Тур­ция и Ар­ген­ти­на: пло­хой счет

Ekspert - - ТЕ А ЕДЕЛИ -

Тур­цию и Ар­ген­ти­ну мож­но на­звать сла­бым зве­ном раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков. Де­фи­цит сче­та те­ку­щих опе­ра­ций — об­щая чер­та всех про­блем­ных раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков. Од­на­ко имен­но для этих двух стран он стал де­ста­би­ли­зи­ру­ю­щим фак­то­ром. Вме­сте с внут­рен­ни­ми про­бле­ма­ми этих стран он при­вел к то­му, что Тур­ция и Ар­ген­ти­на ста­ли пер­вым звон­ком и ли­де­ра­ми по па­де­нию кур­сов ва­лют и фон­до­вых рын­ков.

В слу­чае Тур­ции де­фи­цит сче­та те­ку­щих опе­ра­ций в ап­ре­ле со­ста­вил 5,43 млрд дол­ла­ров. Ес­ли в на­ча­ле го­да дол­лар мож­но бы­ло ку­пить за 3,7 ту­рец­кой ли­ры, то к 23 мая курс под­ско­чил до 4,9 ли­ры за дол­лар, поз­же, по­сле по­вы­ше­ния став­ки ту­рец­ким ЦБ, ли­ра не­сколь­ко ста­би­ли­зи­ро­ва­лась, но неде­лю на­зад па­де­ние воз­об­но­ви­лось, и сей­час ли­ра на­хо­дит­ся при­мер­но на уровне 4,7.

По сло­вам ди­рек­то­ра ин­ве­сти­ци­он­но­го де­пар­та­мен­та ком­па­нии «Ло­ко-ин­вест» Ки­рил­ла Тре­ма­со­ва, Тур­ция са­ма очень силь­но де­ста­би­ли­зи­ро­ва­ла си­ту­а­цию. «Во­сем­на­дца­то­го ап­ре­ля они объ­яви­ли о до­сроч­ных вы­бо­рах пре­зи­ден­та и пар­ла­мен­та, на пол­то­ра го­да рань­ше по­ло­жен­но­го, — рас­ска­зы­ва­ет г-н Тре­ма­сов. — Ин­ве­сто­ры вос­при­ня­ли это нега­тив­но, так как пре­зи­дент Эрдоган неод­но­крат­но за­яв­лял о на­ме­ре­ни­ях умень­шить неза­ви­си­мость ЦБ и вы­ска­зы­вал­ся про­тив по­вы­ше­ния ста­вок. Мак­ро­эко­но­ми­че­ские по­ка­за­те­ли Тур­ции и без то­го не очень хо­ро­шие — дву­знач­ная ин­фля­ция, де­фи­цит сче­та те­ку­щих опе­ра­ций. По­это­му про­бле­мы и на­ча­лись с Тур­ции, за ней по­сле­до­ва­ла Ар­ген­ти­на, где мак­ро­эко­но­ми­че­ская ситуация бы­ла не очень бла­го­при­ят­ной и до это­го. Удар при­шел­ся по наи­бо­лее сла­бым».

Тут есть один ин­те­рес­ный мо­мент. В мае, ко­гда ту­рец­кий ЦБ по­вы­шал став­ку, он по­вы­сил толь­ко став­ку предо­став­ле­ния лик­вид­но­сти, с 13,5 до 16,5%, при этом оста­вив клю­че­вую став­ку без из­ме­не­ний (в тот мо­мент — 8%). До­шло до то­го, что став­ку предо­став­ле­ния лик­вид­но­сти на­ча­ли вос­при­ни­мать как клю­че­вую, а стан­дарт­ная став­ка недель­но­го ре­по на­ча­ла те­рять свое зна­че­ние. В кон­це мая ЦБ Тур­ции все-та­ки вер­нул ос­нов­ную роль клю­че­вой став­ке и од­но­вре­мен­но под­нял ее до 16,5%, а по­том до 17,75%. Од­на­ко су­дя по то­му, что курс ту­рец­кой ли­ры в июне сно­ва па­да­ет, это не очень по­мог­ло.

С дру­гой сто­ро­ны, в июнь­ском от­че­те Global Economic Outlook агент­ства Fitch рост ВВП Тур­ции в 2018 год про­гно­зи­ру­ет­ся на уровне 4,5%, в 2019-м — 3,6%. Это, ко­неч­но, мень­ше по­ка­за­те­ля 2017 го­да (7,4%), но осо­бой тре­во­ги не вы­зы­ва­ет.

Что же ка­са­ет­ся Ар­ген­ти­ны, то ее де­фи­цит сче­та те­ку­щих опе­ра­ций в мар­те со­ста­вил 8,7 млрд дол­ла­ров. Ес­ли в на­ча­ле го­да один дол­лар США мож­но бы­ло ку­пить за 18,4 ар­ген­тин­ско­го пе­со, то к на­сто­я­ще­му вре­ме­ни пе­со упа­ло до ре­корд­ных 27,7 ар­ген­тин­ско­го пе­со за дол­лар. Хо­тя в мар­те и ап­ре­ле бы­ла неко­то­рая ста­би­ли­за­ция на уровне чуть боль­ше 20 пе­со, си­ту­а­цию удер­жать не уда­лось. Не по­мог­ло ни по­вы­ше­ние ЦБ Ар­ген­ти­ны клю­че­вой став­ки в три эта­па с 27,25 до 40%, ни до­го­во­рен­ность с МВФ о по­мо­щи. Сей­час ар­ген­тин­ские бон­ды с по­га­ше­ни­ем в 2018 го­ду тор­гу­ют­ся с до­ход­но­стью по­чти 40% — это прак­ти­че­ски де­фолт. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.