РОС­СИЯ — БЕЛОРУССИЯ: «СВЕРКА ЧА­СОВ»

Сто шест­на­дцать мил­ли­ар­дов дол­ла­ров за два­дцать лет: Рос­сия уста­ла кор­мить Бе­ло­рус­сию и пла­ни­ру­ет сме­нить фор­мат ин­те­гра­ци­он­но­го дол­го­строя

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Сто шест­на­дцать мил­ли­ар­дов дол­ла­ров за два­дцать лет: Рос­сия уста­ла кор­мить Бе­ло­рус­сию и пла­ни­ру­ет сме­нить фор­мат ин­те­гра­ци­он­но­го дол­го­строя

Со­юз­ное го­су­дар­ство Бе­ло­рус­сии и Рос­сии про­дол­жит су­ще­ство­вать, но есть ощу­ще­ние, что в преж­нем и при­выч­ном для бе­ло­рус­ско­го ис­теб­лиш­мен­та до­та­ци­он­ном фор­ма­те этот про­ект рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской ин­те­гра­ции вряд ли со­хра­нит­ся. Об этом го­во­рят ито­ги рос­сий­ско-бе­ло­рус­ско­го сам­ми­та, ко­то­рый за­вер­шил­ся 21 сен­тяб­ря в Со­чи. Хо­зя­ин встре­чи пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Пу­тин пред­ва­рил пе­ре­го­во­ры за­ме­ча­ни­ем: «До­го­во­ри­лись, что встре­тим­ся в бо­лее ши­ро­ком со­ста­ве, нам нуж­но све­рить ча­сы по неко­то­рым во­про­сам». Учи­ты­вая, что в сле­ду­ю­щем го­ду Со­юз­но­му го­су­дар­ству ис­пол­ня­ет­ся два­дцать лет, а в це­лом рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской ин­те­гра­ции по­чти чет­верть ве­ка, то «сверка ча­сов» дав­но на­зре­ла.

Со­юз­ный фе­но­мен

До­го­вор о со­зда­нии Со­юз­но­го го­су­дар­ства (СГ) был под­пи­сан 8 де­каб­ря 1999 го­да, но до сих пор так и остал­ся в боль­шей сте­пе­ни де­кла­ра­ци­ей о на­ме­ре­ни­ях. СГ так и не ста­ло субъ­ек­том меж­ду­на­род­но­го пра­ва, оно не име­ет ни гер­ба, ни фла­га, граж­дан­ства и при­знан­ных гра­ниц. От­сут­ству­ет и со­юз­ная внеш­няя по­ли­ти­ка, за­ме­нен­ная ко­ор­ди­на­ци­ей меж­ду МИДа­ми РФ и РБ по сов­мест­ной ра­бо­те в меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ци­ях. Един­ствен­ный над­на­ци­о­наль­ный ор­ган СГ, ко­то­рый пе­ри­о­ди­че­ски со­би­ра­ет­ся, — Выс­ший го­су­дар­ствен­ный со­вет, с пер­во­го дня его су­ще­ство­ва­ния воз­глав­ля­е­мый пре­зи­ден­том Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь Алек­сан­дром Лу­ка­шен­ко. С го­да­ми Выс­ший гос­со­вет вы­ро­дил­ся в пе­ре­го­вор­ную пло­щад­ку для об­суж­де­ния все но­вых до­та­ций и суб­си­дий, за­пра­ши­ва­е­мых бе­ло­рус­ской сто­ро­ной.

Фе­но­мен Со­юз­но­го го­су­дар­ства за­клю­ча­ет­ся в том, что, пред­став­ляя со­бой про­ект по­ли­ти­че­ской ин­те­гра­ции, оно не мо­жет опи­рать­ся на раз­ви­тую рос­сий­ско-бе­ло­рус­скую эко­но­ми­че­скую ин­те­гра­цию, ко­то­рая, в свою оче­редь, оста­но­ви­лась на эта­пе еди­ной рос­сий­ско­бе­ло­рус­ской та­мо­жен­ной зо­ны, со­здан­ной в 1995 го­ду. К со­жа­ле­нию, опыт еди­ной та­мо­жен­ной зо­ны — пер­вой в зоне СНГ — ока­зал­ся неудач­ным. Про­ект стар­то­вал по­сле сим­во­ли­че­ско­го вы­ка­пы­ва­ния на рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской гра­ни­це по­гра­нич­но­го стол­ба. Од­на­ко очень быст­ро еди­ное та­мо­жен­ное про­стран­ство пре­вра­ти­лось в тран­зит­ную тер­ри­то­рию для огром­ных по­то­ков кон­тра­бан­ды на рос­сий­ский ры­нок.

Даль­ше это­го эко­но­ми­че­ская ин­те­гра­ция меж­ду дву­мя со­сед­ни­ми и не чу­жи­ми друг для дру­га стра­на­ми так и не по­шла, что име­ло под со­бой по­ли­ти­че­скую при­чи­ну: в Бе­ло­рус­сии с 1994 го­да сфор­ми­ро­вал­ся клас­си­че­ский ав­то­ри­тар­ный ре­жим. С уче­том то­го, что ав­то­ри­та­ризм прак­ти­че­ски не под­да­ет­ся ин­те­гра­ции, к кон­цу 1990-х го­дов про­цес­сы сра­щи­ва­ния и пе­ре­пле­те­ния эко­но­мик двух стран под­ме­ня­лись на­ра­щи­ва­ни­ем до­та­ций и пре­фе­рен­ций бе­ло­рус­ской эко­но­ми­ке со сто­ро­ны Рос­сии.

По су­ти, по­ли­ти­че­ская ин­те­гра­ция меж­ду Рос­си­ей и Бе­ло­рус­си­ей в фор­ме Со­юз­но­го го­су­дар­ства бы­ла огром­ным экс­пе­ри­мен­том, при­зван­ным сти­му­ли­ро­вать эко­но­ми­че­скую ин­те­гра­цию, со­здав для нее ре­аль­ные сти­му­лы: над­на­ци­о­наль­ные ор­га­ны, еди­ную ва­лю­ту, еди­ный ры­нок и т. д. Од­на­ко уже к 2003 го­ду, по­сле во­шед­ше­го в ис­то­рию кри­зи­са «мух и кот­лет» (пре­зи­дент Вла­ди­мир Пу­тин, ком­мен­ти­руя про­ект кон­сти­ту­ции Со­юз­но­го го­су­дар­ства, со­чи­нен­ный в Мин­ске, за­явил: «Нуж­но по­нять, че­го мы хо­тим, че­го хо­тят на­ши парт­не­ры. Кот­ле­ты от­дель­но, му­хи от­дель­но»), по­ли­ти­че­ская ин­те­гра­ция то­же бы­ла бло­ки­ро­ва­на, так как, в по­ни­ма­нии Лу­ка­шен­ко, Со­юз­ное го­су­дар­ство долж­но бы­ло управ­лять­ся из Мин­ска, а Рос­сии оставалась роль сы­рье­во­го при­дат­ка Бе­ло­рус­сии и рын­ка для сбы­та бе­ло­рус­ской про­дук­ции.

В ито­ге по­след­ние пят­на­дцать лет Со­юз­ное го­су­дар­ство оста­ва­лось в ста­ту­се са­мо­го круп­но­го на пост­со­вет­ском про­стран­стве ин­те­гра­ци­он­но­го дол­го­строя. Си­ту­а­ция в СГ ста­ла со­всем за­пу­тан­ной, ко­гда так и не про­дви­нув­ша­я­ся рос­сий­ско-бе­ло­рус­ская эко­но­ми­че­ская ин­те­гра­ция с 2010 го­да бы­ла «вли­та» в евразий­ский ин­те­гра­ци­он­ный про­ект. По­лу­чи­лась весь­ма свое­об­раз­ная ин­те­гра­ци­он­ная пи­ра­ми­да, в ос­но­ва­нии ко­то­рой ЕАЭС с эко­но­ми­ка­ми пя­ти стран-чле­нов, вклю­чая Ка­зах­стан, а свер­ху по­ли­ти­че­ский ин­те­гра­ци­он­ный про­ект — Со­юз­ное го­су­дар­ство Бе­ло­рус­сии и Рос­сии.

В 1999-м сто­рон­ни­ки но­во­го го­су­дар­ствен­но­го об­ра­зо­ва­ния бы­ли уве­ре­ны, что воз­ник­шая ин­те­гра­ци­он­ная плат­фор­ма ока­жет­ся уни­вер­саль­ной и в ито­ге под кры­шей СГ объ­еди­нит­ся це­лый ряд дру­гих го­су­дарств ре­ги­о­на. Од­на­ко за по­след­ние два­дцать лет всту­пить в Со­юз­ное го­су­дар­ство по­же­ла­ли толь­ко са­мо­про­воз­гла­шен­ные и ча­стич­но при­знан­ные го­су­дар­ства и го­су­дар­ствен­ные об­ра­зо­ва­ния: Аб­ха­зия, Юж­ная Осе­тия, Прид­не­стро­вье. С дру­гой сто­ро­ны, быст­ро вы­яс­ни­лось, что Минск не же­ла­ет с кем-ли­бо де­лить вы­стро­ен­ную за два де­ся­ти­ле­тия во мно­гом уни­каль­ную си­сте­му по­лу­че­ния от Рос­сии фи­нан­со­во­ре­сурс­ной под­держ­ки, по­зи­ци­о­ни­руя се­бя в ста­ту­се «един­ствен­но­го со­юз­ни­ка», но, что при­ме­ча­тель­но, ста­ра­тель­но укло­ня­ясь от обос­но­ва­ния дан­но­го утвер­жде­ния.

Рос­сий­ская под­держ­ка

Эко­но­ми­ка Бе­ло­рус­сии, со­здан­ная в 1950– 1980-е го­ды в рам­ках СССР, из­на­чаль­но стро­и­лась в ка­че­стве неотъ­ем­ле­мой и со­став­ной ча­сти со­вет­ско­го и, как по­том вы­яс­ни­лось, рос­сий­ско­го хо­зяй­ства. Са­мо­до­ста­точ­ной эко­но­ми­ки рес­пуб­ли­ка так и не со­зда­ла, про­да­вая на ми­ро­вые рын­ки в ос­нов­ном вы­ра­бо­тан­ные из рос­сий­ской неф­ти неф­те­про­дук­ты и соб­ствен­ные ка­лий­ные удоб­ре­ния (это по­ло­ви­на экс­пор­та). Дру­гая часть бе­ло­рус­ско­го экс­пор­та идет на рос­сий­ский ры­нок: ав­то­транс­порт, сель­хоз­тех­ни­ка, мя­со­мо­лоч­ные то­ва­ры, про­дук­ция лег­кой и обув­ной про­мыш­лен­но­сти. При этом де­фи­цит в тор­гов­ле с РФ тра­ди­ци­он­но до­сти­га­ет в год от пя­ти до се­ми мил­ли­ар­дов дол­ла­ров и по­кры­ва­ет­ся рос­сий­ски­ми кре­ди­та­ми и ины­ми суб­си­ди­я­ми и пре­фе­рен­ци­я­ми со сто­ро­ны Моск­вы. Сто­ит за­ме­тить, что нега­тив­ное саль­до внеш­ней тор­гов­ли РБ с РФ фор­ми­ру­ет­ся на ос­но­ве тра­ди­ци­он­но за­ни­жен­ных цен на по­лу­ча­е­мые рес­пуб­ли­кой рос­сий­ские при­род­ный газ и нефть, что го­во­рит о со­хра­не­нии в рес­пуб­ли­ке уди­ви­тель­ной по сво­ей неэф­фек­тив­но­сти эко­но­ми­че­ской мо­де­ли.

Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь пред­став­ля­ет со­бой энер­ге­ти­че­скую «чер­ную ды­ру», ку­да еже­год­но за­ка­чи­ва­ет­ся 24 млн тонн рос­сий­ской неф­ти (по­став­ля­ет­ся по внут­ри­рос­сий­ской цене и без взи­ма­ния экс­порт­ной по­шли­ны) и 19 млрд ку­бо­мет­ров при­род­но­го га­за по цене при­мер­но в два ра­за ни­же той, по ко­то­рой «Газ­пром» по­став­ля­ет газ в Поль­шу и Гер­ма­нию. В ито­ге мож­но го­во­рить о функ­ци­о­ни­ру­ю­щем не пер­вое де­ся­ти­ле­тие бе­ло­рус­ском неф­тя­ном оф­шо­ре, в нема­лой сте­пе­ни под­ры­ва­ю­щем рос­сий­ский экспорт энер­го­но­си­те­лей, но обо­га­тив­шем бе­ло­рус­ских оли­гар­хов. Имен­но в неф­те­га­зо­вом экс­пор­те из Рос­сии в Бе­ло­рус­сию и за­клю­че­ны как ос­нов­ные от­кры­тые (от­сут­ствие по­шлин, внут­ри­рос­сий­ские це­ны, сни­жен­ные це­ны на по­став­ку то­го же га­за), так и скры­тые до­та­ции бе­ло­рус­ской эко­но­ми­ке. С на­ча­ла 2000-х та­кие до­та­ции до­стиг­ли бо­лее 100 млрд дол­ла­ров.

Ес­ли быть пре­дель­но точ­ны­ми, на 1 ян­ва­ря 2018 го­да об­щая сум­ма до­та­ций, суб­си­дий и пре­фе­рен­ций при по­став­ке рос­сий­ских энер­го­но­си­те­лей, а так­же дру­гих ви­дов эко­но­ми­че­ской по­мо­щи Бе­ло­рус­сии со сто­ро­ны Рос­сии, по дан­ным ав­то­ра, со­ста­ви­ла 116 млрд дол­ла­ров за два­дцать лет. Для срав­не­ния: МВФ, на­при­мер, счи­та­ет, что с 2005 по 2015 год Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь по­лу­чи­ла из рос­сий­ско­го бюд­же­та око­ло 106 млрд дол­ла­ров, то есть по­чти по 10 млрд дол­ла­ров США в год (это по­чти 20% ВВП рес­пуб­ли­ки).

На­до так­же на­пом­нить, что Белоруссия на 1 июня те­ку­ще­го го­да оставалась долж­на Рос­сии 6,3 млрд дол­ла­ров и 60 млрд рос­сий­ских руб­лей. В свою оче­редь внеш­ний го­су­дар­ствен­ный долг РБ ле­том 2018 го­да со­ста­вил 16,4 млрд дол­ла­ров на фоне еже­год­но­го ВВП от 55 до 58 млрд дол­ла­ров. Не взи­мая по­шли­ну с бе­ло­рус­ско­го неф­тя­но­го экс­пор­та, Рос­сия фак­ти­че­ски вы­пла­чи­ва­ет бе­ло­рус­ский внеш­ний долг. А Минск, несмот­ря на прак­ти­че­ски

неогра­ни­чен­ную фи­нан­со­во-ре­сурс­ную под­держ­ку Моск­вы, так и не по­га­сил ни один рос­сий­ский кре­дит, каж­дый год тре­буя от Рос­сии до­пол­ни­тель­ные фи­нан­со­вые ре­сур­сы (в 2018 го­ду — мил­ли­ард дол­ла­ров), что­бы пе­ре­кре­ди­то­вать­ся и ото­дви­нуть вы­пла­ту кре­ди­тов на бо­лее да­ле­кую пер­спек­ти­ву. При этом в бе­ло­рус­ском ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве пе­ри­о­ди­че­ски ста­вит­ся во­прос о спи­са­нии Моск­вой дол­гов Бе­ло­рус­сии как «един­ствен­но­го со­юз­ни­ка».

Бы­ло бы неспра­вед­ли­во не вспом­нить, что в 2012 го­ду еще один круп­ный кре­дит, 10 млрд дол­ла­ров, предо­ста­вил под стро­и­тель­ство Бе­ло­рус­ской АЭС рос­сий­ский Вне­ш­эко­ном­банк. В де­каб­ре 2019 го­да пер­вый энер­го­блок БелАЭС нач­нут за­гру­жать топ­ли­вом, но с уче­том то­го, что экспорт элек­тро­энер­гии с Бе­ло­рус­ской АЭС в стра­ны ЕС по­ка за­крыт, воз­врат кре­ди­та вы­гля­дит про­бле­ма­тич­но.

По идее, столь мас­штаб­ная фи­нан­со­во­ре­сурс­ная под­держ­ка со­сед­ней стра­ны из рос­сий­ско­го бюд­же­та вполне со­по­ста­ви­ма с суб­си­ди­ро­ва­ни­ем фе­де­раль­ным цен­тром всех до­та­ци­он­ных ре­ги­о­нов Рос­сии (в 2018 го­ду — 644 460 млн руб­лей, при­мер­но 10 млрд дол­ла­ров, то есть рос­сий­ский бюд­жет с уче­том пре­тен­зий Мин­ска по фак­ту до­ти­ру­ет две Рос­сии) долж­на обос­но­вы­вать­ся или осо­бой цен­но­стью для Рос­сии Со­юз­но­го го­су­дар­ства, или опре­де­лен­ны­ми и не ме­нее цен­ны­ми и неза­ме­ни­мы­ми услу­га­ми, ко­то­рые ока­зы­ва­ет Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Ина­че труд­но объ­яс­нить граж­да­нам Рос­сии из до­та­ци­он­ных ре­ги­о­нов, по­че­му они по­лу­ча­ют из фе­де­раль­но­го бюд­же­та в сред­нем не бо­лее ста дол­ла­ров на ду­шу на­се­ле­ния, в то вре­мя как каж­дый граж­да­нин Бе­ло­рус­сии до­ти­ру­ет­ся из то­го же бюд­же­та по­чти на ты­ся­чу дол­ла­ров.

Фи­нан­со­во-ре­сурс­ная под­держ­ка Рос­си­ей от­дель­но­го неза­ви­си­мо­го, хо­тя и близ­ко­го го­су­дар­ства не име­ет пре­це­ден­тов, что, од­на­ко, не сни­ма­ет про­бле­му рас­ту­щих как снеж­ный ком эко­но­ми­че­ских пре­тен­зий бе­ло­рус­ско­го ру­ко­вод­ства к Рос­сии на фоне ре­гу­ляр­ных оскорб­ле­ний из уст Лу­ка­шен­ко в ад­рес не толь­ко рос­сий­ско­го ру­ко­вод­ства и рос­сий­ско­го го­су­дар­ства, но и рус­ско­го на­ро­да. Из по­след­них пуб­лич­ных за­яв­ле­ний сто­ит при­ве­сти при­мер от 10 ав­гу­ста 2018 го­да, ко­гда рос­си­яне в ин­тер­пре­та­ции бе­ло­рус­ско­го пре­зи­ден­та ока­за­лись «вар­ва­ра­ми», но осо­бую из­вест­ность при­об­ре­ла оценка рос­си­ян, у ко­то­рых нет «ни моз­гов, ни де­нег».

Несмот­ря на эту мно­го­лет­нюю и мас­штаб­ную эко­но­ми­че­скую под­держ­ку, эко­но­ми­че­ское со­сто­я­ние Бе­ло­рус­сии оста­ет­ся неста­биль­ным. Бе­ло­рус­ская эко­но­ми­ка, бу­дучи тес­но при­вя­зан­ной к рос­сий­ской, как пра­ви­ло, не толь­ко «зер­ка­лит» все про­бле­мы рос­сий­ской эко­но­ми­ки, но и усу­губ­ля­ет их, так как бо­лее 80% эко­но­ми­ки рес­пуб­ли­ки при­над­ле­жит го­су­дар­ству и нет ре­аль­ных ры­ноч­ных ме­ха­низ­мов, спо­соб­ных хоть в ка­кой-то сте­пе­ни ком­пен­си­ро­вать эко­но­ми­че­ские уда­ры.

Жиз­нен­ный уро­вень боль­шин­ства на­се­ле­ния рес­пуб­ли­ки оста­ет­ся невы­со­ким, бо­лее 700 тыс. граж­дан Бе­ло­рус­сии по­сто­ян­но ра­бо­та­ют в Рос­сии, это каж­дый чет­вер­тый из тру­до­спо­соб­ных граж­дан (4,2 млн че­ло­век). Есте­ствен­но, по тра­ди­ции бе­ло­рус­ские вла­сти ос­нов­ную ви­ну за эко­но­ми­че­ские про­бле­мы воз­ла­га­ют на Рос­сию, ко­то­рая «не вы­пол­ня­ет свои обя­за­тель­ства». Так что по­сто­ян­ное по­яв­ле­ние в ру­ках бе­ло­рус­ско­го пре­зи­ден­та на оче­ред­ном рос­сий­ско-бе­ло­рус­ском сам­ми­те пап­ки с тре­бо­ва­ни­я­ми к Москве в сфе­ре обес­пе­че­ния бе­ло­рус­ских неф­те­пе­ре­гон­ных за­во­дов де­ше­вой рос­сий­ской нефтью, вы­де­ле­ния кре­ди­тов, за­ку­пок бе­ло­рус­ской про­дук­ции и со­зда­ния фак­ти­че­ски при­ви­ле­ги­ро­ван­ных усло­вий до­сту­па к рос­сий­ско­му рын­ку и рос­сий­ским ре­сур­сам — это си­стем­ное и да­же став­шее уже при­выч­ным яв­ле­ние.

На са­мом де­ле эко­но­ми­че­ские про­бле­мы рес­пуб­ли­ки на­пря­мую свя­за­ны с от­сут­стви­ем пол­но­цен­ной эко­но­ми­че­ской ин­те­гра­ции с Рос­си­ей. В рам­ках вза­и­мо­свя­зан­ной рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской эко­но­ми­ки во­прос о рос­сий­ских до­та­ци­ях, ско­рее все­го, по­сте­пен­но ушел бы из по­вест­ки дня рос­сий­ско-бе­ло­рус­ских сам­ми­тов.

Седь­мой сам­мит

Ве­сен­няя пред­вы­бор­ная кам­па­ния в Рос­сии на несколь­ко ме­ся­цев ото­дви­ну­ла тра­ди­ци­он­ный рос­сий­ско-бе­ло­рус­ский по­ли­ти­че­ский се­зон. Бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство рас­счи­ты­ва­ло про­ве­сти Выс­ший гос­со­вет СГ сра­зу по­сле пре­зи­дент­ских вы­бо­ров, од­на­ко в ре­аль­но­сти па­кет бе­ло­рус­ских тре­бо­ва­ний 2018 го­да был пред­став­лен рос­сий­ской сто­роне толь­ко в июне. Но лет­ний Выс­ший гос­со­вет СГ ока­зал­ся неудач­ным для офи­ци­аль­но­го Мин­ска. Ста­ло по­нят­но, что сло­жив­ший­ся ижди­вен­че­ский фор­мат Со­юз­но­го го­су­дар­ства уже не устра­и­ва­ет рос­сий­скую сто­ро­ну.

С это­го мо­мен­та вза­и­мо­по­ни­ма­ния меж­ду Мин­ском и Моск­вой ста­ло ощу­ти­мо мень­ше, что про­яв­ля­лось в пе­ри­о­ди­че­ских эмо­ци­о­наль­ных вы­ска­зы­ва­ни­ях Лу­ка­шен­ко в ад­рес рос­сий­ско­го спон­со­ра, но внешне от­но­ше­ния меж­ду ли­де­ра­ми двух го­су­дарств — учре­ди­те­лей Со­юз­но­го го­су­дар­ства ста­ли да­же сер­деч­нее. Рос­сий­ское ру­ко­вод­ство, по­ни­мая, что объ­ек­тив­но оно по­ста­ви­ло пе­ред бе­ло­рус­ским ру­ко­вод­ством ис­клю­чи­тель­но слож­ную за­да­чу сме­ны со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской па­ра­диг­мы раз­ви­тия Бе­ло­рус­сии, на всех по­сле­до­вав­ших с июня сам­ми­тах ста­ра­лось со­блю­сти ис­клю­чи­тель­ную пре­ду­пре­ди­тель­ность по от­но­ше­нию к Лу­ка­шен­ко.

Два­дцать пер­во­го сен­тяб­ря со­сто­ял­ся уже седь­мой с на­ча­ла го­да рос­сий­ско­бе­ло­рус­ский сам­мит, в рам­ках ко­то­ро­го бы­ла про­ве­де­на не толь­ко дву­сто­рон­няя встре­ча двух пре­зи­ден­тов, но и пе­ре­го­во­ры с при­вле­че­ни­ем пре­мьер-ми­ни­стров,

Еди­ное та­мо­жен­ное про­стран­ство

спо­соб­ству­ет

лишь по­то­кам бе­ло­рус­ской

кон­тра­бан­ды на рос­сий­ский

ры­нок

ви­це-пре­мье­ров и по­слов. Лу­ка­шен­ко, иг­но­ри­руя необ­хо­ди­мость по­ис­ка но­вых фор­ма­тов Со­юз­но­го го­су­дар­ства, сде­лал став­ку на ре­ше­ние так­ти­че­ских за­дач — по­лу­че­ние но­вых до­та­ций и суб­си­дий. Од­на­ко вы­бран­ная так­ти­ка ока­за­лась оши­боч­ной. Итак, что «при­вез» Лу­ка­шен­ко из юж­ной сто­ли­цы Рос­сии?

Бе­ло­рус­ский пре­зи­дент про­ин­фор­ми­ро­вал, что утром 22 сен­тяб­ря, то есть вне ра­мок сам­ми­та, ему по­зво­нил пре­зи­дент Рос­сии и ре­шил во­прос о по­лу­че­нии бюд­же­том Бе­ло­рус­сии де­нег за «пе­ре­та­мож­ку» ше­сти мил­ли­о­нов тонн рос­сий­ской неф­ти (клас­си­че­ская до­та­ция из рос­сий­ско­го бюд­же­та). Од­на­ко Москва по­ка ни­как не под­твер­ди­ла сло­ва Лу­ка­шен­ко. Все осталь­ные во­про­сы — по­лу­че­ние от Рос­сии но­во­го кре­ди­та в мил­ли­ард дол­ла­ров и предо­став­ле­ние двух по­след­них тран­шей преды­ду­ще­го кре­ди­та об­щей сум­мой 400 млн дол­ла­ров, до­ступ бе­ло­рус­ских про­дук­тов пи­та­ния на рос­сий­ский ры­нок, ста­тус рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской гра­ни­цы, кон­ку­рен­ция про­дук­ции бе­ло­рус­ско­го ма­ши­но­стро­е­ния на рос­сий­ском рын­ке с рос­сий­ски­ми про­из­во­ди­те­ля­ми, предо­став­ле­ние осо­бых при­ви­ле­гий бе­ло­рус­ским пе­ре­воз­чи­кам на рос­сий­ском транс­порт­ном рын­ке и т. д. — по­ка оста­лись в сфе­ре «глу­бо­ко­го по­ни­ма­ния» и в ста­дии «ре­ше­ния», а пре­тен­зии Мин­ска, оце­ни­ва­е­мые мил­ли­ар­да­ми, «не вы­зва­ли от­тор­же­ния» у рос­сий­ско­го ру­ко­вод­ства.

Под­дер­жав по­бе­до­нос­ные за­яв­ле­ния пре­зи­ден­та, бе­ло­рус­ское те­ле­ви­де­ние опе­ра­тив­но по­счи­та­ло сум­му, ко­то­рую долж­на по­лу­чить рес­пуб­ли­ка из рос­сий­ско­го бюд­же­та бла­го­да­ря вли­я­нию Лу­ка­шен­ко на Кремль: «Ес­ли да­же чи­сто ариф­ме­ти­че­ски, в лоб, мо­не­ти­зи­ро­вать весь па­кет со­гла­ше­ний, он пре­вы­сит 30 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров!» И это в ко­рот­кой пер­спек­ти­ве. Ги­гант­ская сум­ма да­же по мер­кам ми­ро­вой эко­но­ми­ки.

Пре­тен­зии Моск­вы

Од­на­ко сто­и­ло бы на­пом­нить, что рос­сий­ская сто­ро­на в хо­де пе­ре­го­во­ров вы­дви­ну­ла в ад­рес го­стей из Бе­ло­рус­сии це­лый ряд встреч­ных пре­тен­зий. В част­но­сти, Моск­ву не устра­и­ва­ет, что бе­ло­рус­ский ры­нок оста­ет­ся за­кры­тым для рос­сий­ской тех­ни­ки (гру­зо­ви­ки, ком­бай­ны и т. д.), про­дук­ция бе­ло­рус­ско­го ма­ши­но­стро­е­ния идет на рос­сий­ский ры­нок по дем­пин­го­вой цене (де­шев­ле, чем в стране-из­го­то­ви­те­ле), в Бе­ло­рус­сии про­дол­жа­ет­ся прак­ти­ка скры­той го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки про­из­во­ди­те­лей под при­кры­ти­ем кам­па­нии по со­зда­нию на еди­ном рын­ке Со­юз­но­го го­су­дар­ства и ЕАЭС, то есть рос­сий­ском, «рав­ных усло­вий» для про­из­во­ди­те­лей.

Как ока­за­лось, бе­ло­рус­ская лег­кая про­мыш­лен­ность по­лу­ча­ет го­су­дар­ствен­ную фи­нан­со­вую под­держ­ку из рос­сий­ской фи­нан­со­во-ре­сурс­ной по­мо­щи рес­пуб­ли­ке, что­бы по­том, ко­гда дан­ная про­дук­ция вый­дет на рос­сий­ский ры­нок, по­да­вить на нем рос­сий­ских кон­ку­рен­тов. Нель­зя не от­ме­тить и то, что бе­ло­рус­ская сто­ро­на, фак­ти­че­ски мо­но­по­ли­зи­ро­вав трак­тор­ный ры­нок Рос­сии, все­ми си­ла­ми стре­мит­ся укре­пить эту мо­но­по­лию, при­сту­пив к стро­и­тель­ству вто­ро­го трак­тор­но­го за­во­да. Но при этом Лу­ка­шен­ко на­ста­и­ва­ет на том, что­бы Рос­сия не вво­ди­ла в строй про­из­вод­ства, ко­то­рые ока­зы­ва­ют­ся аль­тер­на­тив­ны­ми бе­ло­рус­ским за­во­дам. Бо­лее то­го, 22 сен­тяб­ря бе­ло­рус­ский пре­зи­дент утвер­ждал, что он до­стиг «пол­но­го вза­и­мо­по­ни­ма­ния» с пре­зи­ден­том Рос­сии по дан­но­му во­про­су.

Лу­ка­шен­ко укло­нил­ся от во­про­са о со­хра­ня­ю­щей­ся про­бле­ме по­став­ки че­рез Бе­ло­рус­сию ев­ро­пей­ских под­санк­ци­он­ных то­ва­ров на рос­сий­ский ры­нок. Рес­пуб­ли­ка про­дол­жа­ет со­хра­нять за со­бой ста­тус цен­тра ев­ро­пей­ской кон­тра­бан­ды, что име­ет и по­ли­ти­че­ские по­след­ствия, так как, с од­ной сто­ро­ны, Лу­ка­шен­ко об­ну­лил рос­сий­ские ан­ти­санк­ции про­тив ЕС от 2014 го­да, а с дру­гой сто­ро­ны, ор­га­ни­зо­вав огром­ный кон­тра­банд­ный тер­ми­нал, снаб­жа­ю­щий­ся го­су­дар­ствен­ны­ми до­ку­мен­та­ми, бе­ло­рус­ский пре­зи­дент фак­ти­че­ски при­со­еди­нил­ся к санк­ци­ям За­па­да про­тив Рос­сии.

Меж­ду тем по­ми­мо про­бле­мы по­став­ки на рос­сий­ский ры­нок че­рез Бе­ло­рус­сию под­санк­ци­он­ных то­ва­ров рос­сий­ская сто­ро­на сиг­на­ли­зи­ро­ва­ла о фи­зи­че­ской бло­ка­де пред­ста­ви­те­лей рос­сий­ской та­мож­ни в Мин­ске, ко­то­рых не до­пус­ка­ют на бе­ло­рус­ские та­мо­жен­ные тер­ми­на­лы, что яв­ля­ет­ся от­кры­тым на­ру­ше­ни­ем усло­вий функ­ци­о­ни­ро­ва­ния Та­мо­жен­но­го союза.

В ян­ва­ре 2018 го­да уже бы­ло под­го­тов­ле­но рос­сий­ско-бе­ло­рус­ское со­гла­ше­ние о меж­ду­на­род­ном ав­то­мо­биль­ном со­об­ще­нии, но вве­сти его в дей­ствие ока­за­лось невоз­мож­но, так как бе­ло­рус­ская сто­ро­на про­дол­жа­ет по­пыт­ки на­вя­зать РФ от­ме­ну раз­ре­ши­тель­ной си­сте­мы на пе­ре­воз­ки гру­зов в тре­тьи стра­ны и из них, на­де­ясь пол­но­стью мо­но­по­ли­зи­ро­вать пе­ре­воз­ки меж­ду Рос­си­ей и стра­на­ми Ев­ро­со­ю­за.

Несмот­ря на то что 22 сен­тяб­ря Алек­сандр Лу­ка­шен­ко за­явил, что во­прос о бе­ло­рус­ском про­до­воль­ствен­ном экс­пор­те в Рос­сию прак­ти­че­ски ре­шен, так как «здесь есть пол­ное по­ни­ма­ние», про­бле­ма до­сту­па бе­ло­рус­ской мя­со­мо­лоч­ной про­дук­ции оста­ет­ся в фо­ку­се рос­сий­ско­бе­ло­рус­ских от­но­ше­ний. В част­но­сти, хо­тя Рос­сель­хоз­над­зор по­сто­ян­но бук­валь­но ло­вит за ру­ку бе­ло­рус­ских про­из­во­ди­те­лей за по­став­ку на рос­сий­ский ры­нок нека­че­ствен­ной, а за­ча­стую и про­сто опас­ной для здо­ро­вья лю­дей про­дук­ции, бе­ло­рус­ские пред­при­я­тия ни­че­го не ис­прав­ля­ют, а толь­ко ищут воз­мож­но­сти из­бе­жать рос­сий­ско­го кон­тро­ля Рос­сии. При этом, несмот­ря на не­од­но­крат­ные за­ме­ча­ния, ме­то­ди­ки ана­ли­за про­дук­ции в РБ оста­ют­ся на уровне 1970–1980-х го­дов, не со­от­вет­ствуя кри­те­ри­ям и тре­бо­ва­ни­ям не толь­ко Рос­сии, но и ЕАЭС. Са­ни­тар­ные служ­бы РБ ис­ка­жа­ют ин­фор­ма­цию и ута­и­ва­ют со­сто­я­ние про­дук­тов пи­та­ния, не по­ка­зы­вая ан­ти­бак­те­ри­аль­ные остат­ки ве­те­ри­нар­ных пре­па­ра­тов, то есть, по су­ти, си­сте­ма­ти­че­ски тра­вят граж­дан Рос­сии. В част­но­сти, в по­след­нее вре­мя на пер­вый план вы­дви­ну­лась про­бле­ма пе­ре­на­сы­щен­но­сти бе­ло­рус­ской мо­лоч­ной про­дук­ции нит­ра­та­ми, что во­об­ще недо­пу­сти­мо.

Рос­сель­хоз­над­зор от­ме­ча­ет, что ни­ка­ко­го го­су­дар­ствен­но­го кон­тро­ля по пре­се­че­нию фаль­си­фи­ка­ции бе­ло­рус­ской мя­со­мо­лоч­ной про­дук­ции в РБ нет и она не со­зда­ет­ся. Про­до­воль­ствен­ный ры­нок рес­пуб­ли­ки пред­став­ля­ет со­бой на­сто­я­щую по­мой­ку из низ­ко­сорт­ной оте­че­ствен­ной и ев­ро­пей­ской про­дук­ции, вве­зен­ной на бе­ло­рус­ский ры­нок по при­чине ее низ­кой це­ны. И эта по­мой­ка це­ле­на­прав­лен­но сплав­ля­ет­ся на рос­сий­ский ры­нок. От­ме­че­ны слу­чаи по­яв­ле­ния в Рос­сии про­дук­ции бе­ло­рус­ских мя­со­мо­лоч­ных пред­при­я­тий, ко­то­рым по са­ни­тар­ным при­чи­нам за­крыт до­ступ на рос­сий­ский ры­нок, под мар­ка­ми дру­гих бе­ло­рус­ских пред­при­я­тий. Та­кая пе­ре­ад­ре­сов­ка про­из­во­дит­ся пу­тем пе­ре­клей­ки эти­ке­ток, под­ме­ны до­ку­мен­тов и т. д. За­ча­стую под эти­кет­ка­ми бе­ло­рус­ских мо­лоч­ных ком­би­на­тов встре­ча­ет­ся про­дук­ция во­об­ще неиз­вест­но­го про­ис­хож­де­ния. Ча­ще все­го та­кие пре­тен­зии предъ­яв­ля­ют­ся к су­хо­му мо­ло­ку. От­ме­ча­ет­ся и огром­ное несо­от­вет­ствие меж­ду объ­е­мом по­став­ля­е­мо­го в РФ мо­ло­ка и по­го­ло­вья ко­ров в РБ.

На­ло­го­вый ма­невр в неф­тя­ной от­рас­ли Рос­сии остал­ся вне вни­ма­ния бе­ло­рус­ско­го пре­зи­ден­та по­сле Боль­шо­го сам­ми­та, что вы­зва­ло удив­ле­ние у экс­пер­тов. Де­ло в том, что во­прос «ком­пен­са­ции» Бе­ло­рус­сии за по­до­ро­жа­ние рос­сий­ской неф­ти по­да­вал­ся в бе­ло­рус­ских СМИ как дав­но ре­шен­ный. Не вспом­нил Лу­ка­шен­ко и о пре­кра­ще­нии с 1 ок­тяб­ря вы­во­за из Рос­сии неф­те­про­дук­тов, ко­то­рые бе­ло­рус­ские ком­па­нии мгно­вен­но пе­ре­про­да­ва­ли на Укра­и­ну. Меж­ду тем в пред­две­рии Боль­шо­го сам­ми­та бе­ло­рус­ский ви­це-пре­мьер Игорь Ля­шен­ко, го­во­ря о при­ня­том Моск­вой ре­ше­нии за­крыть с 1 ок­тяб­ря по­став­ки в Бе­ло­рус­сию неф­те­про­дук­тов, по­тре­бо­вал от Моск­вы со­хра­нить усло­вия для столь вы­год­но­го спе­ку­ля­тив­но­го биз­не­са: «Рос­сий­ская сто­ро­на ини­ци­и­ро­ва­ла пре­кра­ще­ние прак­ти­ки

бес­пре­пят­ствен­но­го вы­во­за из Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции в Рес­пуб­ли­ку Бе­ла­русь неф­те­про­дук­тов, мо­ти­ви­руя это по­те­ря­ми рос­сий­ско­го бюд­же­та в усло­ви­ях уве­ли­чи­ва­ю­ще­го­ся объ­е­ма их вы­во­за… Мы на­ста­и­ва­ем на тра­ди­ци­он­но сло­жив­ших­ся объ­е­мах. Ни­ка­ких рез­ко­стей, нам нуж­на ста­биль­ность». Сто­ит на­пом­нить, что мас­штаб­ный вы­воз из Рос­сии неф­те­про­дук­тов, за­куп­лен­ных по внут­ри­рос­сий­ским це­нам, ока­зы­ва­ет­ся до­пол­не­ни­ем к по­став­кам в рес­пуб­ли­ку 21 млн тонн рос­сий­ской неф­ти в год.

Лу­ка­шен­ко уве­рен, что Москва сде­ла­ет уступ­ки и в во­про­се рос­сий­ско­бе­ло­рус­ской гра­ни­цы. Гра­ни­ца меж­ду дву­мя «ча­стя­ми Со­юз­но­го го­су­дар­ства» оста­ет­ся по на­сто­я­нию РФ от­кры­той толь­ко для граж­дан Рос­сии и Бе­ло­рус­сии и за­кры­той для граж­дан тре­тьих стран. Од­на­ко Минск, в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке от­крыв в ян­ва­ре 2017 го­да свои гра­ни­цы для граж­дан 80 стран, а так­же до­бив­шись без­ви­зо­во­го ре­жи­ма с Ки­та­ем, уве­рен в сво­ем пра­ве ис­поль­зо­вать тран­зит­ный ста­тус Бе­ло­рус­сии для на­прав­ле­ния все­го это­го по­то­ка ино­стран­цев на тер­ри­то­рию Рос­сии без по­гра­нич­но­го кон­тро­ля.

Сто­ит на­пом­нить, что бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство, как пра­ви­ло, очень бо­лез­нен­но от­но­сит­ся к лю­бым, да­же вир­ту­аль­ным по­ку­ше­ни­ям на бе­ло­рус­ский су­ве­ре­ни­тет, но при этом очень эмо­ци­о­наль­но до­би­ва­ет­ся от Моск­вы пра­ва на ис­поль­зо­ва­ние и экс­плу­а­та­цию рос­сий­ской гра­ни­цы по усмот­ре­нию бе­ло­рус­ско­го ру­ко­вод­ства. Ины­ми сло­ва­ми, от Моск­вы тре­бу­ют от­дать Мин­ску часть рос­сий­ско­го су­ве­ре­ни­те­та для из­вле­че­ния при­бы­ли «един­ствен­ным со­юз­ни­ком».

По­нят­но, что вы­ше­при­ве­ден­ным пе­реч­нем весь ком­плекс про­блем во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях Рос­сии и Бе­ло­рус­сии не ис­чер­пы­ва­ет­ся, но сам факт, эти про­бле­мы все-та­ки уда­лось об­су­дить, уже несо­мнен­ное до­сти­же­ние, так как обыч­но бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство от­но­сит­ся к пре­тен­зи­ям рос­сий­ской сто­ро­ны ис­клю­чи­тель­но бо­лез­нен­но.

В це­лом ито­ги со­сто­яв­ше­го­ся 21 сен­тяб­ря рос­сий­ско-бе­ло­рус­ско­го сам­ми­та про­де­мон­стри­ро­ва­ли, что, с од­ной сто­ро­ны, Минск на­стро­ен и даль­ше до­би­вать­ся со­хра­не­ния и да­же рас­ши­ре­ния рос­сий­ской фи­нан­со­во-ре­сурс­ной под­держ­ки, но с дру­гой сто­ро­ны, оче­вид­но, что ижди­вен­че­ский фор­мат Со­юз­но­го го­су­дар­ства боль­ше не устра­и­ва­ет Рос­сию — ос­нов­но­го парт­не­ра и спон­со­ра это­го ин­те­гра­ци­он­но­го про­ек­та.

Од­на­ко, мо­жет быть, Белоруссия мо­жет предо­ста­вить Рос­сии столь неза­ме­ни­мые по­ли­ти­че­ские услу­ги в ре­ги­оне Во­сточ­ной Ев­ро­пы, ко­то­рые ком­пен­си­ру­ют все уже, к со­жа­ле­нию, невос­пол­ни­мые по­те­ри, ко­то­рые по­нес и про­дол­жа­ет нести рос­сий­ский фе­де­раль­ный бюд­жет, чет­верть ве­ка фи­нан­си­руя тре­бо­ва­ния Лу­ка­шен­ко?

Бе­ло­рус­ские услу­ги

К со­жа­ле­нию, за по­след­ние два де­ся­ти­ле­тия Минск так и не сфор­му­ли­ро­вал пе­ре­чень услуг, ко­то­рые он ока­зы­ва­ет Рос­сии, хо­тя Лу­ка­шен­ко не раз гро­зил вы­ста­вить Рос­сии «полный счет». На са­мом де­ле сто­ит вспом­нить, что в ос­но­ве рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской ин­те­гра­ции все­гда ле­жал свое­об­раз­ный ба­ланс меж­ду во­ен­но-стра­те­ги­че­ски­ми ин­те­ре­са­ми РФ на за­пад­ном на­прав­ле­нии и же­ла­ни­ем РБ иметь до­ступ к де­ше­вым рос­сий­ским энер­го­но­си­те­лям. Од­на­ко с го­да­ми Со­юз­ное го­су­дар­ство по­лу­чи­ло стра­те­ги­че­ский крен ис­клю­чи­тель­но в поль­зу Мин­ска. В част­но­сти, по­сле от­ка­за бе­ло­рус­ско­го ру­ко­вод­ства от раз­ме­ще­ния на тер­ри­то­рии рес­пуб­ли­ки ба­зы рос­сий­ских ВКС во­прос о стра­те­ги­че­ской неза­ме­ни­мо­сти «бе­ло­рус­ско­го бал­ко­на» при­об­рел но­вое зву­ча­ние.

Про­бле­ма в том, что на За­па­де у Рос­сии толь­ко один по­тен­ци­аль­ный про­тив­ник — блок НАТО, кон­фликт с ко­то­рым, ско­рее все­го, мо­жет быть толь­ко ра­кет­но­ядер­ным. Труд­но по­нять, чем в этом слу­чае мо­жет по­мочь Рос­сии бе­ло­рус­ская армия, ко­то­рая пе­ре­жи­ва­ет да­ле­ко не луч­шие вре­ме­на.

Не сто­ит за­бы­вать и то, что на за­пад­ном на­прав­ле­нии у Рос­сии есть ка­ли­нин­град­ский ан­клав, ко­то­рый при­кры­ва­ет с это­го на­прав­ле­ния не толь­ко Рос­сию, но и ту же Бе­ло­рус­сию. Меж­ду про­чим, Ка­ли­нин­град­ская об­ласть по­лу­чи­ла в 2018 го­ду от фе­де­раль­но­го бюд­же­та суб­си­дию в 34 млн дол­ла­ров, что, есте­ствен­но, несрав­ни­мо с еже­год­ны­ми до­та­ци­я­ми Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь.

К со­жа­ле­нию, учи­ты­вая осо­бый внеш­не­по­ли­ти­че­ский курс Мин­ска («мно­го­век­тор­ный»), го­во­рить о бе­ло­рус­ской под­держ­ке Рос­сии на меж­ду­на­род­ной арене то­же не при­хо­дит­ся. Белоруссия не под­дер­жа­ла неза­ви­си­мость Аб­ха­зии и Юж­ной Осе­тии, не при­зна­ла возвращени­е Кры­ма в со­став Рос­сии. Бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство сфор­ми­ро­ва­ло осо­бые от­но­ше­ния с со­вре­мен­ной Укра­и­ной, по­став­ляя на ос­но­ве пря­мых кон­трак­тов в ВСУ как бе­ло­рус­ские неф­те­про­дук­ты, так и то­ва­ры двой­но­го на­зна­че­ния. В кон­це мар­та, в день вы­сыл­ки рос­сий­ских ди­пло­ма­тов по­чти из всех стран За­па­да, ми­нистр ино­стран­ных дел Бе­ло­рус­сии Вла­ди­мир Макей по­се­тил Лон­дон, где встре­чал­ся с бри­тан­ски­ми ми­ни­стра­ми, чем фак­ти­че­ски со­ли­да­ри­зи­ро­вал­ся с об­ви­не­ни­я­ми Те­ре­зы Мэй в ад­рес Рос­сии из-за «де­ла Скри­па­лей».

Ино­гда меж­ду­на­род­ная де­я­тель­ность Мин­ска при­об­ре­та­ет со­вер­шен­но нетер­пи­мый ха­рак­тер. В част­но­сти, 9 июля 2017 го­да бе­ло­рус­ская пар­ла­мент­ская де­ле­га­ция, в со­ста­ве ко­то­рой ока­за­лись пар­ла­мен­та­рии, за­ни­ма­ю­щие по­сты в Пар­ла­мент­ском со­бра­нии Рос­сии и Бе­ло­рус­сии (!), про­го­ло­со­ва­ла на Пар­ла­мент­ской ас­сам­блеи ОБСЕ за так на­зы­ва­е­мую Мин­скую де­кла­ра­цию, в ко­то­рой Рос­сия объ­яв­ля­ет­ся «ок­ку­пан­том» и «агрес­со­ром».

К со­жа­ле­нию, ан­ти­рос­сий­ская внеш­няя по­ли­ти­ка Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь ин­тер­пре­ти­ру­ет­ся бе­ло­рус­ской сто­ро­ной как при­мер ис­пол­не­ния Мин­ском со­юз­ни­че­ско­го дол­га по от­но­ше­нию к Рос­сии. Бе­ло­рус­ские долж­ност­ные ли­ца неод­но­крат­но за­яв­ля­ли, что, раз­ви­вая от­но­ше­ния с Евросоюзом и США, Белоруссия не на­но­сит ущер­ба Рос­сии, оста­ва­ясь «един­ствен­ным со­юз­ни­ком». Од­на­ко меж­ду­на­род­ная де­я­тель­ность Мин­ска го­во­рит как раз об об­рат­ном.

Сло­жив­ша­я­ся в рос­сий­ско-бе­ло­рус­ских от­но­ше­ни­ях непро­стая и да­же в чем-то кри­ти­че­ская си­ту­а­ция, с од­ной сто­ро­ны, го­во­рит о том, что на­кап­ли­ва­ю­щи­е­ся го­да­ми про­бле­мы в от­но­ше­ни­ях меж­ду стра­на­ми — учре­ди­те­ля­ми Со­юз­но­го го­су­дар­ства ре­шить в те­че­ние несколь­ких ме­ся­цев невоз­мож­но, но с дру­гой сто­ро­ны, про­дол­жа­ю­щий­ся меж­ду Моск­вой и Мин­ском пе­ре­го­вор­ный марафон, в рам­ках ко­то­ро­го про­хо­дит не­про­стой и да­же жест­кий диа­лог, поз­во­ля­ет на­де­ять­ся, что рос­сий­ское ру­ко­вод­ство, а так­же рос­сий­ский по­ли­ти­че­ский класс и экс­перт­но-ана­ли­ти­че­ское со­об­ще­ство сде­ла­ли со­от­вет­ству­ю­щие вы­во­ды из укра­ин­ско­го кри­зи­са, кру­то из­ме­нив­ше­го по­ли­ти­че­ский ди­зайн на за­пад­ных гра­ни­цах Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, и, за­вер­шив «свер­ку ча­сов» с Мин­ском, нач­нут фор­ми­ро­вать но­вую стра­те­гию вза­и­мо­от­но­ше­ний с на­ши­ми со­се­дя­ми на пост­со­вет­ском про­стран­стве. ■

Встре­ча Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на и Алек­сандра Лу­ка­шен­ко на сам­ми­те в Со­чи за­кон­чи­лась крас­но­ре­чи­вой па­у­зой в ре­ше­ни­ях

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.