БОЛЬ­ШЕ БО­ЛИ, ЧЕМ СЧАСТЬЯ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Каж­дая стра­на, про­во­дя сам­мит G20, обо­зна­ча­ет свои при­о­ри­те­ты. В 2017 го­ду по­вест­ка дня вы­гля­дит так: устой­чи­вость ми­ро­вых фи­нан­сов, рост ми­ро­вой эко­но­ми­ки, гло­баль­ное из­ме­не­ние кли­ма­та, борь­ба с кор­руп­ци­ей, здра­во­охра­не­ние, борь­ба с меж­ду­на­род­ным тер­ро­риз­мом и рас­про­стра­не­ние циф­ро­вых тех­но­ло­гий. Столь боль­шое те­ма­ти­че­ское раз­но­об­ра­зие не все­гда бы­ло при­су­ще сле­там ли­де­ров ми­ра. Ес­ли по­смот­реть на ди­на­ми­ку тем G7 и G20 на про­тя­же­нии все­го пост­со­вет­ско­го пе­ри­о­да, то мы уви­дим, что бы­ли вре­ме­на весь­ма ак­цен­ти­ро­ван­ной по­вест­ки дня.

Са­мое на­ча­ло 1990-х. Глав­ные те­мы G7 — си­ту­а­ция в СССР, СНГ, быв­шем СЭВ. Те­ма ис­чер­па­ла се­бя все­го за пять лет. По­сле раз­ва­ла Юго­сла­вии и до со­бы­тий на Укра­ине пост­со­вет­ское про­стран­ство пе­ре­ста­ло ин­те­ре­со­вать «се­мер­ку».

По­сле пер­во­го ми­ро­во­го кри­зи­са 1997 го­да «се­мер­ка» впер­вые фор­ми­ру­ет «но­вый па­кет гло­ба­ли­стов». Как бо­роть­ся с бед­но­стью бед­ней­ших стран, со­ци­аль­ное зна­че­ние гло­ба­ли­за­ции, кли­ма­ти­че­ские из­ме­не­ния и, позд­нее, ин­фор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии — вот прак­ти­че­ски неиз­мен­ный пе­ре­чень про­блем, ко­то­рые об­суж­да­ет «се­мер­ка» и позд­нее «два­дцат­ка» на сам­ми­тах. С 2003 го­да «па­кет гло­ба­ли­ста» кон­ку­ри­ру­ет по зна­чи­мо­сти с те­ма­ми тер­ро­риз­ма, и, по­сле­до­ва­тель­но, с со­бы­ти­я­ми в Ли­вии и Си­рии. Это со­че­та­ние — но­вые тех­но­ло­гии, тер­ро­ризм и Си­рия — вы­не­се­но в топ по­вест­ки и сей­час.

Од­на­ко, воз­мож­но, су­ще­ству­ет тре­тья, еще не опре­де­лив­ша­я­ся, но уже боль­ная те­ма: на­бор тех­но­ло­гий, ко­то­рым сей­час рас­по­ла­га­ет мир, и на­прав­ле­ния, в ко­то­рые се­го­дня вкла­ды­ва­ют­ся день­ги, — спо­соб­ны ли они обес­пе­чить дол­го­вре­мен­ный эко­но­ми­че­ский рост для боль­шин­ства на­се­ле­ния Зем­ли? На са­мом де­ле, «гло­ба­ли­сты» за­ча­стую от­кро­вен­но от­ве­ча­ют: нет, не спо­соб­ны. И да­же на­про­тив, их внед­ре­ние спо­соб­ству­ет все боль­шей диф­фе­рен­ци­а­ции до­хо­дов и, по­хо­же, су­лит ми­ру мно­го «но­вых бед­ных». Труд­но это­го не за­ме­чать.

В ап­ре­ле это­го го­да, вы­сту­пая на кон­фе­рен­ции пред­при­ни­ма­те­лей в Чж­эн­чжоу, со­зда­тель Alibaba Джек Ма ска­зал, что об­ще­ство долж­но под­го­то­вить­ся к «де­ся­ти­ле­ти­ям бо­ли» из-за то­го, что ин­тер­нет раз­ру­ша­ет эко­но­ми­ку. «В бли­жай­шие тридцать лет в ми­ре по­явит­ся го­раз­до боль­ше бо­ли, чем счастья. Со­ци­аль­ные кон­флик­ты в те­че­ние трех де­ся­ти­ле­тий бу­дут ха­рак­тер­ны для всех от­рас­лей и жиз­нен­ных сфер», — за­явил Джек Ма. Со­гла­си­тесь, Ма как ни­кто дру­гой хо­ро­шо зна­ет, что та­кое но­вый ин­фор­ма­ци­он­ный мир. И он го­во­рит, что ми­ру необ­хо­ди­мо из­ме­нить дей­ству­ю­щие си­сте­мы об­ра­зо­ва­ния, что смяг­чит эко­но­ми­че­ский удар. Он та­к­же предо­сте­ре­га­ет от идеи то­таль­ной ро­бо­ти­за­ции: «Ма­ши­ны долж­ны де­лать толь­ко то, что не мо­гут де­лать лю­ди. Толь­ко так мы мо­жем сде­лать ма­ши­ны партнером че­ло­ве­ка, а не его за­ме­ной».

Джек Ма был бе­ден. И с тру­дом на­шел ра­бо­ту. Воз­мож­но, по­это­му ему близ­ки про­бле­мы про­стых лю­дей. Идео­ло­ги гло­ба­ли­за­ции ско­рее на­обо­рот, вы­ход­цы из очень обес­пе­чен­ных се­мей. А несмот­ря на по­бе­ду Трам­па с его «тра­ди­ци­он­ной эко­но­ми­че­ской ори­ен­та­ци­ей», имен­но гло­ба­ли­сты се­го­дня дик­ту­ют ми­ро­вую по­вест­ку дня, ис­поль­зуя в ка­че­стве сво­ей ев­ро­пей­ской опо­ры мо­ло­до­го Ма­кро­на. Яр­ких пред­ста­ви­те­лей «тра­ди­ци­он­ной эко­но­ми­ки» сре­ди ми­ро­вой по­ли­ти­че­ской эли­ты, кро­ме Трам­па, нет. И это про­бле­ма.

Нет, мы не про­тив циф­ро­вой эпо­хи, но на­до от­чет­ли­во по­ни­мать, что «циф­ра» даст при­рост на­сто­я­щей эф­фек­тив­но­сти, вне тор­гов­ли и фи­нан­со­вой сфе­ры, толь­ко в со­еди­не­нии с ре­аль­ным про­из­вод­ством. Там воз­мож­на революция, про­рыв в се­бе­сто­и­мо­сти, ка­че­стве тех­но­ло­гий и ка­че­стве жиз­ни. Од­на­ко об этом неко­му го­во­рить.

Сто­ит на­пом­нить, что эпо­ха эко­но­ми­че­ско­го про­цве­та­ния — 50–80-е го­ды XX ве­ка, о ко­то­ром толь­ко и мож­но ска­зать од­но­знач­но, что бла­го­со­сто­я­ние лю­дей рос­ло, ба­зи­ро­ва­лось на из­ме­не­ни­ях в ре­аль­ном про­из­вод­стве, ин­фра­струк­ту­ре, гра­до­стро­и­тель­стве. Од­на­ко то­гда гло­баль­ны­ми иг­ро­ка­ми бы­ли пред­ста­ви­те­ли и ре­аль­но­го, а не толь­ко фи­нан­со­во­го ка­пи­та­ла. Ключевой кон­фликт те­ку­ще­го мо­мен­та в том, смо­гут ли пред­ста­ви­те­ли ре­аль­ной ин­ду­стрии вер­нуть се­бе по­ли­ти­че­ский вес в ми­ро­вой эко­но­ми­ке. И как быст­ро они смо­гут это сде­лать. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.