КНИ­ГИ

Из­да­тель­ство «Экс­мо» вы­пу­сти­ло но­вый ро­ман Вик­то­ра Пе­ле­ви­на, в ко­то­ром он, как обыч­но, ука­зы­ва­ет на са­мый важ­ный из гло­баль­ных трен­дов

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - Вик­тор Пе­ле­вин. Тай­ные ви­ды на го­ру Фуд­зи. — М.: Экс­мо, 2018. — 416 с. Ти­раж 55 тыс. экз.

«Че­ло­век — это про­грам­ми­ру­е­мое жи­вот­ное. Но эти про­грам­мы, увы, пи­шем не мы са­ми. Их со­чи­ня­ют при­ро­да и об­ще­ство, и во­все не для на­ше­го с ва­ми удо­воль­ствия, как вы, на­вер­ное, за­ме­ча­ли…»

Пе­ле­вин ис­поль­зу­ет в но­вом ро­мане два па­рал­лель­ных сю­же­та, точ­нее, сю­жет, ко­то­рый раз­два­и­ва­ет­ся в са­мом на­ча­ле, а по­том опять схо­дит­ся в са­мом кон­це. Речь идет о муж­чине и жен­щине, ко­то­рые неми­ну­е­мо долж­ны об­ре­сти друг дру­га, но муж­чине для это­го при­хо­дит­ся прой­ти че­рез се­рию ми­сти­че­ских со­сто­я­ний, а жен­щи­на ра­ди но­вой встре­чи про­хо­дит че­рез ини­ци­а­цию и ста­но­вит­ся в ме­та­фо­ри­че­ском смыс­ле яще­ри­цей, об­ла­да­ю­щей си­лой ме­нять ре­аль­ность по сво­е­му усмот­ре­нию. По­стро­е­ние жен­ской сю­жет­ной ли­нии весь­ма ха­рак­тер­ное для Пе­ле­ви­на. Ред­кий его ро­ман об­хо­дит­ся без ини­ци­а­ции, в хо­де ко­то­рой обы­ва­тель об­ре­та­ет ми­сти­че­скую си­лу, ста­но­вит­ся в пря­мом смыс­ле сло­ва сверх­че­ло­ве­ком. Но, как пра­ви­ло, до сих пор в ро­ма­нах Пе­ле­ви­на че­рез этот ри­ту­ал про­хо­ди­ла муж­ская особь. В «Тай­ных ви­дах на го­ру Фуд­зи» че­рез ми­сти­че­скую про­це­ду­ру про­хо­дит жен­щи­на и та­ким об­ра­зом вы­хо­дит на но­вый уро­вень бы­тия. С муж­чи­на­ми все на­обо­рот: вме­сто то­го что­бы воз­вы­сить­ся над обы­ден­ной ре­аль­но­стью, а та­кой шанс им да­ет­ся, они пред­при­ни­ма­ют уси­лия ра­ди то­го, что­бы вер­нуть­ся в сан­са­ру — в пре­крас­ный и ярост­ный ма­те­ри­аль­ный мир.

Пе­ле­вин опи­сы­ва­ют ген­дер­ную эво­лю­цию та­кой, ка­кой она пред­ста­ет в ме­диа, а те, в свою оче­редь, транс­ли­ру­ют ее в об­ще­ствен­ное со­зна­ние. Муж­чи­ны ес­ли и тя­го­тят­ся всем тем, что их окру­жа­ет, то им про­сто не хва­та­ет сме­ло­сти для то­го, что­бы про­рвать­ся в но­вую ре­аль­ность, и да­же ес­ли их за­вле­ка­ют ту­да об­ма­ном и они пре­льща­ют­ся тем, что они по­лу­ча­ют, как толь­ко от них тре­бу­ет­ся пред­при­нять уси­лия, что­бы дви­гать­ся даль­ше, они идут на по­пят­ную. Это мы счи­ты­ва­ем в по­пыт­ках глав­ных ге­ро­ев со­вер­шить ду­хов­ную ре­во­лю­цию под на­став­ни­че­ством буд­дий­ских мо­на­хов, ра­ди то­го что­бы по­лу­чить нечто, что они до сих пор не мог­ли пе­ре­жить. И ока­зы­ва­ют­ся в ло­вуш­ке. Мир, ко­то­рый они уви­де­ли по­сле мно­го­днев­но­го ми­сти­че­ско­го пу­те­ше­ствия, пред­стал пе­ред ни­ми той сто­ро­ной, ко­то­рую они со­всем не ожи­да­ли уви­деть. Им ста­ло ка­зать­ся, что не су­ще­ству­ет не толь­ко он, но они и са­ми. В то вре­мя как жен­щине — еще од­ной глав­ной ге­ро­ине — ми­сти­че­ский опыт при­нес зна­ние о том, что имен­но она в чис­ле пра­ро­ди­тель­ниц это­го ми­ра и по­то­му мо­жет, слег­ка по­тре­ни­ро­вав­шись, им управ­лять.

Пе­ле­вин ин­тер­пре­ти­ру­ет дви­же­ние, опо­зна­ва­тель­ным зна­ком ко­то­ро­го стал хэ­ш­тег #Metoo как вос­ста­ние жен­щин про­тив пат­ри­ар­ха­та. В пи­са­тель­ском во­об­ра­же­нии они со­би­ра­ют­ся вер­нуть об­ще­ство к то­му со­сто­я­нию, в ко­то­ром оно пре­бы­ва­ло де­сять ты­сяч лет на­зад, а имен­но под вла­стью жен­щин. Од­на из ге­ро­инь мо­ти­ви­ру­ет дви­же­ние про­тив вла­сти муж­чин необ­хо­ди­мо­стью вос­ста­но­вить ми­ро­вую гар­мо­нию. Власть ре­а­ли­зу­ет­ся в том чис­ле в на­вя­зан­ных жен­щи­нам про­ти­во­есте­ствен­ных мо­де­лях по­ве­де­ния: «В есте­ствен­ной сре­де сам­цы вез­де и все­гда укра­ша­ют се­бя, что­бы по­нра­вить­ся сам­ке. Сам­ка по­доб­ным се­бя не утруж­да­ет. Мел­кие ис­клю­че­ния лишь под­чер­ки­ва­ют пра­ви­ло. Но у че­ло­ве­ка это ве­ли­кий древ­ний ка­нон пе­ре­вер­нут с ног на го­ло­ву. Жен­щи­на не толь­ко про­дол­жа­ет род — пат­ри­ар­хия при­нуж­да­ет ее вдо­ба­вок взять на се­бя эс­те­ти­че­скую функ­цию сам­ца, осво­бож­дая по­след­не­го от лю­бых био­ло­ги­че­ских на­гру­зок во­об­ще…» Как на иде­ал муж­чи­ны но­во­го вре­ме­ни та же ге­ро­и­ня ука­зы­ва­ет на «ар­ти­стич­но­го и изящ­но­го» Дэ­ви­да Бо­уи, ко­то­рый дол­жен прий­ти на сме­ну «неряш­ли­во-омер­зи­тель­но­му» ти­па­жу.

Пе­ле­вин в ко­то­рый раз на­щу­пал бо­ле­вую точ­ку со­вре­мен­но­сти и ткнул в нее паль­цем. И, как это ча­сто у него бы­ва­ет, сде­лал это дви­же­ние, что­бы при­чи­нить мак­си­маль­но бо­лез­нен­ные ощу­ще­ния. Но при этом он, как все­гда, остал­ся са­мим со­бой: Пе­ле­вин ак­туа­лен — это ед­ва ли не са­мый глав­ный его фе­тиш. Он ост­ро­умен и на­блю­да­те­лен — со­вер­шен­но непо­сти­жи­мо, как ему это уда­ет­ся, при том что во внеш­нем ми­ре он прак­ти­че­ски пе­ре­стал су­ще­ство­вать, и до кон­ца мы не мо­жем по­нять, с кем мы име­ем де­ло: кто этот че­ло­век, ко­то­рый пи­шет ро­ма­ны из го­да в год, и каж­дый раз ока­зы­ва­ет­ся, что он зна­ет о ло­ги­ке это­го ми­ра нечто, о чем мы в боль­шин­стве сво­ем да­же не по­до­зре­ва­ли. При этом Пе­ле­вин оста­ет­ся в рам­ках сво­их пред­став­ле­ний о ми­ре, из го­да в год транс­ли­руя од­ну и ту же мо­дель. Он ма­стер­ски опи­сы­ва­ет ми­сти­че­ские ед­ва вы­ра­зи­мые сло­ва­ми со­сто­я­ния — это­го у него не от­нять. Ра­ди них од­них сто­ит чи­тать его ро­ма­ны. Это все­гда об­раз­цы сти­ля. В осталь­ном — на усмот­ре­ние чи­та­те­ля и со­сто­я­ние его нерв­ной си­сте­мы. Ес­ли вы чи­та­ли хо­тя бы один ро­ман Пе­ле­ви­на, пре­жде чем от­крыть кни­гу, по­про­буй­те уга­дать вы­во­ды, к ко­то­рым при­дет ав­тор, и вы бу­де­те при­ят­но удив­ле­ны. Вос­при­ни­май­те по­сто­ян­ство ав­то­ра как его доб­ро­де­тель.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.