ПЕР­СПЕК­ТИ­ВЫ ЛЕ­ВОЙ ПО­ЛИ­ТИ­КИ В РОС­СИИ

Ра­ди­ка­ли­за­ция про­тестно­го дви­же­ния про­явит се­бя ли­бо с об­нов­лен­ной КПРФ, ли­бо в но­вом ле­вом про­ек­те

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Ра­ди­ка­ли­за­ция про­тестно­го дви­же­ния про­явит се­бя ли­бо с об­нов­лен­ной КПРФ, ли­бо в но­вом ле­вом про­ек­те

Сен­тябрь­ские вы­бо­ры в рос­сий­ских ре­ги­о­нах при­нес­ли от­но­си­тель­ную но­виз­ну в рос­сий­скую по­ли­ти­ку. Нель­зя на­звать все это сен­са­ци­ей, но элек­то­раль­ные ре­зуль­та­ты оп­по­зи­ции, преж­де все­го КПРФ, пред­ска­зу­е­мо вы­рос­ли. В че­ты­рех ре­ги­о­нах стра­ны вы­бо­ры гу­бер­на­то­ра про­дол­жи­лись вто­ры­ми ту­ра­ми, че­го не слу­ча­лось уже дав­но (а мо­жет быть, да­же ни­ко­гда). В неко­то­рых ре­ги­о­нах ком­му­ни­сты да­же обо­шли по го­ло­сам «Еди­ную Рос­сию» по спис­кам, а в ря­де слу­ча­ев и по од­но­ман­дат­ным окру­гам. Во Вла­ди­во­сто­ке во вто­ром ту­ре кан­ди­дат от КПРФ сен­са­ци­он­но об­го­нял сво­е­го оп­по­нен­та от вла­сти вплоть до под­сче­та 95% из­би­ра­тель­ных про­то­ко­лов, а про­изо­шед­шее по­том вряд ли име­ет от­но­ше­ние к ди­на­ми­ке на­стро­е­ний об­ще­ства.

Из­би­ра­те­ли ре­а­ги­ру­ют на непо­пу­ляр­ную пен­си­он­ную ре­фор­му, на инер­ци­он­ную кад­ро­вую по­ли­ти­ку Крем­ля, ко­то­рый под­дер­жи­ва­ет непо­пу­ляр­ных и неха­риз­ма­тич­ных гу­бер­на­то­ров, на рост цен и об­щую ат­мо­сфе­ру кри­зи­са.

Се­кре­тарь ЦК КПРФ Сер­гей Обу­хов оп­ти­ми­сти­че­ски оце­нил си­ту­а­цию: «В *Ис­то­рик, со­цио­лог, кан­ди­дат ис­то­ри­че­ских на­ук. на­шей стране по­сле этих вы­бо­ров сло­жи­лась новая по­ли­ти­че­ская ре­аль­ность». А пер­вый зам­пред ЦК пар­тии Иван Мель­ни­ков рас­шиф­ро­вал сло­ва то­ва­ри­ща: «Ес­ли рань­ше мы го­во­ри­ли, что КПРФ твер­до за­ни­ма­ет по­зи­цию вто­рой по­ли­ти­че­ской си­лы, то сей­час мы мо­жем ска­зать: эти вы­бо­ры по­ка­за­ли, что по­явил­ся ка­че­ствен­но но­вый уро­вень кон­ку­рен­ции с “Еди­ной Рос­си­ей”».

Впро­чем, КПРФ ожи­да­ет пе­ре­ло­ма уже дав­но. В да­ле­ком 2009 го­ду, ко­гда кри­зис толь­ко на­чи­нал­ся, Ген­на­дий Зю­га­нов го­во­рил, что «ве­тер ис­то­рии вновь ду­ет в па­ру­са ле­вых сил». Но го­ды шли, па­ру­са бес­силь­но хло­па­ли, а ко­рабль пар­ла­мент­ских ком­му­ни­стов ни­ку­да осо­бен­но не плыл. Удаст­ся ли рос­сий­ской ком­пар­тии и дру­гим ле­вым си­лам на­ко­нец пой­мать этот ис­то­ри­че­ский ве­тер хо­тя бы те­перь, че­рез де­сять лет?

Это за­ви­сит от несколь­ких фак­то­ров.

При­позд­нив­ший­ся ве­тер

Са­ма КПРФ, без­услов­но, чув­ству­ет, что пе­ред ней от­кры­ва­ют­ся прин­ци­пи­аль­но но­вые пер­спек­ти­вы, но и осо­зна­ет, что мо­жет столк­нуть­ся с огром­ны­ми вы­зо­ва­ми. По­вы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та ста­ло сим­во­ли­че­ским пе­ре­ло­мом в на­стро­е­ни­ях об­ще­ства. Ес­ли в 2011–2012 го­дах яд­ром про­тестно­го дви­же­ния бы­ли сред­ние слои в круп­ных го­ро­дах, в то вре­мя как боль­шин­ство на­се­ле­ния лишь пас­сив­но на­блю­да­ло за борь­бой вла­сти и улич­ной оп­по­зи­ции, то сей­час про­тестные на­стро­е­ния и мо­би­ли­за­ция рас­тут как раз в сре­де преж­де «ло­яль­но­го боль­шин­ства».

В го­ды неф­тя­но­го бла­го­по­лу­чия неглас­ный со­ци­аль­ный кон­тракт стро­ил­ся на га­ран­ти­ях ро­ста уров­ня жиз­ни, пусть и непро­пор­ци­о­наль­но­го, в об­мен на по­ли­ти­че­скую ло­яль­ность и все мень­ший плю­ра­лизм элит. Те­перь этот кон­тракт на­ру­шен: во имя со­хра­не­ния по­ли­ти­че­ско­го ре­жи­ма и при­ви­ле­гий его бе­не­фи­ци­а­ров власть ве­дет на­ступ­ле­ние на со­ци­аль­ные пра­ва боль­шин­ства об­ще­ства — по край­ней ме­ре, так это вос­при­ни­ма­ет­ся. По­это­му про­тест име­ет имен­но со­ци­аль­ную по­вест­ку и раз­ру­ша­ет сло­жив­шу­ю­ся си­сте­му вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду стра­ной и ее по­ли­ти­че­ской си­сте­мой. Та­кой сце­на­рий раз­ви­тия со­бы­тий ожи­дал­ся дав­но, с на­ча­ла ми­ро­во­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са в 2008–2009 го­дах. Имен­но этот ве­тер имел в ви­ду Ген­на­дий Зю­га­нов де­сять лет на­зад. Но ждать при­шлось дол­го: в 2013 го­ду мед­лен­ный рост со­ци­аль­но­го недо­воль­ства ока­зал­ся пре­рван пат­ри­о­ти­че­ским подъ­емом, по­сле­до­вав­шим за «крым­ской вес­ной». Но те­перь по­тен­ци­ал это­го подъ­ема ис­чер-

пан, и ди­на­ми­ка об­ще­ствен­ной борь­бы вновь опре­де­ля­ет­ся внут­ри­рос­сий­ской по­вест­кой.

Для ру­ко­вод­ства КПРФ оче­вид­но, что раз­ви­тие этих про­тестных на­стро­е­ний мо­жет в несколь­ко раз уве­ли­чить элек­то­раль­ную под­держ­ку пар­тии, ре­аль­но под­няв ее вли­я­ние и уве­ли­чив воз­мож­но­сти. Но как этим вос­поль­зо­вать­ся?

Что­бы воз­гла­вить рас­ту­щий про­тест и ак­ку­му­ли­ро­вать го­ло­са лю­дей, недо­воль­ных со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ским раз­ви­ти­ем стра­ны, пар­тия долж­на по все­му фрон­ту вы­сту­пить против сло­жив­ше­го­ся со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ско­го ре­жи­ма. Фор­маль­но она и пы­та­ет­ся это де­лать. КПРФ вы­сту­пи­ла с ини­ци­а­ти­вой про­ве­де­ния ре­фе­рен­ду­ма по пен­си­он­ной ре­фор­ме; ста­ла глав­ной си­лой в про­тестной кам­па­нии, про­ве­дя ряд мас­со­вых об­ще­рос­сий­ских ак­ций; в Го­су­дар­ствен­ной ду­ме и ре­ги­о­наль­ных за­ко­но­да­тель­ных со­бра­ни­ях имен­но де­пу­та­ты-ком­му­ни­сты воз­глав­ля­ют оп­по­зи­цию пра­ви­тель­ствен­ной ре­фор­ме. На­ко­нец, на про­шед­ших ре­ги­о­наль­ных вы­бо­рах про­тест против «ан­ти­на­род­ной по­ли­ти­ки» по­вы­ше­ния пен­си­он­но­го воз­рас­та стал ос­но­вой пред­вы­бор­ной кам­па­нии ком­му­ни­стов.

Но есть од­на пробле­ма. КПРФ за ми­нув­шие два де­ся­ти­ле­тия са­ма во мно­гом ста­ла ча­стью дей­ству­ю­ще­го ре­жи­ма. В пер­вом при­бли­же­нии это вы­гля­дит так.

За во­сем­на­дцать лет укреп­ле­ния «вертикали вла­сти» и стро­и­тель­ства «управ­ля­е­мой де­мо­кра­тии» сло­жи­лась си­ту­а­ция, ко­гда глав­ные из­би­ра­те­ли стра­ны си­дят на Ста­рой пло­ща­ди. Это, ко­неч­но, схе­ма, и жизнь все­гда оста­ва­лась слож­нее и раз­но­об­раз­нее, но в ру­ко­вод­стве КПРФ эту схе­му при­ни­ма­ют во вни­ма­ние. Ид­ти в ло­бо­вую ата­ку против Крем­ля, на­ру­шать нефор­маль­ные гра­ни­цы «кон­сен­су­са», жест­ко про­ти­во­по­став­лять се­бя Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну и т. д. счи­та­ет­ся опас­ным и по­чти без­на­деж­ным. Это зна­чит вы­звать на се­бя огонь из всех ба­та­рей. Кон­ту­ры КПРФ Во вто­ром при­бли­же­нии де­та­ли по­ли­ти­че­ско­го пей­за­жа при­об­ре­та­ют еще боль­шую яс­ность. Как вы­гля­дит ре­ги­о­наль­ное от­де­ле­ние КПРФ? Ча­сто (но не все­гда) это по­лу­жи­вая ор­га­ни­за­ция с несколь­ки­ми опла­чи­ва­е­мы­ми и очень ло­яль­ны­ми пар­тий­но­му ру­ко­вод­ству чи­нов­ни­ка­ми и пол­ным (или по­чти пол­ным) от­сут­стви­ем ак­ти­ва. По­ли­ти­че­ский ка­пи­тал та­ко­го от­де­ле­ния — пар­тий­ный бренд и го­су­дар­ствен­ная ре­ги­стра­ция КПРФ в ка­че­стве участ­ни­ка по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са. Та­кие ре­ги­о­наль­ные от­де­ле­ния ча­сто сда­ва­лись в арен­ду биз­не­су — ре­ги­о­наль­но­му или при­ш­ло­му — на усло­ви­ях фран­ши­зы. «Ин­ве­стор» на опре­де­лен­ных усло­ви­ях по­лу­чал воз­мож­ность впи­сать свою фа­ми­лию в первую (или вто­рую) строч­ку пред­вы­бор­но­го спис­ка пар­тии на ре­ги­о­наль­ных или на­ци­о­наль­ных (это го­раз­до до­ро­же) вы­бо­рах. В ря­де слу­ча­ев по­доб­ные ин­ве­сто­ры стре­ми­лись уста­но­вить кон­троль за пар­тий­ной ор­га­ни­за­ци­ей, по­са­див там на став­ки сво­их лю­дей и под­чи­нив сво­ей во­ле всю ра­бо­ту об­ко­ма или гор­ко­ма.

В ре­аль­но­сти да­ле­ко не все ре­ги­о­наль­ные ор­га­ни­за­ции КПРФ бы­ли та­ки­ми фран­ши­за­ми. А в боль­шин­стве слу­ча­ев кар­ти­на бы­ла слож­нее, по­то­му что в про­цесс вме­ши­ва­лись grassroots (спон­тан­ные ни­зо­вые дви­же­ния), ни­зо­вой ком­му­ни­сти­че­ский ак­тив и «идей­ная пар­то­кра­тия». В от­ли­чие от дру­гих рос­сий­ских пар­тий КПРФ ни­ко­гда до кон­ца не пре­вра­ща­лась в пу­стую фор­му, ли­шен­ную по­ли­ти­ко-идео­ло­ги­че­ско­го со­дер­жа­ния. Но свою роль этот фак­тор в ис­то­рии пар­тии иг­рал и до сих пор иг­ра­ет.

Мне при­хо­ди­лось близ­ко на­блю­дать, как функ­ци­о­ни­ру­ет ком­пар­тия в усло­ви­ях на­ли­чия «стра­те­ги­че­ско­го ин­ве­сто­ра». В 2011 го­ду, на­при­мер, я был вы­пус­ка­ю­щим ре­дак­то­ром га­зе­ты «Со­вет­ский Куз­басс» и на про­тя­же­нии двух ме­ся­цев был од­ним из ру­ко­во­ди­те­лей шта­ба КПРФ в Ке­ме­ров­ской об­ла­сти. На­шим кан­ди­да­том то­гда был Сер­гей Соб­ко, ко­то­ро­го СМИ ино­гда на­зы­ва­ли од­ним из глав­ных спон­со­ров КПРФ.

Сер­гей Ва­си­лье­вич очень ин­те­рес­ный че­ло­век, яр­кий пред­ста­ви­тель то­го слоя «крас­ных ди­рек­то­ров», от ко­то­ро­го в ре­аль­но­сти и за­ви­сит судь­ба рос­сий­ской ком­пар­тии. До­воль­но круп­ный биз­нес­мен, он вла­дел кор­по­ра­ци­ей, объ­еди­няв­шей один­на­дцать пред­при­я­тий с об­щим обо­ро­том в несколь­ко со­тен мил­ли­о­нов руб­лей. Его за­во­ды про­из­во­ди­ли ком­плек­ту­ю­щие для же­лез­но­до­рож­но­го транс­пор­та и сель­хоз­тех­ни­ки, про­дук­ты пи­та­ния и пла­сти­ко­вую упа­ков­ку для пи­ще­вой про­мыш­лен­но­сти; он был круп­ным по­став­щи­ком про­дук­тов для учре­жде­ний ФСИН. При этом сам Соб­ко во­все не про­из­во­дил от­тал­ки­ва­ю­ще­го впе­чат­ле­ния и не был бес­прин­цип­ным дель­цом. Со­всем на­обо­рот: он, оче­вид­но, че­ло­век с убеж­де­ни­я­ми.

В от­ли­чие от боль­шин­ства его по­мощ­ни­ков с Соб­ко мож­но бы­ло по­го­во­рить о рус­ской ре­во­лю­ции или о про­бле­мах ми­ро­во­го ле­во­го дви­же­ния — Сер­гей Ва­си­лье­вич был зам­пре­дом фрак­ции «Объ­еди­нен­ные ле­вые» в ПАСЕ. Од­на­ж­ды мы си­де­ли в ре­сто­ране 7 но­яб­ря. По­мощ­ни­ки Сер­гея Ва­си­лье­ви­ча под­шу­чи­ва­ли над мо­и­ми ре­во­лю­ци­он­ны­ми сим­па­ти­я­ми. Сам кан­ди­дат дол­го мол­чал. А по­том неожи­дан­но пред­ло­жил вы­пить за юби­лей Ок­тяб­ря: «Толь­ко мы с то­бой здесь по­ни­ма­ем, что это бы­ло за событие в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства». Для ин­ве­сто­ра он был вполне за­ин­те­ре­со­ван­ным и идей­но мо­ти­ви­ро­ван­ным че­ло­ве­ком. Но все же он был ин­ве­сто­ром.

Я пом­ню, как я при­но­сил кан­ди­да­ту ста­тьи о том, как без­дар­но раз­во­ро­вы­ва­ет­ся про­мыш­лен­ное насле­дие, соз­дан­ное ко­гда-то тру­дом ком­со­моль­це­вэн­ту­зи­а­стов, или о том, как мест­ная ад­ми­ни­стра­ция ор­га­ни­зу­ет и по­кры­ва­ет наг­лое раз­граб­ле­ние быв­шей «об­ще­на­род­ной соб­ствен­но­сти». Сер­гей Ва­си­лье­вич чи­тал тек­сты по несколь­ку раз, очень хва­лил, один раз чуть не про­сле­зил­ся.

И ча­ще все­го за­пре­щал их пуб­ли­ко­вать. Слиш­ком рез­кий тон пред­вы­бор­ной га­зе­ты, бо­ял­ся он, мо­жет спро­во­ци­ро­вать кон­фликт с ад­ми­ни­стра­ци­ей Ама­на Ту­ле­е­ва и раз­ру­шить те до­го­во­рен­но­сти, ко­то­рых ему уда­лось до­стичь с гу­бер­на­то­ром.

В дру­гом ре­ги­оне и с дру­гим кан­ди­да­том (имя ко­то­ро­го мне недо­суг вспо­ми­нать, ска­жем так) мы про­ве­ли яр­кую по мест­ным мер­кам пред­вы­бор­ную кам­па­нию. Бы­ло ощу­ще­ние об­рат­ной свя­зи, в партию по­шла мо­ло­дежь, те­ле­фо­ны шта­ба про­сто раз­ры­ва­лись от звон­ков из­би­ра­те­лей. Мы жда­ли сен­са­ци­он­ных ре­зуль­та­тов. Но в день го­ло­со­ва­ния все на­ши на­блю­да­те­ли ста­ли за­ва­ли­вать штаб со­об­ще­ни­я­ми о мас­со­вых фаль­си­фи­ка­ци­ях, вбро­сах, «ка­ру­се­лях», непра­виль­ном под­сче­те го­ло­сов. Ряд эпи­зо­дов уда­лось снять на ви­део. По­сле то­го как об­ласт­ной из­бир­ком со­об­щил, что КПРФ по­лу­чи­ла свои при­выч­ные 12,5% го­ло­сов, кан­ди­да­ту по­зво­нил гу­бер­на­тор. Мы как раз си­де­ли у него в ка­би­не­те и об­суж­да­ли пла­ны дей­ствий: су­деб­ные ис­ки и улич­ные про­те­сты с эле­мен­та­ми «ок­ку­па­ции» го­род­ско­го про­стран­ства. Кан­ди­дат вышел в дру­гое по­ме­ще­ние, а ко­гда вернулся, дол­го мол­чал, вер­тел в ру­ках руч­ку, смот­рел в од­ну точ­ку пе­ред со­бой. «Мы при­зна­ем ито­ги вы­бо­ров», — под­вел он чер­ту под бес­сон­ной но­чью. В об­ласт­ном цен­тре у него бы­ло несколь­ко за­пра­вок, ка­фе и две управ­ля­ю­щие ком­па­нии в сфе­ре ЖКХ.

«Крас­ные ди­рек­то­ра», со­став­ляв­шие плоть и кровь со­ци­аль­но­го те­ла КПРФ, глав­ную часть ее со­ци­аль­ной ба­зы, ви­се­ли на крюч­ке у ис­пол­ни­тель­ной вла­сти. Как «хо­зяй­ству­ю­щие субъ­ек­ты» они про­сто не мог­ли се­бе поз­во­лить не кол­ла­бо­ри­ро­вать с дей­ству­ю­щей вла­стью. Им это гро­зи­ло бы отъ­е­мом соб­ствен­но­сти, воз­мож­но, уни­что­же­ни­ем пред­при­я­тий с де­сят­ка­ми или сот­ня­ми со­труд­ни­ков, а воз­мож­но, и уго­лов­ным пре­сле­до­ва­ни­ем. Пре­це­ден­ты бы­ли. И этот по­во­док был са­мым ко­рот­ким: пар­тия не мог­ла стать ор­га­ни­за­то­ром улич­но­го про­те­ста (за раз­ре­шен­ны­ми и со­гла­со­ван­ны­ми рам­ка­ми); пар­тия не мог­ла не при­зна­вать ито­гов сфаль­си­фи­ци­ро­ван­ных вы­бо­ров; пар­тия бо­я­лась кри­ти­ко­вать дей­ству­ю­щую власть.

Есть еще и тре­тий кон­тур, са­мый об­щий. По ря­ду во­про­сов, осо­бен­но в сфе­ре внеш­ней по­ли­ти­ки, во­ен­но­го стро­и­тель­ства, ВПК, пар­тий­ное ру­ко­вод­ство во­об­ще не име­ет пре­тен­зий к ад­ми­ни­стра­ции Вла­ди­ми­ра Путина. «Власть укра­ла у нас на­шу по­вест­ку» — со вздо­хом по­жи­ма­ют пле­ча­ми в ЦК.

Кад­ро­вая пар­тия

Ни­что не ме­ня­ет­ся в од­но­ча­сье. Да­же ре­во­лю­ци­он­ные пе­ре­ме­ны под­го­тав­ли­ва­ют­ся дол­ги­ми го­да­ми ру­тин­ных, по­рой ед­ва за­мет­ных эво­лю­ций, из­ме­не­ния ба­лан­са, сме­ны по­ко­ле­ний. Дол­гое су­ще­ство­ва­ние на по­ли­ти­че­ских за­двор­ках «управ­ля­е­мой де­мо­кра­тии» то­же от­ра­зи­лось на ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, хо­тя эти пе­ре­ме­ны и не бро­са­ют­ся в гла­за внеш­не­му на­блю­да­те­лю.

Один из клю­че­вых про­цес­сов стал ре­зуль­та­том био­ло­ги­че­ских при­чин. В пар­тии на­чал­ся про­цесс сме­ны по­ко­ле­ний. На про­тя­же­нии два­дца­ти лет дву­мя глав­ны­ми пер­со­на­жа­ми внут­ри­пар­тий­ной жиз­ни бы­ли «крас­ные ди­рек­то­ра» и ста­рая пар­тий­ная но­мен­кла­ту­ра. Со­став пер­вой ко­гор­ты так или ина­че об­нов­лял­ся. Хо­тя часть быв­шей со­вет­ской хо­зяй­ствен­ной и ве­дом­ствен­ной бю­ро­кра­тии со вре­ме­нем по­чти без­бо­лез­нен­но от­д­рей­фо­ва­ла в партию вла­сти, ка­кие-то биз­не­сме­ны во­круг ком­пар­тии бы­ли все­гда. Уро­вень их идей­ной мо­ти­ва­ции и по­ли­ти­че­ской под­го­тов­ки, ве­ро­ят­но, сни­зил­ся, а струк­ту­ра мо­ти­ва­ции из­ме­ни­лась, но ти­паж про­мыш­лен­ни­ка, фи­нан­си­ру­ю­ще­го ком­пар­тию или да­же при­ни­ма­ю­ще­го уча­стие в ее ра­бо­те, не ис­чез. А вот по­ко­ле­ние «об­ко­мы­чей» — быв­ших пар­тий­ных сек­ре­та­рей, ин­струк­то­ров ЦК ВЛКСМ и про­чих чи­сто по­ли­ти­че­ских и идео­ло­ги­че­ских ком­му­ни­сти­че­ских функ­ци­о­не­ров — ста­ло по­сте­пен­но от­хо­дить от штур­ва­ла. Ча­ще все­го по­смерт­но или по ме­ди­цин­ским по­ка­за­ни­ям.

И здесь про­изо­шло нечто ин­те­рес­ное. Ме­ста ста­рых «об­ко­мы­чей» ча­ще все­го за­ни­ма­ли срав­ни­тель­но мо­ло­дые вы­дви­жен­цы, ча­сто быв­шие ком­со­моль­цы, а во­все не внеш­ние спон­со­ры пар­тии. Символом это­го по­ко­ле­ния пар­тий­ных ли­де­ров стал быв­ший ли­дер ком­со­мо­ла Юрий Афо­нин, от­ве­ча­ю­щий в ру­ко­вод­стве КПРФ за кад­ро­вую и ор­га­ни­за­ци­он­ную по­ли­ти­ку. За­ни­мая «ста­лин­скую» функ­ци­о­наль­ную ни­шу, этот срав­ни­тель­но мо­ло­дой аппаратчик мед­лен­но и по­сте­пен­но про­вел в КПРФ до­воль­но мас­штаб­ное кад­ро­вое об­нов­ле­ние, опи­ра­ясь на за­ве­щан­ную во­ждем всех на­ро­дов мак­си­му «кад­ры ре­ша­ют все».

Я не хо­чу на­зы­вать фа­ми­лий, что­бы не ослож­нить по­ли­ти­че­скую био­гра­фию их об­ла­да­те­лей, но сре­ди ре­ги­о­наль­ных ру­ко­во­ди­те­лей КПРФ есть нема­ло лю­дей, с ко­то­ры­ми в на­ча­ле 2000-х мы вме­сте рас­пе­ва­ли бун­тар­ские ком­со­моль­ские пес­ни у ко­ст­ров в лет­них ла­ге­рях ле­во­го ак­ти­ва.

Ме­ста ста­рых «об­ко­мы­чей» в КПРФ ча­ще все­го за­ни­ма­ли срав­ни­тель­но мо­ло­дые вы­дви­жен­цы, ча­сто быв­шие ком­со­моль­цы, а во­все не внеш­ние спон­со­ры пар­тии

За сво­бо­ду ком­со­мо­ла, Не бо­ясь, не оро­бев, Ухо­ди­ли ком­со­моль­цы На вой­ну с КПРФ…

Про­шли го­ды, боль­шин­ство ис­пол­ни­те­лей на­учи­лись но­сить ко­стю­мы, си­деть на пле­ну­мах и со­блю­дать пар­тий­ный по­ли­тес. Но вряд ли утра­ти­ли при этом и преж­ние на­вы­ки, и боль­шую часть соб­ствен­ных иде­а­лов.

Чи­сто пар­тий­ная ка­рье­ра в оп­по­зи­ци­он­ной пар­тии в на­ши вре­ме­на — да­ле­ко не са­мый же­лан­ный путь к успе­ху. Невы­со­кая зар­пла­та. Очень ту­ман­ные по­ли­ти­че­ские пер­спек­ти­вы: боль­шин­ство ком­со­моль­цев на­ча­ла 2000-х да­же меч­тать не мог­ли о де­пу­тат­ских местах. Мас­са огра­ни­че­ний, необ­хо­ди­мость участ­во­вать в ку­че нуд­ных ри­ту­а­лов и непри­ят­ных ком­про­мис­сов. Уни­зи­тель­ная бес­по­мощ­ность пе­ред мос­ков­ским ру­ко­вод­ством пар­тии. Что­бы не бро­сить все на пол­пу­ти, не спить­ся и не мах­нуть на это ру­кой, нуж­на глу­бо­кая идей­ная мо­ти­ва­ция, ве­ра в соб­ствен­ную мис­сию. И вот от­дель­ные то­ва­ри­щи все-та­ки про­рва­лись и те­перь воз­глав­ля­ют рай­он­ные, го­род­ские и да­же ре­ги­о­наль­ные парт­ор­га­ни­за­ции. Те­перь судь­ба пар­тии и ее по­ли­ти­че­ское ли­цо от­ча­сти на­хо­дят­ся в их ру­ках.

Са­мо­го Юрия Афо­ни­на мно­гие счи­та­ли бес­прин­цип­ным ка­рье­ри­стом и ап­па­рат­чи­ком. Не знаю, на­сколь­ко спра­вед­ли­вы эти упре­ки и по­до­зре­ния. Но в сво­их дей­стви­ях он ис­хо­дил из чи­сто

по­ли­ти­че­ской ло­ги­ки. По­тра­тив го­ды на мед­лен­ную ка­рье­ру в КПРФ, он вряд ли хо­тел, что­бы эта пар­тия ушла в небы­тие по­сле то­го, как од­на­ж­ды на по­кой уй­дет ее бес­смен­ный ли­дер. А та­кая пер­спек­ти­ва про­смат­ри­ва­лась, тем бо­лее что в Крем­ле вре­мя от вре­ме­ни воз­вра­ща­лись к идее вы­тес­нить ком­пар­тию за пре­де­лы офи­ци­аль­ной пар­ла­мент­ской по­ли­ти­ки, за­ме­нив ее на ло­яль­ную и пол­но­стью под­кон­троль­ную «со­ци­ал­де­мо­кра­ти­че­скую» кон­струк­цию. Един­ствен­ным спо­со­бом обез­опа­сить се­бя от та­кой пе­чаль­ной пер­спек­ти­вы в усло­ви­ях Рос­сии 2000–2010-х го­дов бы­ло уси­ле­ние ме­ри­то­кра­ти­че­ско­го прин­ци­па. По­ощ­рять про­дви­же­ние по пар­тий­ной ли­нии тех функ­ци­о­не­ров и ак­ти­ви­стов, кто до­би­вал­ся луч­ших ре­зуль­та­тов в ор­га­ни­за­ции про­тестных мо­би­ли­за­ций, кто ока­зал­ся спо­со­бен со­зда­вать са­мые эф­фек­тив­ные ме­диа­про­ек­ты, а глав­ное, по­лу­чать мак­си­маль­ные ре­зуль­та­ты на вы­бо­рах.

Эта по­ли­ти­ка рас­тя­ну­лась на го­ды: Афо­нин во­все не хо­тел вы­звать в пар­тии до­пол­ни­тель­ные рас­ко­лы и скан­да­лы, по­это­му долж­но­сти за­ме­ща­лись мед­лен­но, по ме­ре ухо­да от дел ста­рых ма­сто­дон­тов еще со­вет­ских «го­дов вы­пус­ка». Бо­лее то­го, эта ли­ния на­тал­ки­ва­лась на се­рьез­ные про­ти­во­ре­чия. Ча­сто наи­бо­лее силь­ные ре­ги­о­наль­ные парт­ор­га­ни­за­ции пре­тен­до­ва­ли на из­лиш­нюю са­мо­сто­я­тель­ность и бро­са­ли вы­зов стра­те­ги­че­ской ли­нии пар­тии на «мир­ное со­су­ще­ство­ва­ние с Крем­лем». По­сле­до­вал ряд пар­тий­ных чи­сток, ко­гда раз­гро­му под­верг­лись мно­гие са­мые мощ­ные ре­ги­о­наль­ные от­де­ле­ния КПРФ, вклю­чая Мос­ков­ский и Ле­нин­град­ский гор­ко­мы, Крас­но­яр­ский край­ком и мно­гие дру­гие. Но все-та­ки за го­ды по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти КПРФ за­мет­но про­дви­ну­лась к фор­ма­ту кад­ро­вой пар­тии, ос­но­ван­ной на ме­ри­то­кра­ти­че­ском прин­ци­пе.

Важ­ный ас­пект этой мед­лен­ной эво­лю­ции за­клю­ча­ет­ся в том, что вступ­ле­ние в иг­ру но­во­го по­ко­ле­ния ли­де­ров, обя­зан­ных сво­им вос­хож­де­ни­ем Юрию Афо­ни­ну, по­сте­пен­но сни­зи­ло за­ви­си­мость пар­тии от спон­со­ров и во­об­ще от «крас­ных ди­рек­то­ров». Они по­преж­не­му со­став­ля­ют глав­ную опо­ру пар­тии и ее со­ци­аль­ную ба­зу. Имен­но их со­ци­аль­ный ин­те­рес опре­де­ля­ет со­бой идео­ло­гию пар­тии и ос­но­ву ее по­ли­ти­че­ской про­грам­мы: про­тек­ци­о­нист­ская за­щи­та на­ци­о­наль­но­го рын­ка, де­ше­вый внут­рен­ний кре­дит, гос­под­держ­ка «оте­че­ствен­но­го про­из­во­ди­те­ля» и то­му по­доб­ные кейн­си­ан­ские ме­ры «ле­во­пат­ри­о­ти­че­ско­го» ха­рак­те­ра. Но са­ми пред­при­ни­ма­те­ли все ре­же ста­но­вят­ся ру­ко­во­ди­те­ля­ми пар­тий­ных ор­га­ни­за­ций или да­же чле­на­ми пар­тии.

Пе­ре­лом в этом от­но­ше­нии на­чал­ся по­сле «мок­ро­го съез­да» 2004 го­да, ко­гда один из то­гдаш­них спон­со­ров и ли­де­ров пар­тии Ген­на­дий Се­ми­гин по­пы­тал­ся пе­ре­хва­тить у Ген­на­дия Зю­га­но­ва ли­дер­ство в КПРФ. Это вы­зва­ло в пар­тии до­воль­но глу­бо­кий рас­кол: во мно­гих ре­ги­о­наль­ных ор­га­ни­за­ци­ях су­ще­ство­ва­ли «се­ми­гин­ские став­ки», а си­дев­шие на них ак­ти­ви­сты вы­сту­пи­ли против ста­ро­го ру­ко­вод­ства. То­гда ли­де­рам КПРФ с боль­шим тру­дом уда­лось удер­жать кон­троль над пар­ти­ей и со­хра­нить пар­тий­ную ре­ги­стра­цию в сво­их ру­ках. Но власть Зю­га­но­ва над пар­ти­ей по­сле это­го рез­ко укре­пи­лась. С тех пор пар­тия по­сте­пен­но, без рез­ких дви­же­ний, ста­ра­лась ото­дви­нуть биз­не­сме­нов от ры­ча­гов при­ня­тия ре­ше­ний. Спон­со­ры мог­ли по­лу­чить за­вет­ное ме­сто в пред­вы­бор­ном спис­ке, но все ре­же — кон­троль над ре­ги­о­наль­ной парт­ор­га­ни­за­ци­ей. КПРФ по­лу­ча­ла ав­то­но­мию от соб­ствен­ной со­ци­аль­ной ба­зы, ин­сти­ту­а­ли­зи­ру­ясь как по­ли­ти­че­ская ма­ши­на.

В по­след­ние ме­ся­цы в дей­стви­ях ру­ко­вод­ства КПРФ по­яви­лась еще од­на важ­ная но­ва­ция. Пар­тия ста­ла экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с вы­дви­же­ни­ем яр­ких, ха­риз­ма­тич­ных и по­тен­ци­аль­но силь­ных ли­де­ров, да­ле­ко не все­гда со­сто­я­щих в ее ря­дах. По­лу­ча­лось, что яр­кие кан­ди­да­ты при­но­сят пар­тии элек­то­раль­ные оч­ки, но не по­лу­ча­ют при этом вли­я­ния на ее внут­рен­нюю ра­бо­ту и все­це­ло за­ви­сят от пар­тии.

Глав­ный при­мер здесь — Па­вел Гру­ди­нин, пред­став­ляв­ший ком­му­ни­стов на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах. Но есть и дру­гие при­ме­ры. На гу­бер­на­тор­ских вы­бо­рах во Вла­ди­мир­ской об­ла­сти КПРФ вы­дви­ну­ла ха­риз­ма­тич­но­го и яр­ко­го по­ли­ти­ка, чле­на ра­ди­каль­но­го «Ле­во­го фрон­та» Мак­си­ма Шев­чен­ко. В Москве ком­пар­тия по­сле­до­ва­тель­но со­труд­ни­ча­ет с Сер­ге­ем Удаль­цо­вым, ко­то­рый фак­ти­че­ски стал глав­ным ор­га­ни­за­то­ром кам­па­нии улич­но­го про­те­ста и ор­га­ни­за­то­ром со­ци­аль­ных ко­а­ли­ций (за ле­то в Москве про­шло бо­лее де­ся­ти кон­фе­рен­ций со­ци­аль­ных дви­же­ний, вхо­дя­щих в ко­а­ли­цию «Мос­со­вет»). На­ко­нец, яр­ким при­ме­ром успеш­но­го при­ме­не­ния этой но­вой так­ти­ки ста­ло вы­дви­же­ние на пост гу­бер­на­то­ра Ха­ка­сии 31-лет­не­го ли­де­ра мест­ных ком­му­ни­стов Ва­лен­ти­на Ко­но-

ва­ло­ва, ко­то­рый из­ве­стен в ре­ги­оне как яр­кий «три­бун» и ак­тив­ный ор­га­ни­за­тор мас­со­вых про­те­стов.

Эта пле­я­да но­вых ли­де­ров вы­ра­жа­ет стрем­ле­ние КПРФ пре­вра­тить­ся в глав­но­го субъ­ек­та рос­сий­ско­го ле­во­го «по­пу­лиз­ма», то есть встать в один ряд с лей­бо­ри­ста­ми Дже­ре­ми Кор­би­на, сто­рон­ни­ка­ми Бер­ни Сан­дер­са или Па­б­ло Иг­ле­си­а­са из ис­пан­ской «По­де­мос». Все эти но­вые вы­дви­жен­цы не про­сто ре­зуль­тат по­ли­ти­ки об­нов­ле­ния пар­тии. Они при­зва­ны рас­ши­рить ее со­ци­аль­ную ба­зу, со­здать во­круг нее прин­ци­пи­аль­но но­вую со­ци­аль­ную

В да­ле­ком 2009 го­ду, ко­гда кри­зис толь­ко на­чи­нал­ся, Ген­на­дий Зю­га­нов го­во­рил, что «ве­тер ис­то­рии вновь ду­ет в па­ру­са ле­вых сил». Но го­ды шли, па­ру­са бес­силь­но хло­па­ли, и ко­рабль ни­ку­да не плыл. Удаст­ся ли ком­пар­тии на­ко­нец пой­мать этот ис­то­ри­че­ский ве­тер хо­тя бы че­рез де­сять лет?

ко­а­ли­цию, про­ти­во­сто­я­щую не про­сто пар­тии вла­сти, но всей вы­стро­ен­ной за го­ды со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской ма­шине пра­вя­ще­го клас­са.

Крас­ные флаж­ки: гра­ни­цы до­пу­сти­мо­го ра­ди­ка­лиз­ма

Но смо­жет ли ком­пар­тия оста­вать­ся на вы­со­те за­дач, ко­то­рые она пе­ред со­бой ста­вит, не вполне яс­но. Ес­ли власть бу­дет уже­сто­чать кон­троль за внут­рен­ней по­ли­ти­кой, чем от­ве­тят ком­му­ни­сты?

Арест Сер­гея Удаль­цо­ва, ко­то­ро­го в про­фи­лак­ти­че­ском по­ряд­ке от­пра­ви­ли на трид­ца­ти­днев­ный ад­ми­ни­стра­тив­ный арест, что­бы изо­ли­ро­вать от про­тестных мо­би­ли­за­ций и ра­бо­ты в рам­ках пред­вы­бор­ной кам­па­нии в Москве; недо­пуск к вы­бо­рам во Вла­ди­мир­ской об­ла­сти вы­дви­жен­ца ком­му­ни­стов Мак­си­ма Шев­чен­ко и мас­штаб­ное при­ме­не­ние му­ни­ци­паль­но­го филь­тра против «опас­ных» кан­ди­да­тов от ле­вой оп­по­зи­ции; на­ко­нец, чу­дес­ные ре­зуль­та­ты ноч­но­го под­сче­та го­ло­сов по­сле вто­ро­го тура гу­бер­на­тор­ских вы­бо­ров во Вла­ди­во­сто­ке — та­ков пер­вый ба­рьер, с ко­то­рым столк­нет­ся «по­пу­лист­ская» стра­те­гия КПРФ. Не на­ру­шая су­ще­ству­ю­щих пи­са­ных и непи­са­ных пра­вил иг­ры, по­бе­дить прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Ре­шит­ся ли пар­тия вый­ти за эти крас­ные флаж­ки?

От­вет на этот во­прос ле­жит пре­иму­ще­ствен­но за пре­де­ла­ми КПРФ. Он за­ви­сит от то­го, как бу­дет раз­ви­вать­ся си­ту­а­ция в стране в це­лом. Ре­ша­ю­щи­ми бу­дут два фак­то­ра: рост про­тестно­го дви­же­ния сни­зу и воз­мож­ный рас­кол в эли­тах.

Уже се­го­дня мы ви­дим, что недо­воль­ство сни­зу ока­зы­ва­ет дав­ле­ние на власть. Ло­я­лист­ские по­ли­ти­ки вро­де Сер­гея Же­лез­ня­ка или На­та­льи По­клон­ской поз­во­ля­ют се­бе крайне рис­ко­ван­ные по­ли­ти­че­ские же­сты: де­мон­стра­тив­но не прий­ти на ре­ша­ю­щее за­се­да­ние пар­ла­мен­та или да­же про­го­ло­со­вать против во­ли соб­ствен­ной фрак­ции. С дру­гой сто­ро­ны, ожи­ви­лись же­ла­ю­щие пе­ре­хва­тить со­ци­аль­ную по­вест­ку у КПРФ. По­сле несколь­ких лет ана­би­о­за из под­по­лья вышло дви­же­ние Сер­гея Кур­ги­ня­на «Суть вре­ме­ни», ко­то­рое со­би­ра­ет под­пи­си против пен­си­он­ной ре­фор­мы. А пред­ста­ви­те­ли «Спра­вед­ли­вой Рос­сии» за­ре­ги­стри­ро­ва­ли «спой­лер­скую» ини­ци­а­тив­ную груп­пу по про­ве­де­нию ре­фе­рен­ду­ма. Од­на­ко ес­ли зна­чи­мость та­ких ини­ци­а­тив бу­дет рас­ти вме­сте с мас­со­вым про­тестным дви­же­ни­ем, это при­ве­дет к неиз­беж­но­му углуб­ле­нию раз­но­гла­сий внут­ри эли­ты. А ини­ци­а­ти­вы, ко­то­рые се­го­дня вы­гля­дят лишь ин­стру­мен­та­ми в ру­ках крем­лев­ских по­лит­тех­но­ло­гов, мо­гут вый­ти из-под кон­тро­ля вла­стей по классической мо­де­ли зу­ба­тов­ских проф­со­ю­зов эпо­хи Пер­вой рус­ской ре­во­лю­ции. Впро­чем, кон­ку­ри­ро­вать со спой­ле­ра­ми КПРФ при­хо­дит­ся уже се­го­дня, и это тре­бу­ет от ком­пар­тии боль­шей энер­гии.

Ес­ли вла­сти в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве удаст­ся взять под кон­троль си­ту­а­цию в стране и оста­но­вить об­вал рей­тин­гов и рост недо­воль­ства, это мо­жет ока­зать до­пол­ни­тель­ное дав­ле­ние на осто­рож­ное ру­ко­вод­ство ком­пар­тии. Что слу­чит­ся, ес­ли КПРФ са­ма от­ка­жет­ся от по­пы­ток вый­ти за крас­ные флаж­ки и вер­нет­ся к так­ти­ке си­ту­а­тив­ных до­го­во­рен­но­стей с вла­стью? Экс­пе­ри­мент та­ко­го ро­да мы сей­час на­блю­да­ем на Даль­нем Во­сто­ке.

Но и та­кой сце­на­рий вряд ли ста­нет точ­кой в ис­то­рии по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са. Ра­ди­каль­ное, «по­пу­лист­ское» кры­ло пар­тии и ее со­юз­ни­ки вро­де тех же Сер­гея Удаль­цо­ва, Мак­си­ма Шев­чен­ко и Ва­лен­ти­на Коновалова мо­гут уй­ти в «сво­бод­ное пла­ва­ние», со­здав неза­ви­си­мый от пар­тии центр ле­во­го по­пу­лиз­ма, что­бы не оста­вить ули­цу пра­вым по­пу­ли­стам Алек­сея На­валь­но­го. Необ­хо­ди­мые эле­мен­ты ко­ор­ди­на­ции меж­ду эти­ми ли­де­ра­ми и груп­па­ми воз­ни­ка­ют пря­мо сей­час на на­ших гла­зах.

Фак­ти­че­ски мож­но об­ри­со­вать два сце­на­рия, в со­от­вет­ствии с ко­то­ры­ми, ско­рее все­го, бу­дет раз­ви­вать­ся си­ту­а­ция на ле­вом флан­ге рос­сий­ской по­ли­ти­ки: «ан­глий­ский» и «фран­цуз­ский». В пер­вом слу­чае ра­ди­ка­ли­за­ция про­тестно­го дви­же­ния най­дет вы­ход в об­нов­ле­нии ста­рой ле­вой пар­тии, ко­то­рая вы­дви­нет впе­ред но­вых пуб­лич­ных ли­де­ров, из­ме­нит ри­то­ри­ку и на­бе­рет­ся храб­ро­сти, что­бы пря­мо про­ти­во­по­ста­вить се­бя ис­теб­лиш­мен­ту и его по­ли­ти­че­ской си­сте­ме, как это сде­ла­ли лей­бо­ри­сты Дже­ре­ми Кор­би­на. Во вто­ром слу­чае пар­тия не смо­жет ре­шить эту за­да­чу, и то­гда по­ли­ти­че­ский про­ект ле­во­го по­пу­лиз­ма бу­дет фор­ми­ро­вать­ся за ее гра­ни­ца­ми, как это про­изо­шло с «Не­по­ко­рен­ной Фран­ци­ей» Жан-Лю­ка Ме­лан­шо­на, ко­то­рый со­здал свое дви­же­ние вне двух тра­ди­ци­он­ных ра­бо­чих пар­тий — со­ци­а­ли­сти­че­ской и ком­му­ни­сти­че­ской, но уже на­мно­го пре­взо­шел их по по­пу­ляр­но­сти и по­ли­ти­че­ско­му вли­я­нию. ■

Ген­на­дий Зю­га­нов, пред­се­да­тель ЦК КПРФ

Иван Мель­ни­ков, пер­вый зам­пред ЦК КПРФ

Сер­гей Обу­хов, се­кре­тарь ЦК КПРФ

Па­вел Гру­ди­нин, кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты от КПРФ в 2018 го­ду

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.