«КРИК» ЕДЕТ В РОС­СИЮ

В Тре­тья­ков­ской га­ле­рее впер­вые в Рос­сии прой­дет мас­штаб­ная вы­став­ка кар­тин нор­веж­ско­го ху­дож­ни­ка Эд­вар­да Мун­ка

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

В Тре­тья­ков­ской га­ле­рее впер­вые в Рос­сии прой­дет мас­штаб­ная вы­став­ка кар­тин нор­веж­ско­го ху­дож­ни­ка Эд­вар­да Мун­ка

До сих пор в Рос­сии несколь­ко раз вы­став­ля­лись гра­вю­ры Эд­вар­да Мун­ка — по­след­ний раз это бы­ло в Му­зее изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств име­ни Пуш­ки­на в 1982 го­ду. Мунк был и до сих пор оста­ет­ся для всех, за ис­клю­че­ни­ем спе­ци­а­ли­стов и про­дви­ну­тых лю­би­те­лей жи­во­пи­си, со­зда­те­лем од­но­го про­из­ве­де­ния. Но за­то в по­пу­ляр­но­сти кар­ти­ны «Крик» ему мо­гут по­за­ви­до­вать очень и очень мно­гие ху­дож­ни­ки. Эта кар­ти­на не толь­ко бы­ла од­на­жды про­да­на за бас­но­слов­ную сум­му — 120 мил­ли­о­нов дол­ла­ров — аме­ри­кан­ско­му мил­ли­ар­де­ру Лео­ну Бл­эку (на мо­мент про­да­жи это был ре­корд для про­из­ве­де­ний ис­кус­ства), но и ста­ла рас­хо­жим об­ра­зом, ко­то­рый од­но вре­мя бы­ло при­ня­то в первую оче­редь ас­со­ци­и­ро­вать с со­сто­я­ни­ем ужа­са. Сей­час это мем, ко­то­рый раз за ра­зом вос­про­из­во­дит­ся в са­мых раз­но­об­раз­ных фор­ма­тах. Что лиш­ний раз ука­зы­ва­ет на ге­ний ху­дож­ни­ка, ко­то­рый ча­сто за­клю­ча­ет­ся не столь­ко в ма­стер­стве пе­ре­да­чи изоб­ра­же­ния на хол­сте или бу­ма­ге, а в уме­нии пой­мать, за­фик­си­ро­вать ви­зу­аль­ный об­раз, ко­то­рый во­пло­тил в се­бе ча­я­ния (или стра­хи) мил­ли­о­нов лю­дей вне за­ви­си­мо­сти от их воз­рас­та, на­ци­о­наль­но­сти, ме­ста про­жи­ва­ния.

В Рос­сию при­е­дет гра­фи­че­ский «Крик», вы­пол­нен­ный па­сте­лью, ана­ло­гич­ный то­му, что при­об­рел Ле­он Бл­эк, — ху­дож­ник со­здал несколь­ко вер­сий это­го сю­же­та. По­ми­мо «Кри­ка» на вы­став­ке бу­дет пред­став­ле­но 65 жи­во­пис­ных про­из­ве­де­ний, 36 гра­фи­че­ских, а так­же фо­то­гра­фии, сде­лан­ные са­мим ху­дож­ни­ком, кни­ги из его лич­ной биб­лио­те­ки и ар­хив­ные до­ку­мен­ты из Му­зея Мун­ка в Ос­ло — круп­ней­ше­го со­бра­ния про­из­ве­де­ний ху­дож­ни­ка. Две ра­бо­ты предо­став­ле­ны ГМИИ име­ни Пуш­ки­на. Од­на из них, по­лот­но «Де­вуш­ки на мо­сту», бы­ла при­об­ре­те­на из­вест­ным мос­ков­ским кол­лек­ци­о­не­ром Ми­ха­и­лом Мо­ро­зо­вым у са­мо­го ху­дож­ни­ка. Он ку­пил все­го од­ну ра­бо­ту, ско­рее все­го, не по­то­му, что от­но­сил­ся со скеп­си­сом к твор­че­ству Мун­ка, а по­то­му, что ху­дож­ник ни­ко­гда не был рас­по­ло­жен про­да­вать свои ра­бо­ты за гра­ни­цу. Ис­клю­чи­тель­но бла­го­да­ря это­му в со­бра­нии Му­зея Мун­ка сей­час на­хо­дят­ся две тре­ти из его при­мер­но 1750 жи­во­пис­ных про­из­ве­де­ний, прак­ти­че­ски все из по­чти 850 гра­фи­че­ских ра­бот, в несколь­ких вер­си­ях каж­дая, и бóль­шая часть из вось­ми ты­сяч рисунков.

Мунк все­го на де­сять лет стар­ше Ван Го­га. Фак­ти­че­ски это ху­дож­ни­ки од­но­го по­ко­ле­ния, ко­то­рые мог­ли сво­и­ми гла­за­ми на­блю­дать ху­до­же­ствен­ную ре­во­лю­цию, ко­то­рую со­вер­ши­ли на их гла­зах им­прес­си­о­ни­сты, и су­ме­ли пой­ти даль­ше. Но ес­ли Ван Гог раз­вил идеи им­прес­си­о­ни­стов, то Мунк ско­рее взял за ос­но­ву их стра­те­гию в изоб­ра­зи­тель­ном ис­кус­стве: со­зда­вать про­из­ве­де­ния без огляд­ки на пред­ше­ствен­ни­ков. Он стал од­но­вре­мен­но пред­те­чей экс­прес­си­о­низ­ма и ху­дож­ни­ком, ко­то­рый до­стиг вер­ши­ны это­го на­прав­ле­ния в изоб­ра­зи­тель­ном ис­кус­стве. Не­смот­ря на раз­ни­цу в воз­расте и ме­сте про­жи­ва­ния,

па­рал­ле­ли в судь­бах и твор­че­стве обо­их ху­дож­ни­ков бро­са­ют­ся в гла­за. Они ис­поль­зу­ют в сво­ем твор­че­стве од­ни и те же мо­ти­вы, оба со­вер­ша­ют один и тот же жест — жерт­ву­ют ча­стя­ми те­ла: Ван Гог в при­пад­ке безу­мия от­ре­за­ет се­бе ухо, Эд­вард Мунк в ссо­ре с по­дру­гой от­стре­ли­ва­ет се­бе па­лец — это про­изо­шло в до­ме, ко­то­рый он ку­пил, как толь­ко у него по­яви­лись пер­вые се­рьез­ные день­ги (сей­час этот дом — од­на из до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей Но­р­ве­гии). Но ес­ли Ван Гог до­жил до трид­ца­ти се­ми, не про­дав при жиз­ни ни од­ной кар­ти­ны, то Мунк в один пре­крас­ный день от­пра­вил­ся в кли­ни­ку, что­бы вы­ле­чить­ся от ал­ко­го­лиз­ма, успеш­но про­шел курс ле­че­ния и до­жил до вось­ми­де­ся­ти лет.

Со­хра­няя твор­че­скую ак­тив­ность ед­ва ли не до по­след­них дней, Мунк со­здал огром­ное ко­ли­че­ство ра­бот. При этом он крайне неохот­но с ни­ми рас­ста­вал­ся. Пе­ред смер­тью в 1944 го­ду, осо­зна­вая зна­чи­мость сво­е­го твор­че­ства, Мунк за­ве­щал все остав­ши­е­ся у него про­из­ве­де­ния му­ни­ци­па­ли­те­ту Ос­ло. Спу­стя два­дцать лет по­сле смер­ти ху­дож­ни­ка и че­рез сто лет по­сле его рож­де­ния в 1963 го­ду от­крыл­ся Му­зей Мун­ка, в ко­то­ром его ра­бо­ты хра­нят­ся и экс­по­ни­ру­ют­ся по сей день. Но в бли­жай­шие го­ды все из­ме­нит­ся. Му­зей Мун­ка пе­ре­едет в дру­гое зда­ние, стро­я­ще­е­ся в но­вом рай­оне в цен­тре нор­веж­ской сто­ли­цы на бе­ре­гу Ос­ло-фьор­да. Этот му­зей по­чти в пять раз боль­ше ны­неш­не­го. Он от­кро­ет­ся для пуб­ли­ки ле­том 2020 го­да. Зда­ние уже воз­ве­де­но, ра­бо­чие за­ни­ма­ют­ся его внут­рен­ней от­дел­кой. Это бу­дет куль­тур­ный центр, ко­то­рый скон­цен­три­ру­ет в се­бе мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство ху­до­же­ствен­ных до­сти­же­ний нор­веж­ских ху­дож­ни­ков. Но глав­ным ма­сте­ром, ко­то­рый зай­мет ос­нов­ное ме­сто в этом мно­го­этаж­ном хра­ме изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства, все же бу­дет Мунк.

В XIX ве­ке в Но­р­ве­гии ро­ди­лось сра­зу несколь­ко ге­ни­ев, ко­то­рые на­шли се­бя в раз­ных ви­дах ис­кус­ства: Эд­вард Григ, Ген­рик Иб­сен и Эд­вард Мунк. К ним мож­но при­чис­лить и Густа­ва Ви­ге­лан­да — од­но­го из са­мых про­дук­тив­ных скуль­пто­ров сво­е­го вре­ме­ни. Ви­ге­ланд — бли­жай­ший друг Мун­ка, с ко­то­рым они не од­на­жды де­ли­ли и кров, и лю­бов­ниц. Это не по­ме­ша­ло Мун­ку рассо­рить­ся с Ви­ге­лан­дом, ко­гда тот по­лу­чил круп­ный за­каз от му­ни­ци­па­ли­те­та, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го воз­ник ред­чай­ший объ­ект — парк, в ко­то­ром сто­ят скульп­ту­ры, вы­пол­нен­ные лишь од­ним ху­дож­ни­ком. С Гри­гом и Иб­се­ном Мунк и Ви­ге­ланд жи­ли в од­ном го­ро­де и хо­ди­ли в од­ни и те же ка­фе. В од­ном из них да­же вы­гра­ви­ро­ва­на над­пись, ука­зы­ва­ю­щая, за ка­ким сто­ли­ком имел при­выч­ку си­деть Мунк. Фан­та­сти­че­ски та­лант­ли­вая чет­вер­ка — Григ, Иб­сен, Мунк и ме­нее из­вест­ный за пре­де­ла­ми Но­р­ве­гии, но от это­го не ме­нее зна­чи­мый Ви­ге­ланд — тре­пет­но по­чи­та­ют­ся нор­веж­ца­ми.

У Мун­ка то­же слу­ча­лись круп­ные за­ка­зы. Один из них — рос­пись сто­ло­вой шо­ко­лад­ной фаб­ри­ки, за­ка­зан­ная од­ним из мест­ных пред­при­ни­ма­те­лей. Свою ра­бо­ту Мунк оце­нил в сум­му, ко­то­рая со­от­вет­ство­ва­ла несколь­ким де­сят­кам го­до­вых зар­плат ра­бот­ни­ка фаб­ри­ки. Фа­б­ри­кан­та это не оста­но­ви­ло, и он со­гла­сил­ся на усло­вия Мун­ка. Ху­дож­ник на­пи­сал се­рию кар­тин, где изоб­ра­зил пас­то­раль­ные сю­же­ты, ко­то­рые ни в ко­ем слу­чае не долж­ны бы­ли омра­чать на­стро­е­ние ра­бот­ниц фаб­ри­ки. Од­на­ко за­каз­чик ока­зал­ся этим не удо­вле­тво­рен. Уже по­сле то­го, как кар­ти­ны бы­ли предъ­яв­ле­ны ему в за­кон­чен­ном ви­де и да­же раз­ве­ша­ны в по­ме­ще­нии сто­ло­вой, он то и де­ло вы­зы­вал ху­дож­ни­ка и при­зы­вал его до­пи­сать ту или иную де­таль в ка­кой­ни­будь из ра­бот. По­на­ча­лу Мунк со­гла­шал­ся и про­пи­сы­вал то, что от него про­си­ли, но прось­бы не кон­ча­лись. Пер­вым по­те­рял тер­пе­ние Мунк. По­сле оче­ред­но­го за­ме­ча­ния, ко­то­рое на­стиг­ло его уже в про­цес­се прав­ки, он вру­чил ки­сточ­ку за­каз­чи­ку и пред­ло­жил ему ис­пра­вить кар­ти­ны так, как тот со­чтет нуж­ным. Сей­час сто­ло­вая фаб­ри­ки, укра­шен­ная ра­бо­та­ми Мун­ка, — по-преж­не­му ис­пол­ня­ет свое пред­на­зна­че­ние. Там едят лю­ди.

Мун­ка мож­но от­не­сти к чис­лу су­мрач­ных ге­ни­ев. В пер­вые го­ды твор­че­ства он стра­дал ал­ко­го­лиз­мом, но, да­же из­ба­вив­шись от за­ви­си­мо­сти, не смог пол­но­стью от­де­лать­ся от пси­хо­па­ти­че­ских со­сто­я­ний. Смерть, бо­лезнь, раз­ру­ши­тель­ная си­ла, ко­то­рая од­на­жды рож­да­ет­ся внут­ри че­ло­ве­ка, с непре­одо­ли­мой си­лой при­тя­ги­ва­ла его. Эле­мент сти­ля, ко­то­рый вы­де­лял его сре­ди про­чих ху­дож­ни­ков, — неза­вер­шен­ность ви­зу­аль­ных об­ра­зов. В «Кри­ке» этот эле­мент сти­ля до­стиг мак­си­маль­ной вы­ра­зи­тель­но­сти. Мы толь­ко уга­ды­ва­ем в изоб­ра­же­нии че­ло­ве­че­скую фи­гу­ру, но не ви­дим за ней пер­со­наль­ной ис­то­рии. Она во­пло­ща­ет в се­бе ис­клю­чи­тель­но жест. Что­бы «пе­ре­за­гру­зить» «Крик», нор­веж­цы при­гла­си­ли в Ос­ло ма­сте­ра пер­фо­ман­сов Ма­ри­ну Аб­ра­мо­вич. Она при­ду­ма­ла уста­но­вить в од­ном из пар­ков Ос­ло пу­стую рам­ку, ку­да сна­ча­ла крик­ну­ла, по­вто­рив тот са­мый ха­рак­тер­ный жест — при­жа­тые ко рту для уси­ле­ния зву­ка ла­до­ни, са­ма Аб­ра­мо­вич, а те­перь в нее мо­жет крик­нуть лю­бой же­ла­ю­щий.

Тем не ме­нее вы­став­ка в Тре­тья­ков­ской га­ле­рее от­кро­ет­ся под жиз­не­утвер­жда­ю­щим на­зва­ни­ем «Та­нец жиз­ни». Ее кон­тра­пунк­том ста­нет те­ма «Мунк и До­сто­ев­ский». До­сто­ев­ский был од­ним из лю­би­мей­ших пи­са­те­лей ху­дож­ни­ка. В его биб­лио­те­ке бы­ли все из­да­ния важ­ней­ших про­из­ве­де­ний рус­ско­го клас­си­ка. На од­ном из по­след­них ав­то­порт­ре­тов Мун­ка «Меж­ду ча­са­ми и кро­ва­тью» в окру­жа­ю­щем ин­те­рье­ре мож­но раз­гля­деть ви­ся­щую на стене кар­ти­ну «Крот­кая», от­сы­ла­ю­щую к од­но­имен­ной по­ве­сти До­сто­ев­ско­го. Ди­рек­тор Тре­тья­ков­ской га­ле­реи Зель­фи­ра Тре­гу­ло­ва рас­ска­зы­ва­ет, что при от­бо­ре про­из­ве­де­ний для пер­вой мас­штаб­ной вы­став­ки Мун­ка в Рос­сии они ори­ен­ти­ро­ва­лись на «яв­ную общ­ность двух боль­ших ху­дож­ни­ков, объ­еди­ня­ю­щих твор­че­ство те­мы, мо­ти­вы и вы­ра­зи­тель­ные сред­ства». В ито­ге в экс­по­зи­цию вой­дут кар­ти­ны из цик­ла «Фриз жиз­ни» и близ­кие им те­ма­ти­че­ски ра­бо­ты, соз­дан­ные в 1890-е го­ды. Вы­став­ка от­кро­ет­ся в ап­ре­ле бу­ду­ще­го го­да. ■

Эд­вард Мунк. Крик. 1893

Эд­вард Мунк. Ав­то­порт­рет. 1895

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.