да зна­ко­вых вы­бо­ров в Ни­дер­лан­дах, Фран­ции и Гер­ма­нии, где на­би­ра­ли си­лу кон­тр­си­стем­ные по­ли­ти­ки. По­бе­да Ма­рин Ле Пен и «На­ци­о­наль­но­го фрон­та» в ве­ду­щей стране за­пад­но­го ми­ра окон­ча­тель­но обо­зна­чи­ла бы кри­зис преж­ней мо­де­ли ми­ро­устрой­ства, со­зда­ла мощ­ный ин­фор­ма­ци­он­ный фон, ко­то­рый цеп­ной ре­ак­ци­ей по­вли­ял бы на во­ле­изъ­яв­ле­ние граж­дан иных го­су­дарств и смел бы ряд пра­ви­тельств. Тор­же­ство на­ци­о­наль­но ори­ен­ти­ро­ван­ных сил в пер­спек­ти­ве по­ста­ви­ло бы во­прос о пе­ре­рас­пре­де­ле­нии фи­нан­со­вых по­то­ков, воз­вра­ще­нии ка­пи­та­лов в род­ные га­ва­ни, огра­ни­чил сво­бод­ное дви­же­ние де­нег, обес­кро­вил гло­ба­лист­ские рын­ки вро­де «зе­ле­ной» энер­ге­ти­ки или циф­ро­вых си­стем бу­ду­ще­го.

Фи­нан­со­вых по­терь гло­ба­ли­сты не до­пус­ка­ют. До­воль­но быст­ро в про­ект Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на бы­ли вка­ча­ны зна­чи­тель­ные сред­ства, а нелю­би­мый фран­цу­за­ми ми­нистр Фран­с­уа Ол­лан­да стал ли­де­ром из­би­ра­тель­ной гон­ки, вне­зап­но за­го­во­рив фра­за­ми по­ли­ти­че­ских оп­по­нен­тов — о про­тек­ци­о­низ­ме, кон­тро­ле за ми­гра­ци­ей, обуз­да­нии немец­ко­го до­ми­ни­ро­ва­ния в Ев­ро­пе. Мест­ные эли­ты со­зда­ли симулякр, при­зван­ный раз­вер­нуть вспять ан­ти­си­стем­ные про­цес­сы в за­пад­ном ми­ре, сде­лав упор на кри­ти­ку брюс­сель­ской бю­ро­кра­тии, но не са­мих над­на­ци­о­наль­ных фи­нан­со­вых и пред­при­ни­ма­тель­ских элит. Что­бы из­ме­нить по­вест­ку дня, не ме­няя по­ли­ти­ку, и глав­ное — за­ко­ны дви­же­ния ка­пи­та­лов.

Мо­жет ли в Ев­ро­со­ю­зе сфор­ми­ро­вать­ся ло­каль­ный по­люс гло­ба­ли­стов, ес­ли учесть, что их фи­нан­со­вый центр со­сре­до­то­чен в США? По­ка ни­что не пред­ве­ща­ет пе­ре­то­ка ка­пи­та­лов, хо­тя по­сле по­яв­ле­ния ев­ро ев­ро­пей­цам до­воль­но мно­гое уда­лось сде­лать с точ­ки зре­ния пе­ре­рас­пре­де­ле­ния меж­ду­на­род­ных фи­нан­со­вых по­то­ков. Речь идет об араб­ских день­гах, ко­то­рые бы­ли вка­ча­ны в ин­вест­фон­ды и недви­жи­мость Бри­та­нии и Фран­ции. То есть Ев­ро­пе уда­лось со­здать неболь­шой, но зна­чи­мый эмис­си­он­ный и ре­зерв­ный центр, ко­то­ро­му не хва­та­ет еди­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки и круп­но­го рын­ка го­соб­ли­га­ций, не сег­мен­ти­ро­ван­но­го по от­дель­ным стра­нам. Так ведь Ма­крон и пред­ла­га­ет Мер­кель со­здать по­доб­ные ин­стру­мен­ты и уси­лить ин­сти­ту­ци­о­наль­ную со­став­ля­ю­щую для при­то­ка ка­пи­та­лов и их ро­ста. Вполне ве­ро­ят­но, что у мак­ро­нов­ско­го про­ек­та есть и ве­со­мая фи­нан­со­вая со­став­ля­ю­щая.

Еще од­но пред­на­зна­че­ние Ма­кро­на как но­во­го зна­ме­ни глобализма и да­же (прес­са не ску­пит­ся на эпи­те­ты) но­во­го ли­де­ра сво­бод­но­го ми­ра — со­хра­нить при­сут­ствие гло­ба­лист­ско­го про­ек­та в мно­го­по­ляр­ном ми­ре, пред­ста­ви­те­ли ко­то­ро­го в но­вом для се­бя ка­че­стве со­шлись на ны­неш­нем сам­ми­те «боль­шой два­дцат­ки». Ведь Фран­ция на нем при­сут­ству­ет с ло­зун­гом Make the Planet Great Again, ко­то­рый Ма­крон ки­нул вслед вы­шед­ше­му из кли­ма­ти­че­ских со­гла­ше­ний Трам­пу. В то вре­мя как у аме­ри­кан­ца — Make America Great Again, а еще ве­ли­ки­ми хо­тят быть Ки­тай, Гер­ма­ния, Рос­сия или, ска­жем, Иран. Лишь Ма­крон ра­де­ет за всю пла­не­ту, по­ка преж­ний хо­зя­ин сво­бод­но­го ми­ра плю­ет на кли­мат и Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ский аль­янс.

Фран­цуз­ский пре­зи­дент со­хра­нит за­пад­ные цен­но­сти, по­ка аме­ри­кан­ская си­сте­ма не до­бьет ва­шинг­тон­ско­го вы­скоч­ку. А с воз­вра­ще­ни­ем «пра­виль­но­го» пре­зи­ден­та США мы, ве­ро­ят­но, уви­дим и но­вый ат­лан­тист­ский про­ект, в ко­то­ром ме­сто слиш­ком несго­вор­чи­вой Гер­ма­нии зай­мет при­ру­чен­ный Па­риж. А зна­чит, мож­но рас­кон­сер­ви­ро­вать про­ект Транс­ат­лан­ти­че­ско­го парт­нер­ства, об­ще­го энер­ге­ти­че­ско­го рын­ка и гло­баль­ной зо­ны сво­бод­ной тор­гов­ли.

А мо­жет, к то­му вре­ме­ни нуж­да в ге­ге­моне про­па­дет во­все. Жак Ат­та­ли, со­зда­тель Ма­кро­на и его идео­ло­гии, вы­ска­зы­ва­ет­ся по это­му по­во­ду до­ста­точ­но пря­мо в сво­ей кни­ге «Крат­кая ис­то­рия бу­ду­ще­го»: «День­ги по­кон­чат со всем, что мо­жет по­ме­шать их тор­же­ству, вклю­чая са­ми го­су­дар­ства, ко­то­рые они по­сте­пен­но уни­что­жат. Это ка­са­ет­ся и США. Аме­ри­кан­ское сверх­мо­гу­ще­ство сой­дет на нет, а ми­ром бу­дут управ­лять несколь­ко ре­ги­о­наль­ных пра­ви­тельств. Ры­нок ста­нет еди­ным за­ко­ном для всех, по­ро­див непри­кос­но­вен­ную все­мир­ную ги­пе­рим­пе­рию ры­ноч­ных бо­гатств и но­вых форм соб­ствен­но­сти, бас­но­слов­ных со­сто­я­ний и край­ней бед­но­сти. При­ро­да бу­дет нещад­но экс­плу­а­ти­ро­вать­ся. Все ста­нет част­ным, вклю­чая ар­мию, по­ли­цию и су­деб­ную власть. Че­ло­век пре­вра­тит­ся в ар­те­факт для про­из­вод­ства и про­да­жи, а за­тем ста­нет бес­по­лез­ным и ис­чез­нет». ■

Канц­лер Гер­ма­нии Ан­ге­ла Мер­кель, пре­зи­дент Фран­ции Эм­ма­ну­эль Ма­крон и пре­зи­дент США До­нальд Трамп на сам­ми­те стран G20. Де­лят ко­ро­ну ли­де­ра сво­бод­но­го ми­ра

Ли­де­ры стран G20 пе­ред груп­по­вым фото. Участ­ни­ки сам­ми­та по­ка еще ищут свое ме­сто в но­вом мно­го­по­ляр­ном ми­ре

Жак Ат­та­ли, се­рый кар­ди­нал фран­цуз­ской по­ли­ти­ки, при­ез­жал в Рос­сию в 1991 го­ду в долж­но­сти пер­во­го гла­вы Европейско­го бан­ка ре­кон­струк­ции и раз­ви­тия и встре­чал­ся с Ми­ха­и­лом Гор­ба­че­вым (спра­ва). Уже то­гда Ат­та­ли был вид­ным эко­но­ми­че­ским со­вет­ни­ком...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.