Заставить сло­на дви­гать­ся

Ekspert - - ТЕМА НЕДЕЛИ -

«Мы со­зда­ли иде­аль­ную модель об­ме­на сы­рья на бу­сы», — ска­зал за­ве­ду­ю­щий от­де­лом меж­ду­на­род­ных рын­ков ка­пи­та­ла ИМЭМО РАН Яков Мир­кин, вы­сту­пая на круг­лом столе ди­рек­то­ров «КСК Групп» в Тби­ли­си в мае это­го го­да. Рос­сий­ская эко­но­ми­ка со­став­ля­ет все­го 1,8% гло­баль­но­го ВВП, а в фи­нан­со­вом ас­пек­те еще мень­ше — рос­сий­ские ак­ти­вы со­став­ля­ют 0,5% от ми­ро­вых, что в два-три ра­за мень­ше, чем необ­хо­ди­мо. И ес­ли по раз­ме­ру но­ми­наль­ной эко­но­ми­ки Рос­сия за­ни­ма­ет 12–13-е ме­сто в ми­ре, то по на­сы­щен­но­сти день­га­ми и кре­ди­та­ми — это 60–70-е ме­сто в ми­ре.

Рос­сий­ская эко­но­ми­ка очень силь­но за­ви­сит от внеш­них фак­то­ров — от спро­са на сы­рье и, со­от­вет­ствен­но, от кур­са ев­ро и дол­ла­ра, от внеш­них ин­ве­сто­ров, от спе­ку­лян­тов carry trade. От им­порт­но­го обо­ру­до­ва­ния мы за­ви­сим на 70–90%, по шир­по­тре­бу и непро­до­воль­ствен­ным то­ва­ром — бо­лее чем на 50–60%. По мне­нию Яко­ва Мир­ки­на, за по­след­ние чет­верть ве­ка мы со­зда­ли очень стран­ную эко­но­ми­ку, по­те­ряв про­из­вод­ство про­стых ве­щей. На­при­мер, в Рос­сии в ме­сяц про­из­во­дит­ся по­ряд­ка 300 ме­тал­ло­ре­жу­щих стан­ков в ме­сяц. Но это лишь 6–7% от их вы­бы­тия.

До 70% ре­аль­ной эко­но­ми­ки под­кон­троль­но го­су­дар­ству. Кон­цен­тра­ция де­неж­ных средств в Мос­ков­ском ре­ги­оне до­хо­дит до 90%, что вле­чет за со­бой де­неж­ное опу­сты­ни­ва­ние ре­ги­о­нов. Но, по­жа­луй, са­мое глав­ное — крайне вы­со­кая на­ло­го­вая на­груз­ка, до­сти­га­ю­щая 40% ВВП.

По мне­нию Мир­ки­на, у Рос­сии сей­час есть че­ты­ре сце­на­рия раз­ви­тия. С ве­ро­ят­но­стью до 50% в бли­жай­шие го­ды си­ту­а­ция оста­нет­ся та­кой же, как сей­час, — мы бу­дем жить в «за­мо­ро­жен­ной» эко­но­ми­ке, по­лу­с­таг­на­ци­он­ной, с уста­ре­ва­ю­щи­ми тех­но­ло­ги­я­ми, с очень низ­ки­ми тем­па­ми ро­ста (0–2%), в эко­но­ми­ке во­ла­тиль­ной и кри­ти­че­ски за­ви­ся­щей от им­пор­та тех­но­ло­гий. С кри­зи­са­ми два ра­за в де­сять-пят­на­дцать лет.

Вто­рой сце­на­рий — «Боль­шой Иран или Ве­не­су­э­ла»: эко­но­ми­ка еще боль­ше за­кры­ва­ет­ся и окук­ли­ва­ет­ся. Ва­лю­та ста­но­вит­ся некон­вер­ти­ру­е­мой, про­ис­хо­дит сжа­тие фи­нан­со­во­го рын­ка, стра­на ста­но­вит­ся из­го­ем. Тре­тий сце­на­рий — «управ­ля­е­мый хо­лод», или Ис­па­ния 1950-х го­дов. Мо­ло­дое пра­ви­тель­ство ис­пан­ских тех­но­кра­тов ли­бе­ра­ли­зо­ва­ло эко­но­ми­ку, что при­ве­ло к мас­со­вым ин­ве­сти­ци­ям в ин­фра­струк­ту­ру. Ли­бе­ра­ли­за­ция кос­ну­лась рын­ков ка­пи­та­ла и тру­да, на­блю­да­лись вы­со­кие тем­пы ро­ста. Од­но «но»: ис­пан­ское чу­до про­изо­шло при под­держ­ке за­пад­ных стран, в том чис­ле США.

Чет­вер­тый сце­на­рий, са­мый неве­ро­ят­ный, — «эко­но­ми­ка ро­ста». Вне­зап­ный по­во­рот, под­ра­зу­ме­ва­ю­щий ли­бе­ра­ли­за­цию и со­зда­ние ин­сти­ту­тов раз­ви­тия — пра­ви­тель­ство раз­ви­тия, цен­траль­ный банк раз­ви­тия. «Это по­пыт­ка заставить это­го непо­движ­но­го сло­на — рос­сий­скую эко­но­ми­ку — дви­гать­ся», — го­во­рит Яков Мир­кин. И в этом дви­же­нии ста­нет воз­мож­но то, что невоз­мож­но се­го­дня: при­ва­ти­за­ция, де­мо­но­по­ли­за­ция, со­зда­ние ры­ноч­ной сре­ды. Для за­пус­ка это­го сце­на­рия нуж­ны точ­ки ро­ста, офис раз­ви­тия (ко­ор­ди­на­тор), до­ступ­ный кре­дит, ва­лют­ный курс, сти­му­ли­ру­ю­щий рост, на­ло­го­вые сти­му­лы, сни­же­ние на­ло­го­во­го бре­ме­ни, сти­му­ли­ро­ва­ние по­тре­би­тель­ско­го спро­са в об­ла­сти по­куп­ки жи­лья или зем­ли, ин­стру­мен­тов ипо­те­ки.

■ Ев­ге­ний Ого­род­ни­ков

Яков Мир­кин

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.