МИ­ХА­ИЛ АН­Д­РО­НОВ

Гла­ва «Рус­энер­го­сбы­та» Ми­ха­ил Ан­д­ро­нов — о том, кто и за что бу­дет пла­тить на рын­ке элек­тро­энер­гии че­рез де­сять лет

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - ■ Фо­то­гра­фии Оле­га Сер­деч­ни­ко­ва

«Мы счи­та­ем, что ма­лый и сред­ний биз­нес ста­нет зна­чи­тель­ной ча­стью на­ше­го порт­фе­ля, ко­гда покупка элек­тро­энер­гии у нас бу­дет при­во­дить к су­ще­ствен­ной эко­но­мии — до пят­на­дца­ти—два­дца­ти про­цен­тов. Мы к это­му уже го­то­вы, у нас есть вы­стро­ен­ная сбы­то­вая сеть, у нас есть хо­ро­шая ба­за дан­ных, си­сте­ма про­гно­зи­ро­ва­ния».

Мак­си­мум че­рез де­сять лет энер­го­си­сте­ма бу­дет устро­е­на со­вер­шен­но ина­че — в од­ном ли­це бу­дут сов­ме­щать­ся ста­ту­сы по­тре­би­те­ля и ге­не­ра­то­ра, и за­да­ча современно­го энер­го­сбы­та — пред­ло­жить адек­ват­ные услу­ги на все слу­чаи. Та­кую роль со­би­ра­ет­ся за­нять в рос­сий­ской энер­го­си­сте­ме «Рус­энер­го­сбыт», един­ствен­ный сбыт, ко­то­рый ра­бо­та­ет на всей тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции — в 68 субъ­ек­тах, об­слу­жи­ва­ет бо­лее ста ты­сяч кли­ен­тов, сре­ди ко­то­рых Ка­мАЗ, РЖД, груп­па ГАЗ. Ос­нов­ные ак­ци­о­не­ры — ЕСН Гри­го­рия Бе­рез­ки­на и ита­льян­ская неф­те­га­зо­вая ком­па­ния Enel. В це­лом у «Рус­энер­го­сбы­та» при­мер­но 6–7% на рын­ке про­да­жи элек­тро­энер­гии в стране. В от­ли­чие от хол­дин­гов, ко­то­рые по­ку­па­ли го­то­вые сбы­ты у РАО ЕЭС, биз­нес «Рус­энер­го­сбы­та» по­стро­ен с ну­ля — он ин­те­ре­сен как рас­ту­щий ор­га­ни­че­ски на инерт­ном и ста­биль­ном рос­сий­ском рын­ке элек­тро­энер­гии. Вы­руч­ка ком­па­нии в про­шлом го­ду со­ста­ви­ла око­ло 148 млрд руб­лей, при­быль — око­ло 5 млрд руб­лей. Для 730 че­ло­век, ко­то­рые ра­бо­та­ют в «Рус­энер­го­сбы­те», про­из­во­ди­тель­ность тру­да — по­чти 7 млн руб­лей чи­стой при­бы­ли на че­ло­ве­ка — циф­ра су­ще­ствен­ная да­же по мер­кам аме­ри­кан­ских и ев­ро­пей­ских ком­па­ний.

О том, в чем за­клю­ча­ют­ся ры­ноч­ные пре­иму­ще­ства «Рус­энер­го­сбы­та», ку­да движется энер­ге­ти­ка и ка­кое ме­сто на рын­ке ком­па­ния мо­жет за­нять в бу­ду­щем, «Экс­перт» по­го­во­рил с ее пре­зи­ден­том Ми­ха­и­лом Ан­д­ро­но­вым.

Без дем­пин­га

— «Рус­энер­го­сбыт» — един­ствен­ная круп­ная ком­па­ния, ко­то­рая прак­ти­че­ски не пред­став­ле­на на роз­нич­ном рын­ке. Как вам при этом уда­ет­ся на­ра­щи­вать свою ры­ноч­ную до­лю?

— Лю­бая энер­го­ем­кая ком­па­ния фе­де­раль­но­го уров­ня, ра­бо­та­ю­щая по всей стране, сей­час мо­жет за­ку­пать элек­тро­энер­гию дву­мя спо­со­ба­ми: иметь несколь­ко со­тен до­го­во­ров в каж­дом ре­ги­оне или один до­го­вор с од­ной ком­па­ни­ей, ко­то­рая на­зы­ва­ет­ся «Рус­энер­го­сбыт». Рос­сия — ги­гант­ская стра­на, и в ней есть огром­ные фе­де­раль­ные ком­па­нии, ра­бо­та­ю­щие во мно­гих регионах. Мы им удоб­ны.

— Но их не так мно­го.

— Да, их не так мно­го. Но бла­го­да­ря на­шей фе­де­раль­ной се­ти пред­ста­ви­тельств мы име­ем огром­ную пер­спек­ти­ву, по­то­му что ры­нок роз­нич­ной элек­тро­энер­гии пока только фор­ми­ру­ет­ся.

— Ка­ки­ми тем­па­ми вы сей­час рас­те­те?

— Мы рас­тем при­мер­но на де­сять про­цен­тов в год, и я счи­таю, что это непло­хо. При­чем боль­шой рост по­ка­зы­ва­ют круп­ные кли­ен­ты. Это, на­при­мер, Ка­мАЗ, ко­то­рый в про­шлом го­ду по­ка­зал рост по­треб­ле­ния элек­тро­энер­гии на пят­на­дцать про­цен­тов. Это ра­ду­ет, по­то­му что ак­тив­ность Ка­мАЗа, как и лю­бой ав­то­мо­биль­ной ком­па­нии, — это ин­ди­ка­тор ак­тив­но­сти всей про­мыш­лен­но­сти стра­ны. В из­го­тов­ле­нии ав­то­мо­би­ля участ­ву­ют про­из­во­ди­те­ли крас­ки, ре­зи­но­тех­ни­че­ских из­де­лий, пласт­мас­сы, элек­тро­ни­ки, стек­ла. Как го­во­рят аме­ри­кан­цы, ко­гда вы ви­ди­те ма­ши­ну, вы по­ни­ма­е­те, ка­ко­ва си­ту­а­ция с про­мыш­лен­но­стью в этой стране.

— Как энер­го­сбы­ту по­лу­чить та­ко­го кли­ен­та, как Ка­мАЗ? Это же до­ста­точ­но боль­шой ку­сок рын­ка. За та­ко­го кли­ен­та боль­шая кон­ку­рен­ция, не мень­ше, чем, на­вер­ное, за ста­тус ГП, га­ран­ти­ру­ю­ще­го по­став­щи­ка.

— Же­ла­ю­щих бы­ло мно­го, как в слу­чае с Ка­мАЗом, так и в слу­чае с груп­пой ГАЗ, ко­то­рая вхо­дит в «Баз­эл». При­чем, как вы по­ни­ма­е­те, в «Баз­э­ле» есть свои огром­ные энер­ге­ти­че­ские под­раз­де­ле­ния, тем не ме­нее мы су­ме­ли пред­ло­жить та­кие гиб­кие усло­вия для кли­ен­тов, что они ра­бо­та­ют с на­ми мно­го лет.

—А в чем усло­вия? Дем­пин­гу­е­те?

— Кон­сер­ва­тив­ный под­ход к оцен­ке биз­не­са не поз­во­ля­ет нам дем­пин­го­вать. Мы ра­бо­та­ем в энер­ге­ти­ке уже пят­на­дцать лет. На­ши прак­ти­ки стро­ят­ся на ос­но­ве опы­та, по­лу­чен­но­го от на­ших ита­льян­ских парт­не­ров, ко­то­рые яв­ля­ют­ся экс­пер­та­ми в раз­ных об­ла­стях: в пла­ни­ро­ва­нии по­куп­ки элек­тро­энер­гии, в так­ти­ке и стра­те­гии ра­бо­ты на опто­вом рын­ке, в кли­ент­ских сер­ви­сах, энер­го­сбе­ре­же­нии. При­ме­няя эти зна­ния, мы мо­жем пред­ла­гать це­ну, ко­то­рая не убы­точ­на для нас.

В энер­ге­ти­ке не все из­ме­ря­ет­ся це­ной. На­шим кли­ен­там ин­те­рес­ны усло­вия по­куп­ки, пе­ре­бо­ры-недо­бо­ры, пла­ни­ро­ва­ние, по­мощь в уста­нов­ке при­бо­ров уче­та. На­ша за­да­ча, что­бы эта слож­ная, непо­нят­ная вещь — энер­ге­ти­ка — функ­ци­о­ни­ро­ва­ла по по­нят­ным, про­стым прин­ци­пам и кон­трак­там, ко­то­рые поз­во­ля­ют им эко­но­мить и ра­бо­тать.

— Но что тут слож­но­го? Ку­пил элек­три­че­ство на опте — про­дал на роз­ни­це, вот и весь сбы­то­вой биз­нес.

— Тут как в из­вест­ной по­го­вор­ке: глад­ко бы­ло на бу­ма­ге, да за­бы­ли про овра­ги. Чем слож­нее кон­крет­ное про­из­вод­ство, чем оно боль­ше по мас­шта­бу, тем ча­ще воз­ни­ка­ют слож­ные си­ту­а­ции, тех­ни­че­ские осо­бен­но­сти. Вот недав­но бы­ло от­клю­че­ние в Си­би­ри. Та­кие си­ту­а­ции ска­зы­ва­ют­ся на кли­ен­тах. На­ша за­да­ча — опе­ра­тив­но ре­а­ги­ро­вать, по­мо­гать, ис­кать ка­кие-то сов­мест­ные ре­ше­ния. Мы ра­бо­та­ем с груп­пой «Сол­лерс», с пив­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми и по­ни­ма­ем, что их за­да­ча — де­лать про­дук­цию, а что там про­ис­хо­дит с энер­ге­ти­кой, их не долж­но вол­но­вать. И мы да­ем та­кие усло­вия, ко­то­рые их устра­и­ва­ют.

— Вы же за мно­гие ве­щи не мо­же­те от­ве­чать — за со­сто­я­ние се­тей, на­при­мер.

— Не мо­жем. Но ес­ли мы по­ни­ма­ем, что по вине се­тей пред­при­я­тие несет ущерб, то мы по­мо­га­ем ему ком­пен­си­ро­вать этот ущерб за счет ви­нов­ных. Се­ти за­ни­ма­ют­ся ра­бо­той в сво­их ин­те­ре­сах сто про­цен­тов рабочего вре­ме­ни. Мы — та­кой внеш­ний аут­сор­синг, или парт­нер, ко­то­рый в очень слож­ной и за­ча­стую за­пу­тан­ной си­сте­ме под названием энер­ге­ти­ка на­хо­дит оп­ти­маль­ный ва­ри­ант и поз­во­ля­ет на­ше­му кли­ен­ту за­ни­мать­ся сво­ей непо­сред­ствен­ной ра­бо­той — вы­пус­кать ка­че­ствен­ную про­дук­цию и при­быль­но ее про­да­вать.

Вы­зре­ва­ние роз­ни­цы

— У вас до­ста­точ­но ши­ро­кий порт­фель, ори­ен­ти­ро­ван­ный на биз­нес. А по­пыт­ки вый­ти на роз­нич­ный ры­нок в ка­ком со­сто­я­нии на­хо­дят­ся?

— Что­бы идти на роз­нич­ный ры­нок, мы долж­ны по­нять, что мы мо­жем пред­ло­жить сво­е­му кли­ен­ту. Сей­час си­ту­а­ция очень про­стая: есть, на­при­мер, бу­лоч­ная, ко­то­рая ра­бо­та­ет и по­треб­ля­ет по­ряд­ка пят­на­дца­ти ки­ло­ватт непре­рыв­но. У нее есть ва­ри­ант ра­бо­тать че­рез ре­ги­о­наль­но­го ГП или по­ку­пать у ком­мер­че­ской сбы­то­вой ком­па­нии, то есть у нас. Но на тот объ­ем по­треб­ле­ния, ко­то­рый есть у бу­лоч­ной, сбы­то­вая над­бав­ка со­ста­вит де­сять–пят­на­дцать ты­сяч руб­лей в год. То, что мы ей мо­жем пред­ло­жить, — бо­лее гиб­кий гра­фик пла­те­жей, пра­виль­ное пла­ни­ро­ва­ние и так да­лее. Но это­го бу­дет недо­ста­точ­но, что­бы оку­пить пе­ре­ход к нам. Сей­час за­ко­но­да­тель­ство в энер­ге­ти­ке по­стро­е­но так, что мы не по­мо­жем сэко­но­мить еще боль­ше.

Мы счи­та­ем, что ма­лый и сред­ний биз­нес ста­нет зна­чи­тель­ной ча­стью на­ше­го порт­фе­ля, ко­гда покупка элек­тро­энер­гии у нас бу­дет при­во­дить к су­ще­ствен­ной эко­но­мии — до пят­на­дца­ти–два­дца­ти про­цен­тов. Мы к это­му уже го­то­вы, у нас есть вы­стро­ен­ная сбы­то­вая сеть, у нас есть хо­ро­шая ба­за дан­ных, си­сте­ма про­гно­зи­ро­ва­ния. Но пока у нас нет глав­но­го: для по­тре­би­те­лей нет смыс­ла пе­ре­хо­дить на бо­лее про­грес­сив­ный спо­соб по­куп­ки элек­тро­энер­гии.

— А по­че­му вы не участ­во­ва­ли в раз­лич­ных аук­ци­о­нах на пра­во га­ран­ти­ру­ю­ще­го по­став­щи­ка? Это поз­во­ли­ло бы вам вый­ти на ры­нок роз­ни­цы уже сей­час.

— Мы неод­но­крат­но участ­во­ва­ли в кон­кур­сах на по­куп­ку ста­ту­са ГП, но на­ша кон­сер­ва­тив­ная оцен­ка при­вле­ка­тель­но­сти ин­ве­сти­ций в этот ста­тус, оцен­ка рис­ков непла­те­жей де­ла­ли на­шу це­ну на этих аук­ци­о­нах ни­же той, ко­то­рую го­то­вы бы­ли за­пла­тить дру­гие ком­па­нии. Хо­тя опыт неко­то­рых ком­па­ний, в том чис­ле неудачный, по­ка­зы­ва­ет, что, мо­жет быть, мы бы­ли пра­вы в сво­их оцен­ках. Мы счи­та­ем, что луч­ше раз­ви­вать­ся ор­га­ни­че­ски.

— Воз­мож­но ли, что роз­нич­ный ры­нок для вас так и оста­нет­ся за­крыт?

— Мне ка­жет­ся, что во­прос с роз­ни­цей ре­шит­ся, и здесь есть две при­чи­ны. Пер­вая: с 2011 го­да элек­тро­энер­гия вы­рос­ла в цене в два ра­за. Все боль­ше­му кру­гу круп­ных по­тре­би­те­лей ста­но­вит­ся вы­год­но стро­ить соб­ствен­ную ге­не­ра­цию. Это­му спо­соб­ству­ет боль­шое пред­ло­же­ние га­за в стране, что еще де­сять лет на­зад бы­ло невозможно. Вто­рая: на­уч­но-тех­ни­че­ский про­гресс. Все тех­но­ло­гии сей­час на­прав­ле­ны на то, что мо­дель се­ре­ди­ны два­дца­то­го ве­ка, ко­гда только круп­ные энер­ге­ти­че­ские объ­ек­ты поз­во­ля­ли вы­ра­ба­ты­вать энер­гию эко­но­ми­че­ски эф­фек­тив­но, от­хо­дит в про­шлое. У нас сей­час есть по­ряд­ка двух­сот пя­ти­де­ся­ти ге­не­ри­ру­ю­щих ком­па­ний, вклю­чая са­мые мел­кие, и во­семь­де­сят круп­ных сбы­тов. А бу­дет несколь­ко мил­ли­о­нов генераторо­в, и это бу­дет со­всем дру­гая си­сте­ма.

Пе­ре­ход на па­ро­га­зо­вый цикл, на воз­об­нов­ля­е­мые ис­точ­ни­ки энер­гии — пусть они пока до­ро­же, но они де­мон­стри­ру­ют тен­ден­цию к па­де­нию сто­и­мо­сти в де­сят­ки раз за по­след­ние

де­сять лет! Мы ви­дим, что у нас про­ис­хо­дит два про­цес­са: с од­ной сто­ро­ны, сто­и­мость энер­гии от еди­ной энер­го­си­сте­мы рас­тет, опе­ре­жая тем­пы ин­фля­ции, с дру­гой — сто­и­мость неболь­шой ге­не­ра­ции быст­ро сни­жа­ет­ся. И мы по­ни­ма­ем, что в те­че­ние бли­жай­ших пя­ти–де­ся­ти лет по­тре­би­те­лям сред­не­го раз­ме­ра ста­нет вы­год­но пе­ре­хо­дить на соб­ствен­ное обес­пе­че­ние энер­ги­ей.

— Не быст­ро ли это для та­кой кон­сер­ва­тив­ной си­сте­мы, как элек­тро­энер­ге­ти­ка?

— Психология по­тре­би­те­лей ме­ня­ет­ся. С вво­дом в экс­плу­а­та­цию мел­кой ге­не­ра­ции в ка­кие-то часы по­тре­би­те­ли на­чи­на­ют про­из­во­дить элек­тро­энер­гию, в ка­кие-то — по­треб­лять. Это уде­шев­ля­ет энер­го­снаб­же­ние. В бу­ду­щем мно­гие из них в ка­кие-то часы бу­дут пол­но­цен­ны­ми ге­не­ра­то­ра­ми, и на­ша за­да­ча — пред­ло­жить по­тре­би­те­лям-ге­не­ра­то­рам та­кой ин­тер­фейс вза­и­мо­дей­ствия, что­бы им бы­ло ин­те­рес­но ра­бо­тать че­рез нас как с точ­ки зре­ния нор­ма­тив­ной ба­зы, так и с точ­ки зре­ния на­ших кон­тракт­ных пред­ло­же­ний.

— То есть с по­яв­ле­ни­ем неболь­шой ге­не­ра­ции вы и рас­кро­е­те весь по­тен­ци­ал?

— Да, мы ста­нем ком­па­ни­ей, ко­то­рая бу­дет ра­бо­тать с мил­ли­о­на­ми субъ­ек­тов, ко­гда каж­дый са­мый ма­лень­кий по­тре­би­тель, ес­ли за­хо­чет, мо­жет быть и ге­не­ра­то­ром. Мы смо­жем так вза­и­мо­дей­ство­вать с кли­ен­та­ми, что­бы им бы­ло удоб­но ра­бо­тать с на­ми. Это оп­ти­ми­зи­ру­ет си­ту­а­цию по энер­го­си­сте­ме. По­то­му что огром­ные за­па­сы, ре­зер­вы мощ­но­сти, ко­то­рые у нас есть, — они ведь нуж­ны для че­го? Что­бы 22 де­каб­ря, в са­мый тем­ный день зи­мы, по­крыть пик по­треб­ле­ния. И в этом смыс­ле ни­кто не спра­ши­ва­ет по­тре­би­те­ля: а го­тов ли он пла­тить та­кие день­ги? Мо­жет быть, он го­тов в этот день про­сто не вклю­чать элек­три­че­ство, а поль­зо­вать­ся печ­кой!

И, кста­ти, в Ан­глии есть та­кие кон­трак­ты, ко­то­рые га­ран­ти­ру­ют бес­пе­ре­бой­ное снаб­же­ние, но ес­ли два дня в ме­сяц лю­ди го­то­вы жить без элек­три­че­ства, то сбыт да­ет скид­ку два­дцать про­цен­тов. Я уве­рен, что мно­гие до­мо­хо­зяй­ства или, на­при­мер, дач­ни­ки мо­гут ска­зать: «По­че­му бы и нет?»

О проблеме про­фи­ци­та

— По­че­му, ес­ли у нас огром­ный про­фи­цит мощ­но­сти, це­ны на элек­три­че­ство оста­ют­ся вы­со­ки­ми? По­лу­ча­ет­ся, кон­ку­рен­ции нет?

— Ес­ли бы у нас был ры­нок элек­тро­энер­гии в бы­то­вом по­ни­ма­нии это­го сло­ва, то да, мож­но бы­ло бы ожи­дать, что при из­быт­ке пред­ло­же­ния це­ны упа­дут. А це­ны на элек­три­че­ство у нас не па­да­ют, а рас­тут. При этом у нас в стране из­бы­ток элек­тро­энер­гии. При об­щем объ­е­ме мощ­но­сти, ко­то­рым мы рас­по­ла­га­ем — око­ло 260 ги­га­ватт по стране, — в са­мый тем­ный хо­лод­ный день де­каб­ря мы по­треб­ля­ем 170 ги­га­ватт. Сей­час ге­не­ри­ру­ю­щих мощ­но­стей в Рос­сии до­ста­точ­но для пол­но­го обес­пе­че­ния энер­ги­ей Бе­ло­рус­сии, стран При­бал­ти­ки, За­кав­ка­зья и Цен­траль­ной Азии, кро­ме Ка­зах­ста­на.

— При­чем по до­го­во­рам по­став­ки мощ­но­сти, ДПМ, по­на­стро­и­ли мно­го объ­ек­тов, а ста­рую мощ­ность не вы­во­дим. — Кон­тракт ДПМ был очень пра­виль­ным ре­ше­ни­ем про­бле­мы де­фи­ци­та. Он бле­стя­ще се­бя за­ре­ко­мен­до­вал — бы­ли при­ня­ты за­ко­ны и по­ста­нов­ле­ния пра­ви­тель­ства, и он ре­шил свою за­да­чу, по­то­му что на тот мо­мент про­гно­зи­ро­вал­ся де­фи­цит энер­гии, но из-за кри­зис­ных яв­ле­ний по­треб­но­сти в элек­тро­энер­гии сни­зи­лись. И из­бы­ток, ко­то­рый мы сей­час об­суж­да­ем, в том чис­ле стал след­стви­ем про­грам­мы ДПМ, плюс об­нов­ле­ния и стро­и­тель­ство ГЭС и АЭС. Но сей­час, сколь­ко бы ни бы­ло мощ­но­стей, они все по­лу­ча­ют ком­пен­са­цию на по­сто­ян­ные за­тра­ты. В ито­ге ге­не­ра­ция все боль­ше и боль­ше стро­ит, вво­дят­ся но­вые объ­ек­ты. Нуж­ны ли они? Ге­не­ра­то­ры, как лю­бые хо­зяй­ству­ю­щие субъ­ек­ты, бу­дут го­во­рить: «Ко­неч­но нуж­ны!» И стро­ить еще боль­ше, по­то­му что каж­дый хо­чет, что­бы ком­па­ния ста­но­ви­лась боль­ше, иметь боль­ше при­бы­ли. — Ка­за­лось бы, Минэнер­го долж­но ис­пра­вить си­ту­а­цию?

— Минэнер­го от­ста­и­ва­ет ин­те­ре­сы генераторо­в и се­тей, оно от­ве­ча­ет за то, что­бы каж­дый по­тре­би­тель Рос­сии по­лу­чил энер­гию, ко­гда ему нуж­но и сколь­ко ему нуж­но. Но во­прос эко­но­ми­че­ской обос­но­ван­но­сти, во­прос из­бы­точ­ной мощ­но­сти оно не ре­ша­ет. Ло­ги­ка лю­бо­го «от­вет­ствен­но­го снаб­же­ния» в том, что­бы ре­сур­са бы­ло с неко­то­рым из­быт­ком. По­то­му что где тон­ко, там и рвет­ся. Но в ито­ге по­лу­ча­ет­ся, что пе­ре­пла­чи­ва­ет по­тре­би­тель.

Сол­неч­ная Си­бирь

— На рын­ке и так из­бы­ток мощ­но­сти, а Минэнер­го еще и де­ла­ет став­ку на до­воль­но до­ро­гие воз­об­нов­ля­е­мые ис­точ­ни­ки, ВИЭ?

— ВИЭ по­сте­пен­но за­ни­ма­ют ме­сто, осо­бен­но в изо­ли­ро­ван­ных от еди­ной энер­го­си­сте­мы регионах. Бо­лее то­го, мы счи­та­ем, что в та­ких регионах на­до раз­ви­вать это на­прав­ле­ние при­о­ри­тет­но. Это вы­год­нее, чем за­во­зить топ­ли­во в ко­рот­кий пе­ри­од су­до­ход­ства. Про­ще по­стро­ить там нор­маль­ную си­сте­му сол­неч­ных ба­та­рей, бла­го вся Си­бирь до­ста­точ­но сол­неч­ная. Сол­неч­ная ба­та­рея, вет­ряк и ячей­ка хра­не­ния поз­во­лят се­рьез­но эко­но­мить. Кста­ти, это сей­час уже ак­тив­но внед­ря­ет­ся: как вы зна­е­те, са­мая боль­шая сол­неч­ная стан­ция за По­ляр­ным кру­гом на­хо­дит­ся в Яку­тии, в по­сел­ке Ба­та­гай. Ее мощ­ность — свы­ше од­но­го ме­га­ват­та. Там хо­лод­но, это зна­ют все, но там и сол­неч­но! И ВИЭ силь­но сни­жа­ют за­тра­ты.

В этом на­прав­ле­нии Минэнер­го ак­тив­но идет по пу­ти тех­ни­че­ско­го про­грес­са.

— Вер­нем­ся к ва­шей ком­па­нии. Го­во­ря о бу­ду­щем, вы опи­сы­ва­е­те со­всем дру­гой прин­цип функ­ци­о­ни­ро­ва­ния. Сей­час вы про­да­е­те элек­три­че­ство. Но ес­ли по­тре­би­тель ста­нет ге­не­ра­то­ром, то его элек­три­че­ство нуж­но бу­дет по­ку­пать?

— Да, ко­неч­но. Но ни­кто не за­пре­ща­ет нам как сбы­то­вой ком­па­нии иметь свою ге­не­ра­цию, как и ге­не­ра­ции иметь свои сбы­то­вые под­раз­де­ле­ния. Во­прос только в мен­та­ли­те­те. Мы — про­фес­си­о­наль­ный участ­ник, ко­то­рый ра­бо­та­ет как с по­тре­би­те­ля­ми, так и с ге­не­ра­то­ра­ми. Да, по­тре­би­тель в ско­ром бу­ду­щем бу­дет и ге­не­ра­то­ром, и их бу­дут мил­ли­о­ны — и это­го мо­мен­та мы очень ждем. По­то­му что тем спо­со­бом, ка­ким сей­час ве­дет­ся учет кли­ен­тов, невозможно бу­дет ра­бо­тать в но­вой энер­ге­ти­ке. На­при­мер, сбы­то­вые ком­па­нии в круп­ных

Ко­гда кли­ент каж­дый час бу­дет по­ку­пать или про­да­вать элек­три­че­ство, и то же бу­дут де­лать его ма­ши­на, вет­ряк и сол­неч­ная ба­та­рея — в этих усло­ви­ях на­до бу­дет ли­бо бро­сать ра­бо­ту и за­ни­мать­ся только под­сче­та­ми элек­тро­энер­гии, ли­бо об­ра­тит­ся к нам

го­ро­дах при­сы­ла­ют в каж­дую квар­ти­ру бу­маж­ку, ко­то­рую дол­жен за­пол­нить кли­ент. По­том кли­ент впи­сы­ва­ет по­ка­за­ния или зво­нит по те­ле­фо­ну и так да­лее. Но ко­гда кли­ент каж­дый час бу­дет то ли по­ку­пать, то ли про­да­вать элек­три­че­ство, и то же бу­дут де­лать его ма­ши­на, его вет­ряк во дво­ре и сол­неч­ная ба­та­рея на кры­ше — в этих усло­ви­ях на­до бу­дет ли­бо бро­сать ра­бо­ту и за­ни­мать­ся только под­сче­та­ми элек­тро­энер­гии, ли­бо об­ра­тить­ся в «Рус­энер­го­сбыт» — и вам все от­ла­дят.

Кста­ти, все боль­шее ко­ли­че­ство на­ших кли­ен­тов се­рьез­но рас­смат­ри­ва­ют во­прос пе­ре­хо­да на ав­то­ном­ное снаб­же­ние и соб­ствен­ную ге­не­ра­цию.

— И это ока­зы­ва­ет­ся де­шев­ле?

— В неко­то­рых слу­ча­ях да.

Се­ти под при­це­лом

— Но да­же ес­ли я пе­рей­ду на ав­то­ном­ную ге­не­ра­цию, мне при­дет­ся пла­тить «Рос­се­тям».

— Ес­ли вы со­хра­ни­те до­го­вор, то да. А ес­ли не со­хра­ни­те, то нет. Вы бу­де­те пла­тить став­ку за со­дер­жа­ние. У вас не бу­дет пе­ре­то­ка, и вы не бу­де­те пла­тить за энер­гию, но за мощ­ность бу­де­те. Во­прос, сколь­ко нуж­но элек­тро­энер­гии из се­тей: на весь за­вод или на кон­крет­ный узел, ко­то­рый с точ­ки зре­ния без­опас­но­сти или тех­но­ло­гий важ­но со­хра­нить. По­это­му пла­та за мощ­ность мо­жет быть не сто про­цен­тов, а де­сять про­цен­тов от то­го, что вы по­треб­ля­е­те. Это то­же эко­но­мия.

— Хо­ро­шо, по­тре­би­те­ли нач­нут от­со­еди­нять­ся от еди­ной энер­го­си­сте­мы, обес­пе­чи­вая се­бя соб­ствен­ной ге­не­ра­ци­ей. Ко­ли­че­ство субъ­ек­тов, со­дер­жа­щих ЕЭС, бу­дет со­кра­щать­ся. Но вы­стро­ен­ная си­сте­ма бу­дет тре­бо­вать столь­ко же средств. Зна­чит, по­тре­бу­ет­ся рост та­ри­фов для остав­ших­ся по­тре­би­те­лей. И нет ли здесь рис­ка раз­ва­ла ЕЭС?

— Без­услов­но, та­кой риск есть. Рост та­ри­фов се­те­вых ор­га­ни­за­ций при­ве­дет к то­му, что еще боль­ше­му ко­ли­че­ству по­тре­би­те­лей бу­дет вы­год­но стро­ить свою ге­не­ра­цию. Но я ду­маю, что ру­ко­во­ди­те­ли се­те­вых ком­па­ний хо­ро­шо по­ни­ма­ют, что есть некий пре­дел ро­ста та­ри­фа, пре­одо­ле­ние ко­то­ро­го вы­зо­вет кри­ти­че­ский отток по­тре­би­те­лей.

С дру­гой сто­ро­ны, се­те­вые ор­га­ни­за­ции спра­вед­ли­во го­во­рят: ес­ли мы огра­ни­чим свой та­риф, то мы долж­ны так­же иметь га­ран­тии объ­е­мов по­треб­ля­е­мой элек­тро­энер­гии. По­то­му что ес­ли они вкла­ды­ва­ют сей­час день­ги в стро­и­тель­ство ка­ких-то под­стан­ций и се­тей, а в от­вет по­тре­би­тель го­во­рит: «Я пока не пла­ни­рую брать эту энер­гию», — то я мо­гу по­нять се­ти. Они по­тра­ти­ли день­ги — свои, та­риф­ные, за­ем­ные, но не по­лу­ча­ют до­ход. По­это­му здесь необ­хо­ди­мо в том чис­ле по­вы­ше­ние от­вет­ствен­но­сти по­тре­би­те­лей за по­стро­ен­ную под них ин­фра­струк­ту­ру. То есть нуж­ны кон­трак­ты take or pay (бе­ри или пла­ти. — «Экс­перт»). Сей­час «Рос­се­ти» вве­ли це­лый ряд круп­ных под­стан­ций, и их за­груз­ка — три, де­сять, пят­на­дцать, два­дцать про­цен­тов. Без­услов­но, эти циф­ры да­ле­ки от про­ект­ных.

— Непра­виль­но про­ек­ти­ру­ют?

— Не со­всем. Ком­па­нии, ко­то­рые да­ва­ли за­яв­ки, не да­ва­ли обя­за­тель­ства. Лю­бой ин­ве­сти­ци­он­ный про­ект в се­тях дол­жен стро­ить­ся под кон­крет­но­го за­каз­чи­ка — это мо­жет быть го­су­дар­ство, на­при­мер для нужд обо­ро­ны, это мо­жет быть му­ни­ци­па­ли­тет, ко­то­рый же­ла­ет по­стро­ить но­вый рай­он, это мо­жет быть ком­па­ния, ко­то­рая хо­чет по­стро­ить за­вод. Но необ­хо­ди­мы вза­им­ные обя­за­тель­ства.

Ак­ку­му­ля­тор все­му го­ло­ва

— Ка­ко­вы сей­час ос­нов­ные трен­ды на ми­ро­вом энер­ге­ти­че­ском рын­ке?

— В ми­ро­вой энер­ге­ти­ке очень мно­го гло­баль­ных из­ме­не­ний. Но наи­бо­лее ин­те­рес­ная ин­но­ва­ция, на мой вз­гляд, — со­хра­не­ние элек­тро­энер­гии, что­бы она не тут же по­треб­ля­лась, а на­кап­ли­ва­лась в ак­ку­му­ля­то­рах. Эта ин­но­ва­ция поз­во­лит силь­но сгла­дить пи­ки по­треб­ле­ния, и ко­ли­че­ство элек­тро­стан­ций мо­жет быть силь­но умень­ше­но. В Европе эту тех­но­ло­гию сей­час внед­ря­ют на про­мыш­лен­ном уровне, и в пер­спек­ти­ве это мо­жет быть очень ин­те­рес­но.

Речь идет о неболь­ших на­ко­пи­те­лях элек­тро­энер­гии мощ­но­стью один-два ме­га­ват­та в час. По­доб­ные ак­ку­му­ля­то­ры мож­но рас­се­ять в боль­шом ко­ли­че­стве. В слу­чае пе­ре­из­быт­ка элек­тро­энер­гии в се­ти эти ак­ку­му­ля­то­ры на­кап­ли­ва­ют ее, а ко­гда элек­тро­энер­гия в де­фи­ци­те, то ее мож­но ис­поль­зо­вать. При этом сто­и­мость ак­ку­му­ля­то­ра в один ме­га­ватт срав­ни­ма по сто­и­мо­сти од­но­му ме­га­ват­ту уста­нов­лен­ной мощ­но­сти в ге­не­ра­ции.

— Все эти слож­ные си­сте­мы, аль­тер­на­тив­ная энер­ге­ти­ка и со­хра­не­ние, ра­бо­та­ют при ев­ро­пей­ских це­нах на элек­тро­энер­гию — от де­ся­ти руб­лей за ки­ло­ватт-час. У нас все-та­ки из ро­зет­ки льет­ся элек­тро­энер­гия в роз­ни­це по три руб­ля два­дцать ко­пе­ек за ки­ло­ватт-час.

— По­че­му? Где-ни­будь на Ку­ба­ни уже по шесть.

— Все рав­но, в Европе еще мас­са суб­си­дий.

— Мо­биль­ные те­ле­фо­ны сто­и­ли ко­гда-то пять ты­сяч дол­ла­ров — сей­час по два те­ле­фо­на у каж­до­го двор­ни­ка.

Та­кие же изменения сей­час про­ис­хо­дят в ав­то­транс­пор­те. По­яви­лись элек­тро­мо­би­ли. В част­но­сти, в Да­нии сей­час те­сти­ру­ют­ся элек­три­че­ские ма­ши­ны, ко­то­рые вы мо­же­те за­ря­дить, по­том до­е­хать на этой ма­шине до ра­бо­ты, там под­клю­чить ее к се­ти и про­да­вать на­коп­лен­ное элек­три­че­ство. Со­от­вет­ствен­но, эта ма­ши­на ра­бо­та­ет как ак­ку­му­ля­тор на ко­ле­сах.

— Элек­тро­мо­би­ли силь­но ме­ня­ют энер­ге­ти­че­ский ба­ланс. Сей­час в ми­ре трид­цать пять про­цен­тов энер­ге­ти­че­ско­го ба­лан­са про­из­во­дит­ся из неф­ти. Со­от­вет­ствен­но, бо­лее вось­ми­де­ся­ти про­цен­тов неф­ти идет на из­го­тов­ле­ние бен­зи­на. А те­перь мы от­ка­зы­ва­ем­ся от неф­ти в поль­зу дру­гих ис­точ­ни­ков — во­ды, га­за, вет­ра. Со­от­вет­ствен­но, по­тре­бу­ет­ся бо­лее мощ­ная ин­фра­струк­ту­ра тех же се­тей. Не по­тре­бу­ет ли это зна­чи­тель­но­го уве­ли­че­ния вло­же­ний в но­вую ин­фра­струк­ту­ру?

— В си­лу неста­биль­но­сти те­ку­ще­го по­треб­ле­ния за­пас по се­тям, ко­то­рый сей­час есть, спокойно за­кро­ет по­треб­ность элек­тро­мо­би­лей. То есть мощ­ность не на­до по­вы­шать, про­сто гра­фик по­треб­ле­ния бу­дет бо­лее ров­ным, и это бу­дет луч­ше для всех эле­мен­тов энергетиче­ской инфраструк­туры.

Ми­ха­ил Ан­д­ро­нов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.