Тер­пе­ли­вым до­ста­ет­ся мир

Ekspert - - ПОВЕСТКА ДНЯ -

Встре­ча G20 в Гам­бур­ге ста­ла, по­жа­луй, са­мым ожи­да­е­мым сам­ми­том в 2017 го­ду. И да­же не столь­ко из-за его соб­ствен­ной по­вест­ки дня, сколь­ко из-за пер­вой лич­ной встре­чи меж­ду Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным и До­наль­дом Трам­пом — меж­ду ста­рой Рос­си­ей, уже мно­го лет за­щи­ща­ю­щей свои ин­те­ре­сы, и но­вой Аме­ри­кой, ко­то­рая впер­вые за де­сят­ки лет вы­нуж­ден­но при­зна­ет хо­тя бы на­ли­чие этих ин­те­ре­сов. Ко­неч­но, Москва и Ва­шинг­тон ду­ли на во­ду. Пресс-сек­ре­та­ри Пу­ти­на и Трам­па го­во­ри­ли, что ос­нов­ная цель встре­чи — зна­ком­ство. Од­на­ко все, кто сле­дил за под­го­тов­кой к встре­че, по­ни­ма­ли, что речь пой­дет не про­сто о зна­ком­стве, а о до­сти­же­нии до­го­во­рен­но­стей, при­чем се­рьез­ных. Об этом го­во­ри­ли и дли­тель­ная под­го­тов­ка, и ви­зи­ты Рек­са Тил­лер­со­на и Сер­гея Лав­ро­ва, со­от­вет­ствен­но в Моск­ву и в Ва­шинг­тон, и, на­ко­нец, встре­ча ми­ни­стров ино­стран­ных дел уже на G20, где они об­го­ва­ри­ва­ли по­след­ние де­та­ли. Об этом сви­де­тель­ство­ва­ла и дли­тель­ность встре­чи: в про­грам­ме бы­ли анон­си­ро­ва­ны ча­со­вые пе­ре­го­во­ры, а на де­ле Пу­тин и Трамп про­го­во­ри­ли по­чти два ча­са. Вряд ли они столь­ко вре­ме­ни зна­ко­ми­лись — все-та­ки Пу­тин не на­столь­ко пло­хо зна­ет ан­глий­ский язык.

О чем го­во­ри­ли Пу­тин и Трамп? «На­ко­пи­лось мно­го во­про­сов — там и Укра­и­на, и Си­рия, и дру­гие про­бле­мы, неко­то­рые дву­сто­рон­ние во­про­сы. Мы опять вер­ну­лись к во­про­сам борь­бы с тер­ро­риз­мом, ки­бер­без­опас­но­сти», — за­явил рос­сий­ский пре­зи­дент. О су­ти неко­то­рых до­го­во­рен­но­стей Москва и Ва­шинг­тон объ­яви­ли сра­зу — на­при­мер, о со­зда­нии дву­сто­рон­не­го ка­на­ла, о даль­ней­шей ра­бо­те по уточ­не­нию по­зи­ций меж­ду Лав­ро­вом и Тил­лер­со­ном. Од­на­ко боль­шая часть, су­дя по все­му, оста­нет­ся за кад­ром (чем и объ­яс­ня­ет­ся ском­кан­ность слов Лав­ро­ва). Сей­час не вре­мя эти до­го­во­рен­но­сти об­на­ро­до­вать.

Тем не ме­нее уже мож­но ска­зать, что пе­ре­го­во­ры ока­за­лись для Рос­сии весь­ма удач­ны­ми. Хо­тя бы по­то­му, что они про­шли в са­мый вы­год­ный для Пу­ти­на мо­мент (а рос­сий­ский пре­зи­дент, как из­вест­но, бле­стя­щий так­тик, и уме­ет поль­зо­вать­ся та­ки­ми мо­мен­та­ми). Вы­го­ден он не толь­ко по­то­му, что: а) Ба­шар Асад вы­иг­ры­ва­ет и б) с оби­жен­ным Трам­пом ки­тай­ский ли­дер Си Цзинь­пин до­стиг со­гла­ше­ний, ко­то­рые ко­му-то мо­гут на­пом­нить за­чат­ки по­ли­ти­че­ско­го аль­ян­са, — а как ина­че объ­яс­нить рос­сий­ско-ки­тай­ский план сни­же­ния на­пря­жен­но­сти на Ко­рей­ском по­лу­ост­ро­ве, ко­то­рый, по су­ти, на­це­лен на вы­дав­ли­ва­ние США из Во­сточ­ной Азии? Впер­вые за дол­гое вре­мя сбы­лась меч­та Крем­ля — Пу­тин мо­жет го­во­рить не с еди­ным, а с рас­ко­ло­тым За­па­дом. Ес­ли бы меж­ду Брюс­се­лем (а точ­нее, Бер­ли­ном) и Ва­шинг­то­ном бы­ло со­гла­сие, им бы­ло бы про­ще про­дав­ли­вать Пу­ти­на — как они, соб­ствен­но, и пы­та­лись де­лать в рам­ках «ду­ум­ви­ра­та» Оба­ма— Мер­кель при под­держ­ке Фран­с­уа Ол­лан­да. Од­на­ко сей­час это­го со­гла­сия нет, во мно­гом из-за то­го, что Бер­лин не го­тов при­нять взгля­ды Трам­па. «В по­след­ние дни Ан­ге­ла Мер­кель рез­ко кри­ти­ко­ва­ла аме­ри­кан­скую изо­ля­ци­о­нист­скую по­ли­ти­ку, а та­к­же пла­ни­ру­е­мый вы­ход США из Па­риж­ско­го со­гла­ше­ния по кли­ма­ту. Она хо­чет вме­сте с дру­ги­ми ев­ро­пей­ски­ми ли­де­ра­ми про­ти­во­сто­ять Трам­пу, и ров­но это­го хо­тят от нее немец­кие из­би­ра­те­ли», — пи­шет немец­кий еже­не­дель­ник Spiegel. Это про­ти­во­сто­я­ние, в част­но­сти, вы­ли­ва­ет­ся в том чис­ле в сим­во­ли­че­ские уда­ры. На­при­мер, на це­ре­мо­нии фо­то­гра­фи­ро­ва­ния ли­де­ров G20 Трам­па по­ста­ви­ли на са­мый пра­вый край — то есть на са­мый от­шиб, мак­си­маль­но да­ле­ко от цен­тра, где сто­я­ла Мер­кель. А даль­ше про­изо­шло ин­те­рес­ное: пре­зи­дент Фран­ции Эм­ма­ну­эль Ма­крон со­шел со сво­е­го ме­ста во вто­ром ря­ду и встал спра­ва от Трам­па, за­мкнув та­ким об­ра­зом пер­вый ряд. Непо­нят­но, то ли его по­про­си­ли это сде­лать из-за воз­му­ще­ния аме­ри­кан­ской служ­бы про­то­ко­ла, то ли он сам до­га­дал­ся так вы­слу­жить­ся пе­ред аме­ри­кан­ским ли­де­ром. Ес­ли ве­рен вто­рой ва­ри­ант, то по­лу­ча­ет­ся, что рас­кол на За­па­де еще глуб­же, чем ка­за­лось.

Да, ко­неч­но, Трамп хо­тел бы най­ти с Мер­кель об­щий язык, и Ев­ро­па хо­те­ла бы, что­бы он хо­тел. «Для Трам­па визит в Гам­бург — вто­рой шанс. Искуп­ле­ние про­валь­но­го май­ско­го ви­зи­та в Бер­лин», — пи­шет из­да­ние Politico. Од­на­ко это вряд ли воз­мож­но — слиш­ком уж силь­ны раз­но­гла­сия.

В свя­зи с этим для Моск­вы от­кры­ва­ют­ся очень ин­те­рес­ные пер­спек­ти­вы. И Трамп, и Мер­кель за­ин­те­ре­со­ва­ны в до­сти­же­нии ре­аль­ных со­гла­ше­ний с Пу­ти­ным, при­чем с ми­ни­маль­ным со­гла­со­ва­ни­ем по­зи­ций друг с дру­гом. В неко­то­рых во­про­сах да­же друг про­тив дру­га. «Гер­ма­ния, са­мо­про­воз­гла­шен­ный об­ра­зец ев­ро­пей­ских цен­но­стей, в изо­ля­ции во­ю­ет за то, что­бы по­мочь го­су­дар­ству­из­гою Пу­ти­на во имя вы­го­ды “Кор­по­ра­ции Гер­ма­ния”», — пи­шет Forbes. Бер­лин хо­чет стать га­зо­вым ха­бом Ев­ро­пы, и тут, ко­неч­но, же­ла­ние Трам­па по­став­лять в Поль­шу СПГ аб­со­лют­но не в те­му. Как и во­об­ще его же­ла­ние про­ти­во­по­ста­вить Во­сточ­ную Ев­ро­пу За­пад­ной (зна­ме­ни­тый рам­сфель­дов­ский прин­цип «Ста­рая Ев­ро­па про­тив Но­вой», ко­то­рый Трамп пре­тво­рял в хо­де ви­зи­та в Поль­шу). Про­изо­шед­шее еще раз до­ка­зы­ва­ет, что тер­пе­ли­вым до­ста­ет­ся мир. В 2016 го­ду до­сти­же­ние та­ких со­гла­ше­ний бы­ло бы невоз­мож­ным. Оно ока­за­лось воз­мож­ным лишь в хо­лод­ное ле­то 2017 го­да — и оно со­сто­я­лось. ■

Сбы­лась меч­та Крем­ля — Пу­тин мо­жет го­во­рить не с еди­ным, а с рас­ко­ло­тым За­па­дом

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.