Со­ци­аль­ное го­су­дар­ство про­ща­ет­ся с ва­ми

Раз­ви­тые стра­ны все ак­тив­нее тор­мо­зят рост со­ци­аль­ных рас­хо­дов в от­но­си­тель­ном вы­ра­же­нии, а то и сни­жа­ют их. Раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны во­об­ще ни­ко­гда не смо­гут до­стичь вы­со­ко­го уров­ня со­ци­аль­но­сти из-за мно­го­чис­лен­но­сти на­се­ле­ния. В Рос­сии же на­столь­ко боль­шой

Ekspert - - СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДОКЛАД -

Пен­си­он­ная ре­фор­ма, а так­же про­чие ини­ци­а­ти­вы и вы­ска­зы­ва­ния рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства в по­след­ние пол­го­да за­ста­ви­ли нас за­ду­мать­ся, в ка­кой ме­ре Рос­сия со­от­вет­ству­ет де­кла­ри­ру­е­мо­му в Кон­сти­ту­ции ста­ту­су «со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства». Ока­за­лось, что по со­ци­аль­ным рас­хо­дам мы не так уж да­ле­ки от ев­ро­пей­ско­го эта­ло­на го­су­дар­ства «все­об­ще­го бла­го­ден­ствия». Да, со­кра­ща­ем ста­тьи, но сле­ду­ем за ми­ро­вым трен­дом. Счаст­ли­вое трид­ца­ти­ле­тие вни­ма­тель­но­го раз­во­ро­та го­су­дар­ства к че­ло­ве­ку за­вер­ши­лось в на­ча­ле 1990-х и, по­хо­же, боль­ше не по­вто­рит­ся. Как толь­ко пре­кра­тил­ся ко­ло­ни­аль­ный по­ток де­нег в стра­ны За­па­да, ста­ло оче­вид­но, что под­дер­жи­вать уро­вень жиз­ни ста­ре­ю­ще­го, ма­ло ра­бо­та­ю­ще­го — и в си­лу огром­но­го ми­гра­ци­он­но­го по­то­ка, и вслед­ствие вы­но­са боль­шо­го ко­ли­че­ства про­мыш­лен­но­сти в стра­ны Азии — на­се­ле­ния Ев­ро­па боль­ше не в со­сто­я­нии. До­стиг пре­де­ла и со­ци­аль­ный ре­сурс бо­га­те­ю­щих, но очень мно­го­на­се­лен­ных во­сточ­ных дер­жав: слиш­ком мно­го лю­дей про­сят за­щи­ты го­су­дар­ства. Здесь на по­мощь при­хо­дят циф­ро­вые си­сте­мы «до­ве­ри­тель­но­го» рас­пре­де­ле­ния со­ци­аль­ных благ в об­ще­стве, пу­га­ю­щие «то­таль­ным Ору­эл­лом».

Ин­те­рес­но, что на об­щем кри­зис­ном фоне Рос­сия со­хра­ня­ет воз­мож­но­сти се­рьез­но на­рас­тить со­ци­аль­ные рас­хо­ды с огром­ной поль­зой для сво­ей эко­но­ми­ки. Для это­го, прав­да, при­дет­ся пе­ре­смот­реть дог­му о вре­де со­ци­аль­но­го бал­ла­ста для эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. На За­па­де эту дог­му в свое вре­мя пе­ре­смот­ре­ли, и факт бур­но­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста пе­ри­о­да Слав­но­го трид­ца­ти­ле­тия, по­ка­зы­ва­ет, что пра­виль­но сде­ла­ли.

Нефть, газ, тер­ри­то­рия

плюс неболь­шое на­се­ле­ние

плюс внут­рен­ний

ре­сурс уве­ли­че­ния ВВП.

Рос­сия мо­жет со­здать

ев­ро­пей­скую со­ци­аль­ную

мо­дель луч­ших вре­мен

Ита­лия как лев бьет­ся с ЕС за свой бюд­жет­ный де­фи­цит: ита­льян­ское пра­ви­тель­ство на­ста­и­ва­ет, что эко­но­ми­ка стра­ны без ро­ста дефицита до 2,4% ВВП в 2019 го­ду за­чах­нет, то­гда как ев­ро­ко­мис­са­ры ка­те­го­ри­че­ски про­тив его уве­ли­че­ния. Ос­нов­ная при­чи­на вы­со­ких го­срас­хо­дов Ита­лии — пен­си­он­ная си­сте­ма и дру­гие со­ци­аль­ные рас­хо­ды. Так, с 2019 го­да стра­на со­би­ра­ет­ся по­ни­зить пен­си­он­ный воз­раст и вве­сти вы­пла­ты ана­ло­га ба­зо­во­го до­хо­да для ма­ло­иму­щих. И это при том, что ЕС на­ста­и­вал на по­вы­ше­нии пен­си­он­но­го воз­рас­та в Ита­лии и на уре­за­нии со­ци­аль­ных про­грамм. Goldman Sachs уже пре­ду­пре­дил: из-за то­го, что пен­си­он­ная ре­фор­ма в Ита­лии по­шла со­вер­шен­но не в том на­прав­ле­нии, в ко­то­ром нуж­но, стране при­дет­ся в бли­жай­шее вре­мя как ми­ни­мум на 10 про­цент­ных пунк­тов уве­ли­чить свой госдолг и, ско­рее все­го, ита­льян­цев в бли­жай­шие дни ждет по­ни­же­ние су­ве­рен­ных рей­тин­гов.

Ита­льян­ская ис­то­рия де­мон­стри­ру­ет глу­бо­кий кри­зис, ко­то­рый пе­ре­жи­ва­ет в Ев­ро­пе так на­зы­ва­е­мое со­ци­аль­ное го­су­дар­ство, или го­су­дар­ство все­об­ще­го бла­го­ден­ствия.

Пе­ре­рас­пре­де­ляй и бла­жен­ствуй

С 70-х го­дов про­шло­го ве­ка ка­за­лось, что ре­цепт все­об­ще­го бла­го­по­лу­чия най­ден: го­су­дар­ство долж­но пе­ре­рас­пре­де­лять до­хо­ды в поль­зу бед­ных, пред­ла­гать всем про­чим эф­фек­тив­ные ме­ха­низ­мы для на­коп­ле­ний и стра­хо­ва­ния от ос­нов­ных жиз­нен­ных рис­ков, а так­же ин­ве­сти­ро­вать в че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал. «Тра­ди­ци­он­ное го­су­дар­ство до­воль­ство­ва­лось на­ло­го­вы­ми по­ступ­ле­ни­я­ми на уровне се­ми-вось­ми про­цен­тов на­ци­о­наль­но­го до­хо­да, поз­во­ляв­ши­ми ему фи­нан­си­ро­вать толь­ко ос­нов­ные ин­сти­ту­ты вла­сти (ар­мия, по­ли­ция, суд, пе­ни­тен­ци­ар­ная си­сте­ма и то­му по­доб­ное), — го­во­рит за­ве­ду­ю­щий Цен­тром пра­во­во­го обес­пе­че­ния со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских ре­форм Ин­сти­ту­та за­ко­но­да­тель­ства и срав­ни­тель­но­го пра­во­ве­де­ния при пра­ви­тель­стве РФ Юрий Воронин. — Обя­за­тель­ные от­чис­ле­ния (налоги, сбо­ры, стра­хо­вые взно­сы) в США и в Ев­ро­пе до 1900–1910 го­дов со­став­ля­ли ме­нее де­ся­ти про­цен­тов на­ци­о­наль­но­го до­хо­да, а к 2000–2010 го­дам они воз­рос­ли до 30–55 про­цен­тов. Все бо­га­тые стра­ны ми­ра без ис­клю­че­ния в два­дца­том ве­ке пе­ре­шли от ба­лан­са, при ко­то­ром налоги и го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды со­став­ля­ли ме­нее де­ся­той ча­сти на­ци­о­наль­но­го до­хо­да, к ба­лан­су, при ко­то­ром на эти це­ли ухо­дит от тре­ти до по­ло­ви­ны на­ци­о­наль­но­го до­хо­да. Уве­ли­чив на­ло­го­вое бре­мя на национальный биз­нес и на­се­ле­ние, го­су­дар­ства рас­ши­ри­ли свои за­да­чи — от ис­пол­не­ния ис­клю­чи­тель­но си­ло­вых функ­ций они пе­ре­шли к ши­ро­ко­му объ­е­му пол­но­мо­чий, цель ко­то­рых — обес­пе­че­ние все­об­ще­го бла­го­со­сто­я­ния и со­ци­аль­но­го ми­ра (фи­нан­си­ро­ва­ние со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния, преж­де все­го пен­си­он­ной си­сте­мы, здра­во­охра­не­ния, об­ра­зо­ва­ния, куль­ту­ры)».

«То­ма Пи­кет­ти при­шел к вы­во­ду, что суть со­вре­мен­но­го об­ще­ствен­но­го пе­ре­рас­пре­де­ле­ния со­сто­ит не в пе­ре­во­де на­ло­гов и обя­за­тель­ных взно­сов от бо­га­тых к бед­ным — по край­ней ме­ре, не в столь яв­ной фор­ме», — про­дол­жа­ет Юрий Воронин. Суть за­клю­ча­ет­ся в фи­нан­си­ро­ва­нии го­су­дар­ствен­ных услуг и за­ме­ща­ю­щих до­хо­дов, бо­лее или ме­нее рав­ных для всех, преж­де все­го в об­ла­сти об­ра­зо­ва­ния, здра­во­охра­не­ния и пен­си­он­но­го обес­пе­че­ния. В пен­си­ях прин­цип ра­вен­ства во­пло­ща­ет­ся в по­чти пол­ной про­пор­ци­о­наль­но­сти меж­ду пен­си­ей и зар­пла­той, по­лу­ча­е­мой в те­че­ние ак­тив­ной жиз­ни. В об­ра­зо­ва­нии и здра­во­охра­не­нии речь идет о под­лин­ном ра­вен­стве до­сту­па для всех, вне за­ви­си­мо­сти от до­хо­да че­ло­ве­ка и его ро­ди­те­лей. В ос­но­ве со­вре­мен­но­го пе­ре­рас­пре­де­ле­ния ле­жит прин­цип ра­вен­ства до­сту­па к опре­де­лен­но­му ко­ли­че­ству благ, ко­то­рые счи­та­ют­ся фун­да­мен­таль­ны­ми. «Та­ким об­ра­зом, со­ци­аль­ное го­су­дар­ство, ко­то­рое еще ина­че на­зы­ва­ют ев­ро­пей­ской со­ци­аль­ной мо­де­лью, — наи­бо­лее со­вер­шен­ная на се­го­дня фор­ма пе­ре­рас­пре­де­ле­ния бо­гат­ства», — го­во­рит Юрий Воронин.

В раз­ных стра­нах со­ци­аль­ное го­су­дар­ство раз­ви­ва­лось раз­ны­ми пу­тя­ми: где-то, как в кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пе, со­сре­до­то­чи­лись на под­держ­ке за­ня­то­сти; где-то, как в Скан­ди­на­вии, на пе­ре­рас­пре­де­ле­нии зна­чи­тель­ной до­ли на­ло­гов; где-то, как в Юж­ной Ев­ро­пе, ос­нов­ной за­да­чей счи­та­лась под­держ­ка пен­си­о­не­ров.

До 2010 го­дов рас­хо­ды в Ев­ро­пе, да и в дру­гих стра­нах ОЭСР, на со­ци­аль­ное обес­пе­че­ние (пен­сии, об­ра­зо­ва­ние, под­держ­ка рын­ка тру­да и т. д.) по­сто­ян­но и до­воль­но бод­ро рос­ли (см. гра­фик 1). А за­тем рост за­сто­по­рил­ся. Сна­ча­ла это спи­са­ли на кри­зис 2008 го­да, по­том на кри­зис 2011-го, ко­гда дол­ги стран PIIGS (Пор­ту­га­лия, Ита­лия, Ир­лан­дия, Гре­ция, Ис­па­ния) вы­шли из-под кон­тро­ля. Но про­шло уже мно­го лет, а рост со­ци­аль­ных рас­хо­дов не вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся.

О кон­це со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства осо­бен­но ак­тив­но за­го­во­ри­ли два го­да на­зад с по­да­чи ко­ро­ля Ни­дер­лан­дов Вил­ле­ма-Алек­сандра. Ко­роль без оби­ня­ков за­явил, что у об­ще­ства боль­ше нет ре­сур­сов на под­дер­жа­ние «го­су­дар­ства все­об­ще­го бла­го­ден­ствия», по­это­му ему на сме­ну долж­но прий­ти «го­су­дар­ство уча­стия», в ко­то­ром каж­дый че­ло­век сам от­ве­ча­ет за свою фи­нан­со­вую без­опас­ность, в том чис­ле в ста­ро­сти.

Ко­роль лишь ска­зал то, что дав­но вид­но по циф­рам: по­сле ак­тив­но­го на­ра­щи­ва­ния со­ци­аль­ных рас­хо­дов в те­че­ние по­лу­ве­ка ев­ро­пей­ские го­су­дар­ства и дру­гие стра­ны — чле­ны ОЭСР столк­ну­лись с тем, что уве­ли­чи­вать их и даль­ше они про­сто не в со­сто­я­нии. Ра­зу­ме­ет­ся, в аб­со­лют­ных циф­рах все вы­гля­дит по­ка спо­кой­но, год от го­да эти рас­хо­ды рас­тут. Од­на­ко тем­пы ро-

ста се­рьез­но со­кра­ти­лись (см. гра­фик 2), по неко­то­рым ста­тьям — вдвое. Бо­лее то­го, мно­гие стра­ны на­ча­ли со­кра­щать до­лю со­ци­аль­ных рас­хо­дов в ВВП (см. таб­ли­цу). В по­след­ние го­ды в Ев­ро­пе со­кра­ще­ние про­ис­хо­дит на фоне из­быт­ка де­нег из-за по­ли­ти­ки ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния, и это на­тал­ки­ва­ет на мысль, что со­ци­аль­ное го­су­дар­ство — плод не де­неж­но­го изоби­лия, а быст­ро­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, ко­то­рый ни­как не насту­па­ет и во­об­ще мо­жет боль­ше ни­ко­гда не по­вто­рить­ся.

За чей счет рост

Ес­ли отой­ти на шаг от са­мой мо­де­ли ев­ро­пей­ско­го со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства и оки­нуть взгля­дом бо­лее ши­ро­кую кар­ти­ну, то мы уви­дим, что рост со­ци­аль­ных рас­хо­дов был вы­зван не про­сто же­ла­ни­ем го­су­дарств под­дер­жать сво­их граж­дан, но объ­ек­тив­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми про­бле­ма­ми, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­лась эко­но­ми­ка Ев­ро­пы.

Так, в 1970–1980-е го­ды на фоне ло­каль­но­го за­мед­ле­ния тем­пов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста про­бле­ма без­ра­бо­ти­цы за­ча­стую ре­ша­лась пу­тем вы­ве­де­ния за пре­де­лы рын­ка тру­да ра­бот­ни­ков стар­ших воз­рас­тов (при по­мо­щи схем ран­не­го вы­хо­да на пен­сию и предо­став­ле­ния пен­сий по недее­спо­соб­но­сти ) и от­ка­за от сти­му­ли­ро­ва­ния за­ня­то­сти жен­щин, го­во­рит­ся в ис­сле­до­ва­нии Ин­сти­ту­та ми­ро­вой эко­но­ми­ки и меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний (ИМЭМО) РАН «Со­ци­аль­ное го­су­дар­ство в стра­нах ЕС: про­шлое и на­сто­я­щее» 2016 го­да. В усло­ви­ях со­кра­ще­ния рож­да­е­мо­сти и ста­ре­ния на­се­ле­ния это ве­ло к быст­ро­му ро­сту со­ци­аль­ных рас­хо­дов, ко­то­рые по­кры­ва­лись за счет по­вы­ше­ния на­ло­гов и на­ра­щи­ва­ния госдол­га. А в 1980–2000-е го­ды об­щей тен­ден­ци­ей ста­ло уве­ли­че­ние ко­ли­че­ства про­грамм в об­ла­сти се­мей­ной по­ли­ти­ки, ре­а­ли­зу­е­мых го­су­дар­ством на уни­вер­са­лист­ских прин­ци­пах.

Но осо­бых про­блем это не вы­зы­ва­ло, и по­нят­но по­че­му. Во-пер­вых, тем­пы эко­но­ми­че­ско­го ро­ста бы­ли в це­лом вы­со­ки­ми, во-вто­рых, ев­ро­пей­ские ком­па­нии как раз в этот пе­ри­од ак­тив­но со­кра­ща­ли из­держ­ки на опла­ту тру­да, вы­но­ся про­из­вод­ства в стра­ны тре­тье­го ми­ра. Фак­ти­че­ски на са­мом за­вер­ша­ю­щем эта­пе ев­ро­пей­ское со­ци­аль­ное го­су­дар­ство раз­ви­ва­лось за счет при­бы­лей, ко­то­рые ком­па­нии по­лу­ча­ли, экс­плу­а­ти­руя де­ше­вый ра­бо­чий труд в Азии. И неслу­чай­но с ро­стом сто­и­мо­сти ра­бо­чей си­лы в Ки­тае и ро­стом бла­го­со­сто­я­ния ази­ат­ских стран в це­лом го­су­дар­ство со­ци­аль­но­го бла­го­ден­ствия в Ев­ро­пе ста­ло про­бук­со­вы­вать.

И тут вы­яс­ни­лось, что со­ци­аль­ное го­су­дар­ство во всех ев­ро­пей­ских стра­нах раз­ное, бо­лее то­го, та­кое со­ци­аль­ное го­су­дар­ство, как, ска­жем, в Гер­ма­нии, не мо­гут поз­во­лить се­бе стра­ны юга или во­сто­ка Ев­ро­пы. Но в си­лу де­кла­ри­ру­е­мо­го един­ства ЕС они уже не мог­ли объ­яс­нить сво­им граж­да­нам и са­мим се­бе, по­че­му се­вер Ев­ро­пы не дол­жен со­кра­щать со­ци­аль­ные рас­хо­ды и даль­ше под­ни­мать пен­си­он­ный воз­раст, а они долж­ны. «В 2010-е го­ды от­чет­ли­во обо­зна­чи­лись две тен­ден­ции, — пи­шут ав­то­ры ИМЭМО РАН. — Пер­вая из них — по­во­рот к ди­вер­ген­ции по­ка­за­те­лей со­ци­аль­но­эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия в свя­зи с на­ме­тив­шим­ся от­ста­ва­ни­ем стран Юж­ной Ев­ро­пы, ко­то­рые ока­за­лись непод­го­тов­лен­ны­ми к эко­но­ми­че­ским по­тря­се­ни­ям. Вто­рая — пе­ре­ход прак­ти­че­ски всех стран ЕС к нео­ли­бе­раль­ной по­ли­ти­ке, при ко­то­рой фи­нан­со­вая кон­со­ли­да­ция до­сти­га­ет­ся в том чис­ле пу­тем со­кра­ще­ния со­ци­аль­ных рас­хо­дов».

Ру­ко­во­ди­тель Цен­тра Рос­сия—ОЭСР РАНХиГС Ан­то­ни­на Ле­ва­шен­ко по­ла­га­ет, что о за­ка­те со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства в стра­нах ОЭСР по­ка го­во­рить не при­хо­дит­ся. Экс­перт при­зы­ва­ет пом­нить, что мно­гие со­ци­аль­ные бла­га предо­став­ля­ют­ся в стра­нах ОЭСР без су­ще­ствен­но­го уча­стия го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та — на­при­мер, без­ра­бот­ным кро­ме со­ци­аль­ных по­со­бий предо­став­ля­ет­ся воз­мож­ность ве­сти де­я­тель­ность в ка­че­стве са­мо­за­ня­то­го ли­ца. Та­ко­му са­мо­за­ня­то­му го­су­дар­ство го­то­во по­мочь с по­ме­ще­ни­ем для ве­де­ния де­я­тель­но­сти, ре­кла­мой его услуг в го­су­дар­ствен­ных и част­ных учре­жде­ни­ях, предо­ста­вить до­ступ к го­су­дар­ствен­ным и му­ни­ци­паль­ным услу­гам. При этом на са­мо­за­ня­тое ли­цо не на­кла­ды­ва­ют­ся мно­гие тре­бо­ва­ния, ко­то­рые долж­ны вы­пол­нять дру­гие пред­при­ни­ма­те­ли: взно­сы в со­ци­аль­ные фон­ды, сда­ча от­чет­но­сти и тре­бо­ва­ния к ве­де­нию бух­гал­тер­ско­го уче­та и др. «То же са­мое и с пен­си­он­ным обес­пе­че­ни­ем, — про­дол­жа­ет Ан­то­ни­на Ле­ва­шен­ко. — Мно­гие стра­ны ОЭСР уже дав­но при­зна­ли, что не го­то­вы пол­но­стью обес­пе­чить до­стой­ную пен­сию сво­им граж­да­нам, но предо­ста­ви­ли усло­вия для раз­ви­тия част­ных пен­си­он­ных на­коп­ле­ний: на­ло­го­вые льго­ты по взно­сам в НПФ, суб­си­ди­ро­ва­ние ча­сти взно­сов граж­дан в НПФ и так да­лее».

Ос­нов­ной ста­тьей рас­хо­дов со­ци­аль­ных го­су­дарств оста­ет­ся пен­си­он­ная си­сте­ма, вто­рой по раз­ме­ру — здра­во­охра­не­ние (см. гра­фик 3). И это се­рьез­ная про­бле­ма для стран, ре­шив­ших по­при­дер­жать со­ци­аль­ные рас­хо­ды, по­то­му что в си­лу де­мо­гра­фии и ста­ре­ния на­се­ле­ния эти рас­хо­ды крайне слож­но обуз­дать. Так, по оцен­ке ОЭСР, за­мед­ле­ние со­ци­аль­ных трат в 2010–2014 го­дах сла­бее все­го про­яв­ля­лось имен­но в от­но­ше­нии пен­сий — го­су­дар­ствен­ные за­тра­ты на пен­сии про­дол­жа­ли уве­ли­чи­вать­ся в ре­аль­ном вы­ра­же­нии во всех стра­нах

ОЭСР, кро­ме двух. И это при том, что стра­ны при­ни­ма­ли ме­ры, что­бы за­мед­лить этот рост: по­вы­ша­ли пен­си­он­ный воз­раст (Ав­стра­лия, Бель­гия, Че­хия, Гре­ция, Вен­грия, Ита­лия, Поль­ша, Ис­па­ния), сужа­ли до­ступ­ность схем ран­не­го вы­хо­да на пен­сию (Бель­гия, Ка­на­да, Гре­ция, Поль­ша и Пор­ту­га­лия), пре­кра­ща­ли на вре­мя по­вы­шать пен­сии. Но, по­хо­же, те­перь ре­зер­вы по­вы­ше­ния пен­си­он­но­го воз­рас­та прак­ти­че­ски ис­чер­па­ны — так, в Да­нии, Гер­ма­нии, Но­р­ве­гии он уже со­став­ля­ет 67 лет для муж­чин и жен­щин, во Фран­ции и Ита­лии — 67 лет для муж­чин и 65 лет для жен­щин.

А вот на здра­во­охра­не­нии и на осталь­ных ста­тьях со­ци­аль­ные го­су­дар­ства уже во­всю эко­но­мят. В ОЭСР в боль­шин­стве об­ла­стей со­ци­аль­ной под­держ­ки, кро­ме пен­сий, сред­ний рост за­трат в 2009 го­ду был огра­ни­чен ме­нее чем до од­но­го про­цен­та в год. В сред­нем по стра­нам ОЭСР за­тра­ты на фар­ма­цев­ти­ку и про­фи­лак­ти­ку да­же сни­зи­лись. И толь­ко три стра­ны (Из­ра­иль, Япо­ния и Мек­си­ка) ста­ли в 2015 го­ду тра­тить на здра­во­охра­не­ние в сред­нем боль­ше, чем до кри­зи­са.

«В стра­нах кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы пен­сии по ста­ро­сти ча­сто пре­вы­ша­ют 12–13 про­цен­тов на­ци­о­наль­но­го до­хо­да (пер­вые ме­ста за­ни­ма­ют Ита­лия и Фран­ция, опе­ре­жая Гер­ма­нию и Шве­цию), — го­во­рит Юрий Воронин. — А в Со­еди­нен­ных Шта­тах и в Ве­ли­ко­бри­та­нии, как и в осталь­ном ан­гло­сак­сон­ском ми­ре, пен­сии на­мно­го стро­же огра­ни­чи­ва­ют­ся для сред­них и вы­со­ких зар­плат (ко­эф­фи­ци­ент за­ме­ще­ния па­да­ет до­воль­но быст­ро в тех слу­ча­ях, ко­гда зар­пла­та пре­вы­ша­ет сред­ний уро­вень) и со­став­ля­ет все­го шесть-семь про­цен­тов на­ци­о­наль­но­го до­хо­да. Од­на­ко в лю­бом слу­чае во всех бо­га­тых стра­нах ми­ра на­ци­о­наль­ная пен­си­он­ная си­сте­ма пред­став­ля­ет со­бой ос­нов­ной ис­точ­ник до­хо­да для двух тре­тей пен­си­о­не­ров (а обыч­но бо­лее чем для трех чет­вер­тей). Несмот­ря на все свои недо­стат­ки, имен­но на­ци­о­наль­ные, а не част­ные пен­си­он­ные си­сте­мы поз­во­ли­ли ис­ко­ре­нить бед­ность сре­ди по­жи­лых лю­дей, ко­то­рая бы­ла ши­ро­ко рас­про­стра­не­на еще в 1950–1960-е го­ды. На­ря­ду с до­сту­пом к об­ра­зо­ва­нию и здра­во­охра­не­нию они ста­ли тре­тьем клю­че­вым ас­пек­том со­ци­аль­ной ре­во­лю­ции, ко­то­рый поз­во­ли­ла про­фи­нан­си­ро­вать на­ло­го­вая ре­во­лю­ция два­дца­то­го ве­ка».

Ес­ли сло­жить го­су­дар­ствен­ные рас­хо­ды на об­ра­зо­ва­ние и здра­во­охра­не­ние (10–15% на­ци­о­наль­но­го до­хо­да) и за­ме­ща­ю­щие до­хо­ды и транс­фер­ты, ку­да вхо­дят рас­хо­ды на пен­сии и со­ци­аль­ное обес­пе­че­ние (так­же око­ло 10–15% на­ци­о­наль­но­го до­хо­да, ино­гда по­чти 20%), то об­щий уро­вень со­ци­аль­ных рас­хо­дов в ши­ро­ком по­ни­ма­нии бу­дет со­став­лять от 25 до 35% на­ци­о­наль­но­го до­хо­да.

Од­на­ко сей­час от­ход от прин­ци­пов со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства идет пол­ным хо­дом: пра­ви­тель­ства пы­та­ют­ся эко­но­мить все боль­ше. «Хо­тя в по­след­ние не­сколь­ко лет неко­то­рые из ев­ро­пей­ских го­су­дарств на­чи­на­ют от­ка­зы­вать­ся от жест­кой эко­но­мии и при­ни­ма­ют то­чеч­ные ме­ры неокейн­си­ан­ско­го тол­ка (на­при­мер, по под­держ­ке за­ня­то­сти), пре­об­ла­да­ние нео­ли­бе­раль­ных под­хо­дов со­хра­ня­ет­ся, — кон­ста­ти­ру­ют в ИМЭМО РАН.— Да­ни­ель Ва­у­ан-Уайт­хед в сво­ем ис­сле­до­ва­нии “Ев­ро­пей­ская со­ци­аль­ная мо­дель в усло­ви­ях кри­зи­са” при­хо­дит к вы­во­ду, что про­во­ди­мые в стра­нах Ев­ро­со­ю­за ре­фор­мы идут враз­рез с фун­да­мен­таль­ны­ми прин­ци­па­ми ев­ро­пей­ской со­ци­аль­ной мо­де­ли. Так, прин­цип за­щи­ты прав ра­бот­ни­ков и обес­пе­че­ния над­ле­жа­щих усло­вий тру­да в юж­но­ев­ро­пей­ских стра­нах под­ры­ва­ет­ся “внут­рен­ней де­валь­ва­ци­ей”, то есть по­ли­ти­кой, на­прав­лен­ной на со­кра­ще­ние сто­и­мо­сти тру­да. Вме­сто со­зда­ния ин­клю­зив­но­го рын­ка тру­да про­ис­хо­дит пе­ре­ход на вре­мен­ные тру­до­вые кон­трак­ты и кон­трак­ты с непол­ным ра­бо­чим днем, что про­во­ци­ру­ет рост бед­но­сти сре­ди за­ня­тых. Си­сте­мы со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния ста­но­вят­ся ме­нее уни­вер­саль­ны­ми: со­кра­ща­ет­ся раз­мер пен­сий, уже­сто­ча­ют­ся усло­вия по­лу­че­ния по­со­бий по без­ра­бо­ти­це, внед­ря­ют­ся тар­ге­ти­ро­ван­ные ме­ры со­ци­аль­ной под­держ­ки. По­сте­пен­но сни­жа­ет­ся роль со­ци­аль­но­го диа­ло­га (кон­суль­та­ций с уча­сти­ем пра­ви­тель­ства, объ­еди­не­ний ра­бо­то­да­те­лей и проф­со­ю­зов) как ин­стру­мен­та до­сти­же­ния со­ци­аль­ной ста­биль­но­сти; ре­ше­ния об уже­сто­че­нии бюд­жет­ной по­ли­ти­ки за­ча­стую при­ни­ма­ют­ся без уче­та мне­ния проф­со­ю­зов».

Од­на­ко на­се­ле­ние стран ОЭСР при­вык­ло не толь­ко к вы­со­ко­му уров­ню со­ци­аль­ных рас­хо­дов, но и к то­му, что он по­сто­ян­но рас­тет. Слом этих ожи­да­ний мо­жет стать се­рьез­ным ис­пы­та­ни­ем для ЕС. Воз­мож­но, на­се­ле­ние по­ка не до кон­ца осо­зна­ет, что эра все­об­ще­го бла­го­по­лу­чия за­кан­чи­ва­ет­ся, но ко­гда ста­нет оче­вид­но, что го­су­дар­ства эко­но­мят да­же по­сле вы­хо­да из кри­зи­са, разо­ча­ро­ва­ние мо­жет стать на­столь­ко силь­ным, что про­цесс вы­хо­да из зо­ны ев­ро, где невоз­мож­но уве­ли­чи­вать долг и де­валь­ви­ро­вать соб­ствен­ную ва­лю­ту, при­мет ла­ви­но­об­раз­ный ха­рак­тер.

В этом от­но­ше­нии рос­сий­ские вла­сти на­хо­дят­ся, мож­но ска­зать, в при­ви­ле­ги­ро­ван­ном по­ло­же­нии — наш уро­вень со­ци­аль­ных рас­хо­дов уже дав­но не рас­тет, так что при­выч­ку к бла­го­ден­ствию у на­ше­го на­се­ле­ния уже уда­лось ис­ко­ре­нить.

Рос­сия: курс на вы­жи­ва­ние

Без­услов­но, в об­щем ря­ду стран ми­ра Рос­сия все же бли­же к сво­им раз­ви­тым кол­ле­гам, чем к стра­нам БРИКС, — ес­ли счи­тать по­ду­ше­вые со­ци­аль­ные рас­хо­ды го­су­дар­ства по ППС (см. гра­фик 4). До сред­них по­ка­за­те­лей по ОЭСР, мы, прав­да, недо­тя­ги­ва­ем, но, на­при­мер, на пен­сии тра­тим вполне при­лич­но — 8% ВВП, по оцен­ке Все­мир­но­го бан­ка, то­гда как сред­няя по ОЭСР циф­ра пен­си­он­ных за­трат — 8,2%. А вот на осталь­ном мы силь­но эко­но­мим — на здра­во­охра­не­ние стра­ны ОЭСР в сред­нем тра­тят в 2,7 ра­за боль­ше, чем Рос­сия.

Что ка­са­ет­ся ди­на­ми­ки, то она нега­тив­ная. Ес­ли пе­ре­ве­сти по­ду­ше­вые рас­хо­ды Рос­сии на «со­ци­ал­ку» в дол­ла­ры, то ока­жет­ся, что эти рас­хо­ды сей­час ни­же, чем в 2012 го­ду.

При этом от­ли­чи­тель­ная осо­бен­ность Рос­сии за­клю­ча­ет­ся в том, что при те­ку­щем про­фи­ци­те бюд­же­та мы не уве­ли­чи­ва­ем за­тра­ты на пен­си­он­ное обес­пе­че­ние, но при этом со­хра­ня­ем сверх­низ­кий в срав­не­нии с раз­ви­ты­ми стра­на­ми ОЭСР та­риф по стра­хо­вым взно­сам. «От­но­си­тель­но вы­со­кая ве­ли­чи­на бюд­жет­но­го транс­фер­та в ПФР в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни обу­слов­ле­на та­риф­ной по­ли­ти­кой го­су­дар­ства, — на­по­ми­на­ет Юрий Воронин. — В пе­ри­од с 2005-го по 2012 год та­риф обя­за-

тель­ных стра­хо­вых взно­сов в ПФР был со­во­куп­но сни­жен на 12 про­цент­ных пунк­тов, что бес­пре­це­дент­но для ЕС и США. Про­дол­жа­ет­ся рост ко­ли­че­ства осво­бож­де­ний от упла­ты пол­но­цен­но­го та­ри­фа обя­за­тель­ных стра­хо­вых взно­сов для от­дель­ных ви­дов эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти и тер­ри­то­рий стра­ны, что, без­услов­но, усу­губ­ля­ет фи­нан­со­вое по­ло­же­ние ПФР и обу­слов­ли­ва­ет объ­ек­тив­ную необ­хо­ди­мость вы­де­ле­ния ему бюд­жет­но­го транс­фер­та. По край­ней ме­ре, в на­сто­я­щее вре­мя бюд­же­то­за­ви­си­мость ПФР име­ет эту при­чи­ну ис­кус­ствен­но­го ха­рак­те­ра и ни­как не свя­за­на с про­цес­сом ста­ре­ния рос­сий­ско­го об­ще­ства».

Ре­жим «со­ци­аль­ной эко­но­мии» со сто­ро­ны рос­сий­ских мо­не­тар­ных и фи­нан­со­вых вла­стей мож­но объ­яс­нить: на­при­мер, Юж­ную Ев­ро­пу рас­ши­ре­ние со­ци­аль­ных обя­за­тельств за­ве­ло в се­рьез­ные дол­ги и глу­бо­кий бюд­жет­ный де­фи­цит. И ка­жет­ся оче­вид­ным, что со­ци­аль­ное го­су­дар­ство на уровне ли­де­ров по ОЭСР мы сей­час поз­во­лить се­бе не мо­жем — или при­дет­ся окон­ча­тель­но за­да­вить весь биз­нес на­ло­го­вой на­груз­кой. Но и до­стой­ной жизнь лю­дей при та­ком низ­ком уровне со­ци­аль­ных рас­хо­дов, как у нас, на­звать ни­как нель­зя.

Ви­ди­мо, по­это­му сей­час де­ла­ет­ся по­пыт­ка сде­лать став­ку на так на­зы­ва­е­мый че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал — пред­по­ла­га­ет­ся, что пен­си­он­ные рас­хо­ды мы обуз­да­ем, а рас­хо­ды на об­ра­зо­ва­ние и здра­во­охра­не­ние уве­ли­чим. Так, фе­де­раль­ный бюд­жет 2019–2021 го­дов пред­по­ла­га­ет вы­де­ле­ние 1,5 трлн руб­лей на нац­про­ект «Де­мо­гра­фия», по­чти 700 млрд руб­лей на нац­про­ект «Здра­во­охра­не­ние» и 350 млрд руб­лей на «Об­ра­зо­ва­ние». На об­ра­зо­ва­ние но­ми­наль­ные рас­хо­ды в 2019 го­ду вы­рас­тут на треть по срав­не­ние с 2018-м, но, от­ме­ча­ют в РАНХиГС, в ре­аль­ном вы­ра­же­нии рас­хо­ды на об­ра­зо­ва­ние бу­дут рас­ти толь­ко в 2019 го­ду, а в 2020-м они со­кра­тят­ся. По от­но­ше­нию к ВВП со­от­вет­ству­ю­ще­го го­да до­ля рас­хо­дов раз­де­ла «Об­ра­зо­ва­ние» со­ста­вит в 2019 го­ду 0,8%, в 2020 и 2021 го­дах — 0,7%. «Од­на­ко, по на­шим оцен­кам, для ре­ше­ния тех за­дач, ко­то­рые бу­дут сто­ять пе­ред сфе­рой об­ра­зо­ва­ния в бли­жай­шем бу­ду­щем, рас­хо­ды фе­де­раль­но­го бюд­же­та на об­ра­зо­ва­ние в раз­ме­ре од­но­го про­цен­та ВВП яв­ля­ют­ся необ­хо­ди­мым ми­ни­му­мом», — от­ме­ча­ют в РАНХиГС.

То же ка­са­ет­ся и рас­хо­дов на со­ци­аль­ную по­ли­ти­ку — их до­ля по от­но­ше­нию к ВВП су­ще­ствен­но умень­ша­ет­ся (с 5,5% в 2017 го­ду до 4,0% в 2021-м), как и до­ля в об­щем объ­е­ме рас­хо­дов фе­де­раль­но­го бюд­же­та (с 30,0% в 2017 го­ду до 23,5% в 2021-м), под­счи­та­ли в РАНХиГС. Та­ким об­ра­зом, фак­ти­че­ски в Рос­сии, несмот­ря на нац­про­ек­ты, так­же пла­ни­ру­ет­ся со­кра­ще­ние до­ли со­ци­аль­ных рас­хо­дов в бюд­же­те.

В то же вре­мя хо­чет­ся за­ме­тить, что мы име­ем луч­шие пред­по­сыл­ки сре­ди всех ев­ро­пей­ских стран со­хра­нить и раз­вить со­ци­аль­ное го­су­дар­ство. Ло­ги­ка та­ко­ва. Сей­час при низ­ких тем­пах ро­ста и очень про­дол­жи­тель­ной стаг­на­ции эко­но­ми­ки мы вы­дер­жи­ва­ем ниж­нюю ев­ро­пей­скую план­ку до­ли соц­рас­хо­дов в ВВП. При этом мы не пы­та­ем­ся ве­сти по­ли­ти­ку ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния, не пы­та­ем­ся ак­тив­но ин­ве­сти­ро­вать. Толь­ко что под­го­тов­лен­ный на­ми рей­тинг ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти в Рос­сии сре­ди круп­ней­ших ком­па­ний по­ка­зы­ва­ет, что ком­па­нии ин­ве­сти­ру­ют при­мер­но 40% еже­год­ной EBITDA. То есть у нас ко­лос­саль­ный внут­рен­ний ре­сурс уве­ли­че­ния ВВП — на­столь­ко боль­шой, что он поз­во­лит рас­ши­рить и до­лю со­ци­аль­ных рас­хо­дов. Гру­бо го­во­ря, при та­ком ре­сурс­ном обес­пе­че­нии (нефть, газ, тер­ри­то­рия), срав­ни­тель­но неболь­шом на­се­ле­нии, ес­ли до­ба­вить к это­му этап на­коп­ле­ния ос­нов­но­го ка­пи­та­ла, мы в прин­ци­пе смо­жем со­здать ев­ро­пей­скую со­ци­аль­ную мо­дель луч­ших вре­мен.

Что нам ме­ша­ет? Преж­де все­го пра­ви­ла, дик­ту­е­мые тео­ри­я­ми, под­го­тов­лен­ны­ми для «ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са», при­ни­ма­е­мые без ана­ли­за их це­ле­со­об­раз­но­сти в дан­ном кон­крет­ном ме­сте, а так­же лож­ное чув­ство, что идея со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти — это на­сле­дие на­ше­го со­вет­ско­го про­шло­го, ко­то­рое на­до обя­за­тель­но за­быть. Сто­ит от­ме­сти эти гу­ма­ни­тар­ные со­об­ра­же­ния и про­сто, взяв каль­ку­ля­тор, по­счи­тать, ка­кой мо­жет быть со­ци­аль­ная до­ля в быст­ро­рас­ту­щем ВВП и что это бу­дет зна­чить для граж­дан.

А что, ес­ли нет?

Что мо­жет прий­ти на сме­ну со­ци­аль­но­му го­су­дар­ству? На са­мом де­ле это бу­дет за­ви­сеть от эко­но­ми­че­ских усло­вий. Ес­ли эко­но­ми­ка в ми­ре бу­дет рас­ти — со­ци­аль­ное го­су­дар­ство мо­жет по­чув­ство­вать се­бя луч­ше. Ес­ли стаг­на­ция в раз­ви­тых стра­нах про­дол­жит­ся — лю­бая мо­дель бу­дет пред­по­ла­гать эко­но­мию. «Ко­гда есть устой­чи­вый эко­но­ми­че­ский рост, ко­гда до­хо­ды рас­тут на пять про­цен­тов в год, го­су­дар­ствам не так труд­но сми­рить­ся с тем, что часть это­го ро­ста на­прав­ля­ет­ся на уве­ли­че­ние со­ци­аль­ных от­чис­ле­ний, — кон­ста­ти­ру­ет Юрий Воронин. — На этой ос­но­ве и фор­ми­ро­ва­лось со­ци­аль­ное го­су­дар­ство. В трид­ца­тые—пя­ти­де­ся­тые го­ды про­шло­го ве­ка эко­но­ми­че­ский рост был хо­ро­шим, а со­ци­аль­ные рас­хо­ды — низ­ки­ми. Но в ми­ре, где про­из­во­ди­тель­ность тру­да рас­тет мед­лен­но, на про­цент-пол­то­ра в год, при­хо­дит­ся

вы­би­рать меж­ду раз­лич­ны­ми по­треб­но­стя­ми, а у со­ци­аль­ных рас­хо­дов, как из­вест­но, ни­где и ни­ко­гда не бы­ва­ет вли­я­тель­ных лоб­би­стов». Ины­ми сло­ва­ми, для то­го что­бы со­ци­аль­ное го­су­дар­ство нор­маль­но функ­ци­о­ни­ро­ва­ло, необ­хо­ди­мы устой­чи­вый эко­но­ми­че­ский рост, рост про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да и рост фон­да за­ра­бот­ной пла­ты, ре­зю­ми­ру­ет экс­перт.

Од­на­ко для устой­чи­во­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста необ­хо­ди­ма ба­за. В ХХ ве­ке та­кой ба­зой для раз­ви­тых стран бы­ло вос­ста­нов­ле­ние по­сле вой­ны, но­вые тех­но­ло­гии и услов­но ко­ло­ни­аль­ная по­ли­ти­ка по от­но­ше­нию к Азии. Для раз­ви­ва­ю­щих­ся стран сей­час та­кой ба­зой яв­ля­ет­ся внут­рен­ний спрос, но в бед­ных стра­нах его мо­жет быть недо­ста­точ­но. Оче­вид­но, что ну­жен но­вый тех­но­ло­ги­че­ский этап, ко­то­рый поз­во­лит се­рьез­но на­рас­тить про­из­во­ди­тель­ность по все­му ми­ру, — или, на ху­дой ко­нец, но­вые ко­ло­нии (та­ко­вы­ми сей­час для Ки­тая ста­но­вят­ся стра­ны Аф­ри­ки).

Не по­след­ний по зна­чи­мо­сти во­прос: смо­гут ли раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны ко­гда-ни­будь до­стичь та­ко­го же уров­ня со­ци­аль­но­го бла­го­по­лу­чия, как раз­ви­тые? Со­ци­аль­ные рас­хо­ды раз­ви­ва­ю­щих­ся стран по­ка недо­тя­ги­ва­ют до по­ка­за­те­лей стран ОЭСР (в про­цен­тах ВВП), от­ме­ча­ет Ан­то­ни­на Ле­ва­шен­ко. Толь­ко Бра­зи­лия се­го­дня име­ет рас­хо­ды, ко­то­рые со­по­ста­ви­мы с рас­хо­да­ми стран ОЭСР (око­ло 17%), в то вре­мя как Ки­тай тра­тит на со­ци­аль­ные рас­хо­ды ме­нее 10%.

Бо­лее то­го, пред­став­ля­ет­ся ма­ло­ве­ро­ят­ным, что­бы раз­ви­ва­ю­щий­ся мир смог по­стро­ить у се­бя го­су­дар­ство бла­го­ден­ствия по об­раз­цу ев­ро­пей­ско­го. И не толь­ко из-за бед­но­сти, но и из-за огром­но­го на­се­ле­ния стран и не в по­след­нюю оче­редь из-за то­го, что у них мо­жет не быть та­ко­го ре­сур­са, ка­ким они са­ми ко­гда-то бы­ли для ев­ро­пей­ских стран и Аме­ри­ки.

«Пен­си­он­ная си­сте­ма в том же Ки­тае есть и се­го­дня, — на­по­ми­на­ет Ан­то­ни­на Ле­ва­шен­ко. — В 1998 го­ду бы­ла со­зда­на двух­уров­не­вая пен­си­он­ная си­сте­ма — ба­зо­вая пен­сия и обя­за­тель­ные от­чис­ле­ния на­се­ле­ния, по­ка че­ло­век ра­бо­та­ет. Од­на­ко ос­нов­ная про­бле­ма пен­си­он­ной си­сте­мы Ки­тая — пен­сию по­лу­ча­ют да­ле­ко не все граж­дане, а за­ча­стую толь­ко го­ро­жане». По мне­нию экс­пер­та, со­зда­ние пен­си­он­ной си­сте­мы, ана­ло­гич­ной тем, что есть в ЕС и ОЭСР, воз­мож­но и в Ки­тае, но это по­тре­бу­ет по­вы­ше­ния бла­го­со­сто­я­ния ра­бо­та­ю­щих ки­тай­цев, что­бы они мог­ли уве­ли­чить свои от­чис­ле­ния в пен­си­он­ный фонд, а так­же раз­ви­тия бла­го­при­ят­ных усло­вий для ра­бо­ты част­ных пен­си­он­ных фон­дов.

До­пу­стим, Ки­тай со­вер­шил де­мо­гра­фи­че­ский пе­ре­ход и за­хо­чет внед­рить все­об­щую пен­си­он­ную си­сте­му. То­гда в нем бу­дет око­ло 400 млн пен­си­о­не­ров (око­ло 28% — возь­мем рос­сий­скую циф­ру), и, что­бы пла­тить им по 100 дол­ла­ров в ме­сяц, Ки­таю по­тре­бу­ет­ся 500 млрд дол­ла­ров в год. Ес­ли же пен­сия бу­дет, как в Рос­сии, 200 дол­ла­ров, то на пен­си­он­ную си­сте­му еже­год­но по­тре­бу­ет­ся уже трил­ли­он дол­ла­ров. Да­же для ки­тай­ско­го бюд­же­та (око­ло 2,6 трлн дол­ла­ров) это очень боль­шая при­бав­ка. Это ста­нет очень се­рьез­ной ста­тьей рас­хо­дов, и по­нят­но, что Ки­таю при­шлось бы от­ка­зать­ся от мно­гих ин­фра­струк­тур­ных и обо­рон­ных про­ек­тов, а ки­тай­ским ком­па­ни­ям — го­раз­до боль­ше пла­тить сво­им со­труд­ни­кам, что­бы те де­ла­ли от­чис­ле­ния в пен­си­он­ную си­сте­му. Да и в це­лом мир по­ка не стал­ки­вал­ся с пен­си­он­ны­ми си­сте­ма­ми та­ко­го раз­ме­ра, и неиз­вест­но, ка­кие в них мо­гут та­ить­ся рис­ки (на­при­мер, по ад­ми­ни­стри­ро­ва­нию). Что же ка­са­ет­ся та­ких же гу­сто­на­се­лен­ных, но го­раз­до бо­лее бед­ных стран вро­де Ин­дии, Ма­лай­зии, Па­ки­ста­на, то оче­вид­но, что все­об­щая пен­си­он­ная си­сте­ма да­же с пен­си­я­ми в 100 дол­ла­ров во­об­ще не бу­дет им доступна в обо­зри­мом бу­ду­щем.

По­это­му мож­но пред­по­ло­жить, что ки­тай­ская си­сте­ма со­ци­аль­но­го кре­ди­та (по­дроб­нее см. стр. 62) в бу­ду­щем по­слу­жит ос­но­вой для пен­си­он­ной си­сте­мы — к при­ме­ру, по­лу­чать пен­сию смо­гут толь­ко граж­дане с опре­де­лен­ным уров­нем со­ци­аль­но­го рей­тин­га. В це­лом это мо­жет ре­шить пен­си­он­ную про­бле­му для раз­ви­ва­ю­щих­ся и небо­га­тых стран — ес­ли толь­ко ки­тай­ский опыт не по­ка­жет, что та­кая си­сте­ма об­хо­дит­ся еще до­ро­же, чем пен­си­он­ная. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.