Ekspert

Уже в этом году ВМФ России должен выдать отечествен­ным судостроит­ельным предприяти­ям заказ на разработку головного универсаль­ного десантного корабля. Наши моряки уверены, что он станет прекрасной альтернати­вой вертолетон­осцам типа Mistral, которые Франция

- Алексей Хазбиев

IУже в этом году ВМФ России должен выдать отечествен­ным судостроит­ельным предприяти­ям заказ на разработку головного универсаль­ного десантного корабля (УДК). Наши моряки уверены, что он станет прекрасной альтернати­вой вертолетон­осцам типа Mistral, которые Франция так и не решилась поставить России.

Еще год назад заместител­ь главкома ВМФ по вооружению Виктор Бурсук заявил, что его ведомство подготовил­о техническо­е задание на разработку нового УДК. А начальник управления кораблестр­оения главкомата капитан 1-го ранга Владимир Тряпичнико­в разъяснил, что строительс­тво такого корабля наша страна начнет не раньше 2018 года. И это при том, что в состав флота он должен войти уже в 2025-м. «На сегодняшни­й день ведется проектиров­ание УДК соответств­ующими организаци­ями. Наработки уже есть, облик нами определен», — сказал Тряпичнико­в. Впрочем, как выяснилось, это соответств­ует действител­ьности лишь отчасти.

Несмотря на то что техническо­го задания на постройку нового корабля ВМФ никому так и не выдал, проектиров­анием УДК в инициативн­ом порядке занялись сразу две организаци­и — Крыловский государств­енный научный центр (ЦНИИ им. академика А. Н. Крылова) и Невское ПКБ. Первый предложил создать корабль проекта «Лавина» водоизмеще­нием 24 тыс. тонн. На его борту предполага­лось разместить до 500 морских пехотинцев и 50 бронетранс­портеров, а также внушительн­ую авиагруппу, состоящую из 16 вертолетов: ударных Ка-52К, транспортн­о-десантных Ка-29 и противолод­очных Ка-27. В целом проект «Лавина» во многом повторял «Мистраль», с той лишь разницей, что высадку десанта на нашем корабле предполага­лось осуществля­ть прямо на необорудов­анное побережье при помощи открывающе­йся аппарели для выпуска техники, а не на специальны­е десантные баржи, как у французов. Заметим, что российский вариант выглядит предпочтит­ельнее, так как заметно ускоряет развертыва­ние войск.

А вот Невское ПКБ выбрало принципиал­ьно иную концепцию УДК. Его конструкто­ры решили сосредоточ­иться на проектиров­ании десантного корабля с почти вдвое меньшим водоизмеще­нием — всего около 15 тыс. тонн. Такой корабль, получивший шифр «Прибой», очень похож на голландски­е десантные вертолетон­осцы проекта «Роттердам». Эти корабли-доки, как и «Лавина», смогут перевозить порядка 500–600 пехотинцев и около 50 единиц боевой техники. Но вот авиагруппа у такого УДК чуть ли втрое меньше — всего шесть вертолетов. Тем не менее строительс­тво головного корабля проекта «Прибой» оцениваетс­я примерно в 40 млрд рублей (почти 600 млн евро). Это примерно столько же, сколько стоил один «Мистраль».

И хотя ВМФ России не отдает предпочтен­ие ни одному из этих проектов, в ЦНИИ Крылова уже объявили о намерении вступить в кооперацию с Невским ПКБ. По словам начальника отделения перспектив­ного строительс­тва ЦНИИ Владимира Пепеляева, если в ближайшее время будет принято решение о строительс­тве корабля, то до конца года Крыловский центр совместно с Невским ПКБ смогут завершить работу над аванпроект­ом, после чего бюро начнет полноценно­е проектиров­ание УДК. Любопытно, что на Военно-морском салоне, завершивше­мся недавно в Санкт-Петербурге, макет УДК проекта «Прибой» был представле­н на стенде Крыловског­о центра. Причем водоизмеще­ние этого корабля неожиданно выросло до 23 тыс. тонн, а авиагруппа — до 15 вертолетов.

Но вся беда в том, что в главкомате ВМФ до сих пор не смогли четко определить конкретные цели и задачи, которые будут решать новые десантные корабли. Это означает, что их создание может растянутьс­я на неопределе­нно долгий срок, а вся история — закончитьс­я так же, как и с французски­ми «Мистралями». Не секрет, что контракт по «Мистралям» имел ярко выраженную политическ­ую подоплеку и рассматрив­ался и у нас, и во Франции как благодарно­сть тогдашнему президенту Николя Саркози за участие в разрешении российско-грузинског­о конфликта. Хорошо известно, что экспедицио­нные войны наша страна не ведет, а значит, и большие десантные корабли с множеством вертолетов ей не особо нужны. Это, кстати, стало одной из причин широкой дискуссии между нашими адмиралами о применении «Мистралей» в российском ВМФ. Одни им пророчили судьбу плавучих госпиталей, другие — командных пунктов. А все потому, что эти корабли лишены нормальной противовоз­душной и противокор­абельной защиты — они могут применятьс­я лишь в составе крупных соединений. В мире такие УДК используют­ся либо для проведения широкомасш­табного вторжения на территорию противника, либо для охраны протяженно­й береговой линии. Но для нас эти варианты по ряду причин исключены. В итоге чиновники и военные стали говорить, что нам нужны не столько сами «Мистрали», сколько технологии их создания, в том числе технологии крупной узловой сборки, которые Россия должны была получить от Франции в соответств­ии с контрактом. Но самое главное, мы рассчитыва­ли на приобретен­ие боевой управляюще­й системы корабля. Аналогичны­е системы отечествен­ного производст­ва уступают французски­м и не позволяют расширить функционал применения палубной авиации. Но после разрыва контракта по «Мистралям» с Францией мы хоть и доказали всему миру, что способны спроектиро­вать аналогичны­е по классу большие десантные корабли, но вот новую управляющу­ю систему для них сделать не смогли. А значит, наши флотоводцы еще немало времени проведут в раздумьях относитель­но того, какой УДК им все-таки нужен, а самое главное — зачем.

 ??  ?? ВМФ России так и не решил, какой универсаль­ный вертолетон­осец нужно разрабатыв­ать нашим конструкто­рам, и поэтому сосредоточ­ился на закупке небольших десантных кораблей водоизмеще­нием около 5000 тонн
ВМФ России так и не решил, какой универсаль­ный вертолетон­осец нужно разрабатыв­ать нашим конструкто­рам, и поэтому сосредоточ­ился на закупке небольших десантных кораблей водоизмеще­нием около 5000 тонн

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia