Де­з­ин­фля­ция ока­за­лась хруп­кой. Да­же при ста­биль­ном кур­се руб­ля Май­ский рост без­ра­бо­ти­цы МЭР свя­зал с по­го­дой Сы­рье­вой экс­порт рас­тет под вли­я­ни­ем вос­ста­нов­ле­ния цен

Ekspert - - ИНДИКАТОРЫ -

Глав­ной непри­ят­ной но­во­стью июня стал всплеск ин­фля­ции на про­до­воль­ствен­ном рын­ке. Из-за ка­при­зов по­го­ды пло­хой уро­жай пло­дов и ово­щей при­вел к их зна­чи­тель­но­му удо­ро­жа­нию: за про­шед­ший ме­сяц пло­до­овощ­ная про­дук­ция при­ба­ви­ла в цене 11,6%, а с на­ча­ла го­да — 27,6%, со­об­щил Рос­стат. От­дель­ные ви­ды ово­щей взле­те­ли в цене осо­бен­но силь­но: за июнь све­жая ка­пу­ста по­до­ро­жа­ла в пол­то­ра ра­за. Имен­но про­до­воль­ствен­ная ин­фля­ция внес­ла ос­нов­ной вклад в уско­ре­ние ро­ста об­ще­го ин­дек­са по­тре­би­тель­ских цен: в июне он уве­ли­чил­ся на 0,6% к маю про­тив 0,4% в преды­ду­щем ме­ся­це и на 4,4% — по от­но­ше­нию к июню 2016-го. Вы­ше сред­не­го по кор­зине Рос­ста­та уров­ня за про­шед­шие 12 ме­ся­цев был за­фик­си­ро­ван рост цен на ав­то­мо­биль­ный бен­зин (6,1% к июню 2016 го­да), та­бач­ные из­де­лия (12,6%), та­ри­фы на услу­ги ЖКХ (7,3%), пас­са­жир­ско­го транс­пор­та (7,1%) и поч­то­вые услу­ги (15,7%).

По­чти кос­нув­шись офи­ци­аль­но­го тар­ге­та в ап­ре­ле и мае (4,1% в го­до­вом вы­ра­же­нии), ин­фля­ция сно­ва по­шла вверх. Де­з­ин­фля­ция ока­за­лась хруп­кой, несмот­ря на от­но­си­тель­ную ста­биль­ность кур­са руб­ля. Ди­рек­тор де­пар­та­мен­та де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки Бан­ка Рос­сии Игорь Дмит­ри­ев на­звал уско­ре­ние ин­фля­ции в июне до уров­ня 4,4% «шо­ком» и «нега­тив­ным сюр­при­зом», из-за ко­то­ро­го ре­гу­ля­то­ру при­дет­ся кор­рек­ти­ро­вать про­гноз. Та­кое за­яв­ле­ние бы­ло сде­ла­но на за­се­да­нии Ас­со­ци­а­ции ре­ги­о­наль­ных бан­ков в Го­с­ду­ме. По сло­вам Дмит­ри­е­ва, ЦБ ожи­дал, что в июне за счет удо­ро­жа­ния пло­до­овощ­ной про­дук­ции вы­рас­тет го­до­вая ин­фля­ция, но не ожи­дал, что на­столь­ко.

В мае 2017 го­да, по оцен­кам Минэко­но­мраз­ви­тия, рост ВВП со­ста­вил 3,1% год к го­ду, а ин­декс ВВП, очи­щен­ный от се­зон­но­сти, по­вы­сил­ся до 0,4% ме­сяц к ме­ся­цу. Уско­ре­нию ро­ста ВВП спо­соб­ство­вал зна­чи­тель­но опе­ре­жа­ю­щий ди­на­ми­ку ВВП рост гру­зо­обо­ро­та транс­пор­та, ко­то­рый со­ста­вил в мае в го­до­вом вы­ра­же­нии 9,5%, обо­ро­та опто­вой тор­гов­ли — на 7,7% и объ­е­ма про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства — на 5,6%. Со­во­куп­ный вклад этих фак­то­ров в при­рост ВВП со­ста­вил бо­лее 2,5 про­цент­но­го пунк­та (п. п.). Впер­вые с на­ча­ла го­да по­ло­жи­тель­ную ди­на­ми­ку по­ка­за­ли стро­и­тель­ство (рост в го­до­вом вы­ра­же­нии на 3,8%) и обо­рот роз­нич­ной тор­гов­ли (рост на 0,7% год к го­ду). Вклад в ВВП нетор­гу­е­мых от­рас­лей — тор­гов­ли и стро­и­тель­ства — по оцен­ке Минэко­но­мраз­ви­тия, со­ста­вил бо­лее 0,5 п. п.

В то же вре­мя МЭР от­ме­тил по­вы­ше­ние уров­ня без­ра­бо­ти­цы в мае: с уче­том кор­рек­ции на се­зон­ность нор­ма без­ра­бо­ти­цы уве­ли­чи­лась до 5,4 с 5,2% в ап­ре­ле. По мне­нию ми­ни­стер­ства, при­чи­ной то­му ста­ла хо­лод­ная по­го­да. В мае сред­няя тем­пе­ра­ту­ра по Рос­сии бы­ла на 2,2 гра­ду­са ни­же, чем в про­шлом го­ду. Низ­кие тем­пе­ра­ту­ры и до­жди при­ве­ли к сни­же­нию се­зон­ной за­ня­то­сти в сель­ском хо­зяй­стве, а та­к­же в го­сти­нич­ном и ре­сто­ран­ном биз­не­се. С дру­гой сто­ро­ны, хо­лод­ная по­го­да ста­ла од­ной из при­чин улуч­ше­ния по­ка­за­те­лей в про­мыш­лен­но­сти. В мае вы­рос­ли до­бы­ча газа и уг­ля, а та­к­же про­из­вод­ство элек­тро­энер­гии.

А вот пред­ва­ри­тель­ные ито­ги за­ме­ров опрос­ных конъ­юнк­тур­ных ин­ди­ка­то­ров в июне небла­го­при­ят­ны. Ин­декс PMI об­ра­ба­ты­ва­ю­щих от­рас­лей про­ва­лил­ся до 50,3 пунк­та — это ми­ни­маль­ное зна­че­ние за по­след­ние один­на­дцать ме­ся­цев.

По ито­гам 2016 го­да Рос­сия вы­шла на мак­си­маль­ный в пост­со­вет­ский пе­ри­од уро­вень до­бы­чи и экс­пор­та неф­ти. Под­няв­ши­е­ся в пер­вые ме­ся­цы это­го го­да це­ны поз­во­ли­ли ей на­рас­тить в ян­ва­ре—ап­ре­ле сто­и­мост­ной объ­ем экс­пор­та топ­ли­ва (его до­ля в об­щем рос­сий­ском экс­пор­те со­ста­ви­ла 63,7%) по­чти до 70 млрд долларов, или до 144% от уров­ня ян­ва­ря— ап­ре­ля 2016 го­да. В пер­вые че­ты­ре ме­ся­ца 2017-го зна­чи­тель­но уве­ли­чил­ся экс­порт как сы­рья, так и то­ва­ров низ­кой сте­пе­ни пе­ре­ра­бот­ки, что в ос­нов­ном опре­де­ля­лось из­ме­не­ни­ем экс­порт­ных цен, а не фи­зи­че­ско­го объ­е­ма по­ста­вок. При этом экс­порт то­ва­ров вы­со­кой сте­пе­ни пе­ре­ра­бот­ки, ес­ли иметь в ви­ду стра­ны даль­не­го за­ру­бе­жья, по­ка­зал незна­чи­тель­ный рост.

Кон­ста­ти­руя та­к­же вы­со­кий рост им­пор­та, экс­пер­ты РАНХиГС ука­зы­ва­ют на со­хра­не­ние силь­ной кор­ре­ля­ции меж­ду сто­и­мост­ны­ми объ­е­ма­ми им­пор­та и ро­стом ре­аль­но­го кур­са руб­ля. Что ка­са­ет­ся экс­пор­та, то по­став­ки энер­го­ре­сур­сов, ме­тал­лов и по­доб­ной про­дук­ции кор­ре­ли­ру­ют имен­но с ми­ро­вы­ми це­на­ми, а с но­ми­наль­ным об­мен­ным кур­сом фи­зи­че­ские объ­е­мы экс­пор­та свя­за­ны сла­бо. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.