Счаст­ли­вый ху­дож­ник

Ekspert - - ПОВЕСТКА ДНЯ -

Сей­час, ко­гда мы при­хо­дим в те­атр, то удив­ля­ем­ся ско­рее то­му, что ак­те­ры пе­ре­бра­сы­ва­ют­ся меж­ду со­бой ре­пли­ка­ми и про­из­но­сят длин­ные мо­но­ло­ги. Со­вре­мен­ный те­атр изо всех сил от­стра­ня­ет­ся от то­го, что­бы вос­про­из­во­дить ре­аль­ность. Со­вре­мен­ные ре­жис­се­ры все ре­же сле­ду­ют за тек­стом ав­то­ра, а со­зда­ют на на­ших гла­зах но­вую ре­аль­ность, ко­то­рая про­ис­хо­дит здесь и сей­час. Сло­ва в нем по-преж­не­му важ­ны, но ку­да важ­нее язык те­ла, свет, ко­то­рым оно вы­све­чи­ва­ет­ся, и те пред­ме­ты, с ко­то­ры­ми оно вза­и­мо­дей­ству­ет на сцене. Име­на трех ре­жис­се­ров всплы­ва­ют в первую оче­редь, ко­гда речь за­хо­дит о но­вом те­ат­раль­ном язы­ке: Бу­ту­сов, Кры­мов и Жол­дак. Но пред­те­чей всех тро­их был Эй­мун­тас Ня­кро­шюс — ли­тов­ский ре­жис­сер, по­лу­чив­ший те­ат­раль­ную вы­уч­ку в ГИТИСе.

Он смог стать ис­точ­ни­ком твор­че­ской энер­гии та­кой си­лы, что ее хва­ти­ло не толь­ко на ос­но­ва­ние соб­ствен­но­го те­ат­ра, но и на по­ко­ре­ние все­го ми­ра, где Ня­кро­шюс стал об­ще­при­знан­ным клас­си­ком те­ат­раль­ной ре­жис­су­ры. Он ре­а­ли­зо­вал в сво­ей жиз­ни по мень­шей ме­ре два успеш­ных сце­на­рия: по­ко­рил мир, вы­рвав­шись из ли­тов­ской глу­бин­ки, а за­тем вер­нул­ся в Лит­ву и ос­но­вал там

соб­ствен­ный те­атр, ко­то­рый не про­сто вы­жил, а стал од­ним из цен­тров ми­ро­во­го те­ат­раль­но­го ис­кус­ства. Но са­мое глав­ное — это его вклад во все­мир­ную те­ат­раль­ную ре­во­лю­цию, в ко­то­рой он был од­ной из глав­ных дви­жу­щих сил. Бла­го­да­ря его уси­ли­ям те­ат­раль­ный мир уже не бу­дет преж­ним. Те­атр пе­ре­жил ра­ди­каль­ное об­нов­ле­ние, и оно уже по­чти ста­ло для него но­вым рож­де­ни­ем, по­сле ко­то­ро­го для это­го ви­да ис­кус­ства от­кры­лись но­вые и прак­ти­че­ски неис­чер­па­е­мые воз­мож­но­сти. У Ня­кро­шю­са счаст­ли­вая твор­че­ская судь­ба. Он шел на­пе­ре­кор тра­ди­ции, но был по­нят и при­нят и про­фес­си­о­на­ла­ми, и пуб­ли­кой. Он встре­тил ак­те­ров, ко­то­рые смог­ли ис­пол­нить его за­мы­сел ед­ва ли не со­вер­шен­ным об­ра­зом. Он ста­вил то, что хо­тел ста­вить, и ед­ва ли не каж­дое из его тво­ре­ний ста­но­ви­лось ле­ген­дой уже по­сле пер­во­го по­ка­за. Ему уда­лось стать са­мим со­бой и оста­вать­ся та­ко­вым на про­тя­же­нии всей жиз­ни. Он оста­вил по­сле се­бя те­атр, он оста­вил по­сле се­бя стиль, ко­то­рый ед­ва ли кто-то по­вто­рит, но каж­дый мо­жет со­здать что-то свое, и судь­ба Ня­кро­шю­са — луч­ший об­ра­зец. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.