Уже этой осе­нью на пло­щад­ке туль­ско­го за­во­да «По­ле­ма» бу­дет за­пу­ще­но но­вое про­из­вод­ство ме­тал­ли­че­ских по­рош­ков для ад­ди­тив­ных и MIM-тех­но­ло­гий с сум­мар­ным объ­е­мом вы­пус­ка до 100 тонн в год

Эй­фо­рия от по­яв­ле­ния ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий — «мы сей­час все на­пе­ча­та­ем!» — прошла. И это хо­ро­шо: на­чи­на­ет­ся нор­маль­ная ра­бо­та, внед­ре­ние но­во­го спо­со­ба про­из­вод­ства. И на­чи­на­ет­ся она пра­виль­но — с раз­ра­бо­ток соб­ствен­но­го обо­ру­до­ва­ния и тех­но­ло­гий

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - ■ Фо­то­гра­фии предо­став­ле­ны ком­па­ни­я­ми

Мы не опоз­да­ли и не от­ста­ли. Мы мед­лен­но спус­ка­ем­ся с хол­ма, слег­ка по­скаль­зы­ва­ясь на мок­рой тра­ве, об­хо­дя круп­ные ва­лу­ны и гли­ни­стые участ­ки. Мас­со­вое про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство по ад­ди­тив­ным тех­но­ло­ги­ям с ис­поль­зо­ва­ни­ем ме­тал­ли­че­ских по­рош­ко­вых ком­по­зи­ций в Рос­сии бу­дет. Уже есть. Еще не в том объ­е­ме, в ка­ком хо­те­лось бы, но и при­су­щие на­шей стране про­бле­мы на пу­ти внед­ре­ния но­во­го спо­со­ба про­из­вод­ства ни­кто не от­ме­нял.

По­сле вве­де­ния санк­ций про­тив Рос­сии в 2014 го­ду про­цесс рас­про­стра­не­ния ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий в ре­аль­ном про­из­вод­стве за­тор­мо­зил­ся. Это про­изо­шло из-за то­го, что ста­ло слож­нее по­ку­пать ино­стран­ные ма­ши­ны и свя­зан­ные с ни­ми про­дук­ты, те же по­рош­ки. Кро­ме то­го, воз­ник­ло опа­се­ние, что да­же про­дан­ный рос­сий­ско­му пред­при­я­тию про­мыш­лен­ный 3D-прин­тер в ка­кой-то мо­мент мо­жет пе­ре­стать ра­бо­тать или об­слу­жи­вать­ся. По­то­му что его про­из­во­ди­тель так ре­шил. Вер­нее, под­чи­нил­ся ука­за­нию сво­е­го пра­ви­тель­ства. Учи­ты­вая, что ос­нов­ные по­ку­па­те­ли этих устройств — пред­при­я­тия, свя­зан­ные с обо­ро­ной, та­кие опа­се­ния не на­прас­ны. Но нет ху­да без добра: ак­ти­ви­зи­ро­вал­ся про­цесс раз­ра­бот­ки соб­ствен­ных ад­ди­тив­ных ма­шин и все­го с ни­ми свя­зан­но­го. То са­мое им­пор­то­за­ме­ще­ние. При­чем на неко­то­рых на­прав­ле­ни­ях это да­же не им­пор­то­за­ме­ще­ние, а, как вы­ра­зил­ся ви­це-пре­зи­дент по тех­ни­че­ско­му раз­ви­тию Объ­еди­нен­ной су­до­стро­и­тель­ной кор­по­ра­ции Дмит­рий Ко­ло­дяж­ный, «им­пор­то­опе­ре­же­ние».

Уже се­го­дня в Рос­сии ты­ся­ча­ми штук вы­пус­ка­ют­ся бы­то­вые 3D-прин­те­ры, ко­то­рые ак­тив­но ис­поль­зу­ют­ся для про­то­ти­пи­ро­ва­ния, на­при­мер в учеб­ных за­ве­де­ни­ях, с мла­дых ног­тей при­ви­вая бу­ду­щим ин­же­не­рам и кон­струк­то­рам при­выч­ку при­ме­нять эти тех­но­ло­гии в сво­ей ра­бо­те. Нет осо­бых про­блем с вы­пус­ком и ис­поль­зо­ва­ни­ем в ре­аль­ном про­из­вод­стве ма­шин для из­го­тов­ле­ния пресс-форм и ли­тей­ной оснаст­ки.

Од­на­ко пока мы не мо­жем по­хва­стать­ся ни од­ной се­рьез­ной про­мыш­лен­ной се­рий­ной ад­ди­тив­ной ма­ши­ной, ис­поль­зу­ю­щей в ка­че­стве ма­те­ри­а­ла для пе­ча­ти ме­тал­ли­че­ские по­рош­ко­вые ком­по­зи­ции. А имен­но за та­ки­ми ма­ши­на­ми бу­ду­щее ад­ди­тив­но­го про­из­вод­ства, посколь­ку на них мож­но мас­со­во вы­пус­кать ко­неч­ные из­де­лия с наи­боль­шей до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью.

Впро­чем, су­дя по все­му, мы смо­жем сде­лать это в бли­жай­шее вре­мя. И ко­ли­че­ство оте­че­ствен­ных прин­те­ров, ко­то­рые рас­счи­ты­ва­ют про­дать их раз­ра­бот­чи­ки и про­из­во­ди­те­ли, в несколь­ко раз пре­вы­ша­ет чис­ло этих устройств, име­ю­щих­ся в стране се­го­дня.

Бо­ги ма­шин

Мы де­ла­ем где-то 60 ма­шин в год раз­ных ти­пов. Сей­час стро­ит­ся но­вый за­вод. Он поз­во­лит еще 40–50 ма­шин де­лать. Так что на­ша мощ­ность к сле­ду­ю­ще­му го­ду бу­дет око­ло 100 ма­шин в год. То есть мы мо­жем без про­блем де­лать 20–30 ад­ди­тив­ных ма­шин в год.

Дмит­рий Са­пры­кин, груп­па ком­па­ний «Ла­зе­ры и ап­па­ра­ту­ра»

По дан­ным Мин­пром­тор­га, се­го­дня в Рос­сии экс­плу­а­ти­ру­ет­ся по­ряд­ка 600– 650 про­мыш­лен­ных 3D-прин­те­ров. Из

них лишь око­ло 10% — это ад­ди­тив­ные ма­ши­ны, ра­бо­та­ю­щие с ме­тал­ли­че­ски­ми по­рош­ка­ми.

В стране осу­ществ­ля­ет­ся несколь­ко про­ек­тов со­зда­ния оте­че­ствен­ной ад­ди­тив­ной ма­ши­ны, ис­поль­зу­ю­щей в ка­че­стве ма­те­ри­а­ла для вы­ра­щи­ва­ния из­де­лий ме­тал­ли­че­ские по­рош­ки. При­чем в рам­ках этих про­ек­тов про­ис­хо­дит не столь­ко за­им­ство­ва­ние и по­вто­ре­ние уже су­ще­ству­ю­щих тех­но­ло­гий, сколь­ко со­зда­ние сво­их соб­ствен­ных. «Экс­перт» уже рас­ска­зы­вал об од­ной та­кой раз­ра­бот­ке в ста­тье «Рус­ский ад­ди­тив­ный про­рыв» (см. № 12 за 2017 год).

И это не един­ствен­ная но­ва­ция: «В Рос­сии есть раз­ра­бот­ки, ко­то­рые по по­ста­нов­ке за­да­чи уже се­го­дня опе­ре­жа­ют За­пад на два-три го­да, — рас­ска­зы­ва­ет ди­рек­тор департамен­та стан­ко­стро­е­ния и ин­ве­сти­ци­он­но­го ма­ши­но­стро­е­ния Мин­пром­тор­га Ми­ха­ил Иванов. — К при­ме­ру, На­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ский фи­зи­ко-тех­ни­че­ский ин­сти­тут ННГУ име­ни Ло­ба­чев­ско­го сов­мест­но с ЗАО НИИ ЭСТО при под­держ­ке Фон­да пер­спек­тив­ных ис­сле­до­ва­ний вы­пол­ня­ет про­ект, цель ко­то­ро­го — раз­ра­бот­ка тех­но­ло­гии и со­от­вет­ству­ю­ще­го обо­ру­до­ва­ния для про­из­вод­ства мно­го­по­рош­ко­вых ме­тал­ли­че­ских из­де­лий слож­ной фор­мы ме­то­дом по­слой­но­го ла­зер­но­го сплав­ле­ния (ПЛС). Ис­поль­зо­ва­ние мно­го­по­рош­ко­вой ПЛС-си­сте­мы от­кры­ва­ет

ши­ро­кие пер­спек­ти­вы для из­го­тов­ле­ния слож­но­про­филь­ных из­де­лий, свя­зан­ные с воз­мож­но­стью ре­а­ли­за­ции но­вых “по­ли­ме­тал­ли­че­ских” кон­струк­ций, а так­же со сни­же­ни­ем сро­ков и сто­и­мо­сти из­го­тов­ле­ния из­де­лий. В на­сто­я­щее вре­мя ана­ло­гов та­ких мно­го­по­рош­ко­вых ПЛС­си­стем в ми­ре не су­ще­ству­ет».

На­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ский ин­сти­тут элек­трон­но­го спе­ци­аль­но­го тех­но­ло­ги­че­ско­го обо­ру­до­ва­ния (ЗАО НИИ ЭСТО) со­здан бо­лее де­ся­ти лет на­зад как ис­сле­до­ва­тель­ский центр в груп­пе ком­па­ний «Ла­зе­ры и ап­па­ра­ту­ра» (ЛиА). ЛиА в свою оче­редь за­ни­ма­ет­ся про­из­вод­ством ла­зер­но­го про­мыш­лен­но­го обо­ру­до­ва­ния для об­ра­бот­ки ме­тал­лов. Она бы­ла об­ра­зо­ва­на в 1995 го­ду в Зе­ле­но­гра­де. Се­го­дня на этой пло­щад­ке про­из­во­дит­ся бо­лее 30 се­рий­ных мо­де­лей ла­зер­но­го обо­ру­до­ва­ния для всех ос­нов­ных тех­но­ло­гий об­ра­бот­ки ме­тал­лов: мик­ро­об­ра­бот­ки, мар­ки­ров­ки, рез­ки и рас­кроя, свар­ки. По ря­ду на­прав­ле­ний ЛиА — един­ствен­ный про­из­во­ди­тель в Рос­сии.

Что ка­са­ет­ся ма­шин для ад­ди­тив­но­го про­из­вод­ства, то здесь ком­па­ния взя­лась за со­зда­ние 3D-прин­те­ров, ра­бо­та­ю­щих по двум тех­но­ло­ги­ям: пер­вая — наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ная тех­но­ло­гия по­слой­но­го ла­зер­но­го спе­ка­ния, SLM, вто­рая — пря­мое ла­зер­ное оса­жде­ние, LMD, ко­гда по­ро­шок в нуж­ную точ­ку по­да­ет­ся из ла­зер­ной го­лов­ки, что поз­во­ля­ет вы­ра­щи­вать из­де­лие в лю­бую сто­ро­ну, по пя­ти ко­ор­ди­на­там. Посколь­ку до то­го, как за­нять­ся ад­ди­тив­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми, ком­па­ния вы­пус­ка­ла пять се­рий ла­зер­ных ма­шин, а но­вые от­ли­ча­ют­ся вы­со­кой сте­пе­нью уни­фи­ка­ции с ни­ми, то они, со­от­вет­ствен­но, ста­ли ма­ши­на­ми ше­стой и седьмой се­рий. В це­лом в ад­ди­тив­ные про­ек­ты бы­ло вло­же­но по­ряд­ка 200 млн руб­лей.

Пер­вые эк­зем­пля­ры уже со­бра­ны и про­хо­дят ис­пы­та­ния. Эти ма­ши­ны готовят к се­рий­но­му вы­пус­ку. И про­дол­жа­ют раз­ра­ба­ты­вать тех­но­ло­гию пе­ча­ти с ис­поль­зо­ва­ни­ем несколь­ких по­рош­ко­вых ком­по­зи­ций од­но­вре­мен­но: «На од­ной из кон­фе­рен­ций вы­сту­па­ли пред­ста­ви­те­ли немец­кой ком­па­нии SLM Solutions, — рас­ска­зы­ва­ет ге­не­раль­ный ди­рек­тор НИИ ЭСТО Дмит­рий Са­пры­кин. — И вот они го­во­рят, что на них ра­бо­та­ет пять­де­сят уче­ных, де­сять уни­вер­си­те­тов. И это дей­стви­тель­но так. Фронт ра­бот здесь ко­лос­саль­ный. Это срав­ни­мо с тем, как со­зда­ва­лась тра­ди­ци­он­ная ме­тал­лур­гия, ко­гда уче­ные все­го ми­ра с се­ре­ди­ны де­вят­на­дца­то­го ве­ка изу­ча­ли, как ве­дут се­бя ме­тал­лы, ка­ко­вы их свой­ства, ка­кие нуж­но при­ме­нять про­цес­сы об­ра­бот­ки, что­бы до­бить­ся нуж­ных ре­зуль­та­тов. И только где-то к се­ре­дине про­шло­го ве­ка этот объ­ем зна­ний в це­лом был на­коп­лен. На­де­юсь, здесь сто лет все-та­ки не по­на­до­бит­ся. Но ку­да бы ты ни при­шел — в Европе, в Азии си­дят про­фес­со­ра со сту­ден­та­ми и по­сто­ян­но ве­дут экс­пе­ри­мен­ты по ад­ди­тив­ным тех­но­ло­ги­ям. На са­мом де­ле они, как и мы сей­час, на­хо­дят­ся в пер­вой фа­зе изу­че­ния. То есть пока мы не от­ста­ли. Нам на­до соз­дать свою ма­ши­ну, что­бы на­ша на­у­ка изу­ча­ла все эти про­цес­сы на рос­сий­ском обо­ру­до­ва­нии. По­то­му что за­пад­ные ма­ши­ны ори­ен­ти­ро­ва­ны на свое об­слу­жи­ва­ние, ПО и ком­плек­ту­ю­щие».

С точ­ки зре­ния вза­и­мо­дей­ствия с на­у­кой в дан­ном слу­чае все хо­ро­шо: как уже бы­ло ска­за­но, мно­го­по­рош­ко­вая ад­ди­тив­ная ма­ши­на со­зда­ет­ся в парт­нер­стве с Ни­же­го­род­ским уни­вер­си­те­том.

В ком­па­нии по­ста­ви­ли се­бе за­да­чу сде­лать свою ад­ди­тив­ную ма­ши­ну уни­вер­саль­ной — она долж­на уметь ра­бо­тать с раз­ны­ми про­грамм­ны­ми про­дук­та­ми, как рос­сий­ски­ми, так и ино­стран­ны­ми. Для это­го со­зда­ет­ся спе­ци­аль­ная про­грам­ма, спо­соб­ная со­пря­гать прин­тер и фай­лы, в ко­то­рых со­дер­жит­ся ин­фор­ма­ция о пред­ла­га­е­мой к пе­ча­ти де­та­ли. «Мы на­де­ем­ся здесь на ши­ро­кую ко­опе­ра­цию, — го­во­рит Дмит­рий Са­пры­кин. — Непра­виль­но, ко­гда кто-то дер­жит все в од­них ру­ках. Вот у Siemens, на­при­мер, це­поч­ка про­грамм­ных про­дук­тов пол­но­го цик­ла, и он пред­ла­га­ет пол­но­стью пе­ре­хо­дить на его про­дук­цию. Ре­ше­ние хо­ро­шее, но до­ро­гое, и по­тре­би­тель на­все­гда при­вя­зы­ва­ет­ся к это­му про­из­во­ди­те­лю. У нас же кон­цеп­ция — мак­си­маль­ная от­кры­тость».

Мак­си­маль­ная от­кры­тость и — обя­за­тель­но — ко­опе­ра­ция с дру­ги­ми участ­ни­ка­ми рын­ка, об­мен ин­фор­ма­ци­ей. Имен­но за счет это­го, по мне­нию Дмит­рия Са­пры­ки­на, рос­сий­ским про­из­во­ди­те­лям ад­ди­тив­ной тех­ни­ки мож­но бу­дет успеш­но кон­ку­ри­ро­вать с за­пад­ны­ми: «Рос­сий­ская им­пе­рия бы­ла од­ним из ми­ро­вых ли­де­ров по про­из­вод­ству па­ро­во­зов. За счет че­го? Ока­зы­ва­ет­ся, част­ные за­во­ды бы­ли объ­еди­не­ны в сво­е­го ро­да кон­сор­ци­ум, ко­то­рый ко­ор­ди­ни­ро­ва­ло Ми­ни­стер­ство пу­тей со­об­ще­ния. Они прак­ти­ко­ва­ли ши­ро­кую уни­фи­ка­цию сво­их из­де­лий, из-за че­го се­рий­ность рус­ских ло­ко­мо­ти­вов бы­ла од­ной из са­мых вы­со­ких в ми­ре. Част­ные за­во­ды тес­но вза­и­мо­дей­ство­ва­ли с уни­вер­си­те­та­ми и го­су­дар­ствен­ны­ми на­уч­ны­ми ла­бо­ра­то­ри­я­ми. Со­здан­ные при фи­нан­со­вом уча­стии го­су­дар­ства раз­ра­бот­ки очень быст­ро по­сту­па­ли в про­из­вод­ство. Сей­час си­ту­а­ция дру­гая. Ко­опе­ра­ция меж­ду пред­при­я­ти­я­ми сла­бая, вза­и­мо­дей­ствие за­во­дов с уни­вер­си­те­та­ми в за­ча­точ­ном со­сто­я­нии, уни­фи­ка­ции нет во­об­ще. Нам сей­час нуж­но ду­мать о раз­ви­тии ко­опе­ра­ции меж­ду фир­ма­ми и о том, что­бы со­здан­ные в рам­ках го­су­дар­ствен­но-част­но­го парт­нер­ства ре­зуль­та­ты ин­тел­лек­ту­аль­ной де­я­тель­но­сти без за­дер­жек шли в се­рий­ное про­из­вод­ство на тех са­мых пред­при­я­ти­ях, ко­то­рые их со­зда­ли. В ча­сти ПО это осо­бен­но ак­ту­аль­но.

Ина­че мы по­сто­ян­но бу­дем тор­мо­зить са­ми се­бя и не смо­жем кон­ку­ри­ро­вать с ги­ган­та­ми ти­па General Electric или Siemens. Но и эта ко­опе­ра­ция долж­на быть вза­и­мо­вы­год­ной. Ес­ли у нас про­сто за­бе­рут на­ши раз­ра­бот­ки, ска­жут спа­си­бо и пе­ре­да­дут ко­му-то дру­го­му, нам это не по­нра­вит­ся».

Что ка­са­ет­ся кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти про­из­ве­ден­ных зе­ле­но­град­ской ком­па­ни­ей ад­ди­тив­ных ма­шин с точ­ки зре­ния це­ны, то ру­ко­вод­ство уве­ря­ет, что они бу­дут при­мер­но на 40% де­шев­ле им­порт­ных ана­ло­гов.

— Сколь­ко че­ло­век ра­бо­та­ло на­до со­зда­ни­ем прин­те­ра?

— Не мно­го.

— Не мно­го — это де­сять, пять­де­сят или сто?

За­ду­мы­ва­ет­ся, под­счи­ты­вая про се­бя, и по­сле па­у­зы:

— Пя­те­ро.

Из раз­го­во­ра с Вла­ди­ми­ром Бе­ре­гов­ским (ЦНИИТМАШ)

В 2014 го­ду Ми­ни­стер­ство об­ра­зо­ва­ния объ­яви­ло кон­курс на раз­ра­бот­ку и из­го­тов­ле­ние ад­ди­тив­ной ма­ши­ны, ра­бо­та­ю­щей по тех­но­ло­гии SLM (се­лек­тив­ное ла­зер­ное плав­ле­ние). По усло­ви­ям кон­кур­са так­же нуж­но бы­ло раз­ра­бо­тать и из­го­то­вить не только са­му ад­ди­тив­ную ма­ши­ну, но и две тех­но­ло­гии из­го­тов­ле­ния по­рош­ко­вых ма­те­ри­а­лов:

из нержа­ве­ю­щих ста­лей и из ти­та­но­вых спла­вов.

В ито­ге раз­ра­бот­кой ад­ди­тив­ной ма­ши­ны за­ня­лась ко­ман­да во гла­ве с Вла­ди­ми­ром Бе­ре­гов­ским, за­ме­сти­те­лем ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра — ди­рек­то­ра Ин­сти­ту­та тех­но­ло­гии по­верх­но­сти и на­но­ма­те­ри­а­лов АО «НПО “ЦНИИТмаш”», вхо­дя­ще­го в струк­ту­ру госкор­по­ра­ции «Ро­са­том». Объ­ем фи­нан­си­ро­ва­ния со­ста­вил 300 млн руб­лей на три го­да.

«Без­услов­но, раз­ра­бот­ка ве­лась не на пу­стом ме­сте, — рас­ска­зы­ва­ет Вла­ди­мир Бе­ре­гов­ский. — Мы дав­но за­ни­ма­ем­ся раз­ра­бот­кой вы­со­ко­тех­но­ло­гич­но­го обо­ру­до­ва­ния, в том чис­ле в об­ла­сти ва­ку­ум­ных ион­но-плаз­мен­ных процессов. По­это­му мы это до­ста­точ­но про­сто ре­ши­ли».

Соб­ствен­но, ад­ди­тив­ная ма­ши­на по­яви­лась уже в на­ча­ле 2016 го­да: «Я хо­чу ска­зать, что ма­ши­на — это про­сто же­ле­зо, а вот мозг ма­ши­ны и си­сте­ма управ­ле­ния — это, ко­неч­но, слож­но. Па­кет про­грамм­ных про­дук­тов, ко­то­рый мы то­же раз­ра­бо­та­ли, уни­ка­лен. На­ше про­грамм­ное обес­пе­че­ние, об­ра­ба­ты­вая трех­мер­ную мо­дель, са­мо про­грам­ми­ру­ет ма­ши­ну для про­из­вод­ства кон­крет­но­го из­де­лия. То есть не че­ло­век за­кла­ды­ва­ет ка­кие-то па­ра­мет­ры ра­бо­ты ма­ши­ны, ска­жем, ско­рость пе­ре­ме­ще­ния лу­ча, тол­щи­ну слоя, тем­пе­ра­ту­ру, а са­ма про­грам­ма, по­няв за­да­чу и ис­хо­дя из трех­мер­ной мо­де­ли де­та­ли и ма­те­ри­а­лов, из ко­то­рых она из­го­тав­ли­ва­ет­ся, про­грам­ми­ру­ет ма­ши­ну на про­из­вод­ство».

Сей­час — но­вый про­ект. Сле­ду­ю­щее по­ко­ле­ние ма­ши­ны Бе­ре­гов­ский и ком­па­ния раз­ра­ба­ты­ва­ют в парт­нер­стве с МИСиС и СПбПУ. В про­ек­те участ­ву­ют АО «На­у­ка и ин­но­ва­ции» (ко­ор­ди­ни­ру­ет на­уч­ную ра­бо­ту в госкор­по­ра­ции «Ро­са­том»), Ураль­ский элек­тро­хи­ми­че­ский ком­би­нат. Ин­ду­стри­аль­ным парт­не­ром вы­сту­па­ет ком­па­ния ТВЭЛ.

«Эта ма­ши­на уни­каль­ная, та­ких ма­шин еще нет на за­ру­беж­ном рын­ке, — по­яс­ня­ет Вла­ди­мир Бе­ре­гов­ский. — По­ми­мо то­го что она бу­дет ра­бо­тать с дву­мя ла­зе­ра­ми (хо­тя это не но­вость, та­кие ма­ши­ны есть), она бу­дет ра­бо­тать еще и с дву­мя ма­те­ри­а­ла­ми. То есть мы по­лу­чим из­де­лие, со­сто­я­щее сра­зу из двух ма­те­ри­а­лов. Что это зна­чит? Очень на­гляд­ный при­мер — диск тур­би­ны авиа­ци­он­но­го дви­га­те­ля. Он еще на­зы­ва­ет­ся блиск тур­би­ны, это диск плюс ло­пат­ки. Сам диск со­сто­ит из од­но­го ни­ке­ле­во­го жа­ро­проч­но­го спла­ва, а ло­пат­ки — это дру­гой жа­ро­проч­ный ни­ке­ле­вый сплав, с по­вы­шен­ны­ми свой­ства­ми по жа­ро­стой­ко­сти, по жа­ро­проч­но­сти. Вот та­кое из­де­лие мож­но сде­лать за один раз: сам диск бу­дет со­сто­ять из од­но­го ма­те­ри­а­ла, а ло­пат­ки — из дру­го­го».

По сло­вам Вла­ди­ми­ра Бе­ре­гов­ско­го, преж­де чем за­пу­стить со­здан­ные ма­ши­ны в се­рию, необ­хо­ди­мо про­ве­сти ряд ис­пы­та­ний, изу­чить свой­ства ис­поль­зу­е­мых ма­те­ри­а­лов и из­де­лий, по­лу­ча­е­мых по ад­ди­тив­ной тех­но­ло­гии, до­бить­ся необ­хо­ди­мых свойств и от ма­те­ри­а­лов, и от из­де­лий: «Мы недав­но бы­ли на кон­фе­рен­ции, ко­то­рую устра­и­ва­ла од­на из ве­ду­щих фирм в этой об­ла­сти — бель­гий­ская ком­па­ния Materialis­e. И вот, по­бы­вав на этой кон­фе­рен­ции, го­во­рить о том, что мы так уж от­ста­ем, я бы не стал. По­то­му что у нас очень хо­ро­шая ме­тал­ло­вед­че­ская на­у­ка, а все про­цес­сы, свя­зан­ные с плав­ле­ни­ем, — это ме­тал­ло­ве­де­ние чи­стой во­ды. У нас очень хо­ро­шие ла­зер­щи­ки, мы име­ем воз­мож­ность де­лать очень хо­ро­шие ме­хатрон­ные уз­лы. Ко­неч­но, они на За­па­де уже мно­го лет за­ни­ма­ют­ся во­про­са­ми тех­но­ло­гии. Это очень слож­ное и очень важ­ное в этих про­цес­сах, но, в об­щем-то, мы все это то­же де­ла­ем».

Вла­ди­мир Бе­ре­гов­ский оце­ни­ва­ет в 70% ло­ка­ли­за­цию со­здан­ных его ко­ман­дой ма­шин. И этот про­цент бу­дет рас­ти: «В пер­вой уста­нов­ке трехо­се­вая ска­ни­ру­ю­щая си­сте­ма — аме­ри­кан­ская. В сле­ду­ю­щей — немец­кая. Но даль­ше ма­ши­ны бу­дут уже обо­ру­до­ва­ны оте­че­ствен­ны­ми ска­ни­ру­ю­щи­ми си­сте­ма­ми. У нас есть свой, рос­сий­ский про­из­во­ди­тель, ко­то­рый де­ла­ет та­кие си­сте­мы». Вы­со­кий уро­вень ло­ка­ли­за­ции поз­во­лит дер­жать це­ны как ми­ни­мум на 20% ни­же, чем у ино­стран­ных ана­ло­гов, счи­та­ет Вла­ди­мир Бе­ре­гов­ский.

Сей­час на ма­ши­нах уста­нов­ле­ны ла­зе­ры аме­ри­кан­ской ком­па­нии IPG, про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти ко­то­рой рас­по­ло­же­ны в том чис­ле в под­мос­ков­ном Фря­зи­но. Од­на­ко Вла­ди­мир Бе­ре­гов­ский рас­счи­ты­ва­ет, что в бу­ду­щем их за­ме­нят ла­зе­ры, сде­лан­ные од­ним из пред­при­я­тий «Ро­са­то­ма»: «Нам бы­ло ин­те­рес­но ис­поль­зо­вать ин­тел­лект “Ро­са­то­ма”, ко­то­рый, по мо­им со­об­ра­же­ни­ям, со­из­ме­рим с ин­тел­лек­ту­аль­ным по­тен­ци­а­лом ка­кой-ни­будь неболь­шой ев­ро­пей­ской стра­ны».

Не­смот­ря на то что се­рий­но­го вы­пус­ка еще нет, спрос на ма­ши­ны уже есть: «Спрос до­ста­точ­но боль­шой, мы это ощу­ща­ем. И да­же ощу­ща­ем, что вот-вот ис­чез­нет некий пси­хо­ло­ги­че­ский ба­рьер, ко­то­рый сдер­жи­ва­ет ши­ро­кое внед­ре­ние, и по­сып­лют­ся за­ка­зы. Уже в этом го­ду, по всей ви­ди­мо­сти, мы за­клю­чим от трех до пя­ти до­го­во­ров на по­став­ку этих ма­шин».

Пер­вые ма­ши­ны бу­дут по­став­ле­ны на пред­при­я­тия са­мо­го «Ро­са­то­ма». В це­лом спрос со сто­ро­ны струк­тур госкор­по­ра­ции Вла­ди­мир Бе­ре­гов­ский оце­ни­ва­ет при­мер­но в 150 ма­шин.

Прой­ти раз­вил­ку

На­ша ос­нов­ная за­да­ча — часть де­нег, ко­то­рые ухо­дят на За­пад, оста­вить здесь, в Рос­сии. Мы все вре­мя го­во­рим го­су­дар­ству: «По­мо­гай­те та­ким, как мы». При этом мы не про­сим у го­су­дар­ства де­нег, а лишь хо­тим ра­бо­тать на на­шем же рын­ке в усло­ви­ях чест­ной кон­ку­рен­ции.

Из раз­го­во­ра в ком­па­нии «Топ-си­сте­мы»

От­ра­бот­ка тех­но­ло­гии. Те­перь это глав­ная за­да­ча для про­из­во­ди­те­лей ад­ди­тив­ных ма­шин и их поль­зо­ва­те­лей — про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий. Хо­ро­шая за­пад­ная ма­ши­на мо­жет сто­ить мил­ли­он ев­ро. А вот тех­но­ло­гия про­из­вод­ства ко­неч­ных де­та­лей с опре­де­лен­ны­ми свой­ства­ми — в пять раз до­ро­же.

Мощ­ность ла­зе­ра, тем­пе­ра­ту­ра, сре­да, си­сте­ма охла­жде­ния, со­став и раз­мер по­рош­ка — все име­ет зна­че­ние. По­че­му в Рос­сии долж­но быть ина­че?

Де­ло не в ко­ли­че­стве про­из­ве­ден­ных 3D-прин­те­ров, хо­тя и это важ­но. Де­ло в том, что они мо­гут сде­лать. По­лу­чит­ся ли с их по­мо­щью «вы­рас­тить» из­де­лия, пре­вос­хо­дя­щие по сво­им свой­ствам те, что сде­ла­ны по тра­ди­ци­он­ным тех­но­ло­ги­ям, да при этом еще быст­рее и де­шев­ле? Без на­у­ки тут не обой­тись. «Я раз­го­ва­ри­вал с од­ним мо­им хо­ро­шим то­ва­ри­щем из уни­вер­си­те­та, — рас­ска­зы­ва­ет Дмит­рий Са­пры­кин. — Я го­во­рю: “Давай сде­ла­ем что-то вме­сте, ка­кой-ни­будь про­ект для про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства. По­мо­ги нам с на­уч­ной точ­ки зре­ния”. А он от­ве­ча­ет: “По­ни­ма­ешь, вот у ме­ня есть рей­тинг в Scopus и в Web of Science. За то, что я с то­бой что-то сде­лаю, я по­лу­чу один балл, а не сто, как за пуб­ли­ка­цию в аме­ри­кан­ском жур­на­ле”. То есть на­уч­ным ра­бот­ни­кам, ко­то­рых оце­ни­ва­ют по ме­сту в этих рей­тин­гах и по пуб­ли­ка­ци­ям (KPI, мод­ное сло­во), мы не нуж­ны. Только в по­след­ние год-два си­ту­а­ция на­ча­ла сдви­гать­ся и ста­ло на­ла­жи­вать­ся вза­и­мо­дей­ствие уни­вер­си­те­тов и за­во­дов». Клю­че­вые сло­ва — «ста­ло на­ла­жи­вать­ся вза­и­мо­дей­ствие». Хо­тя рей­тин­ги по-преж­не­му в цене.

Отчасти си­ту­а­ция из­ме­ни­лась и по­то­му, что рань­ше у на­у­ки не бы­ло воз­мож­но­сти от­ра­ба­ты­вать тех­но­ло­гии на оте­че­ствен­ном обо­ру­до­ва­нии — все се­рьез­ные ма­ши­ны бы­ли им­порт­ны­ми. А да­ле­ко не все они по­став­ля­лись с от­кры­той про­грамм­ной плат­фор­мой, поз­во­ля­ю­щей ши­ро­ко экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать. По­яв­ле­ние рос­сий­ских ма­шин за­кры­ва­ет этот про­бел.

Впро­чем, не только ма­шин. Па­рал­лель­но с со­зда­ни­ем ре­аль­ной ад­ди­тив­ной ма­ши­ны в струк­ту­рах «Ро­са­то­ма» со­зда­ет­ся так на­зы­ва­е­мый виртуальны­й прин­тер. «С его по­мо­щью мож­но вос­про­из­ве­сти тех­но­ло­гию из­го­тов­ле­ния из­де­лия, со­здан­но­го в кон­струк­тор­ской ком­пью­тер­ной про­грам­ме. Вир­ту­аль­но про­из­ве­дя его. И тут же при по­мо­щи дру­гой мощ­ной ком­пью­тер­ной про­грам­мы, “Ло­гос” (ана­лог за­пад­ной ANSYS), спро­гно­зи­ро­вать, ка­кие свой­ства бу­дут у это­го из­де­лия. То есть вжи­вую его пе­ча­тать сра­зу не на­до. По­том, ко­неч­но, нуж­но бу­дет и на­пе­ча­тать, про­ве­сти ве­ри­фи­ка­цию всей тех­но­ло­гии. По ме­ре на­коп­ле­ния ба­зы дан­ных в ко­неч­ном ито­ге мы мо­жем для ос­нов­ной ча­сти про­дук­ции во­об­ще от­ка­зать­ся каж­дый раз про­ве­рять свой­ства го­то­во­го из­де­лия», — про­гно­зи­ру­ет Алексей Дуб, первый заместител­ь ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра АО «На­у­ка и ин­но­ва­ции» (вхо­дит в «Ро­са­том»).

В па­ке­те про­грамм «вир­ту­аль­но­го прин­те­ра» бу­дет и про­грам­ма, поз­во­ля­ю­щая про­ве­сти то­по­ло­ги­че­скую оп­ти­ми­за­цию из­де­лия. Вла­ди­мир Бе­ре­гов­ский пред­по­ла­га­ет, что по­яв­ле­ние та­ко­го про­дук­та бу­дет спо­соб­ство­вать бо­лее ак­тив­но­му рас­про­стра­не­нию ад­ди­тив­но­го про­из­вод­ства: «Ко­гда у кон­струк­то­ров по­явит­ся та­кой ин­стру­мент, я ду­маю, что и де­ло с при­об­ре­те­ни­ем ма­шин пой­дет го­раз­до ве­се­лее, по­то­му что они уви­дят, насколько мож­но со­кра­тить, во-пер­вых, тру­до­ем­кость из­го­тов­ле­ния де­та­лей, во-вто­рых — ме­тал­ло­ем­кость».

Как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, взяв­шись за раз­ра­бот­ку ад­ди­тив­ной ма­ши­ны, про­из­во­ди­тель пи­шет и про­грам­му, по ко­то­рой ра­бо­та­ет сам прин­тер. Это все­ля­ет на­деж­ду, что в ито­ге вся про­грамм­ная це­поч­ка — от CAD-си­стем до про­грамм то­по­ло­ги­че­ско­го ди­зай­на — мо­жет быть рос­сий­ско­го про­ис­хож­де­ния и мы из­бе­жим си­ту­а­ции, ко­то­рая сло­жи­лась

се­го­дня с со­вре­мен­ны­ми им­порт­ны­ми стан­ка­ми.

«Си­ту­а­ция про­стая: сей­час все се­рьез­ные стан­ки сто­ят на обо­рон­ных пред­при­я­ти­ях, — се­ту­ет Сер­гей Коз­лов, ди­рек­тор по раз­ра­бот­ке ЗАО “Топ Си­сте­мы”. — И про­бле­ма для нас со­сто­ит в том, что ос­нов­ную роль в той об­ла­сти, в ко­то­рой мы ра­бо­та­ем, — в кон­струк­тор­ских си­сте­мах мо­де­ли­ро­ва­ния — иг­ра­ют круп­ные ино­стран­ные ком­па­нии, Siemens, к при­ме­ру. И это лоб­би, ко­то­рое сфор­ми­ро­ва­лось за по­след­ние го­ды, — се­рьез­ная про­бле­ма. Мы мно­го го­во­рим об им­пор­то­за­ме­ще­нии в стан­ках, а мы долж­ны го­во­рить об им­пор­то­за­ме­ще­нии в ИT, в про­цес­се про­ек­ти­ро­ва­ния и под­го­тов­ки про­из­вод­ства в ма­ши­но­стро­е­нии. Мы за­ви­сим от соф­та гло­баль­ных ино­стран­ных ком­па­ний на клю­че­вых про­из­вод­ствах по­чти пол­но­стью, про­цен­тов на де­вя­но­сто. У них фак­ти­че­ски мо­но­по­лия. От кон­струк­тор­ских си­стем до про­грамм управ­ле­ния стан­ка­ми. Фак­ти­че­ски рос­сий­ские пред­при­я­тия про­сто фи­нан­си­ру­ют за­пад­ных раз­ра­бот­чи­ков вы­со­ко­тех­но­ло­гич­но­го ПО».

«Топ Си­сте­мы» — один из ве­ду­щих рос­сий­ских раз­ра­бот­чи­ков си­стем ав­то­ма­ти­за­ции про­ек­ти­ро­ва­ния, в их глав­ном про­дук­те T-FLEX CAD есть все необ­хо­ди­мые сред­ства про­ек­ти­ро­ва­ния и под­го­тов­ки дан­ных как для ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий, так и для тра­ди­ци­он­ных про­из­вод­ствен­ных процессов.

Здесь под­чер­ки­ва­ют, что рос­сий­ские спе­ци­а­ли­сты уже со­зда­ют все необ­хо­ди­мое про­грамм­ное обес­пе­че­ние. Нуж­но лишь дать им воз­мож­ность ра­бо­тать с рос­сий­ски­ми пред­при­я­ти­я­ми, пе­ре­став опи­рать­ся на ино­стран­ные ре­ше­ния: «У нас софт в де­сять раз де­шев­ле: у них ра­бо­чее ме­сто мил­ли­он сто­ит, а у нас сто ты­сяч. А де­вя­но­сто про­цен­тов за­дач мы ре­ша­ем не ху­же, а мно­гие да­же луч­ше. Мы за по­след­ний год в Гер­ма­нии про­да­ли на­шу си­сте­му бо­лее чем на ты­ся­чу две­сти немец­ких пред­при­я­тий».

В об­щем, по­сыл по­ня­тен: рос­сий­ско­му «же­ле­зу» — рос­сий­ский софт.

Не тя­ни­те ли­су за хвост

Ко­гда мы два го­да на­зад на­ча­ли этой те­ма­ти­кой за­ни­мать­ся ак­тив­но, ры­нок фак­ти­че­ски был мерт­вый. Про­сто мерт­вый.

Дмит­рий Мар­ты­нов, управ­ля­ю­щий

ди­рек­тор АО «По­ле­ма»

И рос­сий­ский же по­ро­шок.

Важ­ным усло­ви­ем для бо­лее ши­ро­ко­го рас­про­стра­не­ния ад­ди­тив­но­го про­из­вод­ства в Рос­сии участ­ни­ки рын­ка и экс­пер­ты счи­та­ют раз­ви­тие соб­ствен­но­го про­из­вод­ства по­рош­ко­вых ком­по­зи­ций. Оте­че­ствен­ные по­рош­ки апри­о­ри де­шев­ле ино­стран­ных, а сни­же­ние цен на них де­ла­ет ад­ди­тив­ные тех­но­ло­гии бо­лее привле­ка­тель­ны­ми для пред­при­я­тий с точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ской эф­фек­тив­но­сти.

Алексей Ма­за­лов, управ­ля­ю­щий ди­рек­тор АО «Центр ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий» (Во­ро­неж), от­ме­ча­ет сни­же­ние цен на по­рош­ки по ме­ре по­яв­ле­ния на рын­ке но­вых про­из­во­ди­те­лей. Эта ком­па­ния об­ла­да­ет круп­ней­шим в стране на­бо­ром про­мыш­лен­но­го обо­ру­до­ва­ния в об­ла­сти ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий, в том чис­ле ра­бо­та­ю­ще­го с ме­тал­ли­че­ски­ми по­рош­ка­ми. Изна­чаль­но при­об­ре­та­лись им­порт­ные си­сте­мы с от­кры­той про­грамм­ной плат­фор­мой, что поз­во­ли­ло экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать и по­сте­пен­но пе­ре­хо­дить с ис­поль­зо­ва­ния по­став­ля­е­мых вме­сте с 3Dприн­те­ра­ми ме­тал­ли­че­ских им­порт­ных по­рош­ков на оте­че­ствен­ные.

Один из парт­не­ров Цен­тра ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий — Про­мыш­лен­ный ме­тал­лур­ги­че­ский хол­динг в ли­це туль­ско­го за­во­да по­рош­ко­вой ме­тал­лур­гии «По­ле­ма». Исто­рия за­во­да на­счи­ты­ва­ет бо­лее по­лу­ве­ка, од­на­ко к вы­пус­ку по­рош­ков для ис­поль­зо­ва­ния в ад­ди­тив­ном про­из­вод­стве пред­при­я­тие при­сту­пи­ло не так дав­но: пол­то­ра го­да на­зад там раз­ра­бо­та­ли тех­но­ло­гии по­лу­че­ния ме­тал­ли­че­ских по­рош­ков. Этот про­ект по­лу­чил фи­нан­си­ро­ва­ние от Фон­да раз­ви­тия про­мыш­лен­но­сти в ви­де зай­ма в раз­ме­ре 270 млн руб­лей. Об­щая его сто­и­мость — 449,8 млн руб­лей. Пред­по­ла­га­ет­ся, что осе­нью но­вое про­из­вод­ство уже бу­дет за­пу­ще­но. Объ­ем про­из­вод­ства ме­тал­ли­че­ских по­рош­ков для ад­ди­тив­ных и MIM-тех­но­ло­гий со­ста­вит до 100 тонн в год.

«Это поз­во­лит нам пе­ре­крыть весь им­порт по спла­вам с же­лез­ной, ни­ке­ле­вой и ко­баль­то­вой ос­но­ва­ми», — утвер­жда­ет управ­ля­ю­щий ди­рек­тор АО «По­ле­ма» Дмит­рий Мар­ты­нов. По­сле за­пус­ка это­го про­из­вод­ства пред­при­я­тие на­ме­ре­но на­чать про­цесс сер­ти­фи­ка­ции сво­их по­рош­ков у про­из­во­ди­те­лей ад­ди­тив­ных ма­шин.

По сло­вам Дмит­рия Мар­ты­но­ва, у ком­па­нии есть два по­тен­ци­аль­ных кли­ен­та, со­во­куп­ная по­треб­ность ко­то­рых в ме­тал­ли­че­ских по­рош­ках для ад­ди­тив­но­го про­из­вод­ства со­став­ля­ет 55 тонн в год. В свя­зи с этим г-н Мар­ты­нов не ис­клю­ча­ет, что объ­е­мы за­пус­ка­е­мо­го про­из­вод­ства ока­жут­ся мень­ше по­тен­ци­аль­но­го спро­са. Сек­рет успе­ха Дмит­рий Мар­ты­нов ви­дит в ин­ди­ви­ду­аль­ном под­хо­де: «Мы рас­счи­ты­ва­ем с каж­дым кли­ен­том рен­та­бель­ность пе­ре­во­да про­из­вод­ства на ад­ди­тив­ные тех­но­ло­гии. Об­го­ва­ри­ва­ем, ка­кая хи­мия, ка­кие объ­е­мы ему нуж­ны, ка­кие до­пол­ни­тель­ные об­ра­бот­ки он де­ла­ет. Мы мо­жем сде­лать, на­при­мер, слож­но­ле­ги­ро­ван­ный ка­кой-то сплав, ко­то­рый сра­зу даст нуж­ные фи­зи­че­ские и ме­ха­ни­че­ские свой­ства, но он бу­дет до­ро­гой. Мы мо­жем сде­лать сплав про­ще и де­шев­ле и по­ре­ко­мен­до­вать кли­ен­ту, на­при­мер, до­ба­вить в про­из­вод­ствен­ную це­поч­ку тер­мо­об­ра­бот­ку на­пе­ча­тан­но­го из­де­лия. То­гда это бу­дет для него де­шев­ле, но это опять за­ви­сит от объ­е­ма, сколь­ко он хо­чет сде­лать. Я бы ска­зал, что сей­час ры­нок сдер­жи­ва­ет то, что нет это­го ин­ди­ви­ду­аль­но­го под­хо­да. Все пы­та­ют­ся ра­бо­тать по шаб­ло­ну, а шаб­ло­на здесь нет. Ры­нок молодой, и нуж­но рас­счи­ты­вать эко­но­ми­ку под каж­дое из­де­лие».

А посколь­ку ры­нок молодой, то у по­тен­ци­аль­ных по­тре­би­те­лей су­ще­ству­ет

опре­де­лен­ная эй­фо­рия, вы­зван­ная недо­стат­ком ин­фор­ма­ции о тех­но­ло­гии: «Сей­час про­ис­хо­дит осо­зна­ние пол­ной тех­но­ло­ги­че­ской це­поч­ки. Я срав­ни­ваю ад­ди­тив­ные тех­но­ло­гии с ли­сой. Про­из­во­ди­те­ли по­рош­ков — хвост ли­сы. Ко­неч­ная ме­х­об­ра­бот­ка — ее зу­бы. Все сей­час со­сре­до­то­чи­лись на зад­ни­це ли­сы: ду­ма­ют, как пе­ча­тать. А на са­мом де­ле свой­ства из­де­лия за­кла­ды­ва­ют­ся не на пе­ча­ти. Свой­ства за­кла­ды­ва­ют­ся в по­сле­пе­чат­ной до­вод­ке из­де­лия: тер­мо­об­ра­бот­ка, го­мо­ге­ни­зи­ру­ю­щий от­жиг, до­пол­ни­тель­ная ин­тен­си­фи­ка­ция в го­ря­чем изо­ста­ти­че­ском прес­се. Там по­лу­ча­ют­ся хо­ро­шие свой­ства. То есть по­ми­мо по­куп­ки прин­те­ра и по­рош­ка нуж­но еще по­ку­пать обо­ру­до­ва­ние для тер­мо­об­ра­бот­ки на­пе­ча­тан­но­го из­де­лия».

Этим, кста­ти го­во­ря, «По­ле­ма» то­же пла­ни­ру­ет за­ни­мать­ся — ком­па­ния на­ме­ре­на соз­дать соб­ствен­ный центр 3Dпе­ча­ти: «Кли­ен­ты по­ку­па­ют у нас по­ро­шок и на­чи­на­ют бе­гать по всей стране и ис­кать, где его на­пе­ча­тать. Чтоб удо­вле­тво­рить эту по­треб­ность, мы бы хо­те­ли этот сер­вис у се­бя сде­лать. При­чем сде­лать уже пол­но­стью — с тер­мо­об­ра­бот­кой и с нор­маль­ны­ми тех­но­ло­ги­че­ски­ми ре­жи­ма­ми. Пла­ни­ру­ем для это­го ку­пить две ма­ши­ны ла­зер­ные и две — элек­трон­но-лу­че­вые. Что ка­са­ет­ся то­го, им­порт­ные это бу­дут ма­ши­ны или рос­сий­ские, то кто пред­ло­жит наи­луч­шие усло­вия, в том чис­ле с точ­ки зре­ния тех­но­ло­гии, у то­го и возь­мем. Мы бе­рем то обо­ру­до­ва­ние, ко­то­рое эф­фек­тив­но».

Не ис­клю­че­но, что это бу­дет вы­иг­рыш­ная стра­те­гия. Се­го­дня ми­ро­вое про­из­вод­ство ме­тал­ли­че­ских по­рош­ков раз­ных ти­пов для ад­ди­тив­но­го про­из­вод­ства ис­чис­ля­ет­ся сот­ня­ми тонн. В Рос­сии — тон­на­ми. И это при том, что, по сло­вам ди­рек­то­ра по но­вым про­ек­там ОК «Ру­сал» Алек­сея Ар­на­у­то­ва, объ­ем ми­ро­вых мощ­но­стей по про­из­вод­ству ме­тал­ли­че­ских по­рош­ков всех ви­дов су­ще­ствен­но пре­вы­ша­ет мил­ли­он тонн. Так что кон­ку­рен­ция ожи­да­ет­ся не сла­бая. В «Ру­са­ле», кста­ти, утвер­жда­ют, что к этой кон­ку­рен­ции они го­то­вы.

Уха­жи­вать и по­ли­вать

Мы не име­ем са­мо­го глав­но­го — кон­струк­то­ров, ко­то­рые спо­соб­ны про­ек­ти­ро­вать уже в но­вой ре­аль­но­сти. Их нет по­то­му, что не со­зда­на нор­ма­тив­ная ба­за, ко­то­рая обес­пе­чи­ва­ет мо­стик от ста­рой тех­но­ло­гии к но­вой. Алексей Дуб, первый заместител­ь

ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра АО «На­у­ка и ин­но­ва­ции» («Ро­са­том»)

Всё у нас есть. Что же тор­мо­зит внед­ре­ние ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий в ре­аль­ное про­из­вод­ство? Бю­ро­кра­тия. Ку­да же без нее. Инер­ция мыш­ле­ния. Недо­ста­ток ин­фор­ма­ции. Страх но­во­го. День­ги. Ну и так да­лее. Впро­чем, все это пре­одо­ли­мо.

Без бу­маж­ки и тех­но­ло­гия не тех­но­ло­гия. «Как это ни стран­но, со­вре­мен­ные тех­но­ло­гии в ми­ре пре­иму­ще­ствен­но свя­за­ны с нор­ма­тив­ны­ми до­ку­мен­та­ми, ко­то­рые эти тех­но­ло­гии им­пле­мен­ти­ру­ют в со­вре­мен­ную жизнь», — от­ме­ча­ет Алексей Дуб. Нет до­ку­мен­та — зна­чит, кон­струк­тор не мо­жет опи­рать­ся на эту тех­но­ло­гию в сво­ей ра­бо­те. А про­из­вод­ство на­чи­на­ет­ся с кон­струк­то­ра. Так что раз­ра­бот­ка нор­ма­тив­ной ба­зы — од­на из важ­ней­ших за­дач. Тех­ни­че­ский ко­ми­тет по стан­дар­ти­за­ции «Ад­ди­тив­ные тех­но­ло­гии» со­здан в 2015 го­ду на ба­зе ВИАМа. АО «На­у­ка и ин­но­ва­ции» ак­тив­но участ­ву­ет в раз­ра­бот­ке стан­дар­тов. Пока их раз­ра­бо­та­но только де­сять. На го­лом, как го­во­рят, эн­ту­зи­аз­ме.

«Не скрою, что это тре­бу­ет средств. Ва­ри­ан­тов два: ли­бо го­су­дар­ство долж­но вы­сту­пить ин­ве­сто­ром, ко­то­рый даст день­ги на раз­ра­бот­ку этих стан­дар­тов, ли­бо нуж­но ждать, что на­ши пред­при­я­тия, по­няв, что им необ­хо­ди­мо уско­рять­ся с точ­ки зре­ния вы­во­да на ры­нок но­вых про­дук­тов, за­хо­тят про­фи­нан­си­ро­вать со­зда­ние этих стан­дар­тов», — рас­суж­да­ет Алексей Дуб. По его сло­вам, в год на­до раз­ра­ба­ты­вать по де­сять—пят­на­дцать стан­дар­тов.

Впро­чем, как спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет Ми­ха­ил Иванов, неко­то­рые ви­ды ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий мо­гут ис­поль­зо­вать­ся и без обя­за­тель­ной сер­ти­фи­ка­ции: «Се­го­дня уде­ля­ет­ся боль­шое вни­ма­ние раз­ра­бот­ке оте­че­ствен­ных прин­те­ров для про­из­вод­ства ли­тей­ной оснаст­ки. Это не тре­бу­ет до­пол­ни­тель­ной сер­ти­фи­ка­ции, так как тех­но­ло­ги­че­ский про­цесс и ма­те­ри­а­лы от­ли­вок не ме­ня­ют­ся. При этом со­кра­ща­ет­ся се­бе­сто­и­мость все­го тех­но­ло­ги­че­ско­го про­цес­са. Гер­ма­ния ис­поль­зу­ет око­ло 3500 еди­ниц прин­те­ров для по­доб­но­го ви­да ли­тья, США — бо­лее 5000 еди­ниц, в Рос­сии в свя­зи со сла­бой осве­дом­лен­но­стью о со­вре­мен­ных тех­но­ло­ги­ях ис­поль­зу­ет­ся все­го 30 им­порт­ных установок для сте­рео­ли­то­гра­фии и 15 — для ра­бо­ты с пе­соч­ны­ми фор­ма­ми под “ли­тье в зем­лю”».

Дей­стви­тель­но, пока в апро­би­ро­ва­нии но­вой тех­но­ло­гии наи­бо­лее ак­тив­ны пред­при­я­тия из вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ных от­рас­лей: ОПК, авиа­стро­е­ние, кос­мос, дви­га­те­ле­стро­е­ние, атомная энер­ге­ти­ка. И, су­дя по все­му, с них и нач­нет­ся мас­со­вое внед­ре­ние этих тех­но­ло­гий в ре­аль­ное про­из­вод­ство. Сей­час они на­щу­пы­ва­ют ме­ста при­ло­же­ния этих са­мых тех­но­ло­гий, объ­еди­ня­ют уси­лия по их про­дви­же­нию, на­ла­жи­ва­ют об­мен ин­фор­ма­ци­ей. При этом со сто­ро­ны ви­дит­ся, что ко­опе­ра­ция участ­ни­ков про­ис­хо­дит без дав­ле­ния свер­ху, по го­ри­зон­та­ли. И главное, все они за­ин­те­ре­со­ва­ны не только во внед­ре­нии ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий в свое про­из­вод­ство, но и в том, что­бы это са­мое ад­ди­тив­ное про­из­вод­ство ба­зи­ро­ва­лось на рос­сий­ских ма­ши­нах и тех­но­ло­ги­ях.

«Ес­ли вы ис­поль­зу­е­те чу­жое обо­ру­до­ва­ние, чу­жие тех­но­ло­гии, то вся ин­фор­ма­ция о том, что вы де­ла­е­те с их по­мо­щью, как вы де­ла­е­те, ка­кой ре­зуль­тат по­лу­ча­е­те, от­прав­ля­ет­ся в ба­зу дан­ных про­из­во­ди­те­ля обо­ру­до­ва­ния и вла­дель­ца тех­но­ло­гии, — объ­яс­ня­ет Алексей Дуб. — Так что, как только мы по­ку­па­ем им­порт­ный прин­тер, им­порт­ные ма­те­ри­а­лы и на­чи­на­ем на нем что­то де­лать, мы тут же всю ин­фор­ма­цию о том, что мы де­ла­ем — не кон­крет­но ка­кое из­де­лие, а ка­кие у него свой­ства, на­при­мер, — тут же пе­ре­да­ем в их ба­зу дан­ных и в этом смыс­ле их обо­га­ща­ем. Посколь­ку эта ин­фор­ма­ция — боль­шая цен­ность для круп­ных ком­па­ний, так как на ее ос­но­ве они и ве­ри­фи­ци­ру­ют свою про­дук­цию».

Вряд ли про­из­во­ди­те­ли под­вод­ных ло­док и эс­мин­цев, са­мо­ле­тов и вер­то­ле­тов, атом­ных стан­ций и авиа­ци­он­ных дви­га­те­лей за­хо­тят де­лить­ся ин­фор­ма­ци­ей с кон­ку­рен­та­ми. И вряд ли они за­хо­тят от­стать от кон­ку­рен­тов, от­ка­зав­шись от внед­ре­ния ад­ди­тив­ных тех­но­ло­гий.

А зна­чит, вы­ход только один — са­мим вы­ра­щи­вать но­вое для рос­сий­ской эко­но­ми­ки про­из­вод­ство по ад­ди­тив­ным тех­но­ло­ги­ям и все со­пут­ству­ю­щие ему про­дук­ты и сер­ви­сы: ма­ши­ны, по­рош­ки, про­грамм­ное обес­пе­че­ние, ис­сле­до­ва­тель­ские ла­бо­ра­то­рии и да­лее по спис­ку. Воз­мож­но­сти для это­го есть.

Сбо­роч­ный цех ком­па­нии «Ла­зе­ры и ап­па­ра­ту­ра»

Ад­ди­тив­ные (от ан­гл. to add — до­бав­лять) тех­но­ло­гии — это про­цесс по­слой­но­го син­те­за ма­те­ри­а­ла объ­ек­та из дан­ных 3Dмо­де­ли: из­де­лие как бы вы­ра­щи­ва­ет­ся из за­гру­жен­но­го в прин­тер ма­те­ри­а­ла. Они по­лу­чи­ли свое на­зва­ние в про­ти­во­по­лож­ность «вы­чи­та­ю­щим»...

Ста­нок про­из­вод­ства ком­па­нии «Ла­зе­ры и ап­па­ра­ту­ра» МЛ7-1.Ис­поль­зу­ет­ся тех­но­ло­гия пря­мо­го ла­зер­но­го вы­ра­щи­ва­ния Дмит­рий Са­пры­кин

Вла­ди­мир Бе­ре­гов­ский

Сво­и­ми по­рош­ка­ми «По­ле­ма» на­ме­ре­на не только за­кры­вать по­треб­но­сти внут­рен­не­го рын­ка, но и вый­ти с ни­ми на экс­порт

Сер­гей Коз­лов

Дмит­рий Мар­ты­нов

Алексей Дуб

Ми­ха­ил Иванов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.