Гео­ку­по­ла — то­же биз­нес

Ос­но­ва­тель плат­фор­мы Waves Алек­сандр Ива­нов — о том, ка­ким мо­жет быть го­сблок­чейн, об ис­тин­ных рис­ках клас­си­че­ско­го блокчейна и о при­ват­но­сти в но­вом ми­ре

Ekspert - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Фо­то­гра­фии Оле­га Сер­деч­ни­ко­ва

Ос­но­ва­тель от­кры­той блокчейн-плат­фор­мы Waves Алек­сандр Ива­нов обе­ща­ет до кон­ца 2018 го­да за­пу­стить го­счейн — блокчейн для вза­и­мо­дей­ствия го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов и предо­став­ле­ния от­дель­ных го­су­дар­ствен­ных сер­ви­сов.

На­пом­ним, плат­фор­ма Waves — это блок­чей­н­ин­фра­струк­ту­ра, которая пред­ла­га­ет ИT-ре­ше­ния для ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са. Она поз­во­ля­ет со­зда­вать соб­ствен­ные то­ке­ны (циф­ро­вые пра­ва на что-ли­бо, предо­став­ля­е­мые от­дель­ной ком­па­ни­ей в об­мен на некий взнос в крип­то­ва­лю­те), про­да­вать их и об­ме­ни­вать­ся ими, то есть про­во­дить ICO.

Waves бы­ла ос­но­ва­на в 2016 го­ду, в том же го­ду со­бра­ла на ICO 30 тыс. бит­кой­нов (око­ло 17 млн дол­ла­ров по кур­су бит­кой­на в тот мо­мент). Это бы­ло вто­рое ICO в ми­ре по­сле Etherium по объ­е­му со­бран­ных средств (Etherium со­брал 18 млн дол­ла­ров). На за­пуск плат­фор­мы Алек­сандр по­тра­тил око­ло 200 тыс. дол­ла­ров. Ка­пи­та­ли­за­ция Waves до­сти­га­ла 1,7 млрд дол­ла­ров в мо­мент пи­ко­вых зна­че­ний кур­са бит­кой­на. То­гда сто­и­мость од­но­го то­ке­на воз­рас­та­ла с 17 цен­тов до 17 дол­ла­ров. День­ги бы­ли вы­ве­де­ны из крип­то­ва­лю­ты и хра­нят­ся в дол­ла­рах, но в ка­кой мо­мент это бы­ло сде­ла­но, не уточ­ня­ет­ся. Кро­ме то­го, че­рез плат­фор­му Waves в хо­де раз­лич­ных ICO бы­ло со­бра­но око­ло 300 млн дол­ла­ров, раз­мер средств, за­ра­бо­тан­ных са­мой плат­фор­мой на ко­мис­си­ях, не рас­кры­ва­ет­ся.

Сей­час ко­ман­да Алек­сандра Ива­но­ва взя­лась за но­вый мас­штаб­ный про­ект — за­кры­тый блокчейн Vostok, ко­то­рый пред­по­ла­га­ет­ся ис­поль­зо­вать в гос­ком­па­ни­ях, при предо­став­ле­нии го­су­дар­ствен­ных услуг, в ра­бо­те го­су­дар­ствен­ных струк­тур. Vostok уже за­клю­чил со­гла­ше­ния о парт­нер­стве с РЖД, «Ро­сте­хом», Сбер­бан­ком, ВЭБом, Дом.рф и ка­зах­стан­ским Меж­ду­на­род­ным фи­нан­со­вым цен­тром «Аста­на» (МФЦА). Го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры и кор­по­ра­ции го­то­вы пе­ре­ве­сти свою ИT-ин­фра­струк­ту­ру толь­ко на тех­но­ло­гию за­кры­то­го блокчейна, так как системы от­кры­тых или пуб­лич­ных рас­пре­де­лен­ных ре­ест­ров ме­нее без­опас­ны да­же по срав­не­нию с ИT-ре­ше­ни­я­ми, ко­то­рые при­ме­ня­лись еще пять лет на­зад. Мы бе­се­ду­ем с Алек­сан­дром Ива­но­вым о без­опас­но­сти блокчейна и о пла­нах раз­ви­тия плат­форм Waves и Vostok.

— Прав­да ли, что блокчейн луч­ше цен­тра­ли­зо­ван­ных си­стем за­щи­щен от внеш­них атак?

— На от­кры­том блок­чейне по­ка сде­лать невоз­мож­но ни­че­го, по­то­му что он не прой­дет аудит без­опас­но­сти лю­бо­го бан­ка, лю­бой во­об­ще ор­га­ни­за­ции, которая име­ет свой ИT­от­дел. Тех­но­ло­гия по­ка не го­то­ва — хо­тя все ее пре­иму­ще­ства уже оче­вид­ны: кон­троль, про­зрач­ность, умень­ша­ет­ся це­поч­ка по­сред­ни­ков. Блокчейн на са­мом де­ле не за­щи­щен от внеш­них атак. По­тен­ци­аль­но в нем есть схе­ма, которая мо­жет быть бо­лее без­опас­на, чем су­ще­ству­ю­щая ИT-си­сте­ма, по­то­му что в блок­чейне нет еди­ной точ­ки от­ка­за, как в обыч­ной си­сте­ме. Сей­час обыч­но есть один сер­вер, и ес­ли он пе­ре­стал ра­бо­тать, то все сло­ма­лось. В блок­чейне мно­го сер­ве­ров, меж­ду ко­то­ры­ми син­хро­ни­зи­ру­ет­ся вся ин­фор­ма­ция. Ес­ли один из них от­ка­зал, то все про­дол­жа­ет ра­бо­тать. И тео­ре­ти­че­ски есть на­деж­да, что де­цен­тра­ли­зо­ван­ная си­сте­ма бу­дет ра­бо­тать луч­ше, чем цен­тра­ли­зо­ван­ные се­го­дняш­ние ИT-системы, но по фак­ту по­ка это не так. Сей­час блокчейн на­хо­дит­ся на уровне без­опас­но­сти бо­лее низ­ком, чем без­опас­ность тех ИT-си­стем, ко­то­рые бы­ли у нас, до­пу­стим, пять лет на­зад.

— По­че­му?

— Есть ти­пич­ный при­мер с ошиб­кой в про­грам­ме, которая бы­ла за­пи­са­на в блокчейн Ethereum. Пом­ни­те, в нем на­пи­са­ли некий кон­тракт ка­ко­го-то ин­ве­сти­ци­он­но­го фон­да, ко­то­рый

Сле­ду­ю­щий шаг в раз­ви­тии ин­тер­не­та — пе­ре­ход к ин­тер­не­ту сле­ду­ю­ще­го по­ко­ле­ния, Web 3.0. В нем со­ци­аль­ные до­го­во­рен­но­сти ста­но­вят­ся за­ко­на­ми при­ро­ды, ко­то­рые вы не мо­же­те обой­ти

поз­во­лял лю­дям го­ло­со­вать за про­ек­ты и в них ин­ве­сти­ро­вать. В этом фон­де бы­ли ре­аль­ные день­ги, что-то по­ряд­ка ста мил­ли­о­нов дол­ла­ров. И бы­ла ошиб­ка — да­же не в ко­де кон­трак­та, а в са­мом язы­ке про­грам­ми­ро­ва­ния. Ха­кер ее на­шел — и да­же ни­че­го не сломал, а про­сто вос­поль­зо­вал­ся неоче­вид­ны­ми свой­ства­ми это­го кон­трак­та и смог вы­ве­сти треть всех де­нег. Поль­зо­ва­те­ли на­ча­ли угро­жать су­дом, и ос­но­ва­те­ли Ethereum ис­пу­га­лись и убра­ли эти тран­зак­ции из блокчейна и за­пу­сти­ли но­вый блокчейн. Часть лю­дей, что то­же очень ха­рак­тер­но, это не при­ня­ли, и они оста­ви­ли ту сеть, которая бы­ла рань­ше. Так по­явил­ся так на­зы­ва­е­мый Ethereum Classic.

— По­сле ата­ки на Ethereum по­доб­ные ис­то­рии про­изо­шли и с бит­кой­ном. И воз­ник­ло мно­го стра­хов от­но­си­тель­но «ата­ки 51 про­цен­та», ко­гда боль­шин­ство май­не­ров объ­еди­нят­ся и до­го­во­рят­ся, что но­вая це­поч­ка тран­зак­ций вер­ная, а старая нет.

— Это не со­всем так. Ата­ка 51 — это ко­гда 51 про­цент ре­сур­сов се­ти кон­тро­ли­ру­ет­ся зло­умыш­лен­ни­ком и он мо­жет от­ме­нить

су­ще­ству­ю­щий блокчейн и вме­сто него со­здать дру­гой, ко­то­рый бу­дет длин­нее, чем те­ку­щий. Ведь пра­ви­ло про­стое: тот блокчейн, ко­то­рый длин­нее, тот и вер­ный. И то­гда те тран­зак­ции, ко­то­рые бы­ли в ста­ром блок­чейне, от­ме­ня­ют­ся, и оста­ет­ся толь­ко но­вый блокчейн, в ко­то­ром тех тран­зак­ций нет — преды­ду­щий их убрал, и всё. Это дей­стви­тель­но про­бле­ма.

Но есть еще од­на про­бле­ма с Ethereum Classic, Bitcoin Classic. Мож­но про­сто взять те­ку­щий блокчейн, со всей ис­то­ри­ей тран­зак­ций, всем рас­пре­де­ле­ни­ем де­нег по раз­ным сче­там, на этой ба­зе за­пу­стить но­вый блокчейн, и по­явит­ся два бит­кой­на — что и слу­чи­лось (та­кой про­цесс на­зы­ва­ет­ся «форк». —

«Экс­перт»). Бит­кой­нов по­яви­лось да­же несколь­ко. Но нуж­но, что­бы все участ­ни­ки се­ти име­ли один и тот же блокчейн. Мож­но при­ве­сти та­кой при­мер: у вас ле­жат день­ги в Сбер­бан­ке, и тут от­кры­ва­ет­ся еще один банк, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся «Сбер­банк +». Он не име­ет от­но­ше­ния к Сбер­бан­ку, но у вас там уже есть счет и там ле­жат ва­ши день­ги. Толь­ко их там мень­ше в де­сять раз. Это же при­ят­но, с од­ной сто­ро­ны. С дру­гой сто­ро­ны, это стран­но. И это дей­стви­тель­но се­рьез­ная про­бле­ма: по­лу­ча­ет­ся, мож­но в раз­ных на­прав­ле­ни­ях раз­мно­жать пер­во­на­чаль­ную сеть, и тех­ни­че­ски это ни­как не ре­ша­ет­ся, по­то­му что ни­кто не за­пре­ща­ет это сде­лать. Ес­ли толь­ко из­на­чаль­но договорить­ся с поль­зо­ва­те­ля­ми се­ти.

— Это про­бле­ма всех от­кры­тых блокчейн-се­тей?

— Да, аб­со­лют­но всех.

— И Waves?

— И c Waves мож­но так сде­лать, ко­неч­но. На­до по­ни­мать, что есть ата­ки, ко­то­рые на­ру­ша­ют ал­го­ритм кон­сен­су­са, ко­то­рый яв­ля­ет­ся ос­но­вой блокчейна. Так и по­лу­ча­ет­ся, что от­кры­тый блокчейн небез­опа­сен. И по­это­му на от­кры­том блок­чейне по­ка ка­кие-то го­су­дар­ствен­ные или круп­ные системы сде­лать не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. Ес­ли сде­лать ка­кой-ни­будь ре­естр недви­жи­мо­сти на Ethereum, то по­сле ка­ко­го-то фор­ка у вас про­сто про­па­дет квар­ти­ра. По­это­му есть про­ме­жу­точ­ный ва­ри­ант, ко­то­рым мы и за­ни­ма­ем­ся, — это так на­зы­ва­е­мые за­кры­тые блок­чей­ны, то есть при­ват­ные, в ко­то­рых до­ступ кон­тро­ли­ру­ет­ся ад­ми­ни­стра­то­ром. Они бо­лее без­опас­ны, чем от­кры­тые ре­ест­ры. И та­кой ва­ри­ант при­ем­лем для го­су­дар­ства — до тех пор, по­ка не по­явит­ся дей­стви­тель­но без­опас­ный от­кры­тый блокчейн.

За­чем вам при­ват­ность?

— Зна­чит, за­кры­тые блокчейн-системы на­деж­нее в ис­поль­зо­ва­нии?

— Ко­неч­но, а так­же де­шев­ле, так как в них нет май­нин­га, и со­от­вет­ствен­но, умень­ша­ет­ся по­треб­ле­ние элек­три­че­ства.

Имен­но по­это­му мы пред­ло­жи­ли плат­фор­му Vostok, которая пред­став­ля­ет со­бой за­кры­тый блокчейн. Эти системы бу­дут ос­нов­ны­ми, по­то­му что у них есть се­рьез­ные пре­иму­ще­ства пе­ред су­ще­ству­ю­щей ИT-ин­фра­струк­ту­рой.

— В чем то­гда от­ли­чие от обыч­ных цен­тра­ли­зо­ван­ных ИT-си­стем?

— Все же те­ку­щие системы слиш­ком цен­тра­ли­зо­ва­ны, что небез­опас­но, кро­ме то­го, в них есть про­бле­ма ма­ни­пу­ли­ро­ва­ния, как в слу­чае «Фейс­бу­ка» и про­чих круп­ных сер­ви­сов.

Да, при­ват­ные блок­чей­ны — это не со­всем блок­чей­ны в пол­ном по­ни­ма­нии, по­то­му что все-та­ки блокчейн дол­жен быть от­кры­тым и са­ма его струк­ту­ра воз­ни­ка­ет из необ­хо­ди­мо­сти обез­опа­сить от­кры­тые се­ти. Но, с дру­гой сто­ро­ны, это шаг впе­ред, по­то­му что хоть здесь и есть ад­ми­ни­стра­тор, но все осталь­ные участ­ни­ки се­ти мо­гут друг дру­га кон­тро­ли­ро­вать. Ес­ли вы се­бя пло­хо ве­де­те, в от­кры­том блок­чейне это ре­ша­ет­ся тем, что для за­пи­си ин­фор­ма­ции в блокчейн нуж­но быть май­не­ром, то есть об­ла­дать ка­ким-то боль­шим вы­чис­ли­тель­ным ре­сур­сом. В за­кры­том блок­чейне про­бле­ма ре­ша­ет­ся про­сто — вас уда­ля­ют от­ту­да, и всё.

Сле­ду­ю­щий шаг в раз­ви­тии ин­тер­не­та — это пе­ре­ход к ин­тер­не­ту сле­ду­ю­ще­го по­ко­ле­ния, Web 3.0. Сей­час мы на­хо­дим­ся в по­ко­ле­нии Web 2.0, это ин­тер­нет круп­ных кор­по­ра­тив­ных про­ек­тов, ко­то­рые очень цен­тра­ли­зо­ва­ны и на­по­ми­на­ют ту ин­фра­струк­ту­ру, которая бы­ла во­об­ще до ин­тер­не­та в об­ще­стве, то есть вер­ти­каль. А что­бы ид­ти даль­ше, нуж­ны имен­но блокчейн-системы, ко­то­рые сде­ла­ют эти плат­фор­мы бо­лее без­опас­ны­ми и ме­нее ма­ни­пу­ли­ру­е­мы­ми. Web 3.0 под­ра­зу­ме­ва­ет, что здесь у нас бу­дет чет­кий про­то­кол вза­и­мо­дей­ствия меж­ду все­ми иг­ро­ка­ми. Вот мы ре­ши­ли на уровне со­ци­аль­но­го кон­сен­су­са, что мо­жет и обя­за­но де­лать го­су­дар­ство, что мо­гут и обя­за­ны де­лать граж­дане. И за­пи­са­ли это в про­то­кол на тех­ни­че­ском уровне. Так со­ци­аль­ные до­го­во­рен­но­сти ста­но­вят­ся за­ко­на­ми при­ро­ды, ко­то­рые вы не мо­же­те обой­ти. К при­ме­ру, вы не мо­же­те украсть. Вот хо­те­ли бы, но не по­лу­ча­ет­ся. Или не хо­ти­те пла­тить на­лог, но на­лог взи­ма­ет­ся ав­то­ма­ти­че­ски с каж­дой тран­зак­ции.

— Сколь­ко сто­ит за­кры­тый блокчейн? На­при­мер, сколь­ко мог бы сто­ить блокчейн для Ро­сре­ест­ра?

— На­до по­ни­мать, что в та­ких про­ек­тах блокчейн бу­дет ста­но­вить­ся ча­стью ИT-ин­фра­струк­ту­ры, то есть в обыч­ную ин­фра­струк­ту­ру ИT встра­и­ва­ет­ся блокчейн. Са­ма блокчейн-часть не очень до­ро­гая, речь идет, я ду­маю, при­мер­но о пя­ти­де­ся­ти­ше­сти­де­ся­ти мил­ли­о­нах руб­лей. Ста­вят­ся ком­пью­те­ры, уз­лы се­ти, обыч­ный сер­вер, ко­то­рый сто­ит две ты­ся­чи дол­ла­ров, и на него уста­нав­ли­ва­ет­ся про­грамм­ное обес­пе­че­ние, ко­то­рое под­дер­жи­ва­ет блокчейн. С точ­ки зре­ния сто­и­мо­сти ин­фра­струк­ту­ры это обыч­ные сер­ве­ры, это обыч­ный софт. Даль­ше блокчейн-часть сни­жа­ет рас­хо­ды, си­сте­ма по­лу­ча­ет­ся бо­лее гар­мо­нич­ная, в ней мень­шее ко­ли­че­ство участ­ни­ков, лиш­ние лю­ди и лиш­ние эле­мен­ты уда­ля­ют­ся. Ес­ли мы го­во­рим о си­сте­мах на го­су­ровне, то они оста­нут­ся цен­тра­ли­зо­ван­ны­ми, но вот те же ре­ест­ры ста­но­вят­ся бо­лее гибкими, бо­лее быст­ры­ми, бо­лее де­ше­вы­ми. Это про­сто оп­ти­ми­за­ция на­ших си­стем.

— С раз­ви­ти­ем блокчейн-си­стем что из­ме­нит­ся для обыч­но­го че­ло­ве­ка?

— Очень мно­го го­су­дар­ствен­ных сер­ви­сов из­ме­нит­ся. Тео­ре­ти­че­ски мы здесь мо­жем пред­ста­вить мир, в ко­то­ром у нас уже нет пас­пор­та — про­сто по­то­му, что все на­ши дан­ные ле­жат в блок­чейне и иден­ти­фи­ка­ция бу­дет про­ис­хо­дить по био­мет­рии вме­сто при­выч­ной сей­час прак­ти­ки удо­сто­ве­ре­ния лич­но­сти по пас­пор­ту и дру­гим до­ку­мен­там.

— А что бу­дет с ано­ним­но­стью?

— Я в прин­ци­пе не счи­таю, что здесь есть ка­кое-то на­ру­ше­ние при­ват­но­сти. Лю­ди долж­ны по­ни­мать, за­чем им при­ват­ность. В рам­ках гос­за­дач нуж­но, что­бы у нас был некий кон­троль и системы, ко­то­рые его обес­пе­чат. Вас все узна­ют, это нор­маль­но, про­сто на­до при­вык­нуть. Блокчейн не ве­дет к анар­хии, на­обо­рот, он гар­мо­ни­зи­ру­ет те цен­тра­ли­зо­ван­ные вер­ти­каль­ные струк­ту­ры в об­ще­стве, ко­то­рые управ­ля­ют­ся свер­ху.

ICO бы­ли проб­ным ша­гом

— Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста о блок­чейне Waves. Бит­койн — это ва­лю­та. С Ethereum чуть слож­нее, там ра­бо­та­ют смарт-контракты, и ва­лю­та эфир обес­пе­чи­ва­ет эко­но­ми­ку про­ек­та. Что с Waves?

— У нас, в от­ли­чие от эфи­ра, дру­гой ал­го­ритм кон­сен­су­са. Waves очень силь­но от­ли­ча­ет­ся от дру­гих плат­форм тем, что это це­лая эко­си­сте­ма. Вы вы­пус­ка­е­те свой то­кен, и он сра­зу мо­жет тор­го­вать­ся на внут­рен­ней бир­же. Кро­ме то­го, мож­но пе­ре­да­вать лю­бым поль­зо­ва­те­лям не толь­ко крип­то-, но и фи­ат­ные ва­лю­ты. Вы мо­же­те тор­го­вать. Мо­же­те ку­пить дол­лар, тор­го­вать дол­лар по от­но­ше­нию к то­ке­ну или бит­кой­ну.

— Как у Waves со ско­ро­стью об­ра­бот­ки опе­ра­ций? Ее до­ста­точ­но или бу­де­те уве­ли­чи­вать?

— У нас объ­ек­тив­но сей­час са­мый быст­рый блокчейн из пуб­лич­ных (от­кры­тых. — «Экс­перт»). Мо­жем об­ра­ба­ты­вать до ты­ся­чи тран­зак­ций в се­кун­ду. Во мно­го раз боль­ше, чем в Ethereum.

— А где вы за­ре­ги­стри­ро­ва­ны?

— Мы по­зи­ци­о­ни­ру­ем се­бя как меж­ду­на­род­ный про­ект, в свя­зи с этим у нас есть швей­цар­ская ком­па­ния. Но в ос­нов­ном раз­ра­бот­ка де­ла­ет­ся в Рос­сии (у нас есть рос­сий­ское ООО). И мы со­би­ра­ем­ся остать­ся здесь.

— Сколь­ко ICO уже про­шло на ва­шей плат­фор­ме, сколь­ко об­ра­ща­ет­ся то­ке­нов?

— По сред­ствам, при­вле­чен­ным в рам­ках ICO ком­па­ний, Waves на вто­ром ме­сте по­сле Ethereum. С боль­шим от­ры­вом, ко­неч­но, но тем не ме­нее. Об­щая сум­ма по­ряд­ка трех­сот мил­ли­о­нов дол­ла­ров.

— Как вы оце­ни­ва­е­те та­кой ре­зуль­тат, это успех?

— Не со­всем. Са­ма исто­рия ICO до­ста­точ­но неод­но­знач­ная. По той при­чине, что все-та­ки ICO в том ви­де, в ко­то­ром они про­хо­ди­ли, это исто­рия про стар­та­пы, вен­чу­ры. Обыч­но у них нет де­нег во­об­ще ни на что, а здесь но­вая схе­ма, они что­то обе­ща­ют, им что-то да­ют. Есте­ствен­но, в де­вя­но­ста пя­ти слу­ча­ев из ста это за­кан­чи­ва­ет­ся ни­чем. То­кен тор­гу­ет­ся, но он по­том па­да­ет в цене, и всё. Из­на­чаль­но эта исто­рия бы­ла об­ре­че­на гло­баль­но на некий нега­тив­ный фон. Тем не ме­нее, это все рав­но раз­ви­тие рын­ка, и сей­час он вый­дет на некий но­вый уро­вень.

— Ка­кой?

— То­кен­сей­лы уже не бу­дут на­зы­вать­ся ICO, они бу­дут на­зы­вать­ся как-то по-дру­го­му. Бу­дут про­во­дить­ся про­да­жи то­ке­нов круп­ны­ми ком­па­ни­я­ми, не бу­дет обе­щать­ся ка­кой-то сверх­до­ход. Бу­дет раз­ви­тие фон­до­во­го рын­ка на но­вой тех­но­ло­ги­че­ской ба­зе. То, что бы­ло с ICO, это про­сто проб­ный шаг. Сей­час уже пой­дет раз­ви­тие в сто­ро­ну тор­гов­ли цен­ны­ми бу­ма­га­ми на блок­чейне.

Ско­ро все бу­дем на Vostok

— Vostok — это при­ват­ный блокчейн. Он как-то при­вя­зан к Waves?

— Да. Он ос­но­ван на тех­но­ло­гии Waves, но пред­став­ля­ет со­бой от­дель­ную сеть. Есте­ствен­но, раз­ра­бот­ка бу­дет ве­стись той же ко­ман­дой. Бу­дет некая схе­ма, ко­гда мож­но бу­дет сде­лать то­кен на блок­чейне Vostok и пе­ре­ве­сти его в Waves-сеть. То есть это две раз­ные се­ти, ко­то­рые объ­еди­не­ны об­щи­ми прин­ци­па­ми и мо­гут меж­ду со­бой вза­и­мо­дей­ство­вать. От­кры­тый блокчейн — для ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са, за­кры­тый блокчейн — для круп­ных кор­по­ра­ций и гос­сер­ви­сов. Цель про­ста. Есть оцен­ки, что к 2020 го­ду блокчейн ста­нет ча­стью круп­ных ИT-плат­форм, ИT-си­стем.

— Эти плат­фор­мы смо­гут меж­ду со­бой вза­и­мо­дей­ство­вать? До­пу­стим, плат­фор­ма гос­учре­жде­ния и плат­фор­ма кор­по­ра­ции или дру­го­го учре­жде­ния?

— Смо­гут, у нас есть та­кая схе­ма. Пред­по­ла­га­ет­ся, что бу­дет глав­ная сеть и бу­дут суб­се­ти. До­пу­стим, Ро­сре­естр закрывает свой блокчейн, по­то­му что не хо­чет, что­бы там все всё ви­де­ли. Но он мо­жет вза­и­мо­дей­ство­вать с глав­ным блок­чей­ном, ту­да ка­кие-то опре­де­лен­ные дан­ные класть, и глав­ный блокчейн га­ран­ти­ру­ет, что эти дан­ные не бу­дут из­ме­не­ны.

— Ко­гда пла­ни­ру­ет­ся за­пу­стить Vostok?

— У нас сей­час мно­го вза­и­мо­дей­ствия с круп­ны­ми рос­сий­ски­ми контр­аген­та­ми. Боль­шая ра­бо­та ве­дет­ся и за пре­де­ла­ми Рос­сии, в первую оче­редь в Азии. В Рос­сии вза­и­мо­дей­ству­ем с «Ро­сте­хом», Сбер­бан­ком, «Транс­ма­ш­хол­дин­гом», РЖД, ВЭБом, прак­ти­че­ски все круп­ные ин­сти­ту­ты с на­ми ка­кто ко­опе­ри­ру­ют­ся. Са­ма сеть Vostok бу­дет за­пу­ще­на, я ду­маю, где-то бли­же к кон­цу го­да. До то­го мо­мен­та бу­дут ре­а­ли­зо­ва­ны уже ка­кие-то про­ек­ты.

— Ка­ко­ва эко­но­ми­че­ская мо­дель у этих про­ек­тов?

— Нам сей­час важ­но за­кре­пить­ся как некое ре­ше­ние, ко­то­рое ис­поль­зу­ет­ся круп­ны­ми ком­па­ни­я­ми и боль­ши­ми го­су­дар­ствен­ны­ми ин­сти­ту­та­ми. Там бу­дет мо­не­ти­за­ция, но по­ка у нас есть се­рьез­ное фи­нан­си­ро­ва­ние, есть соб­ствен­ные сред­ства, их до­ста­точ­но. Речь идет о том, что­бы Vostok стал де­фолт­ным ре­ше­ни­ем для мас­шта­би­ру­е­мой циф­ро­вой ин­фра­струк­ту­ры, при­чем стал есте­ствен­ным об­ра­зом. Мы бу­дем раз­ви­вать кро­ме блокчейна и дру­гие на­прав­ле­ния. Плат­фор­ма Vostok бу­дет предо­став­лять не толь­ко блокчейн-ре­ше­ния, там бу­дут ре­ше­ния по ин­тер­не­ту ве­щей, big data, ис­кус­ствен­но­му ин­тел­лек­ту. Мы хо­тим дви­гать­ся в сто­ро­ну гло­баль­ной ИT-струк­ту­ры. Это очень важ­ный про­цесс циф­ро­вой транс­фор­ма­ции. Ес­ли вы возь­ме­те лю­бую ком­па­нию в Рос­сии, то уви­ди­те, что там идет боль­шая пе­ре­строй­ка всей их ИT-ин­фра­струк­ту­ры. У нас же есть ре­ше­ния для этой ин­фра­струк­ту­ры, и мы бу­дем ак­тив­но их внед­рять.

Лю­ди долж­ны по­ни­мать, за­чем им

при­ват­ность. Вас все узна­ют, это

нор­маль­но, про­сто на­до при­вык­нуть

Ос­но­ва­тель плат­фор­мы Waves Алек­сандр Ива­нов пла­ни­ру­ет к кон­цу го­да за­пу­стить плат­фор­му Vostok для гос­ком­па­ний

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.