Миллиард дол­ла­ров лег­ко мо­жет об­ра­тить­ся в ноль. На днях ста­ло из­вест­но, что са­мо­сто­я­тель­ную ра­бо­ту пре­кра­ща­ет ин­ве­сти­ци­он­ное под­раз­де­ле­ние Сбе­ра Sberbank CIB, быв­шая «Трой­ка Ди­а­лог». За от­сут­стви­ем спро­са на ин­ве­сти­ци­он­но-банковские услу­ги Sberbank CIB б

Ekspert - - ЛЮДИ НОМЕРА -

Важ­ный урок выс­шей ма­те­ма­ти­ки по­лу­чил пре­зи­дент Сбер­бан­ка и юрист по об­ра­зо­ва­нию Гер­ман Греф: миллиард дол­ла­ров лег­ко мо­жет об­ра­тить­ся в ноль.

На днях ста­ло из­вест­но, что са­мо­сто­я­тель­ную ра­бо­ту пре­кра­ща­ет ин­ве­сти­ци­он­ное под­раз­де­ле­ние Сбе­ра Sberbank CIB, быв­шая «Трой­ка Ди­а­лог». За от­сут­стви­ем спро­са на ин­ве­сти­ци­он­но-банковские услу­ги Sberbank CIB бу­дет при­со­еди­нен к кор­по­ра­тив­но­му бло­ку Сбер­бан­ка.

СМИ ци­ти­ру­ют зам­пред­прав­ле­ния Сбер­бан­ка Ана­то­лия По­по­ва, ко­то­рый объ­яс­нил: «Ес­ли го­во­рить об M&A, то пуб­лич­ных раз­ме­ще­ний ак­ций прак­ти­че­ски нет в по­след­нее вре­мя, так что ры­нок для capital markets, по су­ти, от­сут­ству­ет». И это прав­да, хо­тя осо­бая иро­ния за­клю­ча­ет­ся в том, что Сбер­банк сам кос­вен­но нема­ло по­спо­соб­ство­вал та­кой си­ту­а­ции, рав­но как и го­су­дар­ство.

На­пом­ним, вла­дель­цы «Трой­ки Ди­а­лог» про­да­ли ее Сбер­бан­ку на пи­ке рын­ка, в 2011 го­ду, за миллиард дол­ла­ров. Го­дом поз­же ММВБ при­об­ре­ла РТС. Та­ким об­ра­зом, ин­ве­сти­ци­он­ный сег­мент фи­нан­со­во­го рын­ка ока­зал­ся прак­ти­че­ски пол­но­стью ого­су­дар­ствлен: ин­ве­сти­ци­он­ным бан­кин­гом в стране за­ни­ма­лись Сбер­банк и ВТБ в ли­це сво­их ин­вест­под­раз­де­ле­ний, а бир­же­вой тор­гов­лей — Мос­ков­ская бир­жа, сре­ди ак­ци­о­не­ров ко­то­рой тот же Сбер­банк, а так­же ЦБ (10 и 11,7% со­от­вет­ствен­но). Бы­ла со­зда­на со­вре­мен­ная ин­фра­струк­ту­ра — все усло­вия, что­бы при­влечь на рос­сий­ский ры­нок ино­стран­ных ин­ве­сто­ров. Они и прав­да при­шли — в ли­це спе­ку­лян­тов, ку­пив­ших оте­че­ствен­ный госдолг и го­то­вых вый­ти из него при пер­вых при­зна­ках опас­но­сти. Но даль­ше что-то пошло не так, и ин­ве­сти­ци­он­ный ры­нок прак­ти­че­ски умер.

Так, от­ме­ча­ет НАУФОР, ко­ли­че­ство от­кры­тых (пуб­лич­ных) ак­ци­о­нер­ных об­ществ, ко­то­рые яв­ля­ют­ся ре­сурс­ной ба­зой ор­га­ни­зо­ван­но­го рын­ка ак­ций, по­сто­ян­но сни­жа­ет­ся: в 2017 го­ду спад со­ста­вил 11%. И хо­тя оно все еще оста­ет­ся до­ста­точ­но боль­шим — немно­гим бо­лее 15 тыс. ком­па­ний, на ор­га­ни­зо­ван­ном рын­ке эми­тен­тов крайне ма­ло. Умень­ша­ет­ся чис­ло эми­тен­тов, цен­ные бу­ма­ги ко­то­рых вклю­че­ны в ко­ти­ро­валь­ные спис­ки вы­со­ко­го уров­ня. IPO дав­но уже но­сят эпи­зо­ди­че­ский ха­рак­тер. Ну а что до M&A, то все они в по­след­ние го­ды в ос­нов­ном пред­став­ля­ют со­бой при­об­ре­те­ния ак­ти­вов гос­бан­ка­ми, а в этих слу­ча­ях смыс­ла в ин­вест­бан­ке дей­стви­тель­но нет ни­ка­ко­го.

Круп­ные нефи­нан­со­вые гос­ком­па­нии по­ка чув­ству­ют се­бя вполне комфортно, но ско­ро и они ощу­тят на се­бе все ми­ну­сы от­сут­ствия в стране адек­ват­но­го фон­до­во­го рын­ка: у них не бу­дет нор­маль­ной ка­пи­та­ли­за­ции, раз­ме­щать об­ли­га­ции мож­но бу­дет лишь «сре­ди сво­их». Ин­те­рес­но, сколь­ко прой­дет вре­ме­ни, преж­де чем гос­сек­тор пой­мет (и пой­мет ли?), что та­кое устрой­ство эко­но­ми­ки лишь сдер­жи­ва­ет раз­ви­тие, и его раз­ви­тие в том чис­ле. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.