С ВЕ­РОЙ В ЭЛЕК­ТРО­МО­БИ­ЛИ

Струк­ту­ра Али­ше­ра Усма­но­ва на­ча­ла осва­и­вать круп­ней­шее в Рос­сии и тре­тье в ми­ре ме­сто­рож­де­ние ме­ди. Но успех это­го про­ек­та в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни за­ви­сит от бу­ду­ще­го ро­ста спро­са на ме­талл в ази­ат­ском ав­то­про­ме и энер­ге­ти­ке

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Струк­ту­ра Али­ше­ра Усма­но­ва на­ча­ла осва­и­вать круп­ней­шее в Рос­сии и тре­тье в ми­ре ме­сто­рож­де­ние ме­ди. Но успех это­го про­ек­та в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни за­ви­сит от бу­ду­ще­го ро­ста спро­са на ме­талл в ази­ат­ском ав­то­про­ме и энер­ге­ти­ке

Бай­каль­ская гор­ная ком­па­ния (БГК, до­чер­няя струк­ту­ра груп­пы USM Али­ше­ра Усма­но­ва) на­ча­ла стро­ить ГОК на Удо­кан­ском мед­ном ме­сто­рож­де­нии в За­бай­каль­ском крае. Это ме­сто­рож­де­ние с за­па­са­ми 26,7 млн тонн ме­ди — од­но из круп­ней­ших в ми­ре. Его от­кры­ли еще в се­ре­дине про­шло­го ве­ка, но фак­ти­че­ское осво­е­ние за мно­гие де­ся­ти­ле­тия так и не на­ча­лось.

Тех­ни­че­ский про­ект раз­ра­бот­ки Удо­ка­на был со­гла­со­ван Рос­недра­ми толь­ко в сен­тяб­ре ны­неш­не­го го­да. В со­от­вет­ствии с ним осва­и­вать ме­сто­рож­де­ние пла­ни­ру­ет­ся в три эта­па. На пер­вом (к 2022 го­ду) бу­дет вве­ден в экс­плу­а­та­цию ГОК с го­до­вой про­из­во­ди­тель­но­стью 12 млн тонн ру­ды, или по­ряд­ка 130 тыс. тонн чи­сто­го ме­тал­ла. На вто­ром эта­пе (2033–2050 го­ды) до­бы­чу пла­ни­ру­ет­ся на­рас­тить до 48 млн тонн ру­ды в год, с про­пор­ци­о­наль­ным уве­ли­че­ни­ем про­из­вод­ства и са­мой ме­ди. На­ко­нец, на тре­тьем эта­пе (2050–2090 год) пред­по­ла­га­ет­ся осу­ществ­лять до­ра­бот­ку за­па­сов ком­би­ни­ро­ван­ным спо­со­бом.

Са­ма БГК в по­свя­щен­ной про­ек­ту пре­зен­та­ции ука­зы­ва­ет, что на вто­ром эта­пе ожи­да­ет­ся рас­ши­ре­ние про­из­вод­ствен­ных воз­мож­но­стей ГОКа до 36 млн тонн ру­ды в год. Впро­чем, да­же в та­ком слу­чае про­ект БГК вой­дет в де­сят­ку круп­ней­ших про­из­во­ди­те­лей ме­ди.

Для пе­ре­ра­бот­ки руд Удо­кан­ско­го ме­сто­рож­де­ния при­ня­та фло­та­ци­он­но­гид­ро­ме­тал­лур­ги­че­ская тех­но­ло­ги­че­ская схе­ма. По сло­вам пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров БГК Ва­ле­рия Ка­зи­ка­е­ва, в от­ли­чие от боль­шин­ства осво­ен­ных мед­ных ме­сто­рож­де­ний Удо­кан сло­жен суль­фид­ны­ми, окис­лен­ны­ми и сме­шан­ны­ми ру­да­ми так, что их нель­зя ни из­вле­кать по от­дель­но­сти, ни как-то ме­ха­ни­че­ски раз­де­лять по­сле до­бы­чи. Имен­но по­это­му ком­па­нии при­шлось раз­ра­бо­тать и за­па­тен­то­вать уни­каль­ную тех­но­ло­ги­че­скую схе­му.

Про­дук­ци­ей ком­би­на­та бу­дет ка­тод­ная медь (по­ряд­ка 70 тыс. тонн в год) и суль­фид­ный кон­цен­трат с со­дер­жа­ни­ем ме­ди 45%.

Де­нег боль­ше, сро­ки даль­ше

На­пом­ним, что вход струк­тур Усма­но­ва в удо­кан­ский про­ект от­нюдь не был три­ум­фаль­ным ше­стви­ем. Ми­хай­лов­ский ГОК (вхо­дит в ме­тал­лур­ги­че­ский хол­динг «Ме­тал­ло­ин­вест») при­об­рел ли­цен­зию на пра­во раз­ра­бот­ки ме­сто­рож­де­ния еще в 2008 го­ду. При­чем при­об­рел за 15 млрд руб­лей на от­кры­том кон­кур­се, вы­рвав по­бе­ду у непро­стых кон­ку­рен­тов: в чис­ле пре­тен­ден­тов на ме­сто­рож­де­ние бы­ла УГМК — ли­дер рос­сий­ской мед­ной от­рас­ли.

Спе­ци­аль­но под ре­а­ли­за­цию про­ек­та бы­ла учре­жде­на БГК. В 2015 го­ду ком­па­ния бы­ла вы­де­ле­на из со­ста­ва «Ме­тал­ло­ин­ве­ста» в от­дель­ную струк­ту­ру, пе­рей­дя «в под­чи­не­ние» непо­сред­ствен­но USM.

А вот с осво­е­ни­ем ме­сто­рож­де­ния де­ло не за­ла­ди­лось. По усло­ви­ям ли­цен­зи­он­но­го со­гла­ше­ния ком­па­ния за шесть лет (то есть к 2014 го­ду) обя­за­лась вве­сти в экс­плу­а­та­цию ГОК с объ­е­мом до­бы­чи 12 млн тонн ру­ды в год, а еще че­рез семь лет на­рас­тить этот по­ка­за­тель до 36 млн тонн. Од­на­ко эти обя­за­тель­ства не бы­ли вы­пол­не­ны. По­сле­до­вал ряд за­яв­ле­ний, но мед­ный воз и ныне там, хо­тя, как го­во­рят в от­рас­ли, од­ним из важ­ных ар­гу­мен­тов в поль­зу струк­ту­ры Усма­но­ва на кон­кур­се за Удо­кан бы­ли как раз сжа­тые сро­ки ре­а­ли­за­ции про­ек­та.

Впро­чем, пра­ви­тель­ство Рос­сии ре­ши­ло не на­ка­зы­вать опаз­ды­ва­ю­щих ком­мер­сан­тов: осе­нью 2014 го­да Рос­нед­ра пе­ре­нес­ли сро­ки раз­ра­бот­ки Удо­кан­ско­го ме­сто­рож­де­ния на 2021 год.

На­до ска­зать, что удо­кан­ский про­ект дей­стви­тель­но гран­ди­о­зен по сво­им мас­шта­бам. Но обо­рот­ная сто­ро­на этой мас­штаб­но­сти — нема­лые ин­ве­сти­ци­он­ные за­тра­ты. Еще в 2015 го­ду со­во­куп­ные ин­ве­сти­ции в первую оче­редь (вклю­чая раз­ви­тие необ­хо­ди­мой ин­фра­струк­ту­ры) бы­ли оце­не­ны ВЭБом в 238 млрд руб­лей (3,9 млрд дол­ла­ров по то­гдаш­не­му кур­су). Ос­нов­ны­ми ста­тья­ми рас­хо­дов на­зы­ва­лись стро­и­тель­ство обо­га­ти­тель­но­го ком­би­на­та (130 млрд руб­лей), тех­ни­ка и раз­ра­бот­ка ка­рье­ра (до 40 млрд руб­лей), а так­же воз­ве­де­ние по­сел­ка для ра­бо­чих (до 40 млрд руб­лей).

Ин­ве­сто­ры, в прин­ци­пе, со­гла­си­лись с этой оцен­кой. Хо­тя го­дом ра­нее сам Али­шер Усма­нов оце­ни­вал ка­пи­таль­ные за­тра­ты на осво­е­ние Удо­ка­на в 2,1 млрд дол­ла­ров для пер­во­го эта­па и в 5 млрд

дол­ла­ров — на весь про­ект. Ис­хо­дя из этой про­пор­ции мож­но пред­по­ло­жить, что в ко­неч­ном сче­те об­щая сто­и­мость ре­а­ли­за­ции удо­кан­ско­го про­ек­та пе­ре­ва­лит за 10 млрд дол­ла­ров — день­ги нема­лые да­же для Али­ше­ра Усма­но­ва.

В по­ис­ке то­ва­ри­щей

В свя­зи с этим Усма­нов на­чал ак­тив­ный по­иск по­тен­ци­аль­ных парт­не­ров по осво­е­нию за­бай­каль­ской ме­ди. «Мы по­ка свя­за­ны кон­фи­ден­ци­аль­но­стью, но это хо­ро­шая ком­па­ния, про­фес­си­о­на­лы в ме­ди, и мы с ни­ми го­то­вы ра­бо­тать», — рас­ска­зы­вал вла­де­лец USM в де­каб­ре по­за­про­шло­го го­да. Поз­же имя «про­фес­си­о­на­лов в ме­ди» ста­ло из­вест­но — это Рус­ская мед­ная ком­па­ния (РМК) Иго­ря Ал­туш­ки­на. Ей пла­ни­ро­ва­лось пе­ре­дать до по­ло­ви­ны Удо­ка­на.

«РМК име­ет боль­шой опыт ре­а­ли­за­ции про­ек­тов в мед­ных гор­но­обо­га­ти­тель­ных ком­би­на­тах. Они уже два ГОКа под­ня­ли. И сде­ла­ли их го­раз­до бо­лее эф­фек­тив­ны­ми, чем дру­гие ком­па­нии. Мы ве­рим в них», — го­во­рил Али­шер Усма­нов.

И на­прас­но: пе­ре­го­во­ры успе­хом не увен­ча­лись. РМК со­сре­до­то­чи­лась на соб­ствен­ном про­ек­те — осво­е­нии То­мин­ско­го ме­сто­рож­де­ния в Че­ля­бин­ской об­ла­сти (про­ект­ная мощ­ность ГОКа — 28 млн тонн ру­ды в год, сум­ма ин­ве­сти­ций — 1,5 млрд дол­ла­ров). «Вы луч­ше Удо­ка­на! Вы де­нег не про­си­те!» — по­хва­лил то­мин­ский про­ект РМК в свое вре­мя пре­мьер-ми­нистр Дмит­рий Мед­ве­дев.

В чис­ле дру­гих кан­ди­да­тов в парт­не­ры по Удо­ка­ну рас­смат­ри­ва­лись и ки­тай­ская Hopu Investment­s (преду­смат­ри­ва­лась воз­мож­ность про­да­жи 10% БГК) и да­же «Ро­стех» (име­ет оп­ци­он на по­куп­ку 25% БГК). Но и ки­тай­цы в ито­ге не пре­льсти­лись за­бай­каль­ской ме­дью, и гла­ва рос­сий­ской госкор­по­ра­ции Сер­гей Че­ме­зов в ку­лу­а­рах Пе­тер­бург­ско­го эко­но­ми­че­ско­го фо­ру­ма рас­ска­зал жур­на­ли­стам о пред­сто­я­щем от­ка­зе от уча­стия в удо­кан­ском про­ек­те.

В ре­зуль­та­те осва­и­вать Удо­кан БГК бу­дет са­мо­сто­я­тель­но, но для это­го при­дет­ся ак­тив­но при­бе­гать к за­ем­но­му фи­нан­си­ро­ва­нию. Струк­ту­ры Али­ше­ра Усма­но­ва уже по­тра­ти­ли на про­ект (вклю­чая ли­цен­зи­он­ный пла­теж) по­ряд­ка 800 млн дол­ла­ров, еще 1,25 млрд пла­ни­ру­ет­ся при­влечь на сто­роне. Боль­шую часть сум­мы — в ка­че­стве про­ект­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния в од­ном из рос­сий­ских бан­ков без до­пол­ни­тель­ной на­груз­ки на дру­гие ком­па­нии груп­пы до на­ча­ла 2019 го­да.

«Мы рас­счи­ты­ва­ем, что еще при­мер­но сто мил­ли­о­нов дол­ла­ров соб­ствен­ных средств вло­жим в окон­ча­ние про­ек­ти­ро­ва­ния, на пер­вые ин­фра­струк­тур­ные стро­и­тель­ные ра­бо­ты, а осталь­ное при­вле­чем, — за­явил Ва­ле­рий Ка­зи­ка­ев. — Круп­ней­шие рос­сий­ские бан­ки про­яв­ля­ют ин­те­рес к на­ше­му про­ек­ту, с од­ним уже до­стиг­ну­та до­ста­точ­но опре­де­лен­ная до­го­во­рен­ность».

Речь идет, по всей ви­ди­мо­сти, о госкор­по­ра­ции ВЭБ. Этот банк еще с 2016 го­да рас­смат­ри­вал воз­мож­ность вло­же­ния в Удо­кан до 12 млрд руб­лей в об­мен на до­лю в БГК. На­блю­да­тель­ный со­вет ВЭБа в 2012 го­ду одоб­рил БГК кре­дит на сум­му 300 млн дол­ла­ров для раз­ра­бот­ки про­ект­ной до­ку­мен­та­ции, а так­же уста­но­вил ли­мит фи­нан­си­ро­ва­ния про­ек­та в раз­ме­ре до двух мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Но БГК по­ка что эти­ми воз­мож­но­стя­ми не вос­поль­зо­ва­лась.

За­гра­ни­ца им по­мо­жет

В са­мой ком­па­нии уве­ре­ны, что ос­нов­ны­ми рын­ка­ми сбы­та про­дук­ции бу­ду­ще­го Удо­кан­ско­го ГОКа ста­нут стра­ны Азии, в первую оче­редь Ки­тай, Япо­ния и Юж­ная Ко­рея. Та­кой рас­чет вполне ло­ги­чен: зна­чи­тель­ная часть ми­ро­во­го им­пор­та ме­ди при­хо­дит­ся имен­но на эти стра­ны. Толь­ко один Ки­тай за­ку­па­ет до 27% ме­ди и мед­ных из­де­лий, по­сту­па­ю­щих в меж­ду­на­род­ную тор­гов­лю. «Мы рас­счи­ты­ва­ем под­пи­сать off-take кон­трак­ты с од­ним или дву­мя круп­ней­ши­ми трей­де­ра­ми или непо­сред­ствен­ны­ми по­тре­би­те­ля­ми кон­цен­тра­тов и то­гда смо­жем ска­зать, с кем имен­но, — го­во­рит Ва­ле­рий Ка­зи­ка­ев. — Для нас это во­прос га­ран­ти­ро­ван­но­го сбы­та, по­это­му он бу­дет ре­шен до на­ча­ла фи­нан­си­ро­ва­ния».

Но воз­ни­ка­ет за­ко­но­мер­ный во­прос: най­дет­ся ли спрос на та­кие круп­ные объ­е­мы? Ми­ро­вое про­из­вод­ство ме­ди на про­тя­же­нии по­след­них лет уве­рен­но рос­ло, уве­ли­чив­шись с 20,2 млн тонн в 2012 го­ду до 23,5 млн тонн в 2017-м. При­чем наи­боль­ший рост де­мон­стри­ро­ва­ло имен­но пер­вич­ное (из ру­ды) про­из­вод­ство — с 16,6 млн до 19,5 млн тонн. Пред­ло­же­ние ме­тал­ла на ми­ро­вом рын­ке в этом го­ду пре­вы­си­ло спрос по­чти на 40 тыс. тонн. Но уже в бли­жай­шее вре­мя си­ту­а­ция из­ме­нит­ся с точ­но­стью до на­обо­рот. Так, по дан­ным Internatio­nal Copper Study Group (ICSG), уже в сле­ду­ю­щем го­ду в ми­ре воз­ник­нет де­фи­цит ме­ди в раз­ме­ре око­ло 330 тыс. тонн. А к 2030 го­ду, как про­гно­зи­ру­ет не­мец­кое ис­сле­до­ва­тель­ское об­ще­ство Fraunhofer, ми­ро­вой спрос на медь вы­рас­тет до 39 млн тонн, глав­ным об­ра­зом за счет стро­и­тель­ной и элек­тро­тех­ни­че­ской от­рас­лей. В БГК ожи­да­ют, что к 2025 го­ду по­тен­ци­аль­ный ми­ро­вой спрос на медь пре­вы­сит на­лич­ное пред­ло­же­ние ме­тал­ла ед­ва ли не на пять мил­ли­о­нов тонн. Это­му в нема­лой сте­пе­ни бу­дут спо­соб­ство­вать ре­а­ли­за­ция мно­го­чис­лен­ных ин­фра­струк­тур­ных про­ек­тов в ази­ат­ских стра­нах, а так­же мно­го­мил­ли­ард­ные ин­ве­сти­ции в энер­ге­ти­че­ский сек­тор ре­ги­о­на.

Но, по­жа­луй, са­мые боль­шие на­деж­ды про­из­во­ди­те­ли ме­ди воз­ла­га­ют на элек­тро­транс­порт. На­при­мер, дол­го­сроч­ная про­грам­ма раз­ви­тия ав­то­мо­биль­ной про­мыш­лен­но­сти Ки­тая пред­по­ла­га­ет к 2025 го­ду уве­ли­чить вы­пуск элек­тро­мо­би­лей по­чти в 40 раз — с 0,5 млн до 20 млн ма­шин. Толь­ко од­на эта от­расль по­тре­бу­ет до­пол­ни­тель­но по­чти мил­ли­о­на тонн ме­ди в год. Рос­сий­ская стра­те­гия раз­ви­тия ав­то­про­ма, к сло­ву, так­же пред­по­ла­га­ет рост до­ли элек­тро­мо­би­лей на пять про­цен­тов в об­щем объ­е­ме про­даж к 2025 го­ду.

В це­лом же, по сло­вам гла­вы Glencore Ай­ва­на Гла­зен­бер­га, при ши­ро­ком внед­ре­нии элек­тро­транс­пор­та во всем ми­ре его про­из­во­ди­те­лям еже­год­но по­тре­бу­ет­ся до­пол­ни­тель­но до 4,1 млн тонн ме­ди к 2030 го­ду.

Та­ким об­ра­зом, спрос на про­дук­цию Удо­ка­на мож­но счи­тать фак­ти­че­ски га­ран­ти­ро­ван­ным. Но лишь в том слу­чае, ес­ли ам­би­ци­оз­ные пла­ны раз­ви­тия ми­ро­во­го элек­тро­транс­пор­та и ази­ат­ских эко­но­мик ста­нут пре­тво­рять­ся в жизнь. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.