Но­вые горизонтал­и нефтедобыч­и

Ком­па­ния «Гео­на­ви­га­ци­он­ные тех­но­ло­гии» успе­ла пер­вой пред­ло­жить рос­сий­ским неф­тя­ни­кам оте­че­ствен­ное про­грамм­ное обес­пе­че­ние для по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти раз­ра­бот­ки сква­жин в ка­че­стве ана­ло­га им­порт­но­му соф­ту

Ekspert - - РУССКИЙ БИЗНЕС ТЕХНОЛОГИИ -

В2007 го­ду Сер­гей Сти­шен­ко и два его парт­не­ра по про­ек­ту «Гео­на­ви­га­ци­он­ные тех­но­ло­гии» (ГТ) Ай­рат Са­би­ров и Ви­та­лий Ти­ха­но­вич ра­бо­та­ли в ком­па­нии «Са­ха­лин Энер­джи» (сов­мест­ное пред­при­я­тие «Газ­про­ма» и Shell), на ме­сто­рож­де­нии «Са­ха­лин-2» на шель­фе Са­ха­ли­на.

Сер­вис по со­про­вож­де­нию го­ри­зон­таль­но­го бу­ре­ния на «Са­ха­лине-2» предо­став­ля­ла за­ру­беж­ная ком­па­ния из «боль­шой чет­вер­ки» — Schlumberg­er, Halliburto­n, Baker Huges и Weatherfor­d. Как рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей Сти­шен­ко, де­ла­ла она это спу­стя ру­ка­ва, гео­ло­ги с днев­ной и ноч­ной смен по­рой спо­ри­ли, об­на­ру­жи­вая ед­ва ли не пол­ное непо­ни­ма­ние ре­аль­ной си­ту­а­ции. «А от­ве­ча­ли за ана­лиз по­ка­за­ний при­бо­ров мы, — го­во­рит Сти­шен­ко. — Мы рас­пи­сы­ва­лись на до­ку­мен­те, в со­от­вет­ствии с ко­то­рым стро­и­лась сква­жи­на це­ной пять­де­сят мил­ли­о­нов дол­ла­ров».

Парт­не­ры ре­ши­ли най­ти рос­сий­ское про­грамм­ное обес­пе­че­ние для со­про­вож­де­ния го­ри­зон­таль­но­го бу­ре­ния, но на рын­ке его не ока­за­лось. То­гда ста­ли раз­ра­ба­ты­вать его са­ми.

Сти­шен­ко и его парт­не­ры ду­ма­ли то­гда, что у них под но­га­ми очень пер­спек­тив­ная ни­ша, ведь объ­ем го­ри­зон­таль­но­го бу­ре­ния уве­ли­чи­вал­ся все по­след­ние го­ды, да­же в пе­ри­о­ды сни­же­ния неф­тя­ных цен, ко­гда па­да­ла тра­ди­ци­он­ная неф­те­до­бы­ча.

«Бы­ло яс­но, что на гео­на­ви­га­ции мож­но сде­лать биз­нес, ко­то­рый мо­жет кор­мить не ху­же, чем ра­бо­та в за­пад­ной неф­те­сер­вис­ной ком­па­нии, — по­яс­ня­ет пред­при­ни­ма­тель. — Ведь та­кое ПО по­мо­га­ет неф­тя­ни­кам се­рьез­но эко­но­мить. Стро­и­тель­ство сква­жи­ны мо­жет сто­ить сто мил­ли­о­нов руб­лей, но ес­ли ты эко­но­мишь за счет сни­же­ния ава­рий­но­сти и умень­ше­ния сро­ков стро­и­тель­ства два­дцать мил­ли­о­нов и при этом про­сишь за услу­ги че­ты­ре мил­ли­о­на, то это вполне нор­маль­ная и ло­ги­че­ски обос­но­ван­ная сдел­ка».

По оцен­кам ис­сле­до­ва­тель­ской ком­па­нии «Эр Пи Ай Ин­тер­нэш­нл», ры­нок со­про­вож­де­ния на­клон­но-на­прав­лен­но­го и го­ри­зон­таль­но­го бу­ре­ния (ННиГБ) со­став­ля­ет око­ло де­ся­ти про­цен­тов от об­ще­го объ­е­ма рын­ка неф­те­про­мыс­ло­во­го сер­ви­са в де­неж­ном вы­ра­же­нии и оце­ни­ва­ет­ся бо­лее чем в 126 млрд руб­лей. Экс­пер­ты счи­та­ют этот ры­нок вы­со­ко­пер­спек­тив­ным из-за ро­ста по­треб­но­сти в вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ном и бо­лее до­ро­гом со­про­вож­де­нии бу­ре­ния. До 2030 го­да он дол­жен де­мон­стри­ро­вать сред­не­го­до­вой рост око­ло 13% и опе­ре­жать тем­пы ро­ста рын­ка бу­ре­ния в де­неж­ном вы­ра­же­нии. В США го­ри­зон­таль­ных сква­жин 90%, и Рос­сию че­рез пять лет ждет то же са­мое, пред­по­ла­га­ет Сер­гей Сти­шен­ко.

Один про­тив чет­ве­рых

За де­вять ме­ся­цев Сти­шен­ко (по пер­во­му об­ра­зо­ва­нию он про­грам­мист) с парт­не­ра­ми втро­ем на­пи­са­ли пер­вый ва­ри­ант про­грамм­но­го ком­плек­са «Гео­нафт», ко­то­рый изна­чаль­но был на­це­лен на со­про­вож­де­ние бу­ре­ния внут­ри неф­тя­но­го ин­тер­ва­ла. Они за­ре­ги­стри­ро­ва­ли ком­па­нию «Гео­на­ви­га­ци­он­ные тех­но­ло­гии», но еще ка­кое­то вре­мя про­дол­жа­ли ра­бо­тать в Shell.

Гру­бо опи­сать тех­но­ло­гию ра­бо­ты «Гео­наф­та» мож­но так: бу­ро­вое обо­ру­до­ва­ние из­ме­ря­ет фи­зи­че­ские па­ра­мет­ры пла­ста, они че­рез спут­ник пе­ре­да­ют­ся в центр об­ра­бот­ки дан­ных, с по­мо­щью про­грамм ГТ дан­ные ви­зу­а­ли­зи­ру­ют­ся, ав­то­ма­ти­че­ски об­нов­ля­ет­ся мо­дель пла­ста, в со­от­вет­ствии с ко­то­рой при­ни­ма­ет­ся ре­ше­ние об из­ме­не­ни­ях тра­ек­то­рии бу­ре­ния. Так в уда­лен­ном ре­жи­ме мож­но управ­лять дей­стви­я­ми бу­ро­вой бри­га­ды.

В ГТ ре­ши­ли кон­ку­ри­ро­вать с «боль­шой чет­вер­кой» не толь­ко ка­че­ством про­грамм­но­го обес­пе­че­ния, но и боль­шей гиб­ко­стью. Де­ло в том, что ино­стран­ные ком­па­нии не по­став­ля­ли софт для со­про­вож­де­ния го­ри­зон­таль­но­го бу­ре­ния от­дель­но от сер­ви­са и обо­ру­до­ва­ния. «Про­да­жи “же­ле­за” при­но­сят им ос­нов­ную до­лю вы­руч­ки на тер­ри­то­рии Рос­сии, и от­ка­зы­вать­ся от него они не на­ме­ре­ны. Им го­раз­до вы­год­нее са­мим об­слу­жи­вать каж­дую сква­жи­ну. Ес­ли вы хо­ти­те по­лу­чить их сер­вис, при­дет­ся до­ве­рять им на сло­во, — рас­ска­зы­ва­ет Сти­шен­ко. — Вам про­сто при­сы­ла­ют три слай­да и го­во­рят: нефть вот здесь, под­пи­ши­те, по­жа­луй­ста. А ошиб­лись они или нет, вы узна­е­те пост­фак­тум. Да еще и на­вя­жут вам сво­их лю­дей, ко­то­рые бу­дут бу­рить сква­жи­ны».

ГТ, на­про­тив, сра­зу ста­ла про­да­вать про­грамм­ные ли­цен­зии, ко­то­рые пер­вы­ми ку­пи­ли «Газ­пром­нефть НТЦ», «Газ­пром­нефть-Орен­бург» и ТНК-BP. По су­ти, они предо­став­ля­ли ин­стру­мент, с по­мо­щью ко­то­ро­го ин­же­не­ры за­каз­чи­ка мог­ли со­зда­вать сер­вис со­про­вож­де­ния бу­ре­ния са­мо­сто­я­тель­но. Сер­гей Сти­шен­ко ре­шил ра­бо­тать с лю­бым «же­ле­зом», в том чис­ле от рос­сий­ских

про­из­во­ди­те­лей. «К то­му же у опе­ра­то­ра ком­па­нии-кли­ен­та бы­ла воз­мож­ность за­гру­зить на­ши мо­де­ли, про­ве­рить и спро­сить о том, что непо­нят­но», — до­бав­ля­ет он.

За­хо­дить на ры­нок бы­ло от­но­си­тель­но про­сто, ведь в Рос­сии на тот мо­мент не бы­ло та­ко­го спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния.

Как рас­ска­зал на­чаль­ник цен­тра управ­ле­ния бу­ре­ни­ем На­уч­но­тех­ни­че­ско­го цен­тра «Газ­пром неф­ти» Ви­та­лий Ко­ряб­кин, в «Газ­пром неф­ти» до 2012 го­да для про­ве­де­ния гео­на­ви­га­ци­он­ных ра­бот при­вле­ка­ли сер­вис­ные ком­па­нии, предо­став­ляв­шие и софт, и ин­же­не­ров, так как про­ек­ты по го­ри­зон­таль­но­му бу­ре­нию бы­ли еди­нич­ны­ми. Но в свя­зи с ис­то­ще­ни­ем ре­сурс­ной ба­зы ме­сто­рож­де­ний при­хо­ди­лось бу­рить всё бо­лее слож­ные участ­ки ме­сто­рож­де­ний, где ма­лень­кая тол­щи­на неф­тя­но­го пла­ста и низ­кая про­ни­ца­е­мость. При та­ких усло­ви­ях бу­ре­ние вер­ти­каль­ных сква­жин невы­год­но. Ко­гда объ­ем слож­но­го бу­ре­ния на­чал быст­ро рас­ти (сей­час 60% сква­жин в год — го­ри­зон­таль­ные), ста­ло це­ле­со­об­раз­но со­зда­вать соб­ствен­ный центр со­про­вож­де­ния го­ри­зон­таль­но­го бу­ре­ния, ко­то­рый и был от­крыт в Санк­тПе­тер­бур­ге. «Пер­вым соф­том, ко­то­рый мы ис­поль­зо­ва­ли, был про­дукт “Гео­на­ви­га­ци­он­ных тех­но­ло­гий”, — го­во­рит Ви­та­лий Ко­ряб­кин. — Про­сто по­то­му, что они то­гда бы­ли един­ствен­ны­ми, кто де­лал та­кое про­грамм­ное обес­пе­че­ние в Рос­сии. Сто­и­ло оно зна­чи­тель­но де­шев­ле, чем у ино­стран­ных ком­па­ний. Дру­гой важ­ный плюс: они на­хо­ди­лись ря­дом, то есть нам бы­ло зна­чи­тель­но про­ще и удоб­нее ра­бо­тать с оте­че­ствен­ным по­став­щи­ком». По­на­ча­лу в «Газ­пром неф­ти» ис­поль­зо­ва­ли ком­плекс «Гео­нафт» при ра­бо­тах на всех сква­жи­нах го­ри­зон­таль­но­го бу­ре­ния, но со вре­ме­нем по­яви­лось еще несколь­ко рос­сий­ских по­став­щи­ков по­доб­но­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния и услуг.

В це­лом за счет при­ме­не­ния тех­но­ло­гий гео­на­ви­га­ции эф­фек­тив­ность про­ход­ки (по­ка­за­тель то­го, ка­кая часть сква­жи­ны на­хо­дит­ся непо­сред­ствен­но в про­дук­тив­ном неф­тя­ном пла­сте) у «Газ­пром неф­ти» вы­рос­ла с 65% в 2011 го­ду до 92% в 2017-м. «Этот по­ка­за­тель на­пря­мую вли­я­ет на эф­фек­тив­ность сква­жи­ны, — го­во­рит Ви­та­лий Ко­ряб­кин. — Осо­бен­но он ва­жен для сква­жин с мно­го­ста­дий­ным гид­ро­раз­ры­вом пла­ста».

Вен­чур­ная сква­жи­на

Парт­не­рам уда­лось до­воль­но быст­ро най­ти воз­мож­но­сти для фи­нан­со­вой под­пит­ки раз­ви­ва­ю­ще­го­ся биз­не­са. На Ми­ро­вом неф­тя­ном кон­грес­се в 2014 го­ду стенд ГТ за­ме­тил пред­ста­ви­тель фон­да «Скол­ко­во», ко­то­рый схо­ду при­гла­сил стар­та­пе­ров в кла­стер энер­го­эф­фек­тив­ных тех­но­ло­гий и пред­ло­жил прой­ти уско­рен­ную про­грам­му, что­бы стать ре­зи­ден­та­ми фон­да. Ско­ро они по­лу­чи­ли ми­ни-грант в пять мил­ли­о­нов руб­лей. Но глав­ное — сре­ди экс­пер­тов, оце­ни­вав­ших раз­ра­бот­ку, ока­зал­ся пред­ста­ви­тель фон­да Phystech Ventures, ко­то­рый их биз­не­сом очень за­ин­те­ре­со­вал­ся. В 2015 го­ду «Гео­на­ви­га­ци­он­ные тех­но­ло­гии» по­лу­чи­ли пер­вый ра­унд фи­нан­си­ро­ва­ния от двух фон­дов — Phystech Ventures и North Energy Ventures — по­ряд­ка по­лу­мил­ли­о­на дол­ла­ров. Сред­ства они на­пра­ви­ли на но­вые раз­ра­бот­ки.

На­чи­на­ли с со­про­вож­де­ния бу­ре­ния внут­ри ин­тер­ва­ла, по­том ста­ли до­бав­лять мо­ду­ли гео­ме­ха­ни­ки. Для неф­тя­ной от­рас­ли это важ­ная вещь. Гео­ме­ха­ни­ка

— это при­ло­же­ние на­у­ки о со­про­тив­ле­нии ма­те­ри­а­лов к про­цес­су стро­и­тель­ства сква­жин. Она пред­по­ла­га­ет по­стро­е­ние ма­те­ма­ти­че­ской мо­де­ли, где про­счи­та­ны на­пря­же­ния на стен­ки сква­жи­ны и устой­чи­вость ее ство­ла. По оцен­кам ГТ (прав­да, сде­лан­ным для се­ве­ро­аме­ри­кан­ско­го рын­ка), из-за непра­виль­ных или во­все от­сут­ству­ю­щих рас­че­тов этих па­ра­мет­ров еже­год­но те­ря­ет­ся до 15 млрд дол­ла­ров. С по­мо­щью гео­ме­ха­ни­ки эти по­те­ри мож­но сни­зить как ми­ни­мум на 10–15%.

Кро­ме то­го, по за­ка­зу «Газ­пром неф­ти» ГТ раз­ра­бо­та­ла мо­дуль для опе­ра­тив­ной оцен­ки пет­ро­фи­зи­че­ских (пет­ро­фи­зи­ка — это фи­зи­ка гор­ных по­род) свойств пла­ста и ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ной пе­ре­да­чи дан­ных. Рань­ше не бы­ло на­сто­я­ще­го со­про­вож­де­ния бу­ре­ния в ре­аль­ном вре­ме­ни, рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей Сти­шен­ко. Про­бу­рив де­сять мет­ров, при­хо­ди­лось от­прав­лять за­ме­ры по по­чте, по­том за­гру­жать их в про­грам­му об­ра­бот­ки и т. д. Мо­дуль пе­ре­да­чи дан­ных в ре­аль­ном вре­ме­ни поз­во­лил из­бе­жать ис­поль­зо­ва­ния руч­но­го тру­да на ты­ся­чах сква­жин.

В 2016 го­ду ГТ по­лу­чи­ла два мил­ли­о­на дол­ла­ров на вто­ром ра­ун­де фи­нан­си­ро­ва­ния (ра­унд B), сред­ства ко­то­ро­го на­прав­ля­ют­ся на раз­ви­тие и рост биз­не­са. Кро­ме те­ку­щих ин­ве­сто­ров в ком­па­нию вло­жи­лись еще два фон­да. А в на­ча­ле это­го го­да стар­та­пу да­ли оче­ред­ной грант от «Скол­ко­во» в раз­ме­ре 61 млн руб­лей на раз­ви­тие тех­но­ло­ги­че­ской плат­фор­мы. В рам­ках «Гео­наф­та» бу­дет со­зда­вать­ся мно­го до­пол­ни­тель­ных мо­ду­лей — «до­рож­ная кар­та» рас­пи­са­на на три го­да впе­ред. Ин­те­рес­ный про­ект свя­зан с раз­ра­бот­кой неф­тя­ных ме­сто­рож­де­ний ба­же­нов­ской сви­ты. Там за­ле­га­ют мил­ли­ар­ды тонн уг­ле­во­до­ро­дов, но из­влечь их крайне слож­но: они со­дер­жат­ся в мел­ко­дис­перс­ной по­ро­де. Что­бы из­влечь та­кие за­па­сы, необ­хо­ди­мо при­ме­нять го­ри­зон­таль­но-на­клон­ное бу­ре­ние и де­лать гид­ро­раз­ры­вы пла­ста. «В рам­ках гран­та от “Скол­ко­во” мы как раз пи­шем ку­со­чек соф­та для ра­бо­ты с ТРИЗа­ми (труд­но­из­вле­ка­е­мы­ми за­па­са­ми. — “Экс­перт”)», — го­во­рит Сти­шен­ко. При­чем кон­ку­рен­ции с ино­стран­ны­ми по­став­щи­ка­ми неф­те­сер­вис­ных услуг в этом слу­чае мож­но не осо­бо опа­сать­ся. «За­пад­ные ком­па­нии не мо­гут из-за санк­ций по­ста­вить в Рос­сию ни од­ну тех­но­ло­гию, ко­то­рая поз­во­ли­ла бы раз­ра­ба­ты­вать ТРИЗы на глу­бине бо­лее 50 мет­ров, — утвер­жда­ет пред­при­ни­ма­тель. — Нам “от­ре­за­ли” весь шельф и ба­же­нов­скую сви­ту, и вы­ход толь­ко один — что-то де­лать са­мим».

Ес­ли же го­во­рить не об уз­ких по­ка за­да­чах, а о рын­ке про­грамм­но­го обес­пе­че­ния для гео­на­ви­га­ции в це­лом, то он боль­шей ча­стью за­нят ино­стран­ны­ми про­дук­та­ми. Од­на­ко рос­сий­ские по­став­щи­ки от­во­е­вы­ва­ют свою до­лю. По оцен­кам ГТ, в сег­мен­те гео­ме­ха­ни­ки — стро­и­тель­стве гео­ме­ха­ни­че­ских мо­де­лей пла­ста — их опе­ре­жа­ет по объ­е­му про­даж толь­ко Schlumberg­er. В Рос­сии у ГТ то­же по­яви­лось несколь­ко кон­ку­рен­тов в раз­ных сег­мен­тах. На­при­мер, это ком­па­ния ROGII с про­грамм­ным обес­пе­че­ни­ем StarSteer и ООО «Гео­на­ви­га­ция». И все­та­ки ко­ли­че­ство раз­ра­бот­чи­ков ПО для гео­на­ви­га­ции в Рос­сии со­всем неве­ли­ко. По мне­нию Сер­гея Сти­шен­ко, пре­иму­ще­ство его про­ек­та в том, что ГТ де­ла­ет всю це­поч­ку — и на­ви­га­цию, и гео­фи­зи­ку, и гео­ме­ха­ни­ку. То есть еди­ную плат­фор­му, ко­то­рой нет да­же у «боль­шой чет­вер­ки». По сло­вам Ви­та­лия Ко­ряб­ки­на из «Газ­пром неф­ти», силь­ная сто­ро­на «Гео­на­ви­га­ци­он­ных тех­но­ло­гий» в том, что они про­из­во­дят ши­ро­кую ли­ней­ку мо­ду­лей для раз­но­го функ­ци­о­на­ла. Мо­ду­ли мож­но при­об­ре­тать от­дель­но.

Се­год­ня ком­па­ния рас­ши­ри­лась, в шта­те уже 30 че­ло­век, при­чем в ГТ ра­бо­та­ют семь из де­ся­ти че­ло­век, рань­ше со­сто­яв­ших в груп­пе гео­ме­ха­ни­ки в ком­па­нии Schlumberg­er (там бы­ла са­мая силь­ная шко­ла по это­му на­прав­ле­нию). «Schlumberg­er — это огром­ный слон, у ко­то­ро­го за пет­ро­фи­зи­ку и гео­на­ви­га­цию от­ве­ча­ют раз­ные ком­па­нии, цен­тры раз­ра­бот­ки у них в раз­ных стра­нах. Не так про­сто взять и сле­пить из всех этих ди­ви­зи­о­нов, ко­то­рые мно­го лет рос­ли в сво­ей ло­ги­ке, что-то еди­ное, — по­яс­ня­ет Сер­гей Сти­шен­ко. — А я сра­зу лю­дям по­ка­зы­ваю: у нас изна­чаль­но все на уровне од­ной сква­жи­ны, но за­то “от и до”, от на­ча­ла бу­ре­ния и до вы­во­да сква­жи­ны на ре­жим, ко­гда из нее уже нефть идет. С про­фес­си­о­наль­ной точ­ки зре­ния спе­ци­а­ли­стам это ин­те­рес­нее, здесь бо­лее длин­ная це­поч­ка».

К на­сто­я­ще­му вре­ме­ни «Гео­на­ви­га­ци­он­ные тех­но­ло­гии» про­да­ли уже бо­лее 150 ли­цен­зий. Но их биз­нес-мо­дель ста­ла пре­иму­ще­ствен­но сер­вис­ной: за два го­да ком­па­ния вы­пол­ни­ла бо­лее 270 про­ек­тов по раз­ра­бот­ке сква­жин «под ключ». Та­кое на­прав­ле­ние раз­ви­тия под­ска­зал сам ры­нок: у неф­тя­ни­ков не все­гда есть ре­сур­сы, что­бы вез­де бу­рить са­мим.

За про­шлый год, по дан­ным Сер­гея Сти­шен­ко, вы­руч­ка ГТ вы­рос­ла в че­ты­ре с по­ло­ви­ной ра­за по от­но­ше­нию к 2016-му. В этом го­ду ком­па­ния пла­ни­ру­ет уве­ли­чить ее еще втрое, до несколь­ких мил­ли­о­нов дол­ла­ров, го­во­рит он, не кон­кре­ти­зи­руя, за счет че­го это про­изой­дет.

Рань­ше ос­нов­ные ви­ды на раз­ви­тие про­ек­та в ГТ свя­зы­ва­ли с уве­ли­че­ни­ем при­сут­ствия на аме­ри­кан­ском рын­ке, где рос­сий­ское ПО мог­ло бы быть кон­ку­рен­то­спо­соб­ным по цене. Да и сам по се­бе ры­нок услуг гео­на­ви­га­ции там во мно­го раз боль­ше рос­сий­ско­го. Но по­ка эти ожи­да­ния не очень оправ­ды­ва­ют­ся. Ком­па­ния за­пус­ка­ла офис в Хью­стоне, ко­то­рый че­рез семь-во­семь ме­ся­цев при­шлось за­крыть. «Мы на­ча­ли ра­бо­ту, ко­гда бы­ло оче­ред­ное дно по цене на нефть, — объ­яс­ня­ет Сти­шен­ко. — Неф­тя­ные ком­па­нии про­ве­ли две мас­штаб­ные вол­ны со­кра­ще­ний лю­дей в Се­вер­ной Аме­ри­ке. Кро­ме то­го, ры­нок там ока­зал­ся очень кон­ку­рент­ным». В ито­ге ГТ ре­ши­ла скон­цен­три­ро­вать­ся на рын­ках стран Пер­сид­ско­го за­ли­ва. Ком­па­ния ре­а­ли­зо­ва­ла несколь­ко пи­лот­ных про­ек­тов в Иране, Омане, Ни­ге­рии. Сле­ду­ю­щим дол­жен быть про­ект для Saudi Aramco в Са­у­дов­ской Ара­вии. Там неф­тя­ни­ки то­же хо­тят из­ба­вить­ся от ге­ге­мо­нии «боль­шой чет­вер­ки», ини­ци­и­ру­ют про­цес­сы им­пор­то­за­ме­ще­ния «по-оман­ски» и «по-араб­ски», и так же, как на­ши, оза­бо­че­ны сни­же­ни­ем за­трат на неф­те­до­бы­чу. «Но у них там все де­ла­ет­ся дол­го, — се­ту­ет Сер­гей Сти­шен­ко. — Жизнь у них та­кая счаст­ли­вая — сы­тая и раз­ме­рен­ная. Сей­час у них Ра­ма­дан, на­при­мер, на­чи­на­ет­ся. Ни­ка­ких ре­ше­ний они не при­ни­ма­ют».

Так что с бур­ной экс­пан­си­ей на ми­ро­вые рын­ки при­дет­ся по­вре­ме­нить. А в Рос­сии ком­па­ния пла­ни­ру­ет ско­опе­ри­ро­вать­ся с про­из­во­ди­те­ля­ми бу­ро­во­го обо­ру­до­ва­ния: с их сто­ро­ны — «же­ле­зо», со сто­ро­ны ГТ — ин­же­не­рия. «В “ЛУКой­ле” мы, на­при­мер, сей­час бо­рем­ся, что­бы вы­тес­нить пред­ста­ви­те­ля “боль­шой чет­вер­ки”. Идем еди­ным фрон­том с рос­сий­ски­ми про­из­во­ди­те­ля­ми обо­ру­до­ва­ния», — го­во­рит Сти­шен­ко. Ес­ли так пой­дет даль­ше, то у рос­сий­ских пред­при­я­тий по­явит­ся шанс со­ста­вить ре­аль­ную кон­ку­рен­цию ино­стран­ным неф­те­сер­вис­ным ком­па­ни­ям, что в усло­ви­ях уже­сто­че­ния санк­ций бы­ло бы весь­ма непло­хо. ■

Еще де­сять лет на­зад го­ри­зон­таль­ных сква­жин в Рос­сии бы­ло лишь пять из ста, а сей­час— 40%

Го­ри­зон­таль­ная сква­жи­на име­ет угол от­кло­не­ния от оси вер­ти­каль­но­го ство­ла. Ес­ли она про­хо­дит точ­но в пре­де­лах неф­те­нос­но­го пла­ста, то поз­во­ля­ет вы­ка­чи­вать в де­сять раз боль­ше неф­ти, чем вер­ти­каль­ная

— сде­лай сам»

Сер­гей Сти­шен­ко ре­шил дей­ство­вать по прин­ци­пу «хо­чешь сде­лать хо­ро­шо

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.