КОСОВСКИЕ ТОР­ГИ И РОС­СИЙ­СКИЙ РЫ­ЧАГ

Моск­ву ак­тив­но втя­ги­ва­ют в раз­бор­ки меж­ду Бел­гра­дом и Приш­ти­ной. Но что Кремль по­лу­чит от уча­стия в них?

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - *До­цент де­пар­та­мен­та по­ли­то­ло­гии Фи­нан­со­во­го уни­вер­си­те­та при пра­ви­тель­стве РФ.

Моск­ву ак­тив­но втя­ги­ва­ют в раз­бор­ки меж­ду Бел­гра­дом и Приш­ти­ной. Но что Кремль по­лу­чит от уча­стия в них?

Бел­град и Приш­ти­на, к со­жа­ле­нию, не смог­ли до­стичь праг­ма­тич­но­го ва­ри­ан­та ре­ше­ния ко­сов­ской про­бле­мы по при­чине ее чрез­мер­ной са­кра­ли­за­ции — и те­перь на­чи­на­ют де­мон­стри­ро­вать му­ску­лы в пред­две­рии но­вых пе­ре­го­во­ров. Воз­ни­ка­ет весь­ма ин­те­рес­ная си­ту­а­ция: обе­им сто­ро­нам нуж­но по­ли­ти­че­ское ре­ше­ние и не ну­жен во­ен­ный кон­фликт, од­на­ко их де­мон­стра­ции вполне мо­гут к нему при­ве­сти.

Для Рос­сии этот во­прос ва­жен не толь­ко по­то­му, что Ко­со­во уже дав­но пе­ре­ста­ло быть ал­ба­но-сербской раз­бор­кой и пре­вра­ти­лось в пре­це­дент меж­ду­на­род­но­го пра­ва. Он ва­жен еще и по­то­му, что Бел­град рас­смат­ри­ва­ет Моск­ву как один из важ­ней­ших сво­их му­ску­лов и де­ла­ет все воз­мож­ное, что­бы втя­нуть Кремль в косовские тор­ги. И в ре­зуль­та­те Рос­сия ока­зы­ва­ет­ся пе­ред весь­ма непро­стой ди­лем­мой. С од­ной сто­ро­ны, Москва долж­на за­щи­щать серб­ский на­род, ко­то­рый от­но­сит­ся к Рос­сии по-брат­ски. С дру­гой — ка­кой смысл его за­щи­щать, ес­ли серб­ская эли­та все рав­но его сдаст? И сдаст Рос­сию вме­сте с ним.

Зем­ля на зем­лю

На пер­вый взгляд от­каз Сер­бии при­зна­вать неза­ви­си­мость Ко­со­во не дол­жен ни­ко­го осо­бо за­бо­тить. Всем оче­вид­но, что Бел­град не ста­нет воз­вра­щать тер­ри­то­рию си­ло­вым спо­со­бом. Од­на­ко сло­жив­ший­ся ста­тус-кво не устра­и­ва­ет ни серб­ские эли­ты, ни са­мо Ко­со­во. Так, непри­знан­ная рес­пуб­ли­ка не мо­жет стать чле­ном ря­да меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций, преж­де все­го ев­ро­ат­лан­ти­че­ских. «До тех пор по­ка Ко­со­во и Сер­бия не раз­ре­шат свои раз­но­гла­сия, мы не сможем всту­пить в ЕС», — со­кру­ша­ет­ся гла­ва непри­знан­ной рес­пуб­ли­ки Ха­шим Та­чи. Ту­да же не мо­гут всту­пить и сер­бы — в Брюс­се­ле го­во­рят о го­тов­но­сти их при­нять в об­ще­ев­ро­пей­скую се­мью, но толь­ко по­сле ре­ше­ния во­про­са с Ко­со­во.

Од­на­ко наи­бо­лее острой про­бле­мой в ко­сов­ском кей­се бы­ло да­же не от­сут­ствие серб­ско­го при­зна­ния неза­ви­си­мо­сти края, а рай­он Ко­сов­ской Мит­ро­ви­цы, рас­по­ло­жен­ный на се­ве­ре непри­знан­ной рес­пуб­ли­ки (по­это­му его ино­гда име­ну­ют Се­вер­ным Ко­со­во). На­се­лен­ное сер­ба­ми и име­ю­щее с Сер­би­ей об­щую гра­ни­цу, Се­вер­ное Ко­со­во от­ка­зы­ва­ет­ся под­чи­нять­ся Приш­тине и жи­вет фак­ти­че­ски под сербской юрис­дик­ци­ей. Для то­го что­бы не до­пу­стить эс­ка­ла­ции си­ту­а­ции в ре­ги­оне, Бел­град и Приш­ти­на за­клю­чи­ли брюс­сель­ские со­гла­ше­ния (да­ю­щие Се­вер­но­му Ко­со­ву вы­со­кий уро­вень ав­то­но­мии и в ка­ких-то во­про­сах — непри­кос­но­вен­ность от ко­сов­ских вла­стей), од­на­ко си­ту­а­ция тре­бо­ва­ла окон­ча­тель­ных ре­ше­ний.

И вот еще недав­но ка­за­лось, что Бел­град и Приш­ти­на близ­ки к ис­то­ри­че­ско­му ком­про­мис­су на ос­но­ве праг­ма­тиз­ма. Сто­ро­ны об­суж­да­ли воз­мож­ность ба­наль­но­го об­ме­на тер­ри­то­ри­я­ми. Се­вер­ное Ко­со­во вхо­ди­ло в со­став Сер­бии, а Ко­со­во в об­мен по­лу­ча­ло часть тер­ри­то­рий в Пре­шев­ской до­лине, при­над­ле­жа­щих сей­час Сер­бии и на­се­лен­ных пре­иму­ще­ствен­но ал­бан­ца­ми. Ко­неч­но, в Бел­гра­де это от­ри­ца­ют, но об­мен тер­ри­то­ри­я­ми ес­ли бы и не по­влек за со­бой при­зна­ние Сер­би­ей неза­ви­си­мо­сти Ко­со­во, то, по край­ней ме­ре, силь­но при­бли­зил бы это при­зна­ние.

Соб­ствен­но, за­пад­ные стра­ны бы­ли не против та­ких до­го­во­рен­но­стей. «Мы и, как мне ка­жет­ся, ев­ро­пей­цы, не вста­нем на пу­ти за­клю­че­ния дву­мя сто­ро­на­ми удо­вле­тво­ря­ю­ще­го их со­гла­ше­ния. И не ис­клю­ча­ем тер­ри­то­ри­аль­ных пунк­тов в дан­ном со­гла­ше­нии», — за­явил со­вет­ник пре­зи­ден­та США по на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Джон Бол­тон. И их по­зи­ция то­же вполне праг­ма­тич­на: за­пад­ные по­ли­ти­ки на­столь­ко за­ма­за­лись в ко­сов­ских ис­то­ри­ях, что со­всем не против окон­ча­тель­но за­крыть эту по­зор­ную стра­ни­цу сво­ей био­гра­фии.

Са­краль­ность не пус­ка­ет

Од­на­ко на пу­ти ком­про­мис­са элит вста­ло на­се­ле­ние. При­чем как в Ко­со­во, так и в са­мой Сер­бии.

Опро­сы по­ка­зы­ва­ют, что до 77% жи­те­лей непри­знан­ной рес­пуб­ли­ки против тер­ри­то­ри­аль­ных об­ме­нов. При­чем сре­ди них не толь­ко косовские ал­бан­цы (ко­то­рые не хо­тят от­да­вать свое), но и бо­лее по­ло­ви­ны ко­сов­ских сер­бов — в част­но­сти, те, кто жи­вет не в Мит­ро­ви­це, а в серб­ских ан­кла­вах в цен­тре Ко­со­во. По­ми­мо про­сто­го неже­ла­ния при­зна­вать неза­ви­си­мость Ко­со­во от Сер­бии здесь

еще при­сут­ству­ет страх, что ком­про­мисс оста­вит их без бел­град­ской под­держ­ки и от­даст на про­из­вол Приш­тине.

Сер­бы в са­мой Сер­бии так­же бес­по­ко­ят­ся о судь­бе сво­их зем­ля­ков в цен­траль­ных ан­кла­вах Ко­со­во. Бес­по­ко­ят­ся они и об ис­то­ри­че­ских серб­ских мо­на­сты­рях в Ко­со­во, ко­то­рые оста­нут­ся на «при­знан­ной» ко­сов­ской ча­сти тер­ри­то­рии края и ко­то­рые (в слу­чае мас­со­вой эми­гра­ции оста­ю­щих­ся там сер­бов по­сле об­ме­на) про­сто за­пу­сте­ют. На­ко­нец, мно­же­ство сер­бов уве­ре­ны, что, как толь­ко Бел­град при­зна­ет Ко­со­во, край сра­зу же при­со­еди­нит­ся к Ал­ба­нии и тем са­мым бу­дет по­ло­же­но на­ча­ло со­зда­нию Ве­ли­кой Ал­ба­нии.

В ито­ге сдел­ка не со­сто­я­лась, но от нее по­ка ни­кто не от­ка­зы­ва­ет­ся. Про­сто сто­ро­ны ре­ши­ли адап­ти­ро­вать свой праг­ма­тизм под тре­бо­ва­ния на­се­ле­ния. В част­но­сти, сер­бы ста­ли тре­бо­вать боль­ше­го. По сло­вам ми­ни­стра ино­стран­ных дел Сер­бии Иви­цы Да­чи­ча, Бел­град пре­тен­ду­ет не толь­ко на Се­вер­ное Ко­со­во, но и на дру­гие ре­ги­о­ны края, на­се­лен­ные сер­ба­ми, — да­же ес­ли они не гра­ни­чат с са­мой Сер­би­ей. Кро­ме то­го, Бел­град тре­бу­ет за­клю­че­ния со­гла­ше­ния о га­ран­ти­ях соб­ствен­но­сти Сербской церк­ви на тер­ри­то­рии Ко­со­во.

Ха­шим Та­чи от­ве­тил по-сво­е­му — при­зы­вом к сер­бам со­от­но­сить их тре­бо­ва­ния с прак­ти­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми. При­чем при­зы­вал он вполне на­гляд­но. Так, 29 сен­тяб­ря ко­сов­ский спец­наз во­шел в Се­вер­ное Ко­со­во и вре­мен­но ок­ку­пи­ро­вал ГЭС на во­до­хра­ни­ли­ще Га­зи­во­де. Про­сто по­то­му, что гос­по­дин Та­чи ре­шил «полюбовать­ся кра­со­та­ми Ко­со­во» — со­вер­шил ви­зит в Зу­бин-По­ток и из­во­лил про­ка­тить­ся на ка­те­ре по вод­ной гла­ди во­до­хра­ни­ли­ща. «Ал­бан­цы не име­ют пра­ва по­яв­лять­ся там без со­гла­сия пред­ста­ви­те­лей серб­ских вла­стей да­же в слу­чае сти­хий­ных бед­ствий, но ни­кто ни­ка­ко­го поз­во­ле­ния не про­сил, — по­яс­ня­ет серб­ский по­ли­то­лог Дра­го­мир Ан­джел­ко­вич. — Та­ким об­ра­зом Приш­ти­на по­ка­зы­ва­ет, что мо­жет на­пасть на се­вер Ко­со­во и за­брать у нас боль­шую его часть. Тем са­мым нам да­ют по­нять, кто кон­тро­ли­ру­ет си­ту­а­цию в Ко­со­во и Ме­то­хии».

Да, Сер­бия воз­му­ти­лась — и да­же при­ве­ла ар­мию в бо­е­го­тов­ность. Но это был лишь де­мон­стра­тив­ный от­вет. Уже 4 ок­тяб­ря со­сто­я­ние бо­е­го­тов­но­сти бы­ло сня­то. Да, в ми­но­бо­ро­ны Сер­бии утвер­жда­ют, что ар­мия «про­дол­жит мониторинг си­ту­а­ции с без­опас­но­стью и го­то­ва в лю­бой мо­мент за­щи­тить стра­ну и всех граж­дан вне за­ви­си­мо­сти от то­го, где они про­жи­ва­ют». Од­на­ко в Бел­гра­де пре­крас­но по­ни­ма­ют, что на­хо­дят­ся в сла­бой пе­ре­го­вор­ной по­зи­ции. И для то­го, что­бы ее уси­лить, пре­зи­дент Алек­сандр Ву­чич от­пра­вил­ся в пусть и за­ра­нее со­гла­со­ван­ный, но став­ший та­ким ак­ту­аль­ным во­яж в Моск­ву.

Мос­ков­ский ры­чаг

Пе­ре­го­во­ры Ву­чи­ча с Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным про­хо­ди­ли за за­кры­ты­ми две­ря­ми, и по их ито­гам ни­ка­кой сов­мест­ной прес­скон­фе­рен­ции не бы­ло. Сам серб­ский пре­зи­дент, ко­неч­но, за­явил, что «все, что мы ис­ка­ли, по­лу­чи­ли… Мы обо всем до­го­во­ри­лись». Что кон­крет­но он про­сил, по­нять нетруд­но — ди­пло­ма­ти­че­скую под­держ­ку, воз­мож­но, во­ен­но-по­ли­ти­че­скую по­мощь, вплоть до го­тов­но­сти раз­ме­ще­ния рос­сий­ских ми­ро­твор­цев в ка­че­стве га­ран­тии за­щи­ты Се­вер­но­го Ко­со­во. Но вот что из это­го он по­лу­чил?

Оче­вид­но, что ди­пло­ма­ти­че­скую под­держ­ку. Москва осу­ди­ла вод­ную про­гул­ку Ха­ши­ма Та­чи. «Про­дол­же­ние си­ло­вых по­пы­ток уста­нов­ле­ния Приш­ти­ной кон­тро­ля над на­се­лен­ны­ми сер­ба­ми рай­о­на­ми края ве­дет к раз­жи­га­нию ме­ж­эт­ни­че­ской на­пря­жен­но­сти, ли­ша­ет смыс­ла мно­го­лет­ние уси­лия меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства по мир­но­му пост­кон­фликт­но­му уре­гу­ли­ро­ва­нию», — го­во­рит­ся в за­яв­ле­нии рос­сий­ско­го МИДа.

А вот что ка­са­ет­ся во­ен­но-по­ли­ти­че­ской под­держ­ки, то тут слож­нее. И глав­ный во­прос не в том, как мы ее ока­жем (Сер­бия окру­же­на стра­на­ми НАТО или со­юз­ни­кам альян­са), а в том, за­чем нам нуж­но ид­ти на та­кие рис­ки.

По мне­нию Ву­чи­ча, Москва долж­на за­щи­щать Сер­бию про­сто по­то­му, что это ее оплот на Бал­ка­нах. Бел­град не участ­ву­ет в санк­ци­он­ном дав­ле­нии на Рос­сию и пы­та­ет­ся иг­рать роль эда­ко­го мо­сти­ка меж­ду Ев­ро­пой и Рос­си­ей. Кро­ме то­го, стра­на не бе­жит в НАТО. «Сер­бия как неза­ви­си­мое и сво­бод­ное го­су­дар­ство бу­дет со­хра­нять во­ен­ный ней­тра­ли­тет, и я ду­маю, что Сер­бия се­го­дня един­ствен­ная стра­на на За­пад­ных Бал­ка­нах с та­ким опре­де­ле­ни­ем», — тон­ко на­мек­нул серб­ский пре­зи­дент. На­се­ле­ние Сер­бии — про­рос­сий­ское; не­смот­ря на ве­со­мые вли­ва­ния за­пад­ных стран и срав­ни­тель­но неболь­шие объ­е­мы рос­сий­ской по­мо­щи, сер­бы не ку­пи­лись на пе­чень­ки и по­сы­лы. «Вдоль серб­ских шос­се сто­ят бил­бор­ды с рос­сий­ски­ми три­ко­ло­ра­ми, уста­нов­лен­ные с по­мо­щью “Газ­про­ма”. В то же вре­мя ма­лень­кие сине-жел­тые фла­ги Ев­ро­со­ю­за, ко­то­рый спон­си­ро­вал со­зда­ние мно­гих до­рог, ис­че­за­ют с них, как толь­ко за­кан­чи­ва­ет­ся про­цесс стро­и­тель­ства», — воз­му­ща­ет­ся The Washington Post.

На­ко­нец, за счет бо­лее ак­тив­но­го уча­стия в ко­сов­ских де­лах Рос­сия мо­жет ока­зы­вать дав­ле­ние на Ев­ро­со­юз. А так­же до­ка­жет аль­ян­су, что мо­жет не толь­ко обо­ро­нять­ся, но и в ка­ких-то во­про­сах пе­ре­хо­дить в по­ли­ти­че­ское наступлени­е.

Од­на­ко Пу­тин, су­дя по все­му, ре­шил не предо­став­лять Ву­чи­чу карт-бланш. И на то бы­ли свои праг­ма­тич­ные при­чи­ны.

Да, на­се­ле­ние Сер­бии про­рос­сий­ское, од­на­ко оно од­но­вре­мен­но ори­ен­ти­ро­ва­но и на Ев­ро­пу. Боль­шая часть сер­бов вы­сту­па­ет за вступ­ле­ние в ЕС. Ву­чич обе­ща­ет, что по­сле ин­те­гра­ции в ЕС Сер­бия все рав­но бу­дет под­дер­жи­вать тес­ные от­но­ше­ния с Рос­си­ей. Од­на­ко эти сло­ва вы­зы­ва­ют со­мне­ние, ведь Бел­гра­ду при­дет­ся под­чи­нять­ся об­ще­ев­ро­пей­ской дис­ци­плине.

Кро­ме то­го, ка­кой смысл Рос­сии по­мо­гать серб­ско­му пре­зи­ден­ту в ко­сов­ском во­про­се, ес­ли це­лью Ву­чи­ча яв­ля­ет­ся лишь про­да­жа это­го во­про­са? Не се­крет, что Ву­чич сей­час не ви­дит ре­ше­ния ко­сов­ско­го во­про­са без ре­ше­ния си­ту­а­ции с Се­вер­ным Ко­со­во. Да, он пы­та­ет­ся с на­шей по­мо­щью на­да­вить на Ев­ро­пу, угро­жая ей при­во­дом рус­ско­го сло­на в ко­сов­скую по­суд­ную лав­ку. Од­на­ко нуж­но по­ни­мать, что серб­ские эли­ты очень силь­но за­ви­сят от За­па­да. И ес­ли Брюс­сель ска­жет «Не тронь!», то серб­ский по­ли­ти­че­ский ком­со­мол ответит: «Есть!» По­сле это­го серб­ская опо­ра из рос­сий­ско­го ры­ча­га дав­ле­ния на ЕС бу­дет вы­ну­та, и Моск­ву по­про­сят по­ки­нуть тер­ри­то­рию — без ди­ви­ден­дов, без сла­вы, бес­плат­но. ■

Пре­зи­дент Сер­бии Алек­сандр Ву­чич (сле­ва) хо­чет ис­поль­зо­вать Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на в ко­сов­ском во­про­се

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.