«Боль­шая два­дцат­ка» и «жел­тые жи­ле­ты»

Ekspert - - ТЕМА НЕДЕЛИ -

По­ка в од­ной ча­сти све­та До­нальд Трамп и Вла­ди­мир Пу­тин не на­хо­дят сил по­жать друг дру­гу ру­ки, рас­ка­лы­ва­ют­ся и со­би­ра­ют­ся тор­го­вые со­ю­зы, а са­у­дов­ский принц ме­ня­ет неф­те­дол­ла­ры на чи­стую со­весть, по­те­рян­ные ев­ро­пей­ские граж­дане об­ли­ва­ют дерь­мом зда­ние му­ни­ци­па­ли­те­та и тре­бу­ют шан­са на вы­жи­ва­ние. Как-то ин­ту­и­тив­но хо­чет­ся свя­зать диа­лог ми­ро­вой эли­ты два­дца­ти круп­ней­ших стран ми­ра и стра­да­ния фран­цуз­ских «жел­тых жи­ле­тов». Но при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии ста­но­вит­ся по­нят­но, на­сколь­ко раз­ная по­вест­ка у этих лю­дей.

Де­сять лет на­зад, ко­гда по­явил­ся фор­мат G20, ве­ду­щие стра­ны ми­ра бы­ли еди­ны пе­ред ли­цом гло­баль­но­го кри­зи­са, а сей­час рас­сы­па­лись на груп­пы по ин­те­ре­сам. США не хо­тят дис­ку­ти­ро­вать с Рос­си­ей о ядер­ной гон­ке, по­ви­ну­ясь про­во­ка­ции ма­ри­о­не­точ­но­го ки­ев­ско­го ре­жи­ма и аме­ри­кан­ской ис­те­ри­ки в ме­диа. Ки­тай го­тов обо­зна­чить ко­нец усту­пок в тор­го­вой войне и пой­ти на прин­цип, спро­во­ци­ро­вав об­вал рын­ков. Нет по­ни­ма­ния бу­ду­ще­го ВТО и Со­гла­ше­ния по кли­ма­ту. Од­ни хо­тят за­фик­си­ро­вать на­ме­ре­ние — лишь на­ме­ре­ние! — от­ка­зать­ся от про­тек­ци­о­низ­ма, дру­гие тор­пе­ди­ру­ют гло­ба­лизм и на­вя­зы­ва­ют но­вые пра­ви­ла иг­ры. Под во­про­сом ито­го­вое коммюнике сам­ми­та, — но в этом го­ду уже несколь­ко меж­ду­на­род­ных сле­тов за­кан­чи­ва­лись лишь груп­по­вым фо­то, что удив­лять­ся но­вым дис­кус­си­он­ным ту­пи­кам? Ка­за­лось бы, вот он, нерв ци­ви­ли­за­ци­он­но­го раз­ви­тия, вот под­лин­ная ди­лем­ма ак­ту­аль­но­го раз­ви­тия че­ло­ве­че­ства! И ко­гда силь­ные ми­ра се­го бо­рют­ся с ан­ти­си­сте­мой Трам­па в на­деж­де раз­ру­бить кли­ма­ти­че­ский узел и спа­сти пла­не­ту для бу­ду­щих по­ко­ле­ний, как сме­е­те вы, жи­те­ли Ста­ро­го Све­та, тор­пе­ди­ро­вать эко­ло­ги­че­ский ак­циз на топ­ли­во?!

«Не на­до взва­ли­вать на нас пробле­му кон­ца све­та. Для нас ре­аль­ная пробле­ма — это ко­нец каж­до­го ме­ся­ца», — го­во­рят «жел­тые жи­ле­ты». Со­ци­аль­ные про­те­сты — яв­ле­ние для Фран­ции ти­пич­ное. Но тут, по­хо­же, на­ме­тил­ся ту­пик. На ули­цы вы­шли не сы­тые го­ро­жане, а фран­цу­зы с пе­ри­фе­рии, для ко­то­рых по­вы­ше­ние цен на бен­зин ста­ло по­след­ней кап­лей по­сле по­вы­ше­ния на­ло­гов, штра­фов, оп­ти­ми­за­ции школ и боль­ниц, эко­но­мии на про­дук­тах и отоп­ле­нии. Дай­те нам до­е­хать до ра­бо­ты и за­ра­бо­тать на­шу ни­щен­скую зар­пла­ту, го­во­рят «жел­тые жи­ле­ты». Но все это про­ти­во­ре­чит пла­ну ре­форм. А ре­фор­мы за­клю­ча­ют­ся в том, что­бы ли­бе­ра­ли­зо­вать тру­до­вое за­ко­но­да­тель­ство, по­ни­зить на­ло­ги на ка­пи­тал, сто­и­мость ра­бо­чей си­лы и со­ци­аль­ные рас­хо­ды и ждать ин­ве­сто­ров, ко­то­рые при­дут и при­ве­дут за со­бой ра­бо­чие ме­ста и все­об­щее про­цве­та­ние. В об­щем, ти­пич­ный план твор­цов эко­но­ми­че­ско­го чу­да, ко­то­рые до­ми­ни­ро­ва­ли по­след­ние де­ся­ти­ле­тия и про­дол­жа­ют кор­рек­ти­ро­вать по­боч­ные со­ци­аль­ные яв­ле­ния сво­их пост­мо­дер­нист­ских воз­зре­ний и спо­рить на сам­ми­тах «боль­шой два­дцат­ки» о бу­ду­щем ка­пи­та­лиз­ма.

Ма­ло об­ще­го у ми­ро­вых элит в Бу­энос-Ай­ре­се с «жел­ты­ми жи­ле­та­ми» и про­чи­ми бун­та­ря­ми, жерт­ва­ми гло­ба­лист­ско­го сприн­та. Но ес­ли бы на сам­ми­те стра­ны G20 пред­став­ля­ли «жел­тые жи­ле­ты», смог­ли бы они най­ти об­щий язык в том рас­па­да­ю­щем­ся и ха­о­тич­ном ми­ре, что мы на­блю­да­ем в по­след­ние го­ды? Что-то под­ска­зы­ва­ет, что спо­ров бы­ло бы ку­да мень­ше, а ито­го­вые коммюнике со­дер­жа­ли ку­да бо­лее по­нят­ные и ра­ци­о­наль­ные ве­щи, несу­щие бла­го не сот­ням, но мил­ли­ар­дам.

За­нят­но, что фран­цуз­ский бунт уже по­ка­зал нети­пич­ный сце­на­рий са­мо­ор­га­ни­за­ции. «Жел­тые жи­ле­ты» — это со­ци­аль­ное дви­же­ние без ли­де­ров, без про­грам­мы, без ор­га­ни­за­ци­он­ной струк­ту­ры. Но лю­ди по­тря­са­ю­щим об­ра­зом на­хо­дят друг дру­га и об­щий язык. И глав­ное, боль­ше не стес­ня­ют­ся го­во­рить о том, сколь­ко за­ра­ба­ты­ва­ют и сколь­ко де­нег им не хва­та­ет, что­бы вы­жить. Но ка­жет­ся, са­мое глав­ное для них — уни­что­жить пре­зре­ние (это сло­во мель­ка­ет в каж­дом ин­тер­вью), с ко­то­рым к ним от­но­сит­ся сы­тое и бо­лее успеш­ное об­ще­ство. То са­мое пре­зре­ние, с ко­то­рым ми­ро­вые эли­ты в по­след­ние го­ды от­но­сят­ся ко всем пред­ста­ви­те­лям че­ло­ве­че­ства, вы­пав­шим из иде­аль­но­го сце­на­рия ми­ро­во­го гло­ба­лиз­ма. Жерт­вы та­ко­го пре­зре­ния ку­да про­ще на­хо­дят об­щий язык по са­мым ост­рым во­про­сам ми­ро­вой по­вест­ки. Но кто их спра­ши­ва­ет.

А за­яв­лен­ные пред­се­да­тель­ству­ю­щей в груп­пе Ар­ген­ти­ной те­мы сам­ми­та вполне тра­ди­ци­он­ные — тор­гов­ля, циф­ро­вая экономика, кли­ма­ти­че­ские из­ме­не­ния, устой­чи­вое раз­ви­тие, ген­дер­ное ра­вен­ство. И не сло­ва о дне, ко­то­рый на­сту­пит пря­мо зав­тра. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.