КАК ВО­ВЛЕЧЬ ЖИ­ТЕ­ЛЕЙ В ПРО­ЕК­ТИ­РО­ВА­НИЕ ГО­РО­ДОВ

В Рос­сии ста­ли про­ек­ти­ро­вать об­ще­ствен­ные про­стран­ства при уча­стии жи­те­лей. Это поз­во­ля­ет сба­лан­си­ро­вать ин­те­ре­сы раз­лич­ных го­род­ских субъ­ек­тов, улуч­шить ка­че­ство про­ек­тов и сни­зить со­ци­аль­ную на­пря­жен­ность

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

В Рос­сии ста­ли про­ек­ти­ро­вать об­ще­ствен­ные про­стран­ства при уча­стии жи­те­лей. Это поз­во­ля­ет сба­лан­си­ро­вать ин­те­ре­сы раз­лич­ных го­род­ских субъ­ек­тов, улуч­шить ка­че­ство про­ек­тов и сни­зить со­ци­аль­ную на­пря­жен­ность

Од­на из глав­ных тем ур­ба­низ­ма — пра­во на го­род. Кто при­ни­ма­ет ре­ше­ния о том, как дол­жен раз­ви­вать­ся го­род? В чьих ин­те­ре­сах они при­ни­ма­ют­ся? За­ви­сит ли что-то от мне­ния про­стых го­ро­жан? В на­шей стране они ис­то­ри­че­ски от­чуж­де­ны от ре­ше­ния го­род­ских про­блем. В Со­вет­ском Со­ю­зе этим за­ни­ма­лись ис­клю­чи­тель­но про­фес­си­о­наль­ные гра­до­стро­и­те­ли и пар­тий­ные функ­ци­о­не­ры. В 1990-е и 2000-е го­ды ини­ци­а­ти­ва пе­ре­шла к част­ным за­строй­щи­кам, ко­то­рые пе­ре­кра­и­ва­ют го­ро­да ис­хо­дя из сво­их фи­нан­со­вых ин­те­ре­сов. Про­сто­му го­ро­жа­ни­ну пред­ла­га­ет­ся лишь пас­сив­ная роль: на­блю­да­тель или жерт­ва.

В по­след­ние го­да два си­ту­а­ция на­ча­ла быст­ро ме­нять­ся. По край­ней ме­ре, в об­ла­сти бла­го­устрой­ства во­вле­че­ние го­ро­жан в про­ек­ты раз­ви­тия не толь­ко не бло­ки­ру­ет­ся, но и про­воз­гла­ша­ет­ся го­су­дар­ством как но­вая нор­ма. Чи­нов­ни­ков фак­ти­че­ски за­став­ля­ют «ид­ти в на­род», что­бы узнать от­но­ше­ние к про­ек­там. Во­вле­че­ние лю­дей осо­зна­но го­су­дар­ством как ме­ха­низм улуч­ше­ния ка­че­ства про­ек­тов, по­вы­ше­ния их эф­фек­тив­но­сти и, что нема­ло­важ­но, как ин­стру­мент сни­же­ния со­ци­аль­ной на­пря­жен­но­сти. Это ка­жет­ся вла­стям до­воль­но без­обид­ным, по­сколь­ку бла­го­устрой­ство, по­жа­луй, наи­ме­нее кон­фликт­ная тер­ри­то­рия го­род­ско­го раз­ви­тия.

Ин­стру­мен­том во­вле­че­ния ста­ли прак­ти­ки со­участ­ву­ю­ще­го про­ек­ти­ро­ва­ния, ко­гда го­ро­жане че­рез ворк­шо­пы и об­ще­ствен­ные встре­чи мо­гут пред­ло­жить свои идеи на ста­дии кон­цеп­ции и вы­ска­зать от­но­ше­ние к ито­го­во­му про­ек­ту. В аван­гар­де при­ме­не­ния этих со­ци­аль­ных прак­тик ока­за­лось мо­ло­дое ар­хи­тек­тур­ное бю­ро «Про­ект­ная груп­па 8». Оно ста­ло за­ни­мать­ся со­участ­ву­ю­щим про­ек­ти­ро­ва­ни­ем в род­ной Во­лог­де при­мер­но во­семь лет на­зад, за­тем от­та­чи­ва­ло на­вы­ки при со­зда­нии вме­сте с жи­те­ля­ми арт-дво­ров в Вык­се, а в по­след­ние го­ды при­ня­ло уча­стие бо­лее чем в 150 про­ек­тах по со­зда­нию об­ще­ствен­ных про­странств в Та­тар­стане в рам­ках пре­зи­дент­ской Про­грам­мы раз­ви­тия об­ще­ствен­ных про­странств Рес­пуб­ли­ки Та­тар­стан.

Что та­кое со­участ­ву­ю­щее про­ек­ти­ро­ва­ние? На ка­ком эта­пе раз­ви­тия на­хо­дят­ся эти со­ци­аль­ные прак­ти­ки в Рос­сии и ми­ре? Как от­ли­чить ма­ни­пу­ля­тив­ное во­вле­че­ние на­се­ле­ния от под­лин­но­го? Об этом мы по­го­во­ри­ли с ос­но­ва­те­ля­ми бю­ро «Про­ект­ная груп­па 8» Дмит­ри­ем Смир­но­вым и На­деж­дой Сни­ги­ре­вой.

Меж­ду ав­то­ри­та­риз­мом и со­уча­сти­ем

— Ко­гда речь идет о во­вле­че­нии на­се­ле­ния, ча­сто упо­треб­ля­ет­ся от­но­си­тель­но но­вый тер­мин «со­участ­ву­ю­щее про­ек­ти­ро­ва­ние». Что это та­кое?

Дмит­рий Смир­нов: Со­участ­ву­ю­щее про­ек­ти­ро­ва­ние — это про­цесс про­ек­ти­ро­ва­ния с уча­сти­ем всех го­род­ских субъ­ек­тов. Все за­ин­те­ре­со­ван­ные сто­ро­ны (вла­сти, биз­нес, го­ро­жане, экс-

пер­ты) ста­но­вят­ся пол­но­прав­ны­ми участ­ни­ка­ми про­ек­та, мо­гут вли­ять на ре­ше­ния. В иной мо­де­ли го­ро­жане ста­но­вят­ся про­сто пас­сив­ны­ми по­тре­би­те­ля­ми то­го, что за них ре­шил мэр или «до­рож­ник», ко­то­рый про­сто по­ло­жил ас­фальт, как ему удоб­но. Ре­ше­ния при ав­то­ри­тар­ном под­хо­де, как мы ча­сто ви­дим, бы­ва­ют нело­гич­ны­ми и неэф­фек­тив­ны­ми.

У «со­участ­ву­ю­ще­го про­ек­ти­ро­ва­ния» есть мас­са си­но­ни­мич­ных тер­ми­нов. На­при­мер, из­вест­ный ар­хи­тек­тор-ур­ба­нист Вя­че­слав Гла­зы­чев пи­сал об «ар­хи­тек­ту­ре со­уча­стия». Но нам важ­но уй­ти от сло­ва «ар­хи­тек­ту­ра», что­бы вклю­чить и го­род­скую сре­ду, и про­грам­мы раз­ви­тия тер­ри­то­рии.

На­деж­да Снигирева: Для нас это ис­то­рия о раз­ры­ве про­ект­ных ком­му­ни­ка­ций. По­смот­ри­те на на­ши пар­ки, дво­ры, на­бе­реж­ные — к ним есть мас­са во­про­сов. Но ведь об­ще­ствен­ные про­стран­ства — это зер­ка­ло то­го, как при­ни­ма­ют­ся ре­ше­ния в го­ро­де. Лю­ди не мо­гут до­го­во­рить­ся о том, как они де­лят это сов­мест­ное иму­ще­ство, ка­кие про­стран­ства об­ще­ствен­ные, а ка­кие — по­лу­об­ще­ствен­ные. И это ин­ди­ка­тор то­го, что в об­ще­стве не на­ла­же­ны ком­му­ни­ка­ции меж­ду раз­ны­ми субъ­ек­та­ми. У нас си­сте­ма сфор­ми­ро­ва­на та­ким об­ра­зом, что лю­ди не при­вык­ли до­го­ва­ри­вать­ся — нет та­кой куль­ту­ры, к со­жа­ле­нию.

И это свя­за­но не толь­ко с 1990-ми или 2000-ми. В Со­вет­ском Со­ю­зе бы­ла ав­то­ри­тар­ная мо­дель при­ня­тия ре­ше­ний — свер­ху вниз. Го­ро­жа­нин не мог вли­ять на сре­ду. Се­год­ня бо­лее слож­ная струк­ту­ра об­ще­ства и бо­лее слож­ные за­про­сы да­же в бла­го­устрой­стве. А ре­ше­ния по при­о­ри­те­там рас­хо­до­ва­ния бюд­жет­ных средств, по про­ект­ным ре­ше­ни­ям по-преж­не­му при­ни­ма­ют чи­нов­ни­ки. Без уча­стия экс­перт­но­го со­об­ще­ства, без го­ро­жан. В ито­ге на вы­хо­де кон­флик­ты.

Д. С.: Раз­рыв ком­му­ни­ка­ций есть не толь­ко меж­ду вла­стью и го­ро­жа­на­ми — ча­сто и чи­нов­ни­ки меж­ду со­бой не мо­гут до­го­во­рить­ся. Од­ним нуж­но бла­го­устро­ить парк, дру­гим — его экс­плу­а­ти­ро­вать, тре­тьи бу­дут про­во­дить в нем ме­ро­при­я­тия, а чет­вер­тые по­том вспом­нят, что нуж­но бы­ло пе­ре­ло­жить ком­му­ни­ка­ции. Мно­го субъ­ек­тов, все раз­роз­нен­но, и в ито­ге при­ни­ма­ет­ся во­ле­вое ав­то­ри­тар­ное ре­ше­ние, быст­ро ри­су­ет­ся про­ект, день­ги осва­и­ва­ют­ся. А по­том на­чи­на­ют­ся пе­ре­дел­ки, кру­гом грязь и уны­ние. Со­участ­ву­ю­щее про­ек­ти­ро­ва­ние в иде­а­ле поз­во­ля­ет учесть ин­те­ре­сы раз­ных субъ­ек­тов на ран­ней ста­дии про­ек­та и как ми­ни­мум из­бе­жать гру­бых оши­бок.

— Ко­гда и где на­ча­ли при­ме­нять­ся прак­ти­ки со­участ­ву­ю­ще­го про­ек­ти­ро­ва­ния?

Н. С.: Яв­ле­ние за­ро­ди­лось в 1960-е. При­чем про­ис­хо­ди­ло сра­зу в несколь­ких стра­нах па­рал­лель­но. На­при­мер, в Аме­ри­ке это свя­за­но с дви­же­ни­ем, ко­то­рое на­зы­ва­лось Grassroots. В аме­ри­кан­ской по­вест­ке дня за­прос на со­уча­стие был свя­зан так­же с про­бле­ма­ми со­ци­аль­но­го и эко­но­ми­че­ско­го нера­вен­ства, с пра­ва­ми аф­ро­аме­ри­кан­цев, со сту­ден­че­ски­ми про­те­ста­ми. То­гда и на­ча­ли по­яв­лять­ся ни­зо­вые ини­ци­а­ти­вы: лю­ди за­хо­те­ли вли­ять на ме­ста, где они жи­вут, по­лу­чать бо­лее ка­че­ствен­ную сре­ду и но­вую ин­фра­струк­ту­ру. Где-то кон­флик­ты бы­ли свя­за­ны с эко­ло­ги­ей, пер­спек­ти­ва­ми при­род­ных тер­ри­то­ри­ей: на­при­мер, в том же Лос-Ан­дже­ле­се Уни­вер­си­тет Берк­ли раз­ви­вал прак­ти­ки со­уча­стия для ре­ше­ния этих про­блем.

Д. С.: Па­рал­лель­но ак­ти­вист­ским про­ек­там раз­ви­тия сре­ды ста­ла фор­ми­ро­вать­ся и на­уч­ная мысль. На­ча­ли ана­ли­зи­ро­вать про­цес­сы, уче­ные и ар­хи­тек­то­ры пы­та­лись быть ме­ди­а­то­ра­ми меж­ду го­ро­жа­на­ми и вла­стью, со­зда­ва­лись цен­тры по ра­бо­те с со­об­ще­ства­ми, по­яви­лись гран­то­вые про­грам­мы. В этот мо­мент ак­ту­а­ли­зи­ро­ва­лись во­про­сы: а на­сколь­ко спра­вед­ли­во го­род­ское пла­ни­ро­ва­ние, чьи ин­те­ре­сы оно учи­ты­ва­ет и ко­го иг­но­ри­ру­ет? В ка­кой-то мо­мент по­яв­ля­ет­ся тер­мин, свя­зан­ный с во­вле­че­ни­ем граж­дан: пар­ти­си­па­тор­ное (со­участ­ву­ю­щее) пла­ни­ро­ва­ние (participat­ory design and planning). По­яв­ля­ет­ся ста­тья со­цио­ло­га Шер­ри Арн­штейн, ко­то­рая опи­сы­ва­ет «лест­ни­цу граж­дан­ско­го уча­стия», клас­си­фи­ци­руя прак­ти­ки во­вле­че­ния.

Н. С.: Ни­зо­вые про­ек­ты и прак­ти­ки со­уча­стия по­яви­лись и как ре­ак­ция на огром­ные то­та­ли­тар­ные про­ек­ты пе­ре­устрой­ства го­ро­дов 1950–1960-х го­дов. На­при­мер, бы­ла ис­то­рия из­вест­ной аме­ри­кан­ской ур­ба­нист­ки Джейн Джей­кобс, бо­ров­шей­ся за со­хра­не­ние улиц, — про­тив ме­га­про­ек­тов, ло­ма­ю­щих при­выч­ный об­раз жиз­ни и со­ци­аль­ные свя­зи. Ди­рек­тив­ный мо­дер­нист­ский гра­до­стро­и­тель­ный под­ход вы­зы­вал от­чуж­де­ние го­ро­жан, и ре­ак­ция в ви­де ни­зо­вых про­ек­тов и за­про­са на во­вле­че­ние го­ро­жан в эти про­цес­сы бы­ла ожи­да­е­ма.

По­сте­пен­но в про­цесс вклю­чи­лось мно­же­ство ур­ба­ни­стов, сфор­ми­ро­ва­лись дви­же­ния, ко­то­рые ста­ли ме­нять го­род­скую по­вест­ку в Аме­ри­ке. По­хо­жие про­цес­сы про­ис­хо­ди­ли и в Ев­ро­пе — мо­жет быть, чуть позд­нее. На­при­мер, в Бер­лине прак­ти­ки со­уча­стия на­бра­ли си­лу в 1990-е, ко­гда па­ла Бер­лин­ская сте­на. То­гда воз­ник­ло мно­го непо­нят­ных тер­ри­то­рий, но­вые вы­зо­вы. На­при­мер, сей­час силь­ные ак­ти­вист­ские дви­же­ния свя­за­ны с тер­ри­то­ри­ей быв­ше­го аэро­дро­ма Тем­пель­хоф, ко­то­рый в ито­ге вла­сти ре­ши­ли не за­стра­и­вать, а пре­вра­тить в парк. Мож­но ска­зать, что в стра­нах с де­мо­кра­ти­че­ской тра­ди­ци­ей та­кие прак­ти­ки ста­ли при­ме­нять­ся рань­ше, но в по­след­ние пят­на­дцать—два­дцать лет та­ких про­ек­тов мно­го в Гон­кон­ге, Япо­нии, Син­га­пу­ре, Во­сточ­ной Ев­ро­пе.

— Се­год­ня прак­ти­ки со­уча­стия — это от­дель­ные ини­ци­а­ти­вы? Или в ка­ких-то стра­нах их обя­за­тель­ное при­ме­не­ние за­креп­ле­но в за­ко­но­да­тель­стве?

Н. С.: Все на­чи­на­лось как ра­зо­вые ини­ци­а­тив­ные прак­ти­ки, но сей­час в ря­де стран это обя­за­тель­ный эле­мент. Ска­жем, в Ан­глии прак­ти­ки со­уча­стия вклю­че­ны в си­сте­му го­род­ско­го пла­ни­ро­ва­ния. В Па­ри­же есть по­дроб­но про­пи­сан­ный ре­гла­мент, эта те­ма раз­ви­та в скан­ди­нав­ских стра­нах.

В Бер­лине вла­сти вме­сте с ак­ти­ви­ста­ми, стро­и­те­ля­ми и дру­ги­ми за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми сто­ро­на­ми се­год­ня раз­ра­ба­ты­ва­ют но­вые гай­длай­ны от­но­си­тель­но то­го, как в Бер­лине долж­но осу­ществ­лять­ся го­род­ское пла­ни­ро­ва­ние.

От ма­ни­пу­ли­ро­ва­ния к парт­нер­ству и граж­дан­ско­му кон­тро­лю

— Вы упо­мя­ну­ли «лест­ни­цу Арн­штейн», ко­то­рая клас­си­фи­ци­ру­ет прак­ти­ки со­уча­стия — от фор­маль­ных и ма­ни­пу­ля­тив­ных до пол­но­цен­но­го парт­нер­ства вла­сти и граж­дан. Рас­ска­жи­те о ней.

Н. С.: «Лест­ни­ца граж­дан­ско­го уча­стия

Шер­ри Арн­штейн» опи­сы­ва­ла со­сто­я­ние аме­ри­кан­ско­го об­ще­ства в 1960-е. Не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли, ко­то­рые се­рьез­но за­ни­ма­ют­ся прак­ти­ка­ми со­уча­стия, счи­та­ют, что на Рос­сию она с тру­дом про­еци­ру­ет­ся. Но как мо­дель, опи­сы­ва­ю­щая граж­дан­ское со­уча­стие, она до­ста­точ­но на­гляд­на. Низ­шие ста­дии вза­и­мо­дей­ствия вла­сти и го­ро­жан — это ин­фор­ми­ро­ва­ние и ма­ни­пу­ли­ро­ва­ние. Власть снис­хо­дит до на­се­ле­ния, что­бы рас­ска­зать о сво­их пла­нах. Или ор­га­ни­зу­ет ка­кие-то по­каз­ные ко­ми­те­ты-кол­ле­гии с це­лью до­ка­зать лю­дям, что при­ня­тые на­вер­ху ре­ше­ния пра­виль­ные. Так ча­сто устро­е­ны пуб­лич­ные слу­ша­ния у нас: на них чи­нов­ни­ки убеж­да­ют граж­дан, что пред­ло­жен­ный ва­ри­ант про­ек­та един­ствен­но вер­ный. На­при­мер, есть пла­ны сно­са од­но­се­мей­ных до­ми­ков и за­строй­ки тер­ри­то­рии мно­го­этаж­ка­ми, а жи­те­ли не хо­тят пе­ре­се­лять­ся. То­гда сра­зу же вклю­ча­ет­ся про­па­ган­да: «Вы по­лу­чи­те квар­ти­ры боль­шей пло­ща­ди, пе­ре­се­лять бу­дут в рай­он непо­да­ле­ку, во­прос уже ре­шен на са­мом вер­ху, и ни­че­го из­ме­нить нель­зя».

Это фик­тив­ное уча­стие го­ро­жан, ведь от них ни­че­го не за­ви­сит. Но при этом на­род по­сле слу­ша­ний мо­жет чуть успо­ко­ить­ся, ес­ли пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский се­анс был про­ве­ден ка­че­ствен­но, а про­бле­ма бы­ла не слиш­ком острой. Хо­тя са­ма Арн­штейн в сво­ей про­грамм­ной ста­тье пи­шет, что ин­фор­ми­ро­ва­ние — это непло­хо, это важ­ный шаг, с ко­то­ро­го на­чи­на­ет­ся граж­дан­ское уча­стие. Без до­сту­па к от­кры­той ин­фор­ма­ции граж­дан­ское уча­стие невоз­мож­но в прин­ци­пе.

Д. С.: Сле­ду­ю­щий уро­вень — кон­суль­ти­ро­ва­ние. Лю­дей со­би­ра­ют и го­во­рят: «Мы хо­тим сде­лать до­ро­гу под ва­ши­ми ок­на­ми. Ка­кой она долж­на быть, что­бы она вас по­мень­ше раз­дра­жа­ла? Да­вай­те об­су­дим». Во­прос, нуж­на ли до­ро­га имен­но здесь, оста­ет­ся за скоб­ка­ми. Или: «В этом ме­сте бу­дет парк. Да­вай­те по­ду­ма­ем, ка­ким вы его хо­ти­те ви­деть». При этом лю­дей не спра­ши­ва­ют, со­глас­ны ли они с тем, что бюд­жет­ные день­ги тра­тят­ся на парк, а не на осве­ще­ние или ре­монт мо­ста.

Чуть вы­ше — уро­вень уми­ро­тво­ре­ния. На этом уровне уже есть неко­то­рое вли­я­ние го­ро­жан на ход со­бы­тий, есть сим­во­ли­че­ское уча­стие в при­ня­тии ре­ше­ний. На­при­мер, есть про­тест­ная груп­па мо­ло­де­жи, ко­то­рая не со­глас­на с про­грам­ма­ми обу­че­ния уни­вер­си­те­тов или с про­ек­та­ми го­род­ско­го раз­ви­тия. Од­но­го-двух че­ло­век мо­гут вклю­чить в ка­кой-ни­будь об­ще­ствен­ный го­род­ской со­вет. Они на­чи­на­ют хо­дить на бес­ко­неч­ные об­суж­де­ния, по­лу­ча­ют све­жую ин­фор­ма­цию по про­ек­там, воз­мож­но, что-то там го­во­рят. Но се­рьез­но по­вли­ять на что-то они вряд ли мо­гут. Хо­ро­шо ес­ли их мне­ния хоть как-то бу­дет учте­но.

Еще бо­лее вы­со­кая сту­пень граж­дан­ско­го уча­стия — парт­нер­ство. Власть че­рез пе­ре­го­во­ры пе­ре­рас­пре­де­ля­ет­ся меж­ду граж­да­на­ми и чи­нов­ни­ка­ми. Лю­ди до­го­ва­ри­ва­ют­ся о рас­пре­де­ле­нии обя­зан­но­стей, со­зда­ют во­круг про­ек­та сов­мест­ные ру­ко­во­дя­щие со­ве­ты.

Выс­шие фа­зы граж­дан­ско­го уча­стия по Арн­штейн — де­ле­ги­ро­ва­ние пол­но­мо­чий и граж­дан­ский кон­троль. Че­рез пе­ре­го­во­ры с го­су­дар­ствен­ны­ми ли­ца­ми граж­дане мо­гут по­лу­чить ве­со­мые пол­но­мо­чия. На­при­мер, за­нять ка­кие-то ру­ко­во­дя­щие по­зи­ции в ко­мис­си­ях по го­род­ским про­грам­мам. То­гда по­яв­ля­ет­ся воз­мож­ность при­ни­мать ре­ше­ния, на­при­мер, ка­кие про­стран­ства бла­го­устра­и­вать, ка­кие про­ек­ты ре­а­ли­зо­вы­вать, сколь­ко тра­тить де­нег. А граж­дан­ский кон­троль — это си­ту­а­ция, ко­гда го­ро­жане уже ни у ко­го ни­че­го не спра­ши­ва­ют. У них до­ста­точ­но ре­сур­сов и пол­но­мо­чий, что­бы са­мим ре­а­ли­зо­вы­вать про­ек­ты.

На сту­пе­ни «Кон­суль­ти­ро­ва­ние»

— Мож­но ли оце­нить, на ка­ких сту­пе­нях «лест­ни­цы Арн­штейн» на­хо­дят­ся от­дель­ные стра­ны ми­ра или го­ро­да?

Н. С.: Это очень ин­те­рес­ный и неод­но­знач­ный во­прос. Хо­тя бы по­то­му, что од­ну и ту же прак­ти­ку жи­те­ли, власть и де­ве­ло­пер мо­гут оце­нить со­вер­шен­но по-раз­но­му. В це­лом в каж­дой стране есть раз­ные прак­ти­ки: от низ­ших до выс­ших. Как при­мер силь­но­го граж­дан­ско­го кон­тро­ля мож­но при­ве­сти си­ту­а­цию в од­ном рай­оне Бо­сто­на. Лю­ди объ­еди­ни­лись, и это со­об­ще­ство пол­но­стью взя­ло на се­бя управ­ле­ние сво­им рай­о­ном. Они са­ми ре­а­ли­зу­ют про­грам­му стро­и­тель­ства со­ци­аль­но­го жи­лья. Есть вы­бор­ный ко­ми­тет из несколь­ких че­ло­век, и он ре­ша­ет, где стро­ить, что и в ка­ком ко­ли­че­стве, ка­кие суб­си­дии вы­да­вать.

А на­ча­лась эта бо­стон­ская ис­то­рия с то­го, что жи­те­ли объ­еди­ни­лись и по­да­ли в суд на вла­сти шта­та, по­то­му что мет­ро про­шло ми­мо их рай­о­на, а стан­цию не сде­ла­ли. Они вы­иг­ра­ли суд и со­зда­ли но­вую си­сте­му управ­ле­ния рай­о­ном.

Д. С.: Несколь­ко ме­ся­цев на­зад мы по при­гла­ше­нию од­но­го из пи­о­не­ров со­участ­ву­ю­ще­го про­ек­ти­ро­ва­ния Ген­ри Са­но­ффа вы­сту­па­ли в пле­нар­ке кон­фе­рен­ции EDRA (Environmen­tal Design Research Associatio­n. — «Экс­перт») в США, и о пре­зен­та­ци­ях ка­над­ских и аме­ри­кан­ских про­ек­тов спи­ке­ры ча­сто го­во­ри­ли: «В дан­ном кей­се мы на­хо­дим­ся на уровне кон­суль­ти­ро­ва­ния». Это, на­вер­ное, се­год­ня и есть при­лич­ный ми­ро­вой уро­вень. Ведь во мно­гих ме­стах еще гос­под­ству­ет тра­ди­ци­он­ный под­ход, ко­гда вла­сти да­же не ин­фор­ми­ру­ют го­ро­жан о пла­нах и про­ек­тах.

— Где на этой лест­ни­це се­год­ня на­хо­дит­ся Рос­сия?

Н. С.: Раз­ные го­ро­да на­хо­дят­ся на раз­ных сту­пе­нях. Часть го­ро­дов — на уровне аб­со­лют­но­го ма­ни­пу­ли­ро­ва­ния. Есть пе­ре­до­вая прак­ти­ка: на­при­мер, Гор­кин­ско-Оме­тьев­ский лес в Ка­за­ни или ис­то­рия, как в Ижев­ске не­дав­но ре­а­ли­зо­ва­ли сквер, где лю­ди са­ми собирали на него день­ги, а де­ве­ло­пер по­мо­гал — это вполне уро­вень парт­нер­ства. В це­лом в рам­ках си­сте­мы го­род­ско­го пла­ни­ро­ва­ния мы, на­вер­ное, в луч­шем слу­чае до­тя­ги­ва­ем до сту­пе­ни «Кон­суль­ти­ро­ва­ние». Но вот в про­ек­тах бла­го­устрой­ства об­ще­ствен­ных про­странств по фе­де­раль­ной про­грам­ме ар­ти­ку­ли­ру­ет­ся уро­вень весь­ма при­лич­но­го кон­суль­ти­ро­ва­ния. Вла­сти под­чер­ки­ва­ют, что им важ­но мне­ние на­се­ле­ния. Го­су­дар­ство на­стой­чи­во транс­ли­ру­ет, что го­во­рить с на­ро­дом и учи­ты­вать его мне­ние — это но­вый на­ци­о­наль­ный при­о­ри­тет.

Д. С.: Си­ту­а­ция с со­участ­ву­ю­щим про­ек­ти­ро­ва­ни­ем кар­ди­наль­но из­ме­ни­лась все­го за несколь­ко лет. Ко­гда в 2011–2012 го­дах мы в Во­лог­де за­пус­ка­ли про­ек­ты го­род­ско­го раз­ви­тия с об­ще­ствен­ным уча­сти­ем, это бы­ло мар­ги­наль­ной прак­ти­кой: «За­чем у лю­дей что-то спра­ши­вать? Что они мо­гут ска­зать?» Это­го не бы­ло в ар­хи­тек­тур­ной по­вест­ке, не вос­при­ни­ма­лось как цен­ность — ка­кие-то стран­ные ре­бя­та чем-то непо­нят­ным за­ни­ма­ют­ся. Сей­час мы име­ем со­вер­шен­но иную па­ра­диг­му: во­вле­че­ние ар­ти­ку­ли­ру­ет­ся го­су­дар­ством как нор­ма. Пре­зи­дент ска­зал об обя­за­тель­ном во­вле­че­нии на­се­ле­ния во вре­мя по­след­не­го по­сла­ния Фе­де­раль­но­му со­бра­нию. В фе­де­раль­ной про­грам­ме «Ком­форт­ная го­род­ская сре­да» это так­же сто­ит обя­за­тель­ным пунк­том для про­ек­тов бла­го­устрой­ства. Мы пи­са­ли ме­то­дич­ку для Мин­строя по во­вле­че­нию, ко­то­рая во­шла в па­кет на­ци­о­наль­но­го про­ек­та. Чи­нов­ни­ки на ме­стах по-раз­но­му, ко­неч­но, вы­пол­ня­ют но­вые тре­бо­ва­ния. Но мно­гие на­чи­на­ют по­ни­мать, что это но­вый вектор. Я сей­час ча­сто слы­шу от чи­нов­ни­ков: «По­шел об­щать­ся с на­ро­дом». Рань­ше та­ко­го не бы­ло.

При за­пус­ке фе­де­раль­ной про­грам­мы бы­ло важ­но, что, на­при­мер, в Та­тар­стане про­грам­ма со­зда­ния об­ще­ствен­ных про­странств с уча­сти­ем го­ро­жан уже бы­ла успеш­но раз­вер­ну­та. Плюс бы­ла ку­ча па­рал­лель­ных про­цес­сов: на­при­мер, хо­те­лось по­вы­сить ка­че­ство но­вых об­ще­ствен­ных про­странств. Мно­гим ведь оче­вид­но, что ста­рые под­хо­ды не да­ют ка­че­ствен­ных ре­ше­ний. Во­вле­че­ние поз­во­ля­ет со­здать про­дукт бо­лее вы­со­ко­го ка­че­ства и при этом бо­лее эф­фек­тив­но ис­поль­зо­вать бюд­жет­ные сред­ства. Есть осо­зна­ние, что за счет бла­го­устрой­ства мож­но сни­зить уро­вень на­пря­жен­но­сти в об­ще­стве.

Н.С.: Та­кие из­ме­не­ния за два-три го­да — это крайне быст­ро. На той кон­фе­рен­ции EDRA мы об­ща­лись с пред­ста­ви­те­ля­ми мно­гих стран, и все они го­во­ри­ли: «То, что про­изо­шло у вас в стране за та­кое ко­рот­кое вре­мя, в на­ших стра­нах за­ня­ло де­ся­ти­ле­тия». А Ген­ри Са­но­фф го­во­рит, что есть стра­ны, где в та­ком фор­ма­те это не слу­чит­ся ни­ко­гда. При этом мы по­ни­ма­ем: несмот­ря на быст­рый про­гресс, это не то иде­аль­ное во­вле­че­ние, о ко­то­ром мы меч­та­ли. Здо­ро­во, что по­яви­лось мно­го лю­дей, ко­то­рые этим за­ни­ма­ют­ся и по­ни­ма­ют, что это цен­ность. Но ино­гда мне хо­чет­ся ска­зать: «Гос­по­ди, это се­рьез­но? Мы так по­дроб­но об­суж­да­ем бла­го­устрой­ство и пар­ки. Дру­гих про­блем в об­ще­стве, ко­то­рые мы хо­те­ли бы ре­шить вме­сте с го­ро­жа­на­ми, нет?» Ко­неч­но, стран­но, что прак­ти­ка не рас­про­стра­ни­лась на дру­гие от­рас­ли го­род­ско­го пла­ни­ро­ва­ния. То есть мы без во­вле­че­ния лю­дей мо­жем по­стро­ить но­вый рай­он или сне­сти пол­го­ро­да. А вот про парк обя­за­тель­но спро­сим.

— Про­тив но­во­го пар­ка ма­ло лю­дей бу­дет про­те­сто­вать, да и лю­ди не из­ба­ло­ва­ны про­ек­та­ми…

Н. С.: Да, об­ще­ствен­ное про­стран­ство и го­род­ская сре­да не вы­зы­ва­ют, ви­ди­мо, столь­ко опа­се­ний, как дру­гие го­род­ские во­про­сы. Мы на­де­ем­ся, что эти про­ек­ты — та­кая гло­баль­ная пе­соч­ни­ца, в ко­то­рой мож­но тре­ни­ро­вать­ся в сов­мест­ном при­ня­тии ре­ше­ний, учить­ся до­го­ва­ри­вать­ся. Вре­мя при­дет, и мы так же бу­дем об­суж­дать и про­ек­ти­ро­вать но­вые шко­лы и му­ни­ци­паль­ные объ­ек­ты, а по­том и но­вые мик­ро­рай­о­ны.

«Встре­чать­ся с людь­ми столь­ко, сколь­ко на­до»

— Вы дав­но ра­бо­та­е­те в Та­тар­стане по мас­штаб­ной рес­пуб­ли­кан­ской Про­грам­ме раз­ви­тия об­ще­ствен­ных про­странств. В сколь­ких про­ек­тах вы при­ня­ли уча­стие? Ка­кие прин­ци­пы во­вле­че­ния го­ро­жан для вас прин­ци­пи­аль­ны?

Д. С.: Мы в Та­тар­стане с кон­ца мар­та 2016-го. Сум­мар­но мы при­ня­ли уча­стие бо­лее чем в по­лу­то­ра сот­нях про­ек­тов раз­ви­тия об­ще­ствен­ных про­странств. Но для нас ко­ли­че­ство про­ек­тов не по­ка­за­тель. Для нас важ­нее, что мы со­зда­ли си­сте­му пе­ре­да­чи это­го опы­та. На­при­мер, в этом го­ду на­пи­са­ли по­дроб­ную ме­то­дич­ку, как пра­виль­но ор­га­ни­зо­вы­вать об­ще­ствен­ные об­суж­де­ния, про­во­дим ма­стер-клас­сы для чи­нов­ни­ков. Цен­но, что они те­перь мо­гут это де­лать без нас.

Н. С.: Ес­ли го­во­рить о прин­ци­пах, то ба­зо­вый под­ход та­ков: важ­но ид­ти к лю­дям до то­го, как есть про­ект, со­би­рать от них пред­ло­же­ния и фор­ми­ро­вать с ни­ми вме­сте тех­за­да­ние. Же­ла­тель­но вы­би­рать вме­сте с жи­те­ля­ми тер­ри­то­рию для бла­го­устрой­ства. Плюс мы при­ду­ма­ли и от­ра­бо­та­ли фор­мат про­ект­но­го се­ми­на­ра, где лю­ди ра­бо­та­ют в ма­лых груп­пах. Цен­ность это­го фор­ма­та в том, что это твор­че­ский про­цесс. Вы­ска­зать­ся на нем мо­жет го­раз­до боль­ше лю­дей, чем при обыч­ном об­суж­де­нии. Еще один прин­цип: важ­но пе­ред об­суж­де­ни­ем вы­явить и при­гла­сить все за­ин­те­ре­со­ван­ные сто­ро­ны: ак­тив­ные го­род­ские со­об­ще­ства, мест­ных жи­те­лей и поль­зо­ва­те­лей про­стран­ства, пред­при­ни­ма­те­лей, а так­же всех лю­дей, участ­ву­ю­щих в ре­а­ли­за­ции про­ек­та: гла­ву рай­о­на, глав­но­го ар­хи­тек­то­ра, тех, кто бу­дет стро­ить, экс­плу­а­ти­ро­вать про­стран­ство, про­во­дить там ме­ро­при­я­тия.

— Мож­но ли на ка­ком-то при­ме­ре по­ка­зать схе­му во­вле­че­ния?

Н. С.: Это си­стем­ная ра­бо­та офлайн и он­лайн — ра­зо­вая встре­ча с жи­те­ля­ми не да­ет ка­че­ства. Сей­час ми­ни­маль­ное ко­ли­че­ство встреч с жи­те­ля­ми и со­об­ще­ства­ми у нас — три. Пер­вая — для со­став­ле­ния за­да­ния на про­ек­ти­ро­ва­ние. Вто­рая — об­суж­де­ние пред­ва­ри­тель­ной кон­цеп­ции. В этот мо­мент по­яв­ля­ют­ся но­вые идеи, что-то от­бра­ко­вы­ва­ет­ся. На тре­тьей встре­че пре­зен­ту­ет­ся ито­го­вый про­ект. Для уни­каль­ных про­ек­тов со­став­ля­ет­ся своя мно­го­фаз­ная про­грам­ма. Как об­ра­зец мож­но взять про­ект раз­ви­тия тер­ри­то­рии Гор­кин­ско-Оме­тьев­ско­го ле­са в Ка­за­ни. Это очень круп­ный про­ект, к то­му же во­круг него бы­ла кон­фликт­ная си­ту­а­ция — в го­род­ском ле­су по ген­пла­ну долж­на бы­ла быть про­ло­же­на до­ро­га и пла­ни­ро­ва­лась за­строй­ка, что вы­зва­ло про­те­сты мест­ных жи­те­лей и ак­ти­ви­стов. Сна­ча­ла мы вы­яв­ля­ли ос­нов­ные за­ин­те­ре­со­ван­ные сто­ро­ны. С каж­дой из групп мы встре­ча­лись на ме­сте, что­бы по­нять их ви­де­ние бу­ду­ще­го раз­ви­тия тер­ри­то­рии, про­го­во­рить про­бле­мы и цен­но­сти это­го ме­ста. У со­об­ществ спортс­ме­нов и эко­ло­гов, к при­ме­ру, ока­за­лись со­вер­шен­но раз­ные взгля­ды на раз­ви­тие этой тер­ри­то­рии. Лыж­ни­ки ри­со­ва­ли лы­же­рол­лер­ную трас­су, то есть боль­шую ас­фаль­ти­ро­ван­ную до­ро­гу. А эко­ло­ги, на­про­тив, го­во­ри­ли, что лес же­ла­тель­но об­не­сти за­бо­ром и ни­ко­го ту­да не пус­кать, и уж ни­ка­ко­го ас­фаль­та. Что­бы об­су­дить про­ти­во­ре­чия, мы со­бра­ли все за­ин­те­ре­со­ван­ные со­об­ще­ства на об­щую встре­чу, где они сде­ла­ли свои пре­зен­та­ции. В этот мо­мент на­ча­ла по­яв­лять­ся пер­вая ар­хи­тек­тур­ная кон­цеп­ция. Па­рал­лель­но на ба­зе од­ной из школ мы со­бра­ли мест­ных жи­те­лей, при­шло по­ряд­ка ста че­ло­век. Плюс рас­про­стра­ни­ли в рай­оне ан­ке­ты о судь­бе пар­ка. На ос­но­ве этих встреч и ис­сле­до­ва­ния бы­ло со­зда­но и за­тем утвер­жде­но тех­ни­че­ское за­да­ние, ко­то­рое пре­вра­ти­лось в кон­цеп­цию. За­тем с со­об­ще­ства­ми мы до­ра­бо­та­ли в ре­жи­ме диа­ло­га кон­цеп­цию до ком­про­мисс­но­го со­сто­я­ния, ко­гда она ни у ко­го не вы­зы­ва­ла осо­бых на­ре­ка­ний. Про­ек­ти­ро­ва­ни­ем за­ни­ма­лась мо­ло­дая мест­ная ко­ман­да «Ар­хи­тек­тур­ный де­сант». В один год бы­ло осу­ществ­ле­но и про­ек­ти­ро­ва­ние, и ре­а­ли­за­ция пер­вой оче­ре­ди стро­и­тель­ства. В це­лом мно­го­фаз­ная схе­ма дан­но­го про­ек­та, мне ка­жет­ся, — это один из наи­луч­ших кей­сов та­ко­го ро­да в Рос­сии.

В про­цес­се стройки ра­бо­чая груп­па клю­че­вых за­ин­те­ре­со­ванн­ных сто­рон ее со­про­вож­да­ла. По окон­ча­нии стройки был боль­шой празд­ник, а мы про­дол­жи­ли встре­чать­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми со­об­ществ, что­бы про­ана­ли­зи­ро­вать, на­сколь­ко адек­ват­ны­ми ока­за­лись при­ня­тые ре­ше­ния: что ра­бо­та­ет, а что нет. Со­об­ще­ства то­же не ушли из про­ек­та: на­при­мер, ве­ло­си­пе­ди­сты счи­та­ют, что это они ре­а­ли­зо­ва­ли про­ект стро­и­тель­ства памп-пар­ка. И те­перь они чув­ству­ют от­вет­ствен­ность за лес, что сни­жа­ет уро­вень ван­да­лиз­ма.

— Ка­кие прак­ти­ки по­след­них лет, свя­зан­ные с во­вле­че­ни­ем, вам ка­жут­ся ин­те­рес­ны­ми?

Д. С.: Очень ин­те­рес­на прак­ти­ка ини­ци­а­тив­но­го бюд­же­ти­ро­ва­ния «Твой бюд­жет» в Санкт-Пе­тер­бур­ге. В ней го­ро­жане участ­ву­ют в вы­бо­ре про­ек­тов, на ко­то­рые долж­ны быть из­рас­хо­до­ва­ны опре­де­лен­ные бюд­жет­ные сред­ства. Пер­спек­тив­ный про­ект раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в Ни­же­го­род­ской об­ла­сти, где об­ра­зо­ван Ин­сти­тут раз­ви­тия го­род­ской сре­ды. Там ис­то­рия раз­ви­ва­ет­ся по мо­де­ли Та­тар­ста­на.

— Не­ко­то­рые экс­пер­ты го­во­рят, что власть ис­поль­зу­ет прак­ти­ки во­вле­че­ния толь­ко для то­го, что­бы вы­пу­стить пар у на­се­ле­ния, дать вы­го­во­рить­ся. Как вы от­ли­ча­е­те ма­ни­пу­ля­тив­ное во­вле­че­ние от на­сто­я­ще­го?

Н. С.: Мы вы­ра­бо­та­ли несколь­ко кри­те­ри­ев. Пер­вый — вли­я­ние на ре­зуль­тат. Ес­ли мно­го­чис­лен­ные об­суж­де­ния не по­вли­я­ли на про­ект и че­ло­век не ви­дит эф­фек­тив­но­сти сво­е­го уча­стия, зна­чит, это бы­ла ма­ни­пу­ля­ция. Вто­рой — во­вле­че­ние долж­но на­чи­нать­ся на са­мой ран­ней ста­дии про­ек­та, до со­став­ле­ния за­да­ния на про­ек­ти­ро­ва­ние. Тре­тий мо­мент: необ­хо­ди­мо обес­пе­чить раз­но­об­ра­зие участ­ни­ков. Ес­ли при­вле­ка­ют­ся толь­ко опре­де­лен­ные лю­ди, то­гда, воз­мож­но, это ма­ни­пу­ля­ция. И чет­вер­тое: ин­фор­ма­ция о со­бы­ти­ях и про­ек­тах долж­на быть в сво­бод­ном до­сту­пе. Ес­ли ин­фор­ма­ции нет, то с опре­де­лен­ной ве­ро­ят­но­стью это ма­ни­пу­ля­ция. ■

Ос­но­ва­те­ли ар­хи­тек­тур­но­го бю­ро «Про­ект­ная груп­па 8» Дмит­рий Смир­нов и На­деж­да Снигирева

Двор с со­сед­ской ма­стер­ской в Аль­ме­тьев­ске, бла­го­устро­ен­ный с во­вле­че­ни­ем го­ро­жан в про­ек­ти­ро­ва­ние

Ра­бо­та в ма­лых груп­пах на про­ект­ном се­ми­на­ре поз­во­ля­ет вы­ска­зать свои пред­ло­же­ния всем его участ­ни­кам

На про­ект­ные се­ми­на­ры при­гла­ша­ют­ся все за­ин­те­ре­со­ван­ные сто­ро­ны: от мест­ных жи­те­лей и ак­ти­ви­стов до чи­нов­ни­ков и пред­при­ни­ма­те­лей

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.