Сто­лы­пин vs цар­ский со­ци­а­лизм

Ekspert - - СПЕЦИАЛЬНЫ­Й ДОКЛАД -

До­ре­во­лю­ци­он­ная Рос­сия про­шла тер­ни­стый путь в ре­ше­нии со­ци­аль­но­го во­про­са. Го­су­дар­ствен­ный па­тер­на­лизм вто­рой по­ло­ви­ны XIX ве­ка, при­вед­ший к ре­во­лю­ции 1905 го­да, сме­ни­ла бур­жу­аз­ная мо­дер­ни­за­ция, рас­ши­ряв­шая ба­зу со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти, но пре­рван­ная в 1917 го­ду

Раз­ни­ца в до­хо­дах меж­ду бо­га­ты­ми и бед­ны­ми, при­бли­жа­ю­ща­я­ся к «ве­ге­та­ри­ан­ско­му» уров­ню СССР. Го­су­дар­ствен­ные вы­пла­ты нуж­да­ю­щим­ся в объ­е­ме, со­по­ста­ви­мом с во­ен­ны­ми рас­хо­да­ми. Око­ло по­ло­ви­ны кад­ро­вых офи­це­ров в ар­мии — вы­ход­цы из кре­стьян. Рабочее за­ко­но­да­тель­ство — од­но из пер­вых в Ев­ро­пе. Гран-при и зо­ло­тые ме­да­ли на Все­мир­ной Па­риж­ской вы­став­ке 1900 го­да за стро­и­тель­ство жи­лья для ра­бо­чих. Мно­го­крат­ный рост вкла­дов ра­бо­чих и кре­стьян в сбе­ре­га­тель­ные кас­сы… Вот лишь неко­то­рые фраг­мен­ты из огром­но­го пла­ста ис­то­ри­че­ско­го ма­те­ри­а­ла, вве­ден­но­го в обо­рот в по­след­нее вре­мя и ха­рак­те­ри­зу­ю­ще­го «по­ло­же­ние на­ро­да» в Рос­сии на­ча­ла XX ве­ка. Чем это не кар­ти­на со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства?

Од­но из та­ких ис­сле­до­ва­ний при­над­ле­жит Ми­ха­и­лу Да­вы­до­ву, док­то­ру ис­то­ри­че­ских на­ук, ав­то­ру кни­ги «Два­дцать лет до Ве­ли­кой вой­ны: рос­сий­ская мо­дер­ни­за­ция Вит­те— Сто­лы­пи­на», к ко­то­ро­му «Экс­перт» об­ра­тил­ся за ин­тер­вью.

— Ми­ха­ил, как вы счи­та­е­те, Рос­сия при Ни­ко­лае Вто­ром бы­ла со­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ным го­су­дар­ством?

— Нет, ко­неч­но, ес­ли иметь в ви­ду, что со­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ное го­су­дар­ство — это пра­во­вое го­су­дар­ство. Это бы­ло лишь це­лью ре­форм Сто­лы­пи­на. Дру­гое де­ло, что в Рос­сии бы­ли ве­ко­вые на­вы­ки го­су­дар­ствен­ной и част­ной (по­ме­щи­чьей) опе­ки кре­стьян­ства. Не от боль­шо­го че­ло­ве­ко­лю­бия, а из со­об­ра­же­ний праг­ма­ти­че­ских: кре­стьяне пла­ти­ли го­су­дар­ству, из них со­сто­я­ла ар­мия, они со­дер­жа­ли по­ме­щи­ков, и их жизне- и тру­до­спо­соб­ность нуж­но бы­ло под­дер­жи­вать, на­при­мер кор­мить в го­лод­ные го­ды. В све­те этих па­тер­на­лист­ских тра­ди­ций в Рос­сии и рас­смат­ри­ва­ли со­ци­аль­ный во­прос. В част­но­сти, ре­фор­ма 1861 го­да (от­ме­на кре­пост­но­го пра­ва. — «Экс­перт») от­ча­сти за­ду­мы­ва­лась как со­ци­аль­ная. Прав­да, в ито­ге Ве­ли­ких ре­форм Алек­сандра Вто­ро­го толь­ко де­сять—пят­на­дцать про­цен­тов на­се­ле­ния стра­ны по­лу­чи­ли пол­но­ту граж­дан­ских прав и ста­ли жить, как жи­вут все лю­ди в ци­ви­ли­зо­ван­ном ми­ре: они мог­ли иметь соб­ствен­ность, ез­дить ку­да хо­тят и про­чее, — а кре­стьяне мно­же­ства прав бы­ли ли­ше­ны или огра­ни­че­ны в них. А вот сто­лы­пин­ская мо­дер­ни­за­ция на­ча­ла два­дца­то­го ве­ка уже точ­но име­ла це­ли, ко­то­рые мож­но на­звать со­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ны­ми.

— Раз уж речь за­шла об от­мене кре­пост­но­го пра­ва, по­че­му вы го­во­ри­те об огра­ни­че­нии прав кре­стьян?

— Кре­стьяне по­сле ре­фор­мы 1861 го­да осво­бо­ди­лись от вла­сти по­ме­щи­ков, но не ста­ли пол­но­стью сво­бод­ны­ми, по­сколь­ку те­перь их по­ра­бо­ти­ла об­щи­на.

— В ка­ком смыс­ле по­ра­бо­ти­ла?

— Ре­фор­ма 1861 го­да ка­пи­таль­но пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ла об­щи­ну, ко­то­рая де-фа­кто в жиз­ни кре­стьян за­ня­ла ме­сто по­ме­щи­ка. Те­перь она пол­но­стью и бес­кон­троль­но рас­по­ря­жа­лась вы­ку­па­е­мой зем­лей и по­да­тя­ми — глав­ны­ми фак­то­ра­ми кре­стьян­ско­го бла­го­со­сто­я­ния. И де­ла­ла это, мяг­ко го­во­ря, не все­гда спра­вед­ли­во. Кро­ме то­го, она по­лу­чи­ла огром­ную власть в ре­ше­нии мно­гих лич­ных про­блем кре­стьян — утвер­жде­ния за­ве­ща­ний, се­мей­ных раз­де­лов, по­лу­че­ния пас­пор­та, уче­бы и так да­лее. Прин­ци­пи­аль­но важ­но, что эти пра­ва об­щи­на по­лу­чи­ла не в рам­ках офи­ци­аль­но­го за­ко­но­да­тель­ства. Все ре­ше­ния при­ни­ма­лись сель­ским схо­дом на ос­но­ва­нии обы­чая, ко­то­рый яко­бы су­ще­ство­вал в каж­дом се­ле­нии.

— Для че­го пра­ви­тель­ство под­чи­ни­ло кре­стьян об­щине?

— Ис­ход­ным пунк­том всей аг­рар­ной по­ли­ти­ки, бо­лее то­го, ос­но­вой ос­нов жиз­ни стра­ны бы­ло вос­при­я­тие кре­стьян как де­тей, нуж­да­ю­щих­ся в опе­ке и кон­тро­ле. Обра­зо­ван­ное общество — да что там, вс­пом­ни­те Чи­чи­ко­ва — от­но­си­лось к кре­стья­нам как к по­лу­ро­сли­кам, хоб­би­там, к низ­шей ка­те­го­рии че­ло­ве­че­ства. Этот со­ци­аль­ный ра­сизм пря­мо вы­те­кал из все­об­ще­го за­кре­по­ще­ния со­сло­вий, ко­то­рое яв­ля­ет­ся стерж­не­вым про­цес­сом рус­ской ис­то­рии. Ведь эли­ту, слу­жи­лых лю­дей го­су­дар­ство по­ра­бо­ти­ло на сто лет рань­ше, чем кре­стьян. Осво­бо­ди­ло то­же на сто лет рань­ше, ко­гда Петр Тре­тий раз­ре­шил им не слу­жить.

Об­щи­ну со­хра­ни­ли по несколь­ким раз­но­пла­но­вым, но вза­и­мо­свя­зан­ным при­чи­нам. Преж­де все­го, бла­го­да­ря сла­вя­но­фи­лам об­щи­на в 1850-е го­ды ста­ла ми­фом на­ци­о­наль­но­го са­мо­со­зна­ния, за­ло­гом идеи на­шей са­мо­быт­но­сти. Сла­вя­но­фи­лы трак­то­ва­ли об­щи­ну как во­пло­ще­ние хри­сти­ан­ских цен­но­стей, брат­ских от­но­ше­ний меж­ду людь­ми — в про­ти­во­по­лож­ность за­пад­но­му ин­ди­ви­ду­а­лиз­му. На­пом­ню, что с 1830-х го­дов до Рос­сии с За­па­да до­хо­дит эпи­де­мия со­ци­а­лиз­ма и вы­зы­ва­ет, как и во всем ми­ре, шок и тре­пет в пред­чув­ствии, как все по­ла­га­ли, со­ци­аль­ной ка­та­стро­фы и на­ступ­ле­ния но­вой эры в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства. При­чем воз­ник­ло до­воль­но мно­го вся­ких со­ци­а­лиз­мов, в том чис­ле хри­сти­ан­ский во Фран­ции — Ла­менне и его по­сле­до­ва­те­лей. А рус­ским ва­ри­ан­том уто­пи­че­ско­го хри­сти­ан­ско­го со­ци­а­лиз­ма ста­ло сла­вя­но­филь­ство.

Кро­ме то­го, на са­мих сла­вя­но­фи­лов, как и на все русское общество, силь­ней­шее вли­я­ние ока­за­ло «от­кры­тие» рус­ской об­щи­ны вест­фаль­ским ба­ро­ном Гак­ст­гау­зе­ном в 1843 го­ду. Он по­лу­чил раз­ре­ше­ние ез­дить по Рос­сии и со­би­рать све­де­ния о ее со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ском по­ло­же­нии, по­сле че­го вы­пу­стил трех­том­ник, в ко­то­ром не­сколь­ко стра­ниц по­свя­тил опи­са­нию об­щи­ны как фе­но­ме­на, ко­то­рый сле­ду­ет со­хра­нять. Урав­ни­тель­ные пе­ре­де­лы зем­ли, по его мне­нию, не да­ют ни­ко­му ни ра­зо­рить­ся, ни чрез­мер­но раз­бо­га­теть и, та­ким об­ра­зом, за­щи­ща­ют де­рев­ню от про­ле­та­ри­за­ции, пе­ре­жи­той За­па­дом. Этот те­зис стал для мно­гих в Рос­сии сво­е­го ро­да ак­си­о­мой. По­том на этих иде­ях Гер­цен по­стро­ил свой «об­щин­ный со­ци­а­лизм» (без ре­ли­ги­оз­но­го ком­по­нен­та. — «Экс­перт»), до­пол­нен­ный Чер­ны­шев­ским, из че­го воз­ник­ло на­род­ни­че­ство. Так по­яви­лась увле­ка­тель­ная сказка о на­шем мо­раль­ном пре­вос­ход­стве над Ев­ро­пой, во­пло­щен­ном, в част­но­сти, в об­щине. Как ре­а­ли­зо­вать это пре­вос­ход­ство, ни­кто не знал, но все ве­ри­ли, что ко­гда-ни­будь все сло­жит­ся. Эта сказка, по­ко­рив­шая боль­шую часть об­ра­зо­ван­но­го клас­са, поз­во­ля­ла чув­ство­вать се­бя из­бран­ным на­ро­дом и не об­ра­щать вни­ма­ния на яв­ные ми­ну­сы дей­стви­тель­но­сти. Хо­тя в об­ще­стве бы­ли и про­тив­ни­ки об­щи­ны, сто­рон­ни­ков бы­ло за­мет­но боль­ше, а в пра­ви­тель­стве их воз­глав­лял сам Алек­сандр Вто­рой.

Я уже не го­во­рю о том, что со­хра­не­ние об­щи­ны бы­ло удоб­но тех­ни­че­ски, с фис­каль­ной точ­ки зре­ния: сде­лать об­щи­ну соб­ствен­ни­ком-рас­по­ря­ди­те­лем вы­ку­па­е­мых на­де­лов и воз­ло­жить на нее от­вет­ствен­ность за пла­теж го­су­дар­ствен­ных по­да­тей и по­ве­де­ние ее чле­нов. Это бы­ло комфортно и в по­ли­цей­ском плане — ку­да лег­че «па­сти ста­до», чем каж­до­го чле­на это­го ста­да по от­дель­но­сти. Есть и «в-пя­тых», и «в-де­ся­тых». Так или ина­че, объ­яв­лен­ная 19 фев­ра­ля 1861 го­да цель ре­фор­мы — пре­вра­ще­ние кре­стьян в част­ных соб­ствен­ни­ков сво­ей зем­ли — со вре­ме­нем ото­шла на зад­ний план.

— Вы упо­мя­ну­ли про­тив­ни­ков об­щи­ны. Кто бы­ли эти лю­ди и на чем стро­и­лась их ар­гу­мен­та­ция?

— Оп­по­нен­та­ми ре­фор­ма­то­ров бы­ли лю­ди, мыс­ля­щие по-ев­ро­пей­ски: ряд пред­ста­ви­те­лей ари­сто­кра­тии («ари­сто­кра­ти­че­ская оп­по­зи­ция»), дво­рян­ские де­пу­та­ты вто­ро­го при­зы­ва в Ре­дак­ци­он­ных ко­мис­си­ях (ор­ган, где со­став­лял­ся про­ект кре­стьян­ской ре­фор­мы 1861 го­да. — «Экс­перт»), и они еще в 1860 го­ду пре­ду­пре­жда­ли о по­след­стви­ях со­хра­не­ния урав­ни­тель­но-пе­ре­дель­ной об­щи­ны. О том, что об­щи­на, не ограж­дая ни лич­ных, ни иму­ще­ствен­ных прав кре­стья­ни­на, остав­ляя его в кре­пост­ной за­ви­си­мо­сти, но уже не от по­ме­щи­ка, а от од­но­сель­чан, в рам­ках обыч­но­го пра­ва, не смо­жет при­вить на­ро­ду ци­ви­ли­зо­ван­ные пред­став­ле­ния о том,

что та­кое соб­ствен­ность, и за­кон­сер­ви­ру­ет пра­во­со­зна­ние на очень низ­ком уровне. Од­на­ко ли­бе­раль­ная бю­ро­кра­тия, го­то­вив­шая окон­ча­тель­ный про­ект ре­фор­мы, вы­со­ко­мер­но про­игно­ри­ро­ва­ла мнение дво­рян­ства, на­де­лив всех кре­стьян зем­лей и од­но­вре­мен­но при­вя­зав к об­щине, то есть фак­ти­че­ски дав им пай­ку.

— Что зна­чит «дав пай­ку»?

— Ре­фор­ма долж­на бы­ла обес­пе­чить кре­стья­нам про­жи­точ­ный ми­ни­мум.

— Раз­ве при кре­пост­ном пра­ве у кре­стьян не бы­ло про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма?

— Нет, ко­неч­но, был. И мы зна­ем те­перь, что ни­ка­ко­го кри­зи­са кре­пост­ни­че­ства не бы­ло.

— По­лу­ча­ет­ся, что ре­фор­ма­то­ры не со­би­ра­лись улуч­шать эко­но­ми­че­ское по­ло­же­ние кре­стьян?

— По­че­му же, со­би­ра­лись, по край­ней ме­ре на сло­вах. Об­щи­на да­ва­ла про­жи­точ­ный ми­ни­мум, а ес­ли учесть, что кре­стьяне боль­ше не ра­бо­та­ют на по­ме­щи­ка с го­су­дар­ством, то счи­та­лось, что бла­го­со­сто­я­ние на­ро­да долж­но по­вы­сить­ся. Од­на­ко ско­ро ста­ло яс­но, что под­нять уро­вень жиз­ни все­го кре­стьян­ства не уда­ет­ся. В 1873 го­ду ко­мис­сия под пред­се­да­тель­ством ми­ни­стра го­су­дар­ствен­ных иму­ществ Петра Ва­лу­е­ва от­ме­ти­ла, что в рай­о­нах с силь­ным об­щин­ным ре­жи­мом уро­вень жиз­ни кре­стьян­ства, как и уро­вень кре­стьян­ско­го зем­ле­де­лия, не по­вы­сил­ся и не по­вы­сит­ся.

— Од­на­ко вы­во­да об от­ри­ца­тель­ном вли­я­нии об­щи­ны на кре­стьян­ское хо­зяй­ство то­гда сде­ла­но не бы­ло и об­щи­на про­су­ще­ство­ва­ла до сто­лы­пин­ских ре­форм?

— Вы­во­ды бы­ли сде­ла­ны пря­мо про­ти­во­по­лож­ные. Под­держ­ка об­щи­ны уси­ли­лась. При­чи­ны обед­не­ния ча­сти де­рев­ни ви­де­ли в на­рас­та­ю­щем из-за де­мо­гра­фи­че­ско­го взры­ва ма­ло­зе­ме­лье, в вы­со­ких на­ло­гах, в ку­ла­ках, ко­то­рых как буд­то с ле­та­ю­щих та­ре­лок вы­са­ди­ли. Ни пра­ви­тель­ство, ни общество в це­лом искренне не по­ни­ма­ли, что все де­ло в прин­ци­пи­аль­ном несо­вер­шен­стве со­здан­ной в 1861 го­ду си­сте­мы кре­стьян­ско­го са­мо­управ­ле­ния. Об­щин­ная си­сте­ма бы­ла неспо­соб­на к раз­ви­тию, она в луч­шем слу­чае мог­ла вос­про­из­во­дить са­ма се­бя, по­то­му что да­ви­ла ини­ци­а­ти­ву и все то, что обес­пе­чи­ва­ет со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие. При этом по­дат­ная си­сте­ма бы­ла ос­но­ва­на на кру­го­вой по­ру­ке, то есть за упла­ту на­ло­гов кре­стья­на­ми от­ве­ча­ла об­щи­на. Это про­во­ци­ро­ва­ло за­жи­точ­ных до­мо­хо­зя­ев, в ру­ках ко­то­рых на­хо­дил­ся сель­ский сход, да­вить на бед­ня­ков и ча­сто поз­во­ля­ло обез­зе­ме­ли­вать их. Иму­ще­ствен­ное нера­вен­ство в об­щине углуб­ля­лось.

Что в этой си­ту­а­ции де­ла­ет пра­ви­тель­ство? В 1880-х го­дах из­ме­ни­лась фи­нан­со­вая стра­те­гия: от­ме­ни­ли со­ля­ной на­лог, по­ни­зи­ли вы­куп­ные пла­те­жи кре­стьян, сня­ли пол­ста мил­ли­о­нов руб­лей недо­и­мок, от­ме­ни­ли по­душ­ную по­дать, иг­рав­шую со вре­мен Петра Пер­во­го важ­ней­шую роль в бюд­же­те. По­том на­ча­лась рас­сроч­ка вы­куп­ных пла­те­жей. Центр тя­же­сти был пе­ре­не­сен на кос­вен­ные налоги, а так­же на об­ло­же­ние биз­не­са, иму­щих сло­ев на­се­ле­ния. То есть на­род стал мень­ше пла­тить. Ни в од­ной стране не бы­ло та­ко­го мяг­ко­го на­ло­го­во­го ре­жи­ма. Кро­ме то­го, в 1882 го­ду по­явил­ся Кре­стьян­ский банк, ко­то­рый дол­жен был по­мо­гать кре­стья­нам по­ку­пать зем­лю по­ми­мо на­дель­ной.

По­сле го­ло­да 1891–1892 го­дов в стране фак­ти­че­ски на­ча­лась дар­мо­вая кор­меж­ка кре­стьян, про­дол­жав­ша­я­ся до 1907 го­да. Это вос­при­ни­ма­лось пра­ви­тель­ством как рус­ский «го­су­дар­ствен­ный со­ци­а­лизм». Я имею в ви­ду про­до­воль­ствен­ную по­мощь в го­ды неуро­жа­ев, на ко­то­рую за сем­на­дцать лет, до 1908 го­да, бы­ла ис­тра­че­но как ми­ни­мум око­ло 500 мил­ли­о­нов руб­лей. Что­бы вам бы­ло по­нят­но: 430 мил­ли­о­нов руб­лей сто­и­ла боль­шая Во­ен­но-мор­ская про­грам­ма, ко­то­рая к 1930 го­ду долж­на бы­ла вер­нуть Рос­сии ста­тус ми­ро­вой мор­ской дер­жа­вы по­сле Рус­ско-япон­ской вой­ны; крейсер «Ва­ряг» сто­ил 4,2 мил­ли­о­на, а са­мый луч­ший бро­не­но­сец, клас­са «Бо­ро­ди­но», — 14–16 мил­ли­о­нов. Толь­ко в 1891–1892 го­дах, во вре­мя са­мо­го боль­шо­го го­ло­да, по­мощь по­стра­дав­шим со­ста­ви­ла око­ло вось­ми про­цен­тов го­до­во­го бюд­же­та им­пе­рии, или 54 про­цен­та во­ен­но­го бюд­же­та. По­дат­ные ин­спек­то­ра пи­са­ли в сво­их до­не­се­ни­ях, что мно­гие кре­стьяне не хо­тят ра­бо­тать: царь все рав­но на­кор­мит. Это ли не со­ци­а­лизм? И при этом в 1893 го­ду вво­дит­ся неот­чуж­да­е­мость кре­стьян­ских на­де­лов. Всё! Це­ну этим глу­по­стям по­ка­зал 1905 год, ко­гда об­щи­на про­де­мон­стри­ро­ва­ла свой ко­лос­саль­ный про­тестный по­тен­ци­ал. И за­ко­пер­щи­ка­ми там не все­гда бы­ли бед­ные кре­стьяне.

— В ва­шей кни­ге при­ве­де­ны па­ра­док­саль­ные дан­ные о кре­стьян­ских недо­им­ках. Ока­зы­ва­ет­ся, недо­им­щи­ка­ми бы­ли за­ча­стую за­жи­точ­ные дво­ры, бла­го­по­луч­ные уез­ды и гу­бер­нии, то есть кре­стьяне не со­мне­ва­лись, что каз­на ра­но или позд­но спи­шет долг. Они лов­ко спе­ку­ли­ро­ва­ли и на про­до­воль­ствен­ной по­мо­щи во вре­мя недо­ро­дов, за­ни­жая дан­ные об уро­жа­ях. На­ко­нец, вы раз­вен­чи­ва­е­те миф об об­ни­ща­нии де­рев­ни, в част­но­сти о «го­лод­ном» экс­пор­те в кон­це де­вят­на­дца­то­го — на­ча­ле два­дца­то­го ве­ка и по­ка­зы­ва­е­те рост и улуч­ше­ние струк­ту­ры внут­рен­не­го по­треб­ле­ния (см. гра­фик 1). То­гда про­тив че­го вы­сту­па­ли кре­стьяне в 1905 го­ду?

— Опре­де­лен­ный рост бла­го­со­сто­я­ния ча­сти де­рев­ни на­чал­ся в се­ре­дине 1890-х го­дов, во мно­гом бла­го­да­ря ре­фор­мам Вит­те. В де­ревне по­явил­ся це­лый слой — 15–20 про­цен-

Ми­ха­ил Да­вы­дов, док­тор ис­то­ри­че­ских на­ук: «Цель мо­их за­ня­тий — по­нять, что бы­ло, а не со­зда­вать но­вую ми­фо­ло­гию»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.