КУЛЬ­ТУ­РА ОПЕ­РА­ЦИЯ НА СЕРД­ЦЕ В из­да­тель­стве «Бом­бо­ра» вы­шла кни­га «Де­ло сердца», опи­сы­ва­ю­щая ис­то­рию кар­дио­хи­рур­гии, с мо­мен­та за­рож­де­ния ко­то­рой не про­шло и по­лу­то­ра ве­ков

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

В из­да­тель­стве «Бом­бо­ра» вы­шла кни­га «Де­ло сердца», опи­сы­ва­ю­щая ис­то­рию кар­дио­хи­рур­гии, с мо­мен­та за­рож­де­ния ко­то­рой не про­шло и по­лу­то­ра ве­ков

Бри­тан­ский жур­на­лист То­мас Мор­рис счи­та­ет, что пер­вое хи­рур­ги­че­ское вме­ша­тель­ство, ко­то­рое мож­но счи­тать опе­ра­ци­ей на серд­це с успеш­ным ре­зуль­та­том, бы­ло за­фик­си­ро­ва­но в 1872 го­ду: хи­рург Джон Кол­лен­дер вы­нул из те­ла неко­е­го же­стян­щи­ка иг­лу, во­ткнув­шу­ю­ся то­му в сер­деч­ную мыш­цу в хо­де улич­ной по­та­сов­ки. Эта опе­ра­ция счи­та­ет­ся пер­вым слу­ча­ем, ко­гда па­ци­ент вы­жил по­сле уда­ле­ния ино­род­но­го пред­ме­та из сердца. Че­рез сто лет кар­дио­хи­рур­ги ста­ли са­мы­ми вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мы­ми в об­ла­сти ме­ди­ци­ны спе­ци­а­ли­ста­ми. «Экс­перт» по­го­во­рил с ав­то­ром кни­ги о том, что про­ис­хо­дит в об­ла­сти кар­дио­хи­рур­гии сей­час и на­сколь­ко нуж­но об этом знать ши­ро­кой пуб­ли­ке.

— Как ча­сто в Ве­ли­ко­бри­та­нии ин­фор­ма­ция о хи­рур­ги­че­ских опе­ра­ци­ях по­па­да­ет в вы­пус­ки но­во­стей?

— В но­во­сти мо­жет по­пасть толь­ко ка­кая-ни­будь экс­пе­ри­мен­таль­ная опе­ра­ция или та, в ко­то­рой при­ме­не­на ка­кая-то но­вая про­це­ду­ра. Счи­таю, что зо­ло­тая эра в хи­рур­гии, ко­то­рая на­ча­лась пять­де­сят лет на­зад, ко­гда вра­чи тво­ри­ли на опе­ра­ци­он­ных сто­лах что-то до тех пор немыс­ли­мое, за­вер­ши­лась. Сей­час хи­рур­ги­че­ские опе­ра­ции уже не вос­при­ни­ма­ют­ся как ка­кое-то чу­до. Быть мо­жет, лет че­рез де­сять, ко­гда вра­чи про­дви­нут­ся, на­при­мер, в опе­ра­ци­ях на моз­ге, удаст­ся вновь при­влечь об­ще­ствен­ное вни­ма­ние к ме­ди­цине.

— В по­след­нее вре­мя вра­чам, пи­шу­щим ме­му­а­ры, как, на­при­мер, Ген­ри Марш, свой­ствен­но дез­аву­и­ро­вать соб­ствен­ную про­фес­сию и по­ка­зы­вать непри­гляд­ные сто­ро­ны ме­ди­ци­ны. Для вас врач по-преж­не­му ро­ман­ти­че­ская про­фес­сия? Это лю­ди, ко­то­рые спа­са­ют жиз­ни дру­гих лю­дей?

— Ко­гда я за­ин­те­ре­со­вал­ся те­мой кар­дио­хи­рур­гии, я об­ра­тил­ся к кни­гам аме­ри­кан­ских вра­чей, и они как раз ока­за­лись боль­ши­ми ро­ман­ти­ка­ми — пи­са­ли о по­дви­гах, ко­то­рые со­вер­ша­лись на хи­рур­ги­че­ских сто­лах. Но они ни­че­го не пи­са­ли о лич­ност­ных ка­че­ствах вра­чей. Я по­счи­тал это боль­шим упу­ще­ни­ем и по­ста­рал­ся в сво­ей кни­ге вос­пол­нить та­кой про­бел. Я не скло­нен ро­ман­ти­зи­ро­вать вра­чей. На­обо­рот, по от­но­ше­нию к ним я ско­рее предубеж­ден. Что ка­са­ет­ся Ген­ри Мар­ша и еще ря­да вра­чей: они дей­стви­тель­но не гну­ша­ют­ся де­мон­стри­ро­вать «тем­ное под­брю­шье» ме­ди­ци­ны. Это на­прав­ле­ние в ме­ди­цин­ской ли­те­ра­ту­ре по­яви­лось от­но­си­тель­но недав­но.

— Нуж­но ли обыч­ным лю­дям рас­ска­зы­вать все по­дроб­но­сти хи­рур­ги­че­ских опе­ра­ций? Осо­бен­но па­ци­ен­ту пе­ред ее про­ве­де­ни­ем? Мо­жет, луч­ше оста­вить его в неве­де­нии, что­бы не про­во­ци­ро­вать лиш­ние стра­хи? Все поль­зу­ют­ся ай­фо­на­ми, но ма­ло кто пы­та­ет­ся узнать, как те устро­е­ны.

— Я и сам рань­ше, преж­де чем ид­ти к вра­чу, ис­кал свои симп­то­мы в ин­тер­не­те и пы­тал­ся по­нять, чем бо­лен. Но это толь­ко лиш­ний раз угне­та­ло ме­ня. Сей­час я по­ни­маю: не бу­дучи спе­ци­а­ли­стом, в лю­бом слу­чае не смо­гу по­ста­вить се­бе вер­ный ди­а­гноз. Что ка­са­ет­ся опе­ра­ций, то вра­чеб­ная эти­ка

обя­зы­ва­ет рас­ска­зы­вать па­ци­ен­там о том, как их бу­дут про­во­дить. Но ес­ли речь идет о ка­ких-то ме­ло­чах, я со­гла­сен с ва­ми: сча­стье в неве­де­нии.

— Ко­гда хи­рург рас­ска­зы­ва­ет па­ци­ен­ту, что с ним бу­дет про­ис­хо­дить на опе­ра­ци­он­ном сто­ле, на­сколь­ко тот в со­сто­я­нии по­нять его сло­ва и осо­знать все рис­ки? Ли­бо это все-та­ки лишь эти­че­ский ри­ту­ал, при­зван­ный снять с вра­ча часть от­вет­ствен­но­сти за при­ня­тое ре­ше­ние?

— Я сам ле­жал на опе­ра­ци­он­ном сто­ле. Это бы­ла про­стая опе­ра­ция, вра­чи объ­яс­ня­ли мне, что со мной бу­дет про­ис­хо­дить, очень обоб­щен­но и ого­во­ри­лись: ес­ли что-то пой­дет не так, у них есть план Б. Это все, что бы­ло мне нуж­но на тот мо­мент. Эти­че­ский ко­декс обя­зы­ва­ет вра­чей объ­яс­нять, что они бу­дут де­лать, но на­сколь­ко глу­бо­ко по­свя­щать па­ци­ен­та во все по­дроб­но­сти, за­ви­сит от них са­мих. Ес­ли па­ци­ент не спо­со­бен при­нять ре­ше­ние, ес­ли на­хо­дит­ся без со­зна­ния или в со­сто­я­нии бо­ле­во­го шо­ка, то хи­рург про­сто бе­рет и де­ла­ет.

— Что вы мо­же­те ска­зать о са­мих вра­чах? Ка­ки­ми ка­че­ства­ми необ­хо­ди­мо об­ла­дать, что­бы еже­днев­но при­ни­мать ре­ше­ния, от ко­то­рых за­ви­сят жизнь и смерть дру­гих лю­дей?

— Я раз­де­ляю вра­чей на две груп­пы: про­стые вра­чи и хирурги. Я же­нат на вра­че-ане­сте­зио­ло­ге, она ча­сто ра­бо­та­ет с хи­рур­га­ми и зна­ет, ка­ки­ми те бы­ва­ют в ре­аль­ной жиз­ни. Со­всем недав­но в од­ном из ме­ди­цин­ских жур­на­лов бы­ли при­ве­де­ны дан­ные об от­ли­чи­тель­ных ка­че­ствах ха­рак­те­ра хи­рур­гов. В хо­де те­стов вы­яс­ни­лось, что у по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства хи­рур­гов есть спо­соб­ность от­клю­чать эмо­ции в стрес­со­вых си­ту­а­ци­ях. В хо­де этих те­стов та­кую спо­соб­ность так­же про­яви­ли пе­ди­ат­ры. Спе­ци­фи­ка их де­я­тель­но­сти та­ко­ва, что они мо­гут по­гряз­нуть в эмо­ци­ях и глав­ным ста­нет же­ла­ние при­не­сти как мож­но мень­ше стра­да­ний сво­им па­ци­ен­там. Но есть еще те, кто идет в ме­ди­цин­ские уни­вер­си­те­ты в рам­ках се­мей­ной тра­ди­ции, по­то­му что их отец или дедушка бы­ли вра­ча­ми, и эти лю­ди ни­как от нас с ва­ми не от­ли­ча­ют­ся.

— Из кни­ги кар­дио­хи­рур­га Сти­ве­на Уэс­та­би «Хруп­кие жиз­ни» мы узна­ли, что уро­вень вра­чей да­же са­мой вы­со­кой ка­те­го­рии мо­жет очень раз­нить­ся: не каж­дый спо­со­бен по­вто­рить то, что уда­лось сде­лать ка­ко­му-то удач­ли­во­му хи­рур­гу. По ва­шей оцен­ке, ка­ко­ва сте­пень диф­фе­рен­ци­а­ции вра­чей по уров­ню профессион­ализма: как мно­го сре­ди них звезд и как мно­го се­ред­няч­ков?

— Это дей­стви­тель­но очень боль­шой во­прос в хи­рур­ги­че­ской ин­ду­стрии. На­при­мер, в Ве­ли­ко­бри­та­нии есть две боль­ни­цы. Рас­сто­я­ние меж­ду ни­ми — две­сти ки­ло­мет­ров. И там мо­гут да­же швы по-раз­но­му на­кла­ды­вать — из-за лич­ных пред­по­чте­ний глав­ных хи­рур­гов той и дру­гой боль­ни­цы. Вра­чам при­хо­дит­ся при­ла­гать неимо­вер­ные уси­лия, что­бы до­стичь кон­сен­су­са: про­во­дят кон­фе­рен­ции, из­да­ют жур­на­лы. Но что­бы най­ти при­ем­ле­мый для всех ме­тод, необ­хо­ди­мо преж­де про­ве­сти боль­шое ко­ли­че­ство опе­ра­ций. Сей­час в ме­ди­цине вре­мя не для ин­но­ва­ций, а для со­би­ра­ния во­еди­но всех ме­ди­цин­ских прак­тик.

— Ка­ко­ва ве­ро­ят­ность, что обыч­ный жи­тель Ве­ли­ко­бри­та­нии, ес­ли у него воз­ник­нет та­кая необ­хо­ди­мость, по­па­дет в ру­ки вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го вра­ча и по­лу­чит до­ступ к вы­со­ко­тех­но­ло­гич­но­му ме­ди­цин­ско­му обо­ру­до­ва­нию?

— На са­мом де­ле до­ступ к ме­ди­цин­ским услу­гам са­мо­го вы­со­ко­го уров­ня мо­гут по­лу­чить сто про­цен­тов на­се­ле­ния Ве­ли­ко­бри­та­нии. Во­прос толь­ко в том, сколь­ко при­дет­ся это­го ждать. На­ша на­ци­о­наль­ная си­сте­ма здра­во­охра­не­ния очень ло­яль­на к лю­дям с за­бо­ле­ва­ни­я­ми, тре­бу­ю­щи­ми се­рьез­ной опе­ра­ции, но ей не все­гда хва­та­ет ре­сур­сов для их про­ве­де­ния. По­сле се­рьез­ной опе­ра­ции па­ци­ент нуж­да­ет­ся в том, что­бы его по­ме­сти­ли в от­дель­ную па­ла­ту и у него бы­ла от­дель­ная мед­сест­ра. И ча­сто бы­ва­ет так: па­ци­ент при­хо­дит в боль­ни­цу в день, на ко­то­рый у него на­зна­че­на опе­ра­ция, и вы­яс­ня­ет­ся, что в боль­ни­це нет сво­бод­ных ко­ек. То­гда ее пе­ре­но­сят на дру­гой срок. На­ци­о­наль­ная си­сте­ма здра­во­охра­не­ния Ве­ли­ко­бри­та­нии на­хо­дит­ся под фи­нан­со­вым дав­ле­ни­ем, но в ито­ге все мо­гут по­лу­чить то, в чем нуж­да­ют­ся.

— В Рос­сии ши­ро­ко рас­про­стра­не­на прак­ти­ка сбо­ра средств на слож­ные опе­ра­ции для де­тей, и в этих слу­ча­ях все­гда воз­ни­ка­ет во­прос: по­че­му необ­хо­ди­ма имен­но та­кая, как пра­ви­ло очень зна­чи­тель­ная, сум­ма? Су­ще­ству­ет ли в Ве­ли­ко­бри­та­нии прак­ти­ка ауди­та ме­ди­цин­ских услуг? Дей­стви­тель­но ли оправ­дан­ны сче­та, ко­то­рые боль­ни­ца вы­став­ля­ет сво­им па­ци­ен­там?

— У нас то­же есть ини­ци­а­ти­вы по сбо­ру средств для па­ци­ен­тов, ко­то­рым необ­хо­ди­мо по­пасть в немец­кие или аме­ри­кан­ские боль­ни­цы. В на­шей си­сте­ме здра­во­охра­не­ния су­ще­ству­ет ко­ми­тет, при­ни­ма­ю­щий ре­ше­ние, бу­дет опе­ра­ция для па­ци­ен­та бес­плат­ной или нет; во вто­ром слу­чае ему при­хо­дит­ся на­хо­дить день­ги са­мо­сто­я­тель­но. Вы­со­кую сто­и­мость ме­ди­цин­ских услуг мож­но объ­яс­нить преж­де все­го тем, что боль­шие фар­ма­цев­ти­че­ские ком­па­нии тра­тят мил­ли­о­ны, а ино­гда и мил­ли­ар­ды дол­ла­ров, что­бы про­те­сти­ро­вать но­вые ле­кар­ства, ко­то­рые долж­ны прой­ти не­сколь­ко уров­ней ис­пы­та­ния. Не все пре­па­ра­ты вы­хо­дят на ры­нок, но в сто­и­мость тех, что все-та­ки вы­хо­дят, вклю­че­ны за­тра­ты на раз­ра­бот­ку не до­брав­ших­ся до него пре­па­ра­тов. ■

Пол­ве­ка на­зад кар­дио­хи­рур­ги бы­ли са­мы­ми вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мы­ми в ми­ре вра­ча­ми

То­мас Мор­рис — неза­ви­си­мый жур­на­лист, пи­шет для Times и Financial Times

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.