У ХАЙ­НЕ­ТОВ ВСЕ ХО­РО­ШО

Бо­га­тых лю­дей в Рос­сии ста­но­вит­ся все боль­ше, несмот­ря на мед­лен­ный рост ВВП. В 2018–2019 го­дах кли­ен­ты се­мей­ных офи­сов и private banking со­хра­нят ка­пи­тал и об­го­нят ин­фля­цию на два-три про­цен­та

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Бо­га­тых лю­дей в Рос­сии ста­но­вит­ся все боль­ше, несмот­ря на мед­лен­ный рост ВВП. В 2018–2019 го­дах кли­ен­ты се­мей­ных офи­сов и private banking со­хра­нят ка­пи­тал и об­го­нят ин­фля­цию на два-три про­цен­та

Ко­ли­че­ство бо­га­тых лю­дей в Рос­сии про­дол­жа­ет уве­ли­чи­вать­ся, невзи­рая на по­ка­за­те­ли ро­ста ВВП все­го в один-два про­цен­та. К ка­те­го­рии HNWI (High-net-worth individual — че­ло­век с вы­со­кой чи­стой сто­и­мо­стью ак­ти­вов), «хай­не­тов», при­над­ле­жат лю­ди с ак­ти­ва­ми, пре­вы­ша­ю­щи­ми мил­ли­он дол­ла­ров. При­чем рас­тут и ко­ли­че­ство та­ких лю­дей, и их сум­мар­ные ак­ти­вы. К то­му же но­вый ви­ток санкций сти­му­ли­ру­ет этих лю­дей воз­вра­щать часть сво­их ка­пи­та­лов в Рос­сию. Их мож­но по­нять, ведь недав­но да­же Credit Suisse за­мо­ро­зил ак­ти­вов, свя­зан­ных с Рос­си­ей, по­чти на пять мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Хо­тя уже на сле­ду­ю­щий день бы­ло офи­ци­аль­но объ­яв­ле­но, что речь идет не о за­мо­ра­жи­ва­нии, а о ре­клас­си­фи­ка­ции из ак­ти­вов под управ­ле­ни­ем в ак­ти­вы на до­ве­ри­тель­ном хра­не­нии, оса­док все рав­но остал­ся, да и до­ход­ность у этих групп ак­ти­вов раз­ная. С уче­том все­го это­го не­уди­ви­тель­но, что рос­сий­ский сег­мент private banking то­же про­дол­жа­ет расти.

Бо­га­тых все боль­ше

В Рос­сии к кли­ен­там private banking ча­сто от­но­сят не толь­ко HNWI, но и лю­дей с мень­ши­ми ка­пи­та­ла­ми. За­ме­сти­тель ди­рек­то­ра На­ци­о­наль­но­го цен­тра фи­нан­со­вой гра­мот­но­сти (ра­нее — Ин­сти­тут фи­нан­со­во­го пла­ни­ро­ва­ния) Сер­гей Ма­ка­ров от­ме­ча­ет, что в рос­сий­ской прак­ти­ке по­рог вхо­да для private banking тра­ди­ци­он­но ни­же, чем за ру­бе­жом, и мно­гие фи­нан­со­вые учре­жде­ния пред­ла­га­ют услу­ги с та­ко­го ро­да на­зва­ни­ем для лю­дей с ак­ти­ва­ми от де­ся­ти мил­ли­о­нов руб­лей. Кро­ме то­го, г-н Ма­ка­ров об­ра­ща­ет вни­ма­ние, что еже­год­ное уве­ли­че­ние ко­ли­че­ства лю­дей, об­ла­да­ю­щих та­ким со­сто­я­ни­ем, не осо­бен­ность Рос­сии, а об­ще­ми­ро­вая тен­ден­ция.

По оцен­кам World Wealth Report 2018 (Capgemini), в Рос­сии на­счи­ты­ва­ет­ся 190 тыс. че­ло­век, ак­ти­вы ко­то­рых пре­вы­ша­ют мил­ли­он дол­ла­ров. «Ес­ли оце­ни­вать тео­ре­ти­че­ский по­тен­ци­ал рын­ка, то нуж­но иметь в ви­ду и воз­мож­ность ро­ста за счет воз­вра­ще­ния средств из-за ру­бе­жа. Об­щий объ­ем при­вле­чен­ных средств в рам­ках private banking в Рос­сии оце­ни­ва­ет­ся при­мер­но в сто мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. При этом за­ру­беж­ный ка­пи­тал этой ка­те­го­рии лю­дей со­став­ля­ет, по оцен­кам, по­ряд­ка трил­ли­о­на дол­ла­ров (данные НИУ ВШЭ). Фак­ти­че­ски в раз­ви­тии рос­сий­ско­го private banking за­ин­те­ре­со­ва­но и го­су­дар­ство, ко­то­рое сти­му­ли­ру­ет этот про­цесс с по­мо­щью раз­лич­ных ини­ци­а­тив в об­ла­сти на­ло­го­во­го за­ко­но­да­тель­ства», — до­бав­ля­ет г-н Ма­ка­ров.

В свя­зи со слож­но­стью до­сту­па к ин­фор­ма­ции оцен­ки раз­лич­ных ор­га­ни­за­ций мо­гут су­ще­ствен­но от­ли­чать­ся, но про­дол­жа­ю­щий­ся ко­то­рый год рост чис­ла со­сто­я­тель­ных лю­дей и рын­ка управ­ле­ния их ак­ти­ва­ми от­ме­ча­ют все. Стар­ший ви­це-пре­зи­дент — ди­рек­тор де­пар­та­мен­та «От­кры­тие Private Banking» ФК «От­кры­тие» Али­на На­за­ро­ва оце­ни­ва­ет се­го­дняш­ний объ­ем рын­ка private banking в Рос­сии на уровне 8,5–9 трлн руб­лей. По оцен­кам «От­кры­тия», этот ры­нок на го­ри­зон­те бли­жай­ших двух лет бу­дет расти и к кон­цу 2020 го­да мо­жет пре­вы­сить 12 трлн руб­лей. Гос­по­жа На­за­ро­ва сре­ди ос­нов­ных тен­ден­ций вы­де­ля­ет ре­па­три­а­цию ка­пи­та­ла со­сто­я­тель­ны­ми рос­си­я­на­ми, опа­са­ю­щи­ми­ся внеш­них огра­ни­че­ний (санк­ции, бло­ки­ров­ка ак­ти­вов и т. д.) и по­вы­ше­ние кон­цен­тра­ции рын­ка в круп­ней­ших бан­ках (топ-5). Мел­кие иг­ро­ки по­сте­пен­но ухо­дят с рын­ка — по на­деж­но­сти они не мо­гут кон­ку­ри­ро­вать с ве­ду­щи­ми бан­ка­ми.

«По под­сче­там фи­нан­со­вой груп­пы Credit Suisse, ко­то­рая ре­гу­ляр­но про­во­дит гло­баль­ное ис­сле­до­ва­ние бла­го­со­сто­я­ния (wealth management), в Рос­сии на­счи­ты­ва­ет­ся при­мер­но 80 ты­сяч че­ло­век с ка­пи­та­лом мил­ли­он дол­ла­ров и вы­ше (ка­те­го­рия HNWI). С дру­гой сто­ро­ны, рос­сий­ская ис­сле­до­ва­тель­ская ком­па­ния Frank Research Group, ко­то­рая при под­сче­тах учи­ты­ва­ет толь­ко те сред­ства, ко­то­рые раз­ме­ще­ны в бан­ков­ской си­сте­ме стра­ны, го­во­рит о 20–25 ты­ся­чах че­ло­век. Это те, кто уже яв­ля­ет­ся кли­ен­том private banks в Рос­сии, раз­ме­стив здесь бо­лее мил­ли­о­на дол­ла­ров. Ес­ли вы­честь од­ну циф­ру из дру­гой — по­лу­чим по­тен­ци­ал рын­ка, ко­ли­че­ство лю­дей, ко­то­рые при са­мом оп­ти­ми­сти­че­ском ва­ри­ан­те в прин­ци­пе мо­гут стать кли­ен­та­ми private banks в Рос­сии», — рас­суж­да­ет ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор, ру­ко­во­ди­тель де­пар­та­мен­та по ра­бо­те с со­сто­я­тель­ны­ми се­мья­ми бан­ка «Урал­сиб» Оль­га Дег­тяре­ва.

На Моск­ву, Мос­ков­скую об­ласть и Санкт-Пе­тер­бург все еще при­хо­дит­ся до 75% все­го рын­ка со­сто­я­тель­ных кли­ен­тов в РФ, рас­ска­зы­ва­ет со­ос­но­ва­тель NICA Multi Family Office Ки­рилл Ни­ко­ла­ев. Но, по его мне­нию, по­тен­ци­ал рын­ка ле­жит не в ко­ли­че­стве но­вых кли­ен­тов, а в ка­че­стве об­слу­жи­ва­ния те­ку­щей ба­зы.

От де­по­зи­тов к ин­ве­сти­ци­ям

Санк­ции и из­ме­ня­ю­ща­я­ся эко­но­ми­че­ская и по­ли­ти­че­ская си­ту­а­ция ока­зы­ва­ют су­ще­ствен­ное вли­я­ние на при­о­ри­те­ты бо­га­тых лю­дей. Как рас­ска­зы­ва­ет ру­ко­во­ди­тель де­пар­та­мен­та по ра­бо­те с пре­ми­аль­ны­ми кли­ен­та­ми ВТБ Дмит­рий Брей­тен­би­хер, сре­ди VIP-кли­ен­тов Private Banking ВТБ наи­боль­шей по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся руб­ле­вые вкла­ды с воз­мож­но­стью со­вер­ше­ния ак­тив­ных опе­ра­ций и клас­си­че­ские ва­лют­ные вкла­ды. Кро­ме то­го, про­дол­жа­ет расти ин­те­рес к ин­ве­сти­ци­он­ным про­дук­там. На­при­мер, с на­ча­ла го­да до­ля ин­ве­сти­ци­он­ных про­дук­тов в об­щем порт­фе­ле средств кли­ен­тов Private Banking ВТБ уве­ли­чи­лась до 20%. Наи­бо­лее по­пу­ляр­ны ин­ве­сти­ции в об­ли­га­ции на­деж­ных эми­тен­тов, в ак­ции ком­па­ний с ре­гу­ляр­ны­ми ди­ви­денд­ны­ми вы­пла­та­ми, в струк­тур­ные про­дук­ты с за­щи­той ка­пи­та­ла, а так­же раз­лич­ные стра­те­гии ин­ди­ви­ду­аль­но­го до­ве­ри­тель­но­го управ­ле­ния. В ин­ве­сти­ци­он­ном порт­фе­ле, как и ра­нее, ос­нов­ная до­ля про­даж при­хо­дит­ся на бро­кер­ское об­слу­жи­ва­ние — 74,2%, до­ве­ри­тель­ное управ­ле­ние вы­би­ра­ют 17,5%

кли­ен­тов. «Я уве­рен, что тен­ден­ция к ро­сту до­ли ин­ве­сти­ци­он­ных про­дук­тов со­хра­нит­ся. Кро­ме то­го, по­сте­пен­но при­хо­дит по­ни­ма­ние необ­хо­ди­мо­сти вклю­чать в порт­фель раз­лич­ные стра­хо­вые про­грам­мы. По срав­не­нию с про­шлым го­дом за­мет­но вы­рос­ли про­да­жи на­ко­пи­тель­но­го и ин­ве­сти­ци­он­но­го стра­хо­ва­ния жиз­ни, в этом го­ду их до­ля со­став­ля­ет 8,3 про­цен­та, что по­чти на семь про­цен­тов пре­вы­ша­ет по­ка­за­тель про­шло­го го­да», — го­во­рит г-н Брей­тен­би­хер.

Али­на На­за­ро­ва под­твер­жда­ет, что в це­лом ин­те­рес к ин­ве­сти­ци­он­ным ре­ше­ни­ям по­вы­ша­ет­ся, и ес­ли те­ку­щее про­ник­но­ве­ние ин­вест­про­дук­тов по ин­ду­стрии со­став­ля­ет по­ряд­ка 17%, то к 2020 го­ду этот по­ка­за­тель мо­жет вы­рас­ти до 25%. «В ча­сти крип­то­ак­ти­вов мы так­же фик­си­ро­ва­ли по­вы­шен­ный кли­ент­ский ин­те­рес в кон­це 2017-го — на­ча­ле 2018 го­да, но этот ин­те­рес, ско­рее, был то­чеч­ным и аб­со­лют­но точ­но кор­ре­ли­ро­вал с ди­на­ми­кой крип­то­ва­лют. Сей­час, по ме­ре сни­же­ния ос­нов­ных бенч­мар­ков крип­то­рын­ка, кли­ент­ский ин­те­рес так­же по­до­стыл, хо­тя и не пре­кра­тил­ся. К со­жа­ле­нию, рос­сий­ские ин­ве­сто­ры крайне огра­ни­че­ны в ин­фра­струк­тур­ном до­сту­пе на этот ры­нок, что сдер­жи­ва­ет раз­ви­тие. Ну и ди­на­ми­ка са­мих крип­то­ва­лют, пре­жде все­го их по­вы­шен­ная во­ла­тиль­ность, за­ча­стую от­тал­ки­ва­ет кон­сер­ва­тив­ных со­сто­я­тель­ных кли­ен­тов», — от­ме­ча­ет г-жа На­за­ро­ва из «От­кры­тие Private Banking».

Соб­ствен­но, не­уди­ви­тель­но, что при от­но­си­тель­но низ­ких став­ках по вкла­дам про­ис­хо­дит рост ин­те­ре­са к ин­ве­сти­ци­он­ным про­дук­там. «Еще де­сять лет на­зад по­чти сто про­цен­тов средств кли­ен­ты “Урал­сиб Private Bank” пред­по­чи­та­ли раз­ме­щать во вкла­дах, — рас­ска­зы­ва­ет Оль­га Дег­тяре­ва. — Сей­час си­ту­а­ция се­рьез­но из­ме­ни­лась: до­ля ин­ве­сти­ций в кли­ент­ских порт­фе­лях у нас пре­вы­ша­ет 50 про­цен­тов. В це­лом по рос­сий­ско­му рын­ку ре­зуль­тат бо­лее скром­ный: на до­лю ин­ве­сти­ций в об­щем ка­пи­та­ле при­хо­дит­ся не бо­лее 15 про­цен­тов. При этом про­сле­жи­ва­ет­ся чет­кая тен­ден­ция: чем вы­ше кли­ент­ский сег­мент, тем боль­ше до­ля ин­ве­сти­ций. Наи­бо­лее по­пу­ляр­ные ре­ше­ния у кли­ен­тов част­но­го бан­ка — это струк­тур­ные про­дук­ты (но­ты). Но­ты, к при­ме­ру, мож­но офор­мить та­ким об­ра­зом, что­бы, с од­ной сто­ро­ны, ин­ве­стор мог рас­счи­ты­вать на по­вы­шен­ный до­ход, ко­то­рый бу­дет в несколь­ко раз пре­вы­шать став­ку по ва­лют­ным де­по­зи­там, а с дру­гой сто­ро­ны, мог по­лу­чить за­щи­ту от па­де­ния ко­ти­ро­вок ба­зо­во­го ак­ти­ва».

При всем при этом, как от­ме­ча­ет Сер­гей Ма­ка­ров, ос­нов­ная часть средств, раз­ме­ща­е­мых в рам­ках private banking в Рос­сии, все еще вкла­ды­ва­ет­ся в кон­сер­ва­тив­ные ин­стру­мен­ты: де­по­зи­ты, об­ли­га­ции, ев­ро­бон­ды, а так­же в по­куп­ку ва­лю­ты. Это обу­слов­ле­но са­мой при­ро­дой private banking. Из­на­чаль­но эта услу­га бы­ла на­прав­ле­на на управ­ле­ние ак­ти­ва­ми се­мьи на про­тя­же­нии несколь­ких по­ко­ле­ний. В по­след­нее вре­мя есть ин­те­рес к за­щи­щен­ным струк­тур­ным но­там. «Вы­со­ко­ри­с­ко­ван­ные ин­стру­мен­ты со­став­ля­ют лишь неболь­шую часть от об­ще­го объ­е­ма. Хо­тя ино­гда, при же­ла­нии кли­ен­та, воз­мож­ны до­воль­но ори­ги­наль­ные ва­ри­ан­ты ин­ве­сти­ро­ва­ния вро­де по­куп­ки пред­ме­тов ис­кус­ства или кол­лек­ци­он­но­го ви­на», — рас­ска­зы­ва­ет г-н Ма­ка­ров.

Ки­рилл Ни­ко­ла­ев до­бав­ля­ет, что ес­ли кли­ент свя­зан с гос­кон­трак­та­ми или вхо­дит в пе­ри­метр ин­те­ре­сов гос­ком­па­ний, то он пред­по­чи­та­ет толь­ко рос­сий­ские ин­стру­мен­ты с ми­ни­маль­ным ва­лют­ным риском. В про­тив­ном слу­чае ис­поль­зу­ет­ся весь на­бор ин­стру­мен­тов, от фи­зи­че­ских слит­ков зо­ло­та до аль­тер­на­тив­ных ин­ве­сти­ций в ви­но (Фран­ция) и чай (пу­эр, Ки­тай).

«В “Урал­сиб Private Bank” до­ля ак­ти­вов с за­ру­беж­ным риском сре­ди кли­ен­тов сей­час со­став­ля­ет бо­лее 30 про­цен­тов (это хо­ро­шо с точ­ки зре­ния ди­вер­си­фи­ка­ции порт­фе­ля), — рас­ска­зы­ва­ет Оль­га Дег­тяре­ва. — Прав­да, к это­му ре­зуль­та­ту мы шли дол­гие го­ды. Спра­вед­ли­во­сти ра­ди сто­ит от­ме­тить, что ин­те­рес ин­ве­сто­ров к оте­че­ствен­но­му фон­до­во­му рын­ку — это об­щая тен­ден­ция. Ка­кой бы ре­ги­он или стра­ну мы ни взя­ли: Се­вер­ную Аме­ри­ку, Ла­тин­скую Аме­ри­ку, Япо­нию, — вез­де, со­глас­но дан­ным меж­ду­на­род­ных ис­сле­до­ва­ний, боль­ше 70 про­цен­тов ин­ве­сто­ры вкла­ды­ва­ют в свой на­ци­о­наль­ный ры­нок».

В этих усло­ви­ях бан­ки стре­мят­ся пред­ло­жить наи­бо­лее под­хо­дя­щие в те­ку­щей си­ту­а­ции ин­стру­мен­ты. На­при­мер, «От­кры­тие Private Banking» в 2018 го­ду сде­лал ак­цент на ин­ди­ви­ду­аль­ные стра­те­гии до­ве­ри­тель­но­го управ­ле­ния, ко­то­рые поль­зу­ют­ся по­пу­ляр­но­стью сре­ди круп­ных кли­ен­тов. «Кро­ме то­го, мы на­ча­ли бо­лее ак­тив­но пред­ла­гать па­е­вые ин­ве­сти­ци­он­ные фон­ды, ко­то­рые до­ста­точ­но хо­ро­шо впи­сы­ва­ют­ся в це­ле­вой порт­фель объ­е­мом до 1,2–2 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, не в по­след­нюю оче­редь бла­го­да­ря име­ю­щим­ся на­ло­го­вым пре­фе­рен­ци­ям, — рас­ска­зы­ва­ет Али­на На­за­ро­ва. — На ре­гу­ляр­ной ос­но­ве мы об­нов­ля­ем ли­ней­ку струк­тур­ных нот, ИСЖ, об­ли­га­ци­он­ных порт­фе­лей. Все это про­ис­хо­дит с уче­том ди­на­мич­ных из­ме­не­ний гло­баль­но­го рын­ка. Так, до се­ре­ди­ны 2018 го­да мы бы­ли крайне нега­тив­но на­стро­е­ны по от­но­ше­нию к ва­лют­ным об­ли­га­ци­ям, ожи­дая ро­ста до­ход­но­стей за счет по­ли­ти­ки ФРС. Это поз­во­ли­ло в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни со­хра­нить кли­ент­ские сред­ства, не до­пу­стить про­сад­ки порт­фе­лей на фоне гло­баль­но­го ро­ста ста­вок. Сей­час же, по­сле кор­рек­ции, мы ста­ли по­сте­пен­но ре­ко­мен­до­вать кли­ен­там уве­ли­чи­вать дю­ра­цию об­ли­га­ци­он­ных порт­фе­лей, фо­ку­си­ру­ясь в том чис­ле на раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ках, где кор­рек­ция бы­ла наи­бо­лее ощу­ти­мой».

В свою оче­редь ВТБ то­же из­ме­ня­ет и со­вер­шен­ству­ет свою про­дук­то­вую ли­ней­ку. «За по­след­нее вре­мя мы вве­ли для VIP-кли­ен­тов ряд про­мо­ак­ций, ко­то­рые поз­во­ля­ют по­лу­чать мак­си­маль­ный раз­мер бо­ну­сов. На­при­мер, про­во­дя опе­ра­ции по пре­ми­аль­ным кар­там с 1 ав­гу­ста 2018 го­да, VIP-кли­ен­ты по­лу­чат до се­ми про­цен­тов миль в рам­ках оп­ции “Пу­те­ше­ствия” или 12-про­цент­ный кеш­б­эк при опла­те кар­той в ре­сто­ра­нах, ка­фе, ба­рах, при по­куп­ке би­ле­тов в те­ат­ры, ки­но­те­ат­ры, му­зеи, на ав­то­за­прав­ках и пар­ков­ках», — рас­ска­зы­ва­ет Дмит­рий Брей­тен­би­хер.

В ожи­да­нии санкций

Что ин­те­рес­но, изменения в сег­мен­те private banking при этом про­ис­хо­дят до­воль­но плав­но и по­сте­пен­но. Гло­баль­но, для об­щей мас­сы бо­га­тых лю­дей, в во­про­се управ­ле­ния их со­сто­я­ни­ем ме­ня­ет­ся не столь уж мно­гое. На­при­мер, про­гноз Ки­рил­ла Ни­ко­ла­е­ва из NICA Multi Family Office вы­гля­дит так: «На­ши кли­ен­ты со­хра­нят ка­пи­тал и об­го­нят ин­фля­цию на два-три про­цен­та». Соб­ствен­но, в этом и за­клю­ча­ет­ся весь смысл private banking — со­хра­нить и при воз­мож­но­сти при­умно­жить со­сто­я­ние бо­га­той се­мьи.

С дру­гой сто­ро­ны, та­кие су­ще­ствен­ные ве­щи, как санк­ции, не оста­ют­ся без вни­ма­ния. «До кон­ца 2018 го­да ры­нок бу­дет жить ожи­да­ни­я­ми даль­ней­ше­го раз­ви­тия санк­ци­он­ной ис­то­рии, — уве­ре­на Али­на На­за­ро­ва. — Зна­чи­тель­ная часть этих ожи­да­ний на­шла свое от­ра­же­ние в от­то­ке ва­лют­ных де­по­зи­тов из ря­да бан­ков, упо­мя­ну­тых в ка­че­стве по­тен­ци­аль­ных ми­ше­ней для даль­ней­ших огра­ни­че­ний со сто­ро­ны США. Дру­гой во­прос, что по­боч­ным эф­фек­том уже­сто­че­ния санк­ци­он­ной ри­то­ри­ки яв­ля­ет­ся рост ста­вок по ва­лют­ным вкла­дам (санк­ции лишь од­на из при­чин, фун­да­мен­таль­ная же при­чи­на — про­дол­же­ние уже­сто­че­ния де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки в США). Это при­во­дит к ро­сту кон­ку­рен­ции за ва­лют­ные пас­си­вы».

Яс­ность в ис­то­рии с санк­ци­я­ми, ве­ро­ят­но, по­явит­ся уже в де­каб­ре. Но в 2019 го­ду, как по­ла­га­ют иг­ро­ки рын­ка, от­расль по-преж­не­му бу­дет расти, тем­пы ро­ста ак­ти­вов под управ­ле­ни­ем де­пар­та­мен­тов private banking мо­гут пре­вы­сить 10%. При этом в вы­иг­ры­ше бу­дут те, кто пред­ло­жит кли­ен­там ком­плекс­ные ре­ше­ния: бан­ков­ские, ин­ве­сти­ци­он­ные, юри­ди­че­ские. Ак­ту­аль­ность ин­ве­сти­ций на­би­ра­ет обо­ро­ты, рав­но как и ак­ту­аль­ность ре­ше­ний по струк­ту­ри­ро­ва­нию ак­ти­вов, по на­ло­го­во­му кон­суль­ти­ро­ва­нию, кон­суль­ти­ро­ва­нию по во­про­сам на­сле­до­ва­ния. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.