СО­ЦИ­АЛЬ­НЫЙ БУНТ XXI ВЕ­КА

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - *По­ли­то­лог.

«Жел­тые жи­ле­ты» тре­бу­ют ува­же­ния и немед­лен­но­го по­вы­ше­ния уров­ня жиз­ни. Пра­ви­тель­ство на­ста­и­ва­ет на даль­ней­ших ли­бе­раль­ных ре­фор­мах. Кри­зис во Фран­ции за­хо­дит в ту­пик

«Жел­тые жи­ле­ты» тре­бу­ют ува­же­ния и немед­лен­но­го по­вы­ше­ния уров­ня жиз­ни. Пра­ви­тель­ство на­ста­и­ва­ет на даль­ней­ших ли­бе­раль­ных ре­фор­мах. Кри­зис во Фран­ции за­хо­дит в ту­пик

Ми­тин­ги во Фран­ции — это не про­сто про­те­сты против незна­чи­тель­но­го по­вы­ше­ния цен на ав­то­мо­биль­ное топ­ли­во. Это пол­но­цен­ный со­ци­аль­ный кри­зис, по­во­дом для ко­то­ро­го, по­след­ней кап­лей, пе­ре­пол­нив­шей чашу тер­пе­ния, ста­ло по­вы­ше­ние ак­ци­зов на бен­зин и ди­зель­ное топ­ли­во. Не­дав­но «Экс­перт» вы­пу­стил спе­ци­аль­ный до­клад, по­свя­щен­ный кра­ху со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства. Дви­же­ние «жел­тых жи­ле­тов» во Фран­ции прак­ти­че­ски по­ка­зы­ва­ет, как мо­гут ре­а­ги­ро­вать лю­ди на этот тренд.

Нель­зя ска­зать, что о на­рас­та­нии со­ци­аль­ной на­пря­жен­но­сти не пре­ду­пре­жда­ли. И неко­то­рые ле­вые по­ли­ти­ки, и неко­то­рые пра­вые об этом го­во­ри­ли. Од­на­ко все слу­чи­лось, как все­гда, неожи­дан­но. Вол­на воз­му­ще­ния по­вы­ше­ни­ем на­ло­га на бен­зин в ин­тер­не­те. Пе­ти­ция с тре­бо­ва­ни­ем от­ме­нить по­вы­ше­ние, ко­то­рую мгно­вен­но под­пи­са­ли сот­ни ты­сяч лю­дей. Ви­део воз­му­щен­ной фран­цу­жен­ки, ко­то­рое за три дня на­бра­ло де­сять мил­ли­о­нов про­смот­ров. Все это бук­валь­но за па­ру недель. И 17 но­яб­ря сот­ни ты­сяч фран­цу­зов в жел­тых све­то­от­ра­жа­ю­щих жи­ле­тах вы­шли бло­ки­ро­вать до­ро­ги, подъ­ез­ды к неф­те­хра­ни­ли­щам и круп­ным тор­го­вым цен­трам. Сво­бо­да фан­та­зии: про­те­сту­ю­щие мог­ли об­лить фе­ка­ли­я­ми зда­ние му­ни­ци­па­ли­те­та или «за­хва­тить» пункт кон­тро­ля на плат­ной ав­то­стра­де и устро­ить несколь­ко ча­сов «сво­бод­но­го про­ез­да».

Эта ак­ция ста­ла шо­ком для стра­ны. Фран­ция боль­ших го­ро­дов, Фран­ция вы­иг­рав­ших от ли­бе­раль­ной гло­ба­ли­за­ции с недо­уме­ни­ем на­ча­ла всмат­ри­вать­ся в этих со­вер­шен­но чу­жих для нее лю­дей. Эта Фран­ция от­ма­хи­ва­лась от пре­ду­пре­жде­ний о воз­мож­ном со­ци­аль­ном взры­ве. Те­перь ей при­хо­дит­ся про­хо­дить его на прак­ти­ке.

Незна­ко­мый пе­ри­фе­рий­ный фран­цуз

Нель­зя всю ви­ну за этот кри­зис взва­ли­вать на пре­зи­ден­та Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на и его пра­ви­тель­ство. Нега­тив­ные тен­ден­ции в со­ци­аль­ной сфе­ре раз­ви­ва­лись дав­но. Уча­сти­лись го­ды без пе­ре­рас­че­та пен­сий на раз­мер ин­фля­ции. Все ча­ще бюд­жет­ни­кам за­мо­ра­жи­ва­ли зар­пла­ты. Пред­при­я­тия за­кры­ва­лись и пе­ре­ез­жа­ли в Во­сточ­ную Ев­ро­пу и Юго-Во­сточ­ную Азию, в луч­шем слу­чае — в сто­ли­цу ре­ги­о­на. Со­ци­аль­ные рас­хо­ды оп­ти­ми­зи­ро­ва­лись по ли­бе­раль­ной мо­де­ли — и в ма­лень­ких го­ро­дах, и в сель­ской мест­но­сти вме­сте с ис­чез­но­ве­ни­ем эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти ис­че­за­ли боль­ни­цы, поч­то­вые от­де­ле­ния, по­ли­цей­ские участ­ки. Неко­то­рые рай­о­ны Фран­ции ста­ли пред­став­лять со­бой ост­ров­ки бла­го­по­луч­ных боль­ших го­ро­дов, окру­жен­ных мо­рем де­прес­сив­ных тер­ри­то­рий. В 2014 го­ду по­яви­лась кни­га со­цио­ло­га Кри­сто­фа Гийи «Пе­ри­фе­рий­ная Фран­ция», в ко­то­рой по­дроб­но опи­сы­вал­ся про­цесс вы­тес­не­ния «про­сто­го на­ро­да», «ко­рен­ных фран­цу­зов», «бе­лой Фран­ции» в даль­ние при­го­ро­ды го­ро­дов и сель­скую мест­ность. На ка­кое-то вре­мя кни­га при­вле­ка­ла к се­бе вни­ма­ние. Боль­ше все­го о про­бле­мах «за­бы­той Фран­ции» го­во­рил «На­ци­о­наль­ный фронт». И эта пар­тия на­шла там сво­е­го из­би­ра­те­ля, что и обес­пе­чи­ло вы­дви­же­ние ее в ряд ве­ду­щих по­ли­ти­че­ских сил в стране.

Ма­крон при­шел к вла­сти с обе­ща­ни­ем про­ве­сти ли­бе­раль­ные ре­фор­мы, ко­то­рые все со­се­ди Фран­ции в том или ином ви­де уже про­ве­ли. Сам он че­ло­век са­мо­уве­рен­ный, и в ко­ман­де у него ум­ные и уве­рен-

ные в се­бе тех­но­кра­ты. Они очень быст­ро и очень эф­фек­тив­но при­ня­лись за де­ло. Бе­да в том, что они не ви­де­ли про­блем «пе­ри­фе­рий­ной Фран­ции». Ма­крон быст­ро по­ни­зил на­ло­ги на кор­по­ра­ции, от­ме­нил до­пол­ни­тель­ный «на­лог со­ли­дар­но­сти» на бо­га­тых, ли­бе­ра­ли­зо­вал тру­до­вое за­ко­но­да­тель­ство, сни­зил неко­то­рые со­ци­аль­ные по­со­бия и уже был го­тов при­сту­пить к пен­си­он­ной ре­фор­ме. И тут на арену ис­то­рии всту­пи­ли «жел­тые жи­ле­ты».

Сто­лич­ные тех­но­кра­ты свою глу­бин­ку не очень хо­ро­шо зна­ют. Ина­че бы пра­ви­тель­ство по­чув­ство­ва­ло, что не сто­ит по­вы­шать ак­циз на ав­то­мо­биль­ное топ­ли­во. Впро­чем, это не ини­ци­а­ти­ва Ма­кро­на. Еще в 2014 го­ду при пре­зи­ден­те Франсуа Ол­лан­де бы­ло при­ня­то ре­ше­ние ввести в со­став ак­ци­за «эко­ло­ги­че­скую со­став­ля­ю­щую». И фор­маль­но по­вы­ша­ет­ся она, под фла­гом борь­бы против за­гряз­не­ния воз­ду­ха и эмис­сии пар­ни­ко­вых га­зов. «Эко­ло­ги­че­ский ак­циз» дол­жен по­вы­шать­ся еже­год­но вплоть до 2021 го­да и мо­ти­ви­ро­вать фран­цу­зов от­ка­зы­вать­ся от «гряз­ных» ав­то­мо­би­лей в поль­зу элек­тро­мо­би­лей или об­ще­ствен­но­го транс­пор­та. Са­мо со­бой, ре­аль­но на некую очень невнят­ную эко­ло­ги­че­скую про­грам­му шла со­всем неболь­шая до­ля это­го на­ло­га, а все осталь­ное про­сто по­пол­ня­ло бюд­жет.

Объ­яв­ле­ние об оче­ред­ном по­вы­ше­нии ак­ци­за несчаст­ли­вым об­ра­зом сов­па­ло с по­вы­ше­ни­ем цен на нефть на ми­ро­вом рын­ке, и вот тут со­ци­аль­ная си­сте­ма Фран­ции да­ла тре­щи­ну.

Они все при­пом­нят

Пе­ри­фе­рий­ный фран­цуз мно­гое вы­не­сет. У него все рань­ше на­чи­на­ют­ся «дни до по­луч­ки» — он эко­но­мит на еде. Все труд­нее опла­чи­вать сче­та за отоп­ле­ние — мо­жет при­кру­тить кран и по­жить в хо­ло­де. По по­след­ним дан­ным, каж­дый шестой фран­цуз эко­но­мит на отоп­ле­нии и мерз­нет зи­мой. Но ес­ли у него до ра­бо­ты и об­рат­но со­рок ки­ло­мет­ров, он не мо­жет про­ехать трид­цать пять. По­сле по­вы­ше­ния цен на бен­зин огром­ное ко­ли­че­ство лю­дей по­чув­ство­ва­ло, что их окон­ча­тель­но вы­бра­сы­ва­ют из об­ще­ствен­ной жиз­ни. Ощу­ти­ли это фи­зи­че­ски.

Это та­кой со­ци­аль­ный бунт XXI ве­ка. Че­ло­ве­ку еще хва­та­ет энер­гии, что­бы обес­пе­чить по­треб­но­сти сво­е­го ор­га­низ­ма и бо­лее или ме­нее ком­форт­ную тем­пе­ра­ту­ру в сво­ем жи­ли­ще. Но не хва­та­ет энер­гии, что­бы пе­ре­ме­щать­ся в про­стран­стве. А он вы­нуж­ден в усло­ви­ях «со­ци­аль­но­го опу­сты­ни­ва­ния» пе­ре­ме­щать­ся все даль­ше и даль­ше. Ина­че ни для ор­га­низ­ма, ни для жи­ли­ща энер­гии не раз­до­бу­дешь.

Этот бунт мог про­изой­ти и рань­ше. По­во­дом мог­ло стать и воз­му­тив­шее фран­цу­зов сни­же­ние раз­ре­шен­ной ско­ро­сти с 90 до 80 ки­ло­мет­ров в час. Вро­де ме­лочь, а на нер­вы че­ло­ве­ку дей­ству­ет. И так от него все даль­ше ста­но­вят­ся работа, тор­го­вый центр, боль­ни­ца, шко­ла, где учат­ся его де­ти. При этом ко­ли­че­ство до­рож­ных ра­да­ров рез­ко вы­рос­ло. И штра­фы за непра­виль­ную пар­ков­ку, кста­ти, бо­лее чем удво­и­лись.

Мог слу­чить­ся и поз­же. С 1 ян­ва­ря по­вы­ша­ют­ся це­ны на элек­три­че­ство и пла­та за про­езд по ав­то­стра­дам. Но прорвало пло­ти­ну имен­но сей­час. И этот про­рыв стал пол­ной неожи­дан­но­стью для пра­вя­ще­го клас­са. Тем бо­лее что на бу­ма­ге все вы­гля­де­ло непло­хо. По офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке в этом го­ду ре­аль­ные до­хо­ды фран­цу­зов да­же немно­го под­рос­ли. Прав­да, речь идет о сред­нем фран­цу­зе. Пе­ри­фе­рий­ный остал­ся на пе­ри­фе­рии.

И вот 17 но­яб­ря «за­бы­тая» Фран­ция вы­шла на до­ро­ги. И во­лей-нево­лей всей осталь­ной стране при­шлось смот­реть на нее и слу­шать. Все СМИ за­пол­не­ны сло­ва­ми, взгля­да­ми, сле­за­ми этой «за­бы­той» Фран­ции. Ока­за­лось, кста­ти, что она дей­стви­тель­но «бе­лая». Вы­ход­цы из им­ми­гра­ции в «жел­тых жи­ле­тах» ред­чай­шее ис­клю­че­ние.

«Жел­тые жи­ле­ты» — это муж­чи­ны и жен­щи­ны. Всех воз­рас­тов. Ра­бо­чие, слу­жа­щие, ин­ди­ви­ду­аль­ные и мел­кие пред­при­ни­ма­те­ли. Мно­го пен­си­о­не­ров. Это со­ци­аль­ное дви­же­ние без ли­де­ров, без про­грам­мы, без ор­га­ни­за­ци­он­ной струк­ту­ры. Их объ­еди­ни­ло по­сте­пен­ное, но неуклон­ное по­ни­же­ние их жиз­нен­но­го уров­ня и де­гра­да­ция со­ци­аль­ной сфе­ры. Лю­ди воз­му­ще­ны тем, что с них со­би­ра­ют все боль­ше и боль­ше на­ло­гов и дру­гих сбо­ров, а во­круг них за­кры­ва­ют­ся, «оп­ти­ми­зи­ру­ют­ся» боль­ни­цы, шко­лы, по­ли­цей­ские ко­мис­са­ри­а­ты, су­ды, поч­то­вые от­де­ле­ния. По­это­му один из ос­нов­ных во­про­сов к пра­ви­тель­ству: «Объ­яс­ни­те, что вы де­ла­е­те с на­ши­ми день­га­ми?»

Бла­го­по­луч­ная Фран­ция мно­го узна­ла в эти дни. И как вы­кру­чи­ва­ют­ся ее пе­ри­фе­рий­ные со­оте­че­ствен­ни­ки, ко­гда день­ги за­кан­чи­ва­ют­ся за две неде­ли до зар­пла­ты. И что они при этом едят и пьют. И сколь­ко они при этом ра­бо­та­ют. Как про­ис­хо­дит вы­бор меж­ду по­куп­кой обу­ви или еды для де­тей. Узна­ла, что мно­гие фран­цу­зы уже не пом­нят, что та­кое се­мей­ный ужин в ре­сто­ране, от­пуск на мо­ре, рож­де­ствен­ские по­дар­ки.

Но са­мое ча­стое сло­во в устах «жел­тых жи­ле­тов» — «пре­зре­ние». Это сло­во про­из­но­сят все. Имен­но так лю­ди опи­сы­ва­ют от­но­ше­ние к ним на про­тя­же­нии по­след­них двух-трех де­сят­ков лет. Их пре­зи­ра­ют, к ним не при­слу­ши­ва­ют­ся, их оскорб­ля­ют. Да и са­мо пре­бы­ва­ние в со­сто­я­нии веч­но­го све­де­ния кон­цов с кон­ца­ми для здо­ро­вых, ра­бо­та­ю­щих лю­дей или лю­дей, ко­то­рые всю жизнь про­ра­бо­та­ли, — это уни­же­ние. И ло­гич­но, что имен­но так они его и вос­при­ни­ма­ют. Лю­бо­пыт­но, что в пи­ке­тах «жел­тых жи­ле­тов» у лю­дей раз­вя­зы­ва­ют­ся язы­ки, и они сво­бод­но на­чи­на­ют об­суж­дать друг с дру­гом свои до­хо­ды. Хо­тя рань­ше че­ло­век стес­нял­ся и скры­вал свои ма­те­ри­аль­ные про­бле­мы.

Ока­за­лось, кста­ти, что «жел­тые жи­ле­ты» не за­бы­ва­ют все обид­ные сло­ва, ко­то­рые про них го­во­рят. Во Фран­ции ре­корд­сме­ном по та­ким вы­ра­же­ни­ям яв­ля­ет­ся ны­неш­ний пре­зи­дент. Тут и «без­гра­мот­ные», и «лен­тяи», и «ни­кто»… Да и неко­то­рые его сто­рон­ни­ки успе­ли от­ли­чить­ся. Ре­ше­ние сни­зить жи­лищ­ные суб­си­дии на пять ев­ро вы­зва­ло недо­воль­ство и не­до­уме­ние. А Кл­эр О’Пти, де­пу­тат от «Впе­ред, Рес­пуб­ли­ка!», ехид­но вы­ска­за­лась в ад­рес мо­ло­де­жи, ко­то­рая яв­ля­ет­ся ос­нов­ным по­лу­ча­те­лем это­го по­со­бия (что-то вро­де «Здо­ро­вые му­жи­ки, а пла­чут из-за та­кой ме­ло­чи»). Ни­че­го не за­бы­ли, все пом­нят.

Пре­крас­но они зна­ют о раз­во­ро­вы­ва­нии бюд­жет­ных де­нег, об укло­не­нии от на­ло­гов в круп­ных раз­ме­рах. И о том, что ни­как не уда­ет­ся со­брать на­ло­ги

с циф­ро­вых аме­ри­кан­ских ги­ган­тов, то­же зна­ют.

«Мы вас услы­ша­ли»

Для Фран­ции боль­ших го­ро­дов все это ста­ло шо­ком. Там не очень лю­бят вспо­ми­нать про пе­ри­фе­рию. И кни­гу Гийи мно­гие рас­кри­ти­ко­ва­ли: «упро­ща­ет си­ту­а­цию», «на­гне­та­ет стра­сти» и т. д. Не го­во­рят об этом и по­ли­ти­ки. Раз­ве что Ма­рин Ле Пен, в мень­шей сте­пе­ни в по­след­ние го­ды, — и Жан-Люк Ме­лан­шон. Так по­пу­ли­сты на то и по­пу­ли­сты, что­бы за­ни­мать­ся «непо­лит­кор­рект­ной де­ма­го­ги­ей».

По­нят­но, что диа­лог с «жел­ты­ми жи­ле­та­ми» на­ла­дить в этих усло­ви­ях прак­ти­че­ски невоз­мож­но. От­ку­да ни возь­мись по­яв­ля­ют­ся сот­ни ты­сяч лю­дей, ко­то­рых дав­но ни­кто в рас­чет не при­ни­мал, и тре­бу­ют немед­лен­но­го по­вы­ше­ния жиз­нен­но­го уров­ня и ува­же­ния. При­чем ока­зы­ва­ет­ся, что свои уни­же­ния они тер­пе­ли несколь­ко де­сят­ков лет, от­сту­пать им неку­да и они не пре­кра­тят ак­ции, по­ка не до­бьют­ся сво­е­го. Од­ни­ми сло­ва­ми — мол, мы вас очень-очень ува­жа­ем и да­же це­ним — тут не от­де­ла­ешь­ся.

Пра­ви­тель­ство по­ни­ма­ет, что ре­шить пробле­му кар­ди­наль­но не в со­сто­я­нии. Но бо­ит­ся ска­зать, что ни­кто не бу­дет вос­ста­нав­ли­вать в пе­ри­фе­рий­ной Фран­ции про­из­вод­ства и воз­рож­дать ску­ко­жив­шу­ю­ся со­ци­аль­ную сфе­ру. Это все про­ти­во­ре­чит пла­ну ре­форм. А ре­фор­мы за­клю­ча­ют­ся в том, что­бы по­ни­зить на­ло­ги на ка­пи­тал, ли­бе­ра­ли­зо­вать тру­до­вое за­ко­но­да­тель­ство, по­ни­зить сто­и­мость ра­бо­чей си­лы и со­ци­аль­ные рас­хо­ды и ждать ин­ве­сто­ров. А ин­ве­сто­ры при­ве­дут за со­бой ра­бо­чие ме­ста и все­об­щее про­цве­та­ние. В об­щем, са­мый обыч­ный по ны­неш­ним вре­ме­нам план. По­это­му ни уве­ли­чи­вать ми­ни­маль­ную зар­пла­ту с со­от­вет­ству­ю­щим ро­стом осталь­ных зар­плат, ни от­ме­нять но­вые на­ло­ги власть не бу­дет.

По­ло­же­ние пра­ви­тель­ства се­рьез­но ослож­ня­ет тот факт, что ему при­хо­дит­ся иметь де­ло непо­сред­ствен­но с «жел­ты­ми жи­ле­та­ми». То есть с мно­го­ты­сяч­ной мас­сой лю­дей, у каж­до­го из ко­то­рых свой взгляд на мир, своя ис­то­рия, свои тре­бо­ва­ния. Фран­цу­зы дав­но уже сво­е­му по­ли­ти­че­ско­му клас­су не до­ве­ря­ют. Не до­ве­ря­ют ему и «жел­тые жи­ле­ты». Ни­ка­кой пар­тии, ни­ка­ко­му проф­со­ю­зу они не да­ют пол­но­мо­чий пред­став­лять свои ин­те­ре­сы. Са­мо­ор­га­ни­за­ция про­хо­дит мед­лен­но. Лю­ди бо­ят­ся, что взяв­ши­е­ся невесть от­ку­да ли­де­ры пой­дут на сго­вор с вла­стью, и они ока­жут­ся об­ма­ну­ты­ми в оче­ред­ной раз.

Пра­ви­тель­ство не зна­ет по­ка, ка­кую по­зи­цию за­нять. Опро­сы по­ка­зы­ва­ют, что бо­лее 70% фран­цу­зов под­дер­жи­ва­ют «жел­тых жи­ле­тов» в той или иной сте­пе­ни. Да­же мно­гие вполне бла­го­по­луч­ные жи­те­ли вполне бла­го­по­луч­но­го Па­ри­жа. «Это, на­вер­ное, пре­крас­но, что весь Па­риж в стро­и­тель­ных лесах, — го­во­рят они. — Но штраф пять­де­сят ев­ро за непра­виль­ную пар­ков­ку — это слиш­ком».

При­ме­нять си­лу в этих усло­ви­ях нель­зя. Да и са­ми ра­бот­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов не мо­гут не ис­пы­ты­вать сим­па­тии к про­те­сту­ю­щим. У них са­мих тя­же­лая из­ма­ты­ва­ю­щая работа, им са­мим до ра­бо­ты нуж­но до­би­рать­ся на ма­шине, и у них са­мих с 2010 го­да бы­ло толь­ко два по­вы­ше­ния зар­пла­ты, по 0,6% в 2016 и 2017 го­дах.

По­это­му ис­поль­зу­ют­ся все воз­мож­ные так­ти­ки. Глав­ная на­деж­да на то, что лю­ди про­сто уста­нут сут­ка­ми сто­ять в пи­ке­тах и разой­дут­ся. От­сю­да и при­зыв пре­зи­ден­та Ма­кро­на дать пра­ви­тель­ству три ме­ся­ца на об­ду­мы­ва­ние си­ту­а­ции и вы­ра­бот­ку необ­хо­ди­мых ре­ше­ний. А они обя­за­тель­но бу­дут.

От­сю­да же и непре­клон­ная во­ля в про­ве­де­нии даль­ней­ших ре­форм, ко­то­рую де­мон­стри­ру­ют и фран­цуз­ский пре­зи­дент, и в осо­бен­но­сти пре­мьер-ми­нистр. Они со­вер­шен­но яс­но да­ют по­нять, что от­ме­ны по­вы­ше­ния вы­звав­ше­го та­кие спо­ры на­ло­га не бу­дет в лю­бом слу­чае. Курс не из­ме­нит­ся, воз­мож­ны неко­то­рые кос­ме­ти­че­ские ме­ры по под­держ­ке наи­бо­лее обез­до­лен­ных. Так что мо­же­те спо­кой­но рас­хо­дить­ся, «мы вас услы­ша­ли».

Та­кая «двой­ная ком­му­ни­ка­ция» толь­ко под­чер­ки­ва­ет слож­ность по­ло­же­ния пра­ви­тель­ства. Впро­чем, Эм­ма­ну­эль Ма­крон, как ни­ка­кой дру­гой по­ли­ти­че­ский ми­ро­вой ли­дер, уме­ет эле­гант­но со­че­тать в од­ном тек­сте, од­ном аб­за­це, ино­гда в од­ной фра­зе со­вер­шен­но про­ти­во­по­лож­ные мес­седжи.

Фран­цуз­ский ту­пик

Ва­ри­ант с по­сте­пен­ным за­ту­ха­ни­ем про­те­ста, ко­неч­но, воз­мо­жен, но все­рьез рас­счи­ты­вать на него не сто­ит. Ав­тор пер­вой пе­ти­ции в ин­тер­не­те с тре­бо­ва­ни­ем от­ме­нить по­вы­ше­ние ак­ци­за — жен­щи­на, ав­тор ви­рус­но­го ви­део­ро­ли­ка с во­про­сом «Где на­ши день­ги?» Боль­шин­ство сре­ди про­те­сту­ю­щих — жен­щи­ны. Фран­цуз­ский опыт со­ци­аль­ных про­те­стов (да и рос­сий­ский то­же) по­ка­зы­ва­ет, что та­кие дви­же­ния от­ли­ча­ют­ся осо­бым упор­ством. И ес­ли жен­щи­ны го­во­рят: «Нам от­сту­пать неку­да, мы хо­тим по­лу­чить на­ши день­ги зав­тра», — то до Рож­де­ства они точ­но про­дер­жат­ся, несмот­ря на до­воль­но хо­лод­ную по­го­ду.

Есте­ствен­но, па­рал­лель­но идут по­пыт­ки пред­ста­вить «жел­тых жи­ле­тов» как лю­дей, ко­то­рым на­пле­вать на борь­бу с гло­баль­ным по­теп­ле­ни­ем, чуть ли не как аген­тов транс­на­ци­о­наль­ных неф­тя­ных ком­па­ний. Они про­дол­жа­ют­ся да­же по­сле то­го, как про­те­сту­ю­щие по­про­си­ли не взва­ли­вать на них пробле­му кон­ца све­та. Для них ре­аль­ная пробле­ма — ко­нец каж­до­го ме­ся­ца. Это ста­ло афо­риз­мом.

Бы­ли по­пыт­ки и при­пи­сать дви­же­нию уль­тра­пра­вый ха­рак­тер. «Фа­ши­сты», «ко­рич­не­вая чу­ма» — эти ха­рак­те­ри­сти­ки то­же про­зву­ча­ли, в том чис­ле из уст чле­нов пра­ви­тель­ства. Сре­ди «жел­тых жи­ле­тов» мно­го сто­рон­ни­ков «На­ци­о­наль­но­го объ­еди­не­ния» и Ма­рин Ле Пен. Что неуди­ви­тель­но, имен­но эта пар­тия дол­гие го­ды вы­но­си­ла на об­ще­на­ци­о­наль­ное об­суж­де­ние их про­бле­мы. Но де­лать из них «фа­ши­стов» — это уже пе­ре­бор. И об­ще­ствен­ное мне­ние в це­лом та­кое жон­гли­ро­ва­ние смыс­ла­ми не под­дер­жа­ло.

Си­ту­а­ция вы­гля­дит ту­пи­ко­вой. «Жел­тые жи­ле­ты» слиш­ком дол­го мол­ча­ли, и те­перь им «от­сту­пать неку­да». Но ни од­но из их тре­бо­ва­ний пра­ви­тель­ством при­ня­то быть не мо­жет. И по­то­му, что они идут враз­рез с кур­сом пра­ви­тель­ства, и по­то­му, что Ма­крон, усту­пив хо­тя бы в ме­ло­чах, раз­ру­шит свой имидж пре­зи­ден­та, ко­то­ро­му уда­ет­ся про­во­дить тя­же­лые ли­бе­раль­ные ре­фор­мы, на ко­то­рые его пред­ше­ствен­ни­ки не ре­ша­лись.

Часть участ­ни­ков дви­же­ния на­стро­е­на ре­ши­тель­на. Они счи­та­ют, что ес­ли они не мо­гут боль­ше пе­ре­дви­гать­ся на ав­то­мо­би­лях, то на­до бло­ки­ро­вать неф­те­хра­ни­ли­ща, что­бы и у дру­гих бы­ли та­кие же про­бле­мы. Они уже дав­но не мо­гут де­лать рож­де­ствен­ские по­дар­ки де­тям — на­до бло­ки­ро­вать тор­го­вые цен­тры, что­бы и дру­гие по­чув­ство­ва­ли на сво­ей шку­ре, что это та­кое. Кто-то из та­ких «жел­тых жи­ле­тов» под­жег пункт опла­ты на ав­то­стра­де и за­му­ро­вал вход в на­ло­го­вую ин­спек­цию. Кто-то из них уни­что­жил бо­лее сот­ни до­рож­ных ра­да­ров на до­ро­гах. В дом Кл­эр О’Пти за­яви­лись от­дель­но, по­би­ли стек­ла.

Фран­ция на­блю­да­ет за про­ис­хо­дя­щим за­та­ив ды­ха­ние. Два­дцать чет­вер­то­го но­яб­ря, ко­гда на Ели­сей­ских по­лях бы­ло мно­го ог­ня и ды­ма, рей­тин­ги ин­фор­ма­ци­он­ных ка­на­лов по­би­ли ис­то­ри­че­ские ре­кор­ды. Пол­но­цен­ный со­ци­аль­ный кри­зис на­ли­цо. Еще немно­го — и он пе­рей­дет в кри­зис по­ли­ти­че­ский. Са­мое вре­мя и Ев­ро­пе об­ра­тить на него вни­ма­ние. Про­иг­рав­ший в гло­ба­ли­за­ции сред­ний класс, до­хо­ды ко­то­ро­го упа­ли на­столь­ко, что он уже не мо­жет ве­сти нор­маль­ную ак­тив­ную жизнь, но не на­столь­ко, что­бы он пол­но­стью де­клас­си­ро­вал­ся и пе­ре­шел на со­ци­аль­ные по­со­бия, — это не чи­сто фран­цуз­ское яв­ле­ние. Мож­но упор­но и успеш­но бо­роть­ся с «по­пу­лиз­мом». Но чем упор­нее и успеш­нее с ним бо­решь­ся, тем ча­ще вы­хо­дят лю­ди из ин­фор­ма­ци­он­но­го небы­тия с ло­зун­гом «Нам от­сту­пать неку­да, мы хо­тим на­ши день­ги зав­тра». ■

Эм­ма­ну­эль Ма­крон, пре­зи­дент Фран­ции

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.