ИНГРЕДИЕНТЫ ГО­ТО­ВЫ К НАЧАЛУ РЕАКЦИИ

Ма­ло­тон­наж­ная хи­мия по-преж­не­му не в фа­во­ре у биз­не­са и вла­сти. Пер­вый не идет в этот сек­тор из-за боль­ших вло­же­ний и дол­гих сро­ков оку­па­е­мо­сти. А пра­ви­тель­ство при­ня­ло все­го лишь до­рож­ную кар­ту раз­ви­тия этой по­до­т­рас­ли. Но пред­по­сыл­ки для ее подъ­ема все-

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - Фо­то­гра­фии предо­став­ле­ны ком­па­ни­я­ми

Ма­ло­тон­наж­ная хи­мия по-преж­не­му не в фа­во­ре у биз­не­са и вла­сти. Пер­вый не идет в этот сек­тор из-за боль­ших вло­же­ний и дол­гих сро­ков оку­па­е­мо­сти. А пра­ви­тель­ство при­ня­ло все­го лишь до­рож­ную кар­ту раз­ви­тия этой по­до­т­рас­ли. Но пред­по­сыл­ки для ее подъ­ема все-та­ки есть. Важ­но не упу­стить мо­мент

Ес­ли в круп­но­тон­наж­ной хи­мии — про­из­вод­стве ба­зо­вых по­ли­ме­ров, пе­ре­ра­бот­ке неф­ти и пласт­масс, вы­пус­ке азот­ных и ка­лий­ных удоб­ре­ний и т. д. — у Рос­сии непло­хие по­ка­за­те­ли, то ма­ло- и сред­не­тон­наж­ная хи­мия раз­ви­та ку­да сла­бее. По дан­ным Мин­пром­тор­га, в об­щем объ­е­ме хим­про­ма она за­ни­ма­ет 10–15% — про­тив 40% в за­пад­но­ев­ро­пей­ских стра­нах. Ма­ло­тон­наж­ная хи­мия — это все спе­ци­аль­ное, не мас­со­вое: ин­ди­ви­ду­аль­ные хи­ми­че­ские ре­а­ген­ты (спе­ци­аль­ные по­ли­ме­ры, стро­и­тель­ные до­бав­ки, по­верх­ност­но-ак­тив­ные ве­ще­ства, ка­та­ли­за­то­ры, кра­си­те­ли и проч.). Про­дук­ты ма­ло­тон­наж­ной хи­мии ис­поль­зу­ют­ся во мно­же­стве от­рас­лей, от ма­ши­но­стро­е­ния до элек­тро­ни­ки и фар­ма­цев­ти­ки.

Ес­ли взять да­же та­кую, ка­за­лось бы, про­стую вещь, как крас­ка, то в ее ос­но­ве ле­жат вод­ные дис­пер­сии. Для их про­из­вод­ства по­ми­мо ос­нов­но­го сы­рья (а это мо­но­ме­ры бу­ти­ла­кри­лат и сти­рол) необ­хо­ди­мо мно­же­ство ин­гре­ди­ен­тов: кон­сер­ван­тов, ан­ти­ок­си­дан­тов, ин­ги­би­то­ров. Без этих до­ба­вок, ко­то­рые в Рос­сии по­чти не де­ла­ют, не обой­тись. По мно­же­ству по­зи­ций ма­ло­тон­наж­ной хи­мии Россия за­ви­сит от им­пор­та, по неко­то­рым — на сто про­цен­тов. В ос­нов­ном эта про­дук­ция за­во­зит­ся на рос­сий­ский ры­нок из Ки­тая, Юж­ной Ко­реи, стран Ев­ро­со­ю­за, в мень­шей сте­пе­ни — из США. Толь­ко про­дук­тов кор­по­ра­ции BASF (немец­кий хи­ми­че­ский кон­церн, вхо­дя­щий в трой­ку ве­ду­щих ми­ро­вых про­из­во­ди­те­лей) в Рос­сию еже­год­но вво­зит­ся бо­лее 15 тыс. по­зи­ций. По дан­ным Мин­пром­тор­га, в 2014–2016 го­дах им­порт ма­ло­тон­наж­ной хи­мии со­став­лял око­ло 35% по­треб­ле­ния в на­ту­раль­ном вы­ра­же­нии, а в де­неж­ном — 45%.

По сло­вам Ильи Ма­зо­ва, ди­рек­то­ра по раз­ви­тию Ин­жи­ни­рин­го­во­го хи­ми­ко­тех­но­ло­ги­че­ско­го цен­тра (ИХТЦ, Томск), про­из­вод­ство ма­те­ри­а­лов и ре­а­ген­тов «ма­ло­тон­наж­ки» в Рос­сии не со­от­вет­ству­ет по­треб­но­стям рын­ка. В стране лишь несколь­ко де­сят­ков пред­при­я­тий раз­но­го мас­шта­ба вы­пус­ка­ют ма­ло­тон­наж­ную про­дук­цию — ка­та­ли­за­то­ры, сор­бен­ты, ком­по­нен­ты кле­ев и кра­си­те­лей, ин­тер­ме­ди­а­ты ор­га­ни­че­ско­го син­те­за. Ма­лый и сред­ний бизнес в этой сфе­ре не раз­вит, а ли­ди­ру­ю­щие в хим­про­ме ком­па­нии по­чти не вы­пус­ка­ют ма­ло­тон­наж­ку, в от­ли­чие от круп­ных муль­ти­на­ци­о­наль­ных ком­па­ний, в струк­ту­ре про­из­вод­ства ко­то­рых она мо­жет до­сти­гать 50%.

Как рас­ска­зал Ми­ха­ил Да­ни­лов, ди­рек­тор по мар­ке­тин­гу ком­па­нии «Ав­густ» (один из ли­де­ров рос­сий­ско­го рын­ка пе­сти­ци­дов), 95% за­ку­па­е­мой ком­па­ни­ей ма­ло­тон­наж­ной хи­мии — им­порт. В ком­па­нии Raum-Profie (вы­пус­ка­ет ла­ко­кра­соч­ную про­дук­цию) так­же утвер­жда­ют, что оте­че­ствен­но­го про­дук­та на рын­ке по­чти нет ли­бо его ка­че­ство неудо­вле­тво­ри­тель­но, а им­порт­ные об­раз­цы при­хо­дит­ся ждать по несколь­ко ме­ся­цев, к то­му же труд­но ку­пить необ­хо­ди­мый ма­лый тон­наж (10–20 кг) — по­став­щи­кам удоб­нее про­дать сра­зу тон­ну. При этом це­ны на им­порт­ную ма­ло­тон­наж­ку рас­тут. «Есть де­фи­цит по ря­ду по­зи­ций, — рас­ска­зы­ва­ет Ми­ха­ил Да­ни­лов. — В 2017–2018 го­дах це­ны на ос­нов­ную мас­су по­зи­ций по­вы­си­лись от­но­си­тель­но осе­ни 2016-го. Это свя­за­но с тем, что мно­гое

про­из­во­дит­ся в Ки­тае, при­чем не толь­ко для рос­сий­ско­го, но и для дру­гих рын­ков, вклю­чая Ев­ро­пу, Юж­ную и Се­вер­ную Аме­ри­ку. А в КНР в по­след­ние го­ды на­ча­ли бо­роть­ся за эко­ло­гию, хи­ми­че­ские за­во­ды за­кры­ва­ют или при­оста­нав­ли­ва­ют их де­я­тель­ность до устра­не­ния на­ру­ше­ний в сфе­ре эко­ло­гии. Рас­тут це­ны в Ки­тае — рас­тут и во всем ми­ре на ана­ло­гич­ную хи­мию, так как ры­нок гло­ба­лен, а Ки­тай — ве­ду­щий иг­рок в хи­мии дей­ству­ю­щих ве­ществ для пе­сти­ци­дов».

Эпок­сид­ные смо­лы, этил­цел­лю­ло­за для ла­ко­кра­соч­но­го про­из­вод­ства из Юж­ной Ко­реи и Ки­тая по­до­ро­жа­ли за по­след­ние год-два по­чти вдвое, го­во­рят на За­гор­ском ла­ко­кра­соч­ном за­во­де.

«Рост цен есть по всем по­зи­ци­ям, в сред­нем на 20 про­цен­тов, — от­ме­ча­ет Илья Ма­зов. — Про­стой при­мер: си­ли­ка­гель для ко­ша­чьих лот­ков, про­из­во­ди­мый в Ки­тае, за по­след­ние пол­го­да при­ба­вил в цене око­ло 30 про­цен­тов».

В 2017 го­ду бы­ла утвер­жде­на до­рож­ная кар­та раз­ви­тия ма­ло­тон­наж­ной хи­мии, раз­ра­бо­тан­ная Мин­пром­тор­гом, в ко­то­рой опре­де­ле­ны опор­ные сег­мен­ты для раз­ви­тия ма­ло­тон­наж­но­го про­из­вод­ства с точ­ки зре­ния объ­е­ма рын­ка, по­тен­ци­а­ла им­пор­то­за­ме­ще­ния и кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти на ми­ро­вом рын­ке. Ве­дом­ство вы­де­ли­ло 27 при­о­ри­тет­ных про­дук­то­вых сег­мен­тов и по­ста­ви­ло цель со­здать усло­вия для на­ра­щи­ва­ния внут­рен­не­го про­из­вод­ства на пол­то­ра мил­ли­ар­да дол­ла­ров и со­кра­ще­ния до­ли им­пор­та в по­треб­ле­нии ма­ло- и сред­не­тон­наж­ной хи­ми­че­ской про­дук­ции на 13%.

Как рас­ска­за­ли в Мин­пром­тор­ге, при под­держ­ке ве­дом­ства за по­след­ние па­ру лет пред­при­я­тия хи­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти ре­а­ли­зо­ва­ли во­семь им­пор­то­за­ме­ща­ю­щих про­ек­тов по про­из­вод­ству ма­ло­тон­наж­ной и сред­не­тон­наж­ной хи­ми­че­ской про­дук­ции, еще по­ряд­ка де­ся­ти про­ек­тов — в про­цес­се ре­а­ли­за­ции. В про­шлом го­ду пред­при­я­ти­ям хим­про­ма бы­ла ока­за­на под­держ­ка в объ­е­ме по­ряд­ка ше­сти мил­ли­ар­дов руб­лей, что в 2,4 ра­за боль­ше, чем в 2016-м. Из них на под­держ­ку раз­ви­тия про­из­водств ма­ло­тон­наж­ной и сред­не­тон­наж­ной хи­ми­че­ской про­дук­ции бы­ло вы­де­ле­но: на про­ве­де­ние на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ских и опыт­но-кон­струк­тор­ских ра­бот — 154,2 млн руб­лей, на ком­пен­си­ро­ва­ние про­цен­тов по кре­ди­там для ре­а­ли­за­ции ин­вест­про­ек­тов — 5,3 млн, из средств Фон­да раз­ви­тия про­мыш­лен­но­сти — 14,2 млн.

Од­на­ко, по от­зы­вам участ­ни­ков рын­ка, в це­лом эта до­рож­ная кар­та, ско­рее, ра­моч­ный до­ку­мент, в ко­то­ром очер­че­ны про­бле­мы и воз­мож­ные пу­ти их ре­ше­ния. К при­ме­ру, в ней пред­ла­га­ет­ся сти­му­ли­ро­вать внут­рен­ний спрос и раз­ви­тие про­из­водств сред­не­тон­наж­но­го сы­рья, но по­ка нет ад­рес­ных на­прав­ле­ний фи­нан­си­ро­ва­ния и со­фи­нан­си­ро­ва­ния.

Впро­чем, се­го­дня необ­хо­ди­мо раз­ви­вать лю­бые про­из­вод­ства вы­со­ко­го пе­ре­де­ла в хи­ми­че­ской от­рас­ли, счи­та­ет Илья Ма­зов: «Нуж­но не ла­тать ды­ры, а шить но­вый ко­стюм. При­чем та­кая под­держ­ка бу­дет иметь ла­ви­но­об­раз­ный эф­фект — по­яв­ле­ние ба­зо­вых про­дук­тов неиз­беж­но де­ла­ет обос­но­ван­ным про­из­вод­ство сле­ду­ю­щих, и так да­лее».

Как рас­ска­за­ли в Мин­пром­тор­ге, по­сколь­ку до­рож­ная кар­та бы­ла утвер­жде­на в кон­це 2017 го­да, эф­фект от ее ре­а­ли­за­ции по­ка ма­ло­за­ме­тен, од­на­ко в про­шлом го­ду объ­ем про­из­вод­ства про­дук­тов ма­ло- и сред­не­тон­наж­ной хи­мии со­ста­вил 3,5 млн тонн, по­ка­зав рост на 6,3% по срав­не­нию с 2016 го­дом. Са­мые боль­шие объ­е­мы про­из­вод­ства при­хо­ди­лись на ве­ще­ства для неф­те­до­бы­чи и неф­тет­ранс­пор­та, по­верх­ност­но-ак­тив­ные ве­ще­ства, клеи и гер­ме­ти­ки, хи­ми­че­ские ве­ще­ства для пи­ще­вых и кор­мо­вых до­ба­вок, пла­сти­ков и ка­у­чу­ков спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния и т. п. А наи­боль­ший темп ро­ста про­из­вод­ства от­ме­чал­ся в сек­то­ре по­верх­ност­но-ак­тив­ных ве­ществ, хи­ми­че­ских средств за­щи­ты рас­те­ний, хи­ми­че­ских ве­ществ для кор­мо­вых до­ба­вок, ка­та­ли­за­то­ров, ини­ци­а­то­ров и ин­ги­би­то­ров (кро­ме ин­ги­би­то­ров кор­ро­зии).

Мал, да до­рог

Но в Рос­сии не так много пред­по­сы­лок для ро­ста ма­ло­тон­наж­ной хи­мии. В стране низ­кая сы­рье­вая ба­за — не хва­та­ет сред­не­тон­наж­но­го сы­рья и ин­тер­ме­ди­а­тов (про­ме­жу­точ­ных ве­ществ). Речь идет о ба­зо­вых со­еди­не­ни­ях, та­ких как хлор­ор­га­ни­ка, мо­но­ме­ры, ор­га­ни­че­ские со­еди­не­ния. Рос­сий­ским про­из­во­ди­те­лям ма­ло­тон­наж­ки при­хо­дит­ся или за­ку­пать сы­рье за гра­ни­цей, или вы­стра­и­вать про­из­вод­ствен­ный цикл с ну­ля, что ста­вит их в невы­год­ное по­ло­же­ние пе­ред за­ру­беж­ны­ми кон­ку­рен­та­ми. По­сле рас­па­да СССР бы­ли раз­ру­ше­ны хи­ми­че­ские кла­сте­ры в Дзер­жин­ске, Усо­лье-Си­бир­ском и дру­гих ко­гда-то клю­че­вых для хи­ми­че­ской от­рас­ли ме­стах.

Бо­лее или ме­нее бла­го­по­луч­на си­ту­а­ция в неф­те­хи­мии, но и она да­ле­ка от иде­а­ла. Как со­об­щи­ли в Мин­пром­тор­ге, ве­дом­ство сов­мест­но с Минэнер­го ак­тив­но ра­бо­та­ет по раз­ви­тию про­из­водств неф­те­га­зо­хи­ми­че­ско­го сы­рья для вы­пус­ка про­дук­ции ма­ло­тон­наж­ной хи­мии в рам­ках пла­на раз­ви­тия га­зо- и неф­те­хи­мии Рос­сии. В со­от­вет­ствии с этим пла­ном объ­ем про­из­вод­ства ба­зо­вых по­ли­ме­ров в 2017 го­ду со­ста­вил 5,2 млн тонн, что на че­ты­ре про­цен­та вы­ше уров­ня 2016-го, а к 2030 го­ду про­гно­зи­ру­ет­ся рост про­из­вод­ства бо­лее чем в два с по­ло­ви­ной ра­за от­но­си­тель­но уров­ня 2017 го­да.

Опор­ный ре­ги­он для раз­ви­тия ма­ло­тон­наж­ной неф­те­хи­мии — Баш­ки­рия, где со­здан неф­те­хи­ми­че­ский тер­ри­то­ри­аль­ный кла­стер, в ко­то­ром есть «под­кла­стер» ма­ло­тон­наж­ной неф­те­хи­мии бо­лее чем из 60 пред­при­я­тий. Как рас­ска­зы­ва­ет на­уч­ный ру­ко­во­ди­тель Ин­сти­ту­та неф­те­хим­пе­ре­ра­бот­ки Рес­пуб­ли­ки Баш­кор­то­стан Эль­шад Те­ля­шев, уда­лось по­чти пол­но­стью за­ме­стить им­порт в ин­ги­би­то­рах кор­ро­зии, ре­а­ген­тах для до­бы­чи неф­ти и га­за. В ре­ги­оне про­из­во­дит­ся по­ряд­ка че­ты­рех ты­сяч на­име­но­ва­ний ма­ло­тон­наж­ной хи­мии, но нуж­ны де­сят­ки ты­сяч. Уве­ли­чи­вать про­из­вод­ство ме­ша­ют «вы­пав­шие» про­из­вод­ствен­ные зве­нья: у «ма­лы­шей» нет сы­рье­вой круп­но­тон­наж­ной ба­зы. На­при­мер, без хлор­ор­га­ни­ки нель­зя вы­пус­кать ли­ней-

ку сма­зоч­ных ма­те­ри­а­лов для ме­тал­ло­об­ра­бот­ки; за­кры­то про­из­вод­ство выс­ших жир­ных спир­тов, син­те­ти­че­ских жир­ных кис­лот, по­чти не оста­лось про­из­вод­ства ами­но­кис­лот. А все это ба­за для ма­лой неф­те­хи­мии.

Про­бле­мы не толь­ко с сы­рьем. В Со­вет­ском Со­ю­зе ма­ло­тон­наж­ная хи­мия то­же счи­та­лась слож­ной об­ла­стью. Здесь ма­лые объ­е­мы, ну­жен боль­шой и гиб­кий ас­сор­ти­мент, про­из­вод­ства долж­ны лег­ко пе­ре­стра­и­вать­ся и уметь ор­га­ни­зо­вать ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ный мел­кий сбыт, а это нетри­ви­аль­ная за­да­ча для круп­ных пред­при­я­тий. «Как пра­ви­ло, у тех, кто за­ни­ма­ет­ся ма­ло­тон­наж­ной хи­ми­ей, тех­но­ло­ги­че­ские схе­мы уни­вер­саль­ные, на­прав­лен­ные на вы­пуск сра­зу несколь­ких про­дук­тов, — го­во­рит Сер­гей Сер­ге­ев, на­чаль­ник от­де­ла раз­ви­тия ПАО “Хим­пром”. — Нель­зя дер­жать обо­ру­до­ва­ние под каж­дый от­дель­ный про­дукт, ко­то­рых в ли­ней­ке мо­жет быть штук пять­де­сят».

При этом внут­рен­ний ры­нок до­воль­но сла­бый, по край­ней ме­ре для круп­ных ком­па­ний. Ми­ро­вой объ­ем по­треб­ле­ния ма­лой и сред­не­тон­наж­ной хи­мии — бо­лее 500 млрд дол­ла­ров, а рос­сий­ский сред­не­го­до­вой обо­рот в 2014–2016 го­дах со­став­лял око­ло 7,7 млрд дол­ла­ров при ро­сте на пять про­цен­тов в год. «Ма­ло­тон­наж­ная хи­мия в Рос­сии — это сред­не­тон­наж­ная хи­мия по ми­ро­вым мер­кам, — под­чер­ки­ва­ет Сер­гей Сер­ге­ев. — У нас до­ста­точ­но низ­кий уро­вень пром­про­из­вод­ства и низ­кий спрос на ма­ло­тон­наж­ную хи­мию. В ми­ре под сред­не­тон­наж­ной хи­ми­ей по­ни­ма­ет­ся объ­ем про­из­вод­ства от де­ся­ти ты­сяч тонн в год, а у нас — от од­ной ты­ся­чи тонн».

В то же вре­мя для ми­ро­вых хи­ми­че­ских ком­па­ний-ги­ган­тов ры­нок сбы­та ма­ло­тон­наж­ки — это весь мир.

Для ма­ло­го биз­не­са вход в ма­ло­тон­наж­ную хи­мию ча­сто ока­зы­ва­ет­ся неподъ­ем­ным (по оцен­кам ИХТЦ, вход­ной би­лет здесь сто­ит от 50 млн до 500 млн руб­лей; рас­че­ты вклю­ча­ют в се­бя за­тра­ты на про­ве­де­ние НИОКР, про­ект­ные ра­бо­ты, мар­ке­тинг, ор­га­ни­за­цию про­из­вод­ствен­ной пло­щад­ки), а ры­ноч­ные ба­рье­ры — непре­одо­ли­мы­ми.

«Сей­час та­кие пред­при­я­тия во­об­ще не бу­дут по­яв­лять­ся, — на­стро­ен пес­си­ми­сти­че­ски ген­ди­рек­тор Ка­зан­ско­го за­во­да ма­ло­тон­наж­ной хи­мии (на рын­ке с на­ча­ла 2000-х) Ри­нат Ар­сла­нов. — Слиш­ком много пре­пон, на­чи­ная с от­во­да зем­ли и до сда­чи зда­ния. Со­гла­со­ва­ния с Ро­сте­х­над­зо­ром, по­лу­че­ние фи­нан­си­ро­ва­ния и про­чие про­це­ду­ры зай­мут пять-шесть лет, а за это вре­мя кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство про­дук­та бу­дет утра­че­но, тут все нуж­но де­лать мол­ние­нос­но. Мо­жет, толь­ко за­пад­ные ин­ве­сто­ры в це­лях ре­ше­ния соб­ствен­ных эко­ло­ги­че­ских про­блем и бу­дут что-то стро­ить в Рос­сии». Клю­че­вые для Ка­зан­ско­го за­во­да про­дук­ты — крем­ний­ор­га­ни­ка, си­ли­ко­ны, по­ли­эфи­ры, по­ли­уре­та­ны; по ним при­хо­дит­ся жест­ко кон­ку­ри­ро­вать с Ки­та­ем. Ре­цеп­ту­ры на пред­при­я­тии раз­ра­ба­ты­ва­ют са­ми. «Ни один ин­сти­тут не мо­жет нам ни­че­го под­ска­зать, ни од­но­го НИИ в об­ла­сти крем­ний­ор­га­ни­ки в Рос­сии нет, да­же за день­ги не ку­пишь ни­че­го пут­но­го», — ка­те­го­ри­чен Ар­сла­нов.

Ско­рее все­го, ген­ди­рек­тор сгу­ща­ет крас­ки — силь­ная на­уч­ная хи­ми­че­ская шко­ла в Рос­сии, ко­неч­но, су­ще­ству­ет. Но боль­шин­ство раз­ра­бо­ток и на­уч­ных от­кры­тий не ис­поль­зу­ют­ся в про­из­вод­стве. Меж­ду тем вы­со­кая на­у­ко­ем­кость — важ­ная осо­бен­ность со­вре­мен­ной ма­ло­тон­наж­ки. Ма­лые объ­е­мы вы­пус­ка ком­пен­си­ру­ют­ся вы­со­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью про­дук­та, со­зда­ние ко­то­ро­го тре­бу­ет дол­гих ис­сле­до­ва­ний, до­ро­го­сто­я­ще­го ана­ли­ти­че­ско­го обо­ру­до­ва­ния и при­бо­ров для про­вер­ки мел­ких пар­тий. По тра­ди­ци­он­ным по­зи­ци­ям ма­лои сред­не­тон­наж­ной хи­мии рос­сий­ский про­из­во­ди­тель бу­дет некон­ку­рен­то­спо­со­бен. Се­го­дня за­ни­мать­ся ин­но­ва­ци­он­ной ма­ло­тон­наж­ной хи­ми­ей мо­гут поз­во­лить себе лишь ком­па­нии с мощ­ны­ми R&D-цен­тра­ми. «Ни на од­ном из рос­сий­ских пред­при­я­тий нет R&D-цен­тров та­ко­го же уров­ня, как у меж­ду­на­род­ных ги­ган­тов», — го­во­рит Сер­гей Сер­ге­ев.

По мне­нию Ильи Гольд­та, ди­рек­то­ра по ак­се­ле­ра­ции Кла­сте­ра пе­ре­до­вых про­из­вод­ствен­ных тех­но­ло­гий Фон­да «Скол­ко­во», ка­че­ство раз­ра­бо­ток для хи­ми­че­ской ин­ду­стрии, ко­то­рые мо­гут быть под­го­тов­ле­ны в от­рас­ле­вых ин­сти­ту­тах, ни­же, чем в ака­де­ми­че­ских на­уч­ных цен­трах. Мо­жет быть, за ис­клю­че­ни­ем на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ских цен­тров круп­ных ком­па­ний, та­ких как «Си­бур», «ЛУКойл», «Рос­нефть». «А долж­но быть на­обо­рот — что­бы от­рас­ле­вые цен­тры ком­пе­тен­ций бы­ли ли­де­ра­ми, ге­не­ри­ро­ва­ли но­вые про­дук­ты и внед­ря­ли но­вые тех­но­ло­гии в от­рас­ли, — по­ла­га­ет Гольдт. — Есть эпи­цен­тры от­рас­ле­вой на­уч­ной мыс­ли в Москве, Но­во­си­бир­ске, Ниж­нем Нов­го­ро­де, Санкт-Пе­тер­бур­ге, и они, кста­ти, ча­сто ра­бо­та­ют по за­ка­зам за­ру­беж­ных ком­па­ний. Но в це­лом си­ту­а­ция не очень ра­дуж­ная. Хи­ми­че­ская про­мыш­лен­ность СССР бы­ла ори­ен­ти­ро­ва­на на пред­при­я­тия-ги­ган­ты. Пе­ре­клю­чить­ся на ма­ло­тон­наж­ную хи­мию та­ким ги­ган­там прак­ти­че­ски невоз­мож­но, ведь это зна­чит пол­но­стью пе­ре­стро­ить и про­из­вод­ствен­ные про­цес­сы, и сбыт: на­учить­ся про­да­вать вме­сто ци­стерн ма­лень­ки­ми ба­ноч­ка­ми».

Силь­но ослаб­шее свя­зу­ю­щее зве­но меж­ду про­из­вод­ством и на­у­кой фонд «Скол­ко­во» и один из ли­де­ров рос­сий­ской хи­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти ПАО «Хим­пром» хо­тят от­ча­сти вос­ста­но­вить, со­брав на­у­ко­ем­кие стар­та­пы в об­щей ак­се­ле­ра­ци­он­ной про­грам­ме «Хим­пром startup challenge 2018». С от­бо­ром и оцен­кой участ­ни­ков по­мо­гут спе­ци­а­ли­сты хи­ми­че­ско­го фа­куль­те­та МГУ им. Ло­мо­но­со­ва. В ак­се­ле­ра­то­ре при­мут уча­стие про­ек­ты в об­ла­сти ма­ло­тон­наж­ки, про­дук­ты ко­то­рых мо­гут быть ин­те­гри­ро­ва­ны в про­из­вод­ство «Хим­про­ма». «Мы не мо­жем за­ме­нить от­рас­ле­вые ин­сти­ту­ты, но хо­тим по­про­бо­вать до­ве­сти идею от

Уро­вень раз­ра­бо­ток в рос­сий­ских от­рас­ле­вых на­уч­но­ис­сле­до­ва­тель­ских

цен­трах в боль­шин­стве слу­ча­ев ни­же,

чем в ака­де­ми­че­ских ин­сти­ту­тах, — а долж­но быть на­обо­рот,

что­бы ин­но­ва­ции бы­ли бли­же к про­из­вод­ству

со­сто­я­ния ла­бо­ра­тор­ной раз­ра­бот­ки до то­го мо­мен­та, ко­гда про­из­вод­ство го­то­во се­рьез­но ее об­суж­дать, — объ­яс­ня­ет Илья Гольдт, — что­бы на­ши парт­не­ры­про­мыш­лен­ни­ки не про­сто мог­ли оце­нить кра­со­ту и изя­ще­ство хи­мии, но и пер­спек­ти­вы про­дук­та на рын­ке».

«Хим­пром» ищет про­дук­ты, про­из­вод­ство ко­то­рых можно ор­га­ни­зо­вать на ос­но­ве его ба­зо­вых про­дук­тов, а это во­до­род, пе­ре­кись во­до­ро­да («Хим­пром» — един­ствен­ный в Рос­сии про­из­во­ди­тель пе­ре­ки­си во­до­ро­да, ко­то­рая ис­поль­зу­ет­ся в цел­лю­лоз­но-бу­маж­ной про­мыш­лен­но­сти), ка­у­стик и др. По­это­му те­ма­ти­ка на­прав­ле­ний кон­кур­са сфор­му­ли­ро­ва­на до­воль­но уз­ко: кро­ме уже упо­мя­ну­тых на­прав­ле­ний, крем­ний­ор­га­ни­ка, пе­ре­ра­бот­ка ме­та­на, по­ли­ме­ры со спе­ци­аль­ны­ми свой­ства­ми, в том чис­ле би­о­раз­ла­га­е­мые. «С точ­ки зре­ния ши­ро­ты охва­та, мы, воз­мож­но, из-за уз­ко за­дан­ных па­ра­мет­ров и те­ря­ем в ко­ли­че­стве про­ек­тов, — го­во­рит Илья Гольдт, — но это поз­во­ля­ет нам скон­цен­три­ро­вать­ся, вы­брав опре­де­лен­ную об­ласть за­дач». В ак­се­ле­ра­тор смо­гут по­пасть толь­ко про­ек­ты с про­дук­том в ста­ту­се как ми­ни­мум под­твер­жден­но­го ла­бо­ра­тор­но­го об­раз­ца. Ла­бо­ра­тор­ная про­ра­бот­ка долж­на быть по­чти за­вер­ше­на.

Хи­мия не та об­ласть, где без на­прав­лен­ных уси­лий со сто­ро­ны ин­сти­ту­тов раз­ви­тия и го­су­дар­ства можно ждать обиль­но­го уро­жая стар­та­пов. Ес­ли в об­ла­сти ИТ цикл со­зда­ния про­дук­та и его вы­во­да на ры­нок мо­жет за­ни­мать от трех ме­ся­цев до го­да, то в слу­чае с хи­ми­ей это два-три го­да в ла­бо­ра­то­рии, еще два го­да — до­ве­де­ние про­дук­та до ис­пы­та­ний в мо­дель­ных уста­нов­ках, и толь­ко по­том — воз­мож­ный за­пуск в про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство. А пе­ри­од оку­па­е­мо­сти успеш­но­го проекта здесь не мень­ше де­ся­ти лет.

При­ем за­явок в ак­се­ле­ра­тор уже на­чал­ся. «Мы ду­ма­ли, что объ­явим, а в от­вет бу­дет ти­ши­на, — при­зна­ет­ся Илья

Ма­лые объ­е­мы вы­пус­ка ком­пен­си­ру­ют­ся вы­со­кой до­бав­лен­ной

сто­и­мо­стью про­дук­та, со­зда­ние ко­то­ро­го

Гольдт. — Но хо­тя скеп­сис и при­сут­ству­ет, кол­ле­ги вос­при­ня­ли на­шу ини­ци­а­ти­ву ско­рее по­зи­тив­но».

Со сво­ей сто­ро­ны, «Хим­пром» на­ме­рен най­ти про­рыв­ные тех­но­ло­гии. «У нас хо­ро­ший, еще со­вет­ский тех­но­ло­ги­че­ский за­дел, боль­шая ба­за круп­но­тон­наж­ки, на ос­но­ве ко­то­рой можно что-то до­ра­ба­ты­вать, — го­во­рит Сер­гей Сер­ге­ев. — Но мы, со­труд­ни­чая со “Скол­ко­во”, рас­счи­ты­ва­ем отыс­кать что-то прин­ци­пи­аль­но но­вое».

В иде­а­ле, по мне­нию Юрия Кру­тя­ко­ва, ген­ди­рек­то­ра ком­па­нии «Нано­био­тех» (ре­зи­дент «Скол­ко­во»), та­ких пло­ща­док, как ак­се­ле­ра­тор «Скол­ко­во», долж­но быть много, и нуж­ны де­сят­ки про­мыш­лен­ных за­каз­чи­ков с пе­ре­се­ка­ю­щи­ми­ся за­да­ча­ми. «Но на­чи­нать нуж­но с ма­ло­го, — счи­та­ет он. — И “Скол­ко­во” да­ет нам кон­крет­ный ма­кет, ко­то­рый по­ка­жет, есть ли по­тен­ци­ал у та­ко­го фор­ма­та».

Две до­ро­ги для ма­лой хи­мии

От­дель­ные при­ме­ры сло­жив­ших­ся про­ек­тов в ма­ло­тон­наж­ной и сред­не­тон­наж­ной хи­мии уже есть. Они ри­су­ют нам два воз­мож­ных пу­ти: пер­вый — за­ме­ще­ние им­порт­ных про­дук­тов с по­мо­щью ана­ло­га, ко­то­рый вы­иг­ры­ва­ет у по­тре­би­те­ля за счет бли­зо­сти, гиб­ко­сти про­из­вод­ства и ка­че­ства; вто­рой — путь ин­но­ва­ций.

Ком­па­ния «Акри­лан» из Вла­ди­ми­ра — это про­из­вод­ство на гра­ни ма­ло­тон­наж­ной и сред­не­тон­наж­ной хи­мии. С 2009 го­да «Акри­лан» вы­пус­ка­ет вод­ные дис­пер­сии по­ли­ме­ров — свя­зу­ю­щее ве­ще­ство для ис­поль­зо­ва­ния в про­из­вод­стве ла­ко­кра­соч­ных, нетка­ных и кле­е­вых ма­те­ри­а­лов.

«Вся на­ша ис­то­рия свя­за­на с им­пор­то­за­ме­ще­ни­ем, — рас­ска­зы­ва­ет Олег Ку­зин, ген­ди­рек­тор “Акри­ла­на”. — Ко­гда мы на­чи­на­ли, с ним еще не но­си­лись как с фла­гом, это бы­ла нор­маль­ная ком­мер­че­ская идея, на­прав­лен­ная на ло­ка­ли­за­цию про­из­вод­ства в Рос­сии». Учре­ди­те­лем «Акри­ла­на» ста­ла швей­цар­ская ком­па­ния с ак­ци­о­не­ра­ми-рос­си­я­на­ми.

В сво­ем сег­мен­те «Акри­лан» кон­ку­ри­ро­вал с про­дук­ци­ей BASF и Dow Chemical, в ито­ге по­тес­нив их на рос­сий­ском рын­ке и за­няв, по соб­ствен­ным оцен­кам, 22%. Ком­па­ния с обо­ро­том два мил­ли­ар­да руб­лей в год де­ла­ет боль­ше всех вод­ных дис­пер­сий в стране (30 тыс. тонн), на вто­ром ме­сте — Dow Chemical. При­чем сре­ди рос­сий­ских ком­па­ний «Акри­лан» на ры­нок вод­ных дис­пер­сий вы­хо­дил не пер­вым. Да и сам про­дукт не ин­но­ва­ция в пол­ном смыс­ле сло­ва. Ком­па­ния вы­пус­ка­ет дис­пер­сии по ре­цеп­ту­рам, раз­ра­бо­тан­ным с уча­сти­ем ино­стран­ных спе­ци­а­ли­стов, но, по су­ти, это тот же про­дукт, ко­то­рый дав­но про­да­ет­ся по

тре­бу­ет дол­гих ис­сле­до­ва­ний, до­ро­го­сто­я­ще­го обо­ру­до­ва­ния

и при­бо­ров для про­вер­ки мел­ких пар­тий

все­му ми­ру. «Мы про­сто по­стро­и­ли за­вод ев­ро­пей­ско­го уров­ня с вы­со­ким уров­нем ав­то­ма­ти­за­ции, вло­жив в про­из­вод­ство око­ло мил­ли­ар­да руб­лей», — го­во­рит Олег Ку­зин. Этот уро­вень поз­во­ля­ет с 95 со­труд­ни­ка­ми де­лать до­воль­но боль­шой объ­ем про­дук­ции.

С им­пор­том «Акри­лан» кон­ку­ри­ру­ет за счет бо­лее ко­рот­ких сро­ков из­го­тов­ле­ния и по­став­ки про­дук­ции, чем у ино­стран­ных ком­па­ний, и боль­шей гиб­ко­сти в да­тах по­став­ки, что поз­во­ля­ет кли­ен­там не де­лать боль­ших склад­ских за­па­сов. Вот толь­ко вы­со­кой мар­жи­наль­но­стью про­дук­ция «Акри­ла­на» не от­ли­ча­ет­ся, при­зна­ет Ку­зин. Круп­но­тон­наж­ное сы­рье (мо­но­ме­ры — бу­ти­ла­кри­лат и сти­рол) ком­па­ния за­ку­па­ет в Рос­сии у круп­ных ком­па­ний, ко­то­рых счи­та­ные еди­ни­цы, и они не идут на уступ­ки (по сло­вам Оле­га Ку­зи­на, це­ны у них вы­ше, чем в Ев­ро­пе); с дру­гой сто­ро­ны, по­то­лок цен дер­жат за­ру­беж­ные кон­ку­рен­ты в дис­пер­си­ях. Спе­ци­аль­ную хи­мию (эмуль­га­то­ры, спе­ци­аль­ные мо­но­ме­ры и проч.) «Акри­лан» ис­поль­зу­ет им­порт­ную, в Рос­сии та­ко­го не про­из­во­дят. По мне­нию ген­ди­рек­то­ра «Акри­ла­на», при­чи­на про­ста: со­зда­ние та­ких про­из­водств неоправ­дан­но из-за от­сут­ствия до­ста­точ­но­го спро­са. «Мы де­ла­ем боль­шой син­тез — на­при­мер, 42 тон­ны за один раз, при этом ис­поль­зу­ем пол-лит­ра до­бав­ки, — по­яс­ня­ет Ку­зин. — В Рос­сии мог­ла бы се­го­дня быть спе­ци­аль­ная хи­мия, ес­ли бы она не умер­ла в со­вет­ское вре­мя, а про­дол­жа­ла раз­ви­вать­ся. То­гда на­ши пред­при­я­тия се­го­дня бы­ли бы ори­ен­ти­ро­ва­ны не толь­ко на рос­сий­ский ры­нок, но и на экс­порт. А сей­час вый­ти со спе­ци­аль­ной хи­ми­ей на ми­ро­вой ры­нок слож­но. Это к во­про­су об эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти: сто­ит вве­сти за­прет на по­став­ки та­ких до­ба­вок, и вся рос­сий­ская хи­мия и да­же неф­те­хи­мия мо­жет рух­нуть».

Ком­па­ния «Нано­био­тех» по­шла по дру­го­му пу­ти и сде­ла­ла но­вый про­дукт — сти­му­ля­тор ро­ста рас­те­ний со свой­ства­ми за­щи­ты их от бо­лез­ней. «До нас ни од­на ком­па­ния в ми­ре не по­лу­ча­ла го­су­дар­ствен­ную ре­ги­стра­цию и не при­ме­ня­ла ста­би­ли­зи­ро­ван­ное кол­ло­ид­ное се­реб­ро для за­щи­ты рас­те­ний, по­то­му что ни­ко­му не уда­ва­лось со­здать устой­чи­вую фор­му­ля­цию та­ко­го пе­сти­ци­да. Хо­тя сде­лать та­кой про­дукт пы­та­лись несколь­ко муль­ти­на­ци­о­наль­ных ком­па­ний», — рас­ска­зы­ва­ет Юрий Кру­тя­ков. По его сло­вам, раз­ра­бот­ки на­ча­лись с за­щи­ты его кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ции в 2008 го­ду на хим­фа­ке МГУ. В 2011 го­ду Кру­тя­ков стал ра­бо­тать с ком­па­ни­ей «Агро­хим­пром», про­фес­си­о­наль­ным иг­ро­ком на рын­ке средств за­щи­ты рас­те­ний. Ос­нов­ной бе­не­фи­ци­ар «Агро­хим­про­ма» ин­ве­сти­ро­вал сред­ства в проект «Нано­био­те­ха» по раз­ра­бот­ке пе­сти­ци­да на ос­но­ве кол­ло­ид­но­го се­реб­ра. До мо­мен­та ре­ги­стра­ции пре­па­ра­та «Зе­ре­б­ра Аг­ро» в 2014 го­ду в раз­ра­бот­ки и ис­пы­та­ния бы­ло вло­же­но по­ряд­ка двух мил­ли­о­нов дол­ла­ров.

Син­тез дей­ству­ю­ще­го ве­ще­ства пе­сти­ци­да — ста­би­ли­зи­ро­ван­но­го спе­ци­аль­ным по­ли­ме­ром кол­ло­ид­но­го се­реб­ра — ве­дет­ся на про­из­вод­стве «Зе­ре­б­ра Аг­ро» в Орен­бург­ской об­ла­сти. «В этом на­ше от­ли­чие от оте­че­ствен­ных ком­па­ний — про­из­во­ди­те­лей хим­средств за­щи­ты рас­те­ний. У них на про­из­вод­ствах есть толь­ко фор­му­ля­ция, ко­гда сме­ши­ва­ют­ся за­ве­зен­ные из-за ру­бе­жа дей­ству­ю­щие ве­ще­ства пе­сти­ци­дов. А мы са­ми син­те­зи­ру­ем», — под­чер­ки­ва­ет Юрий Кру­тя­ков. Са­мо се­реб­ро, ра­зу­ме­ет­ся, из­вест­но дав­но, но, по сло­вам Кру­тя­ко­ва, в ком­па­нии впер­вые в ми­ре на­учи­лись мо­ди­фи­ци­ро­вать его спе­ци­аль­ным по­ли­ме­ром, что­бы до­бить­ся его ста­биль­но­го дей­ствия в рас­те­ние­вод­стве.

«Зе­ре­б­ра Аг­ро» смог­ла «под­ку­пить» аг­ра­ри­ев не про­сто свой­ства­ми сти­му­ля­то­ра ро­ста — при­бав­ку в уро­жай­но­сти да­ют мно­гие пре­па­ра­ты. Глав­ное в том, что у пре­па­ра­та есть ком­пе­тен­ции неспе­ци­фи­че­ской сти­му­ля­ции им­му­ни­те­та рас­те­ний, ко­то­рая по­мо­га­ет им бо­роть­ся с бо­лез­ня­ми. Ком­па­ния по­сте­пен­но вхо­ди­ла на ры­нок, пре­одо­ле­вая скеп­сис кон­сер­ва­тив­ных аг­ра­ри­ев, при­вык­ших до­ве­рять толь­ко брен­дам вро­де Syngenta или Bayer. «Сель­хоз­про­из­во­ди­те­ли обыч­но го­во­рят: по­ка трид­цать лет не прой­дет, я не по­ве­рю. Но то­гда надо сра­зу ста­вить крест на ин­но­ва­ци­ях и все от­дать на от­куп муль­ти­на­ци­о­наль­ным ком­па­ни­ям», — го­во­рит Кру­тя­ков. Ком­па­ния осто­рож­но про­дви­га­ла свою адап­тив­ную тех­но­ло­гию, пред­ла­гая аг­ра­ри­ям про­сто до­ба­вить но­вый пре­па­рат к сво­им ис­пы­тан­ным сред­ствам за­щи­ты рас­те­ний, что­бы в ито­ге до­бить­ся сни­же­ния пе­сти­цид­ной на­груз­ки и сни­зить до­зи­ров­ки, на­при­мер, фун­ги­ци­дов.

Каж­дые два го­да проект удва­и­вал про­да­жи пе­сти­ци­да, к се­го­дняш­не­му дню дой­дя до объ­е­мов 3,5–4 млн дол­ла­ров в год (300 тонн пре­па­ра­та). 40% про­дук­ции про­из­во­ди­те­ли экс­пор­ти­ру­ют (прав­да, по­ка в ос­нов­ном в стра­ны пост­со­вет­ско­го пространства). Пре­па­рат за­ре­ги­стри­ро­ван уже в де­ся­ти стра­нах, а в на­ча­ле это­го го­да про­шел ре­ги­стра­цию в Эк­ва­до­ре, ку­да уже от­пра­вил­ся пер­вый кон­тей­нер с «Зе­ре­брой». Это до­воль­но рез­вый старт, ес­ли учесть спе­ци­фи­ку от­рас­ли: труд­но за­ре­ги­стри­ро­вать пе­сти­цид в дру­гой стране, это опас­ное ве­ще­ство, к ко­то­ро­му апри­о­ри много во­про­сов. На­при­мер, «Нано­био­тех» уже боль­ше трех лет ре­ги­стри­ру­ет свой пе­сти­цид во Вьет­на­ме. Да и в це­лом вы­тя­нуть экс­порт­ное на­прав­ле­ние ма­лень­кой ком­па­нии прак­ти­че­ски невоз­мож­но, объ­яс­ня­ет Юрий Кру­тя­ков, как бы ни бы­ли хо­ро­ши ло­каль­ные про­да­жи. На­при­мер, в Ки­тае и Юж­ной Ко­рее ре­ги­стра­ция пе­сти­ци­да сто­ит пол­то­ра-два мил­ли­о­на дол­ла­ров, и на это мо­жет уй­ти до пя­ти лет. В про­из­вод­стве «Зе­реб­ры» это уда­ет­ся толь­ко бла­го­да­ря по­мо­щи Рос­сий­ско­го экс­порт­но­го цен­тра. Да­же несмот­ря на вы­со­кую мар­жи­наль­ность ос­нов­но­го про­дук­та, ко­то­рая до­сти­га­ет­ся за счет ис­поль­зо­ва­ния оте­че­ствен­но­го сы­рья (со­лей се­реб­ра) и на­ли­чия прак­ти­че­ски пол­но­го цик­ла про­из­вод­ства.

Раз­ви­вать ма­ло­тон­наж­ку сто­ит, уве­рен Юрий Кру­тя­ков, хо­тя это и рис­ко­ван­ное де­ло. «Ни­кто не был за­стра­хо­ван от то­го, что пре­па­рат не ста­нет ра­бо­тать так, как мы ду­ма­ли. Ес­ли бы мне са­мо­му, раз­ра­бот­чи­ку, пять лет на­зад ска­за­ли, что он бу­дет так про­да­вать­ся, я бы не по­ве­рил, — при­зна­ет­ся уче­ный­пред­при­ни­ма­тель. — По­вез­ло, что мы по­па­ли пря­мо в яб­лоч­ко».

Участ­ни­ки рын­ка по­ка не ждут вы­со­кой ди­на­ми­ки в ма­ло­тон­наж­ной и спе­ци­аль­ной хи­мии, да­же ес­ли уже на­ча­ли «про­кле­вы­вать­ся» нуж­ные по­сы­лы со сто­ро­ны ин­сти­ту­тов раз­ви­тия и вла­сти. «Ес­ли не сфор­ми­ро­ва­лась ин­фра­струк­ту­ра и тех­но­ло­ги­че­ские це­поч­ки, от­расль не го­то­ва, то хоть за­ва­ли ее день­га­ми, же­ла­е­мо­го от­кли­ка не бу­дет, — рас­суж­да­ет Юрий Кру­тя­ков. — Мы вряд ли най­дем клю­чик, ко­то­рый поз­во­лит нам че­рез год за­пу­стить ма­лую хи­мию хо­тя бы на уровне раз­ви­ва­ю­щих­ся стран. Но луч­ше позд­но, чем ни­ко­гда».

Что­бы воз­ник устой­чи­вый спрос на ма­лую и спе­ци­аль­ную хи­мию, пред­сто­ит вос­ста­но­вить и раз­ви­вать все уте­рян­ные про­из­вод­ствен­ные це­поч­ки, на­чи­ная с круп­но­го и сред­не­тон­наж­но­го сы­рья. Вме­сто то­го что­бы ве­сти бес­ко­неч­ные раз­го­во­ры о том, что в гло­баль­ном ми­ре ни од­на стра­на не обя­за­на иметь пол­ный про­из­вод­ствен­ный цикл.

В про­из­вод­ство но­во­го пе­сти­ци­да в Орен­бур­ге бы­ло вло­же­но по­ряд­ка че­ты­рех мил­ли­о­нов дол­ла­ров

Илья Гольдт: пе­ре­стро­ить­ся на ма­ло­тон­наж­ную про­дук­цию ги­ган­там прак­ти­че­ски невоз­мож­но

Олег Ку­зин: раз­ви­тие ма­ло­тон­наж­ной хи­мии тор­мо­зят мед­лен­ные про­це­ду­ры сер­ти­фи­ка­ции и стан­дар­ти­за­ции

Юрий Кру­тя­ков: в Рос­сии бо­лее 70 лет не бы­ло гар­мо­нич­но­го пе­ре­хо­да уни­вер­си­тет­ских раз­ра­бо­ток в про­из­вод­ство

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.