ЭКОНОМИКА И ФИ­НАН­СЫ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

ПЛО­ХО СКРЫ­ТАЯ УГРО­ЗА

Кри­зис в США мо­жет раз­ра­зить­ся быст­рее, чем ожи­да­лось, — на это ука­зы­ва­ет все воз­рас­та­ю­щее ко­ли­че­ство кос­вен­ных при­зна­ков. При этом да­же та­кие по­зи­тив­ные ин­ди­ка­то­ры, как ано­маль­но низ­кая без­ра­бо­ти­ца, на са­мом де­ле мас­ки­ру­ют про­бле­мы

Кри­зис в США мо­жет раз­ра­зить­ся быст­рее, чем ожи­да­лось, — на это ука­зы­ва­ет все воз­рас­та­ю­щее ко­ли­че­ство кос­вен­ных при­зна­ков. При этом да­же та­кие по­зи­тив­ные ин­ди­ка­то­ры, как ано­маль­но низ­кая без­ра­бо­ти­ца, на са­мом де­ле мас­ки­ру­ют про­бле­мы

По про­гно­зам круп­ней­ше­го аме­ри­кан­ско­го ин­вест­бан­ка Goldman Sachs, уже в на­ча­ле сле­ду­ю­ще­го го­да аме­ри­кан­ская экономика ощу­тит по­след­ствия недав­них ры­ноч­ных по­тря­се­ний, ко­то­рые мо­гут сто­ить ей 0,7% ВВП. Ана­ли­ти­ки бан­ка счи­та­ют, что бир­же­вые ко­ле­ба­ния про­шло­го ме­ся­ца не бо­лее чем пре­лю­дия к гря­ду­ще­му кри­зи­су.

И вер­но: на гря­ду­щий эко­но­ми­че­ский спад в США ука­зы­ва­ет все боль­ше фак­то­ров. Так, рост клю­че­вой став­ки ФРС со­здал опас­ность по­втор­но­го кол­лап­са рын­ка недви­жи­мо­сти, по­сколь­ку мно­гим аме­ри­кан­цам она ста­но­вит­ся не по кар­ма­ну. До­ста­нет­ся и ком­па­ни­ям. Пе­ри­од низ­ких ста­вок по­ро­дил це­лый класс фирм, спо­соб­ных су­ще­ство­вать толь­ко при низ­ких став­ках и, со­от­вет­ствен­но, при де­ше­вом за­ем­ном ка­пи­та­ле. Ре­ше­ния ФРС вы­би­ва­ют у та­ких ком­па­ний поч­ву из-под ног, а учи­ты­вая, что сре­ди них есть ги­ган­ты, они, упав, мо­гут увлечь за со­бой це­лые от­рас­ли (о шат­ких по­зи­ци­ях ги­ган­тов немно­го ни­же).

Не­по­ря­док и в бан­ков­ской сфе­ре: несмот­ря на то что боль­шин­ство бан­ков про­шли стресс-те­сты ФРС, дав­ле­ние на аме­ри­кан­ские бон­ды (и, как след­ствие, рост их до­ход­но­сти) со­зда­ет бан­кам про­бле­мы с до­ста­точ­но­стью ка­пи­та­ла, так как US Treasuries, каз­на­чей­ские об­ли­га­ции США, на ба­лан­сах этих бан­ков ста­но­вят­ся де­шев­ле.

Круп­ные фон­ды и ин­сти­ту­ци­о­на­лы уже на­чи­на­ют ре­а­ги­ро­вать и пе­ре­фор­ма­ти­ру­ют порт­фе­ли, воз­вра­ща­ясь к за­щит­ным ак­ти­вам, что уже при­ве­ло к рас­про­да­жам в тех­но­ло­ги­че­ском сек­то­ре, ко­то­рые мы на­блю­да­ли в но­яб­ре.

Да­же тен­ден­ции на рын­ке тру­да ука­зы­ва­ют, что не все спо­кой­но в «стране по­бе­див­шей де­мо­кра­тии», несмот­ря на ано­маль­но низ­кую без­ра­бо­ти­цу.

Сно­ва пу­зырь?

Все на­вер­ня­ка пом­нят, что в кон­це 2008 го­да на фоне фи­нан­со­во­го кри­зи­са ру­ко­вод­ство ФРС бы­ло вы­нуж­де­но смяг­чить де­неж­но-кре­дит­ную по­ли­ти­ку, вы­ста­вив ре­корд­но низ­кую став­ку 0–0,25% го­до­вых, что­бы хоть как-то сти­му­ли­ро­вать эко­но­ми­ку. Став­ка бы­ла при­под­ня­та толь­ко в кон­це 2015 го­да, а в 2017-м в ФРС ре­ши­ли, что экономика на­ко­нец опра­ви­лась, став­ку мож­но по­вы­шать, и по­быст­рее. Так, в этом го­ду став­ка бы­ла под­ня­та три­жды (по­след­ний раз — в кон­це сен­тяб­ря), ФРС оста­ви­ла ее на уровне 2–2,25% го­до­вых. Ре­гу­ля­тор уже­сто­ча­ет де­неж­но-кре­дит­ную по­ли­ти­ку, что­бы не до­пу­стить уско­ре­ния ин­фля­ции и пе­ре­гре­ва аме­ри­кан­ской эко­но­ми­ки. В ФРС ожи­да­ют, что даль­ней­шее по­сте­пен­ное по­вы­ше­ние став­ки бу­дет со­от­вет­ство­вать устой­чи­во­му ро­сту эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти, со­хра­не­нию ста­биль­но­сти на рын­ке тру­да и при­бли­же­нию ин­фля­ции к це­ле­во­му уровню 2%, а име­ю­щи­е­ся рис­ки ре­гу­ля­тор оце­ни­ва­ет как сба­лан­си­ро­ван­ные. Но со­глас­ны с этим да­ле­ко не все. Гла­ва го­су­дар­ства До­нальд Трамп и во­все за­явил, что со­всем не рад при­ня­то­му им ре­ше­нию ре­ко­мен­до­вать Дже­ро­ма Пау­эл­ла на долж­ность пред­се­да­те­ля жи­лья, ко­то­рое вы­ста­ви­ли на про­да­жу в США, в ок­тяб­ре это­го го­да пред­ла­га­лось с дис­кон­том к рын­ку бо­лее 1%. За по­след­ние во­семь лет это ре­корд. Го­дом ра­нее до­ля «дис­конт­ных» до­мов бы­ла на 6% мень­ше. Продажи жи­лья у Redfin в ок­тяб­ре упа­ли на 5,7% в го­до­вом ис­чис­ле­нии. И наи­бо­лее силь­но спрос па­да­ет в до­ро­гих ре­ги­о­нах, на­при­мер в Си­эт­ле и Сан Ди­его, на 20 и 16% со­от­вет­ствен­но. Шок на рын­ке недви­жи­мо­сти вы­зван имен­но по­вы­ше­ни­ем став­ки. По дан­ным Ас­со­ци­а­ции ипо­теч­ных бан­ков (MBA) США, став­ка по 30-лет­ней ипо­те­ке под­ско­чи­ла до 5,17% впер­вые с ап­ре­ля 2010 го­да. И это уже се­рьез­но ска­за­лось на спро­се. Ана­ли­ти­че­ское агент­ство CoreLogic ука­зы­ва­ет, что толь­ко за сен­тябрь продажи на пер­вич­ном и вто­рич­ном рын­ках аме­ри­кан­ской недви­жи­мо­сти упа­ли на 18% от­но­си­тель­но сен­тяб­ря 2017-го.

По­доб­ное па­де­ние бы­ло в сен­тяб­ре 2007-го, пе­ред кри­зи­сом, ко­гда лоп­нул пу­зырь недви­жи­мо­сти. Рас­ту­щий до это­го ры­нок по­ро­дил мон­стру­оз­ную пи­ра­ми­ду из де­ри­ва­ти­вов, со­здан­ных на ос­но­ве ипо­теч­ных дол­гов (ипо­те­ка под за­лог недви­жи­мо­сти вы­да­ва­лась к это­му мо­мен­ту ко­му по­па­ло — бан­ки не сму­ща­ло да­же от­сут­ствие ра­бо­ты у за­ем­щи­ка). Под обес­пе­че­ние де­ри­ва­ти­вов со­зда­ва­лись но­вые цен­ные бу­ма­ги — CDO (Collateralized debt obligations, обес­пе­чен­ные дол­го­вые обя­за­тель­ства), под них вы­пус­ка­лись но­вые — CDO на CDO. Ко­гда сто­и­мость жи­лья на­ча­ла сни­жать­ся, вся эта го­ра цен­ных бу­маг рез­ко пе­ре­ста­ла быть цен­ной. По­шла че­ре­да невоз­вра­тов по дол­го­вым обя­за­тель­ствам. Ипо­теч­ный кри­зис в США при­вел к мас­со­во­му банк­рот­ству круп­ней­ших ми­ро­вых ин­ве­сти­ци­он­ных бан­ков и стра­хо­вых ком­па­ний, на­при­мер из­вест­но­го всем Lehman Brothers, и за­пу­стил уже ми­ро­вой кри­зис.

И вот те­перь ме­ди­ан­ная це­на до­ма в США уже за­мет­но вы­ше пред­кри­зис­ной (см. гра­фик 1). Да и ипо­те­ка ста­ла за­мет­но до­ро­же.

Кста­ти, на этот раз ипо­теч­ный кри­зис мо­жет уда­рить по граж­да­нам США, по­сколь­ку аме­ри­кан­цы, ко­то­рые тра­ди­ци­он­но счи­та­лись мо­биль­ной на­ци­ей, в по­след­ние го­ды ста­ли доль­ше си­деть на од­ном ме­сте. По дан­ным Attom Data Solutions, каж­дый тре­тий дом, про­дан­ный с июля по сен­тябрь (тре­тий квар­тал), на­хо­дил­ся в соб­ствен­но­сти 8,23 го­да, что необыч­но дол­го для США.

Сто­ит от­ме­тить, что До­нальд Трамп ра­нее уже за­про­сил у пред­ста­ви­те­лей сек­то­ра недви­жи­мо­сти ста­ти­сти­ку про­даж жи­лья. Ре­зуль­та­ты не слиш­ком по­ра­до­ва­ли — стро­ят то­же мень­ше. Ин­ве­сти­ции в жи­лую недви­жи­мость за три квар­та­ла это­го го­да сни­зи­лись на 0,6%.

И это уже тренд: за про­шлый год па­де­ние со­ста­ви­ло 3,4%.

Сни­же­ние про­даж до­мов, в свою оче­редь, тя­нет за со­бой продажи то­ва­ров дли­тель­но­го поль­зо­ва­ния, на­при­мер ме­бе­ли и бы­то­вой тех­ни­ки. Оно и ло­гич­но: ес­ли нет до­ма, то за­чем но­вый хо­ло­диль­ник. Эти то­ва­ры (durable goods) со­ста­ви­ли 9% аме­ри­кан­ско­го ВВП в про­шлом го­ду, а ес­ли учи­ты­вать, что ин­ве­сти­ции в жи­лье и част­ный спрос на него, по оцен­ке аме­ри­кан­ской На­ци­о­наль­ной ас­со­ци­а­ции стро­и­те­лей до­мов (NAHB), со­став­ля­ют в сред­нем 15–18% ВВП, то по­лу­ча­ем по­чти треть аме­ри­кан­ско­го ВВП. А ес­ли вспом­нить, что кре­ди­ты под за­лог недви­жи­мо­сти пре­вы­ша­ют чет­верть ак­ти­вов аме­ри­кан­ских бан­ков, кар­ти­на ста­но­вит­ся пу­га­ю­щей.

Меж­ду тем по­ка про­стые аме­ри­кан­цы при­вы­ка­ли к де­ше­вой ипо­те­ке, круп­ные ком­па­нии при­вы­ка­ли жить в долг.

Эко­но­ми­че­ский зом­биа­по­ка­лип­сис

Мяг­кая по­ли­ти­ка ЕЦБ и ФРС в про­шлом при­ве­ли к то­му, что за по­след­ние го­ды в Ев­ро­пе и осо­бен­но в США рас­пло­ди­лись «ком­па­нии-зом­би». Так при­ня­то на­зы­вать ор­га­ни­за­ции, ко­то­рые убы­точ­ны ли­бо име­ют слиш­ком низ­кий до­ход, что­бы жить без се­рьез­ных за­им­ство­ва­ний. В ис­сле­до­ва­нии Бан­ка меж­ду­на­род­ных рас­че­тов (БМР, меж­ду­на­род­ная фи­нан­со­вая ор­га­ни­за­ция, а так­же офи­ци­аль­ный фо­рум цен­траль­ных бан­ков) го­во­рит­ся, что «при­быль та­ких ком­па­ний не по­кры­ва­ла их рас­хо­ды на об­слу­жи­ва­ние дол­гов да­же по пост­кри­зис­ным сверх­низ­ким про­цент­ным став­кам». Фак­ти­че­ски зом­би-ком­па­нии спо­соб­ны кое-как жить толь­ко в усло­ви­ях сверх­де­ше­во­го кре­ди­то­ва­ния. По оцен­кам БМР, до­ля та­ких ком­па­ний в стра­нах ОЭСР до­сти­га­ет 12%. Это очень мно­го.

«По ме­ре то­го как ко­ли­че­ствен­ное смяг­че­ние со сто­ро­ны ФРС сме­ня­ет­ся ко­ли­че­ствен­ным уже­сто­че­ни­ем, ста­но­вит­ся оче­вид­но, что в эко­но­ми­ке США мно­го зом­би-ком­па­ний и они под­вер­же­ны се­рьез­ным рис­кам», — не­дав­но за­явил из­вест­ный аме­ри­кан­ский фи­нан­сист Ст­эн­ли Дра­кен­мил­лер, управ­ляв­ший Фон­дом Джор­джа Со­ро­са.

Как го­во­рит за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой фон­до­вых рын­ков и фи­нан­со­во­го ин­жи­ни­рин­га фа­куль­те­та фи­нан­сов и бан­ков­ско­го де­ла РАНХиГС Кон­стан­тин Ко­ри­щен­ко, «зом­би­фи­ци­ро­ван­ные» ком­па­нии мож­но раз­бить на две ос­нов­ные груп­пы. «Пер­вый ва­ри­ант — это убе­ри­за­ция биз­не­са, ко­гда ком­па­ния во­об­ще не име­ет ре­аль­ных ак­ти­вов и жи­вет за счет ре­кла­мы или продажи ин­фор­ма­ции, про­во­дит по­ли­ти­ку дем­пин­га для за­хва­та боль­шей до­ли рын­ка. Та­кая ком­па­ния фи­нан­си­ру­ет те­ку­щие рас­хо­ды за счет де­ше­вых кре­ди­тов, — го­во­рит уче­ный. — Вто­рой ва­ри­ант: ком­па­ния в по­гоне за ро­стом сто­и­мо­сти ак­ций ак­тив­но на­ра­щи­ва­ла долги при око­ло­ну­ле­вых став­ках де­неж­но­го рын­ка и сей­час име­ет вы­со­кий уро­вень ле­ве­реджа». В обо­их слу­ча­ях рост сто­и­мо­сти кре­ди­та ве­дет сначала к боль­шим со­кра­ще­ни­ям рас­хо­дов, а по­том, воз­мож­но, к банк­рот­ству, опи­сы­ва­ет ци­кл жиз­ни «зом­би» Кон­стан­тин Ко­ри­щен­ко.

По под­сче­там ана­ли­ти­ков из аме­ри­кан­ской Xerion Investments, уже к ле­ту 2018 го­да бо­лее тре­ти круп­ней­ших ми­ро­вых ком­па­ний име­ли вы­со­кий уро­вень за­ем­ных средств, то есть у них по мень­шей ме­ре пять дол­ла­ров дол­га при­хо­ди­лось на каж­дый дол­лар в при­бы­ли, а это де­ла­ет их уяз­ви­мы­ми к лю­бо­му спа­ду при­бы­ли или уве­ли­че­нию про­цент­ных ста­вок. И у од­ной из пя­ти ком­па­ний есть обя­за­тель­ства по об­слу­жи­ва­нию дол­га, ко­то­рые уже пре­вы­ша­ют де­неж­ный по­ток.

Ак­тив­но вы­ку­па­ли ак­ции на за­ем­ные сред­ства тор­го­вая сеть Sears (от­ри­ца­тель­ные EBITDA и де­неж­ный по­ток; сей­час идут пе­ре­го­во­ры с кре­ди­то­ра­ми), муль­тиб­рен­до­вый гипермаркет J. C. Penney (от­но­ше­ние чи­сто­го дол­га к EBITDA — 5,8), Xerox и ме­ди­а­кон­гло­ме­рат Viacom (у обе­их ком­па­ний от­но­ше­ние чи­сто­го дол­га к EBITDA — око­ло трех).

Несмот­ря на за­яв­ле­ния До­наль­да Трам­па о том, что ФРС «со­шла с ума», вполне оче­вид­но, что по­ли­ти­ка уже­сто­че­ния бу­дет про­дол­жать­ся. Об­слу­жи­ва­ние дол­гов ста­нет до­ро­же, и, по­хо­же, пер­вый аме­ри­кан­ский «зом­би» вот-вот с гро­хо­том рух­нет. Неко­то­рые счи­та­ют, что это бу­дет сим­во­ли­че­ская смерть General Electrics, чья ка­пи­та­ли­за­ция и так упа­ла до 65,93 млрд дол­ла­ров, об­ва­лив­шись с пи­ка 2000 го­да на 87%. Банк­рот­ство старейшего про­мыш­лен­но­го кон­гло­ме­ра­та США спо­соб­но за­пу­стить об­вал на фон­до­вом рын­ке (в тре­тьем квар­та­ле это­го го­да GE от­чи­та­лась об убыт­ках в раз­ме­ре 23 млрд дол­ла­ров). И это при от­ри­ца­тель­ных чи­стых ак­ти­вах, кор­по­ра­тив­ном дол­ге 114 млрд дол­ла­ров и от­но­ше­нии чи­сто­го дол­га к EBITDA на уровне 17 — за­пре­дель­ная ве­ли­чи­на.

Для по­доб­ных ком­па­ний уже при­ду­ман тер­мин «BBB-ком­па­нии». Они име­ют кре­дит­ный рей­тинг по­след­не­го ин­ве­сти­ци­он­но­го уров­ня плюс про­бле­мы с дол­га­ми, как и GE. Кста­ти, к ним от­но­сят и дру­гих пред­ста­ви­те­лей ре­аль­но­го сек­то­ра — на­при­мер, Ford (158,33 млрд дол­ла­ров дол­гов, от­но­ше­ние чи­сто­го дол­га к EBITDA — 9,3).

Но го­раз­до ин­те­рес­нее, что сре­ди ком­па­ний но­вой эко­но­ми­ки то­же есть за­кре­ди­то­ван­ные ги­ган­ты. На­при­мер, лю­би­мец пуб­ли­ки Netflix: вы­руч­ка 15 млрд дол­ла­ров, долг 8,34 млрд, но вот от­но­ше­ние чи­сто­го дол­га к EBITDA боль­ше трех и вдо­ба­вок от­ри­ца­тель­ный опе­ра­ци­он­ный де­неж­ный по­ток. Или зло­по­луч­ная Tesla: от­но­ше­ние чи­сто­го дол­га к EBITDA боль­ше 16 (!) плюс убыт­ки.

Низ­кая без­ра­бо­ти­ца то­же пло­хо

«Со вре­ме­ни из­бра­ния До­наль­да Трам­па пре­зи­ден­том США уро­вень без­ра­бо­ти­цы упал до 3,7 про­цен­та — это са­мый низ-

кий по­ка­за­тель с 1969 го­да», — ра­до­вал­ся не­дав­но в сво­ем твит­те­ре ми­нистр тру­да США Алек­сандр Ако­ста.

Низ­кий уро­вень без­ра­бо­ти­цы вос­при­ни­ма­ет­ся об­ще­ством как по­ло­жи­тель­ный знак, так как в этом слу­чае пред­по­ла­га­ет­ся, что лю­бой, кто го­тов ра­бо­тать, бу­дет иметь ра­бо­ту. Вку­пе с тем фак­том, что рост за­ра­бот­ной пла­ты в США в ок­тяб­ре уско­рил­ся до мак­си­му­ма за де­вять лет (3,1% в го­до­вом вы­ра­же­нии против 2,8% в сен­тяб­ре), ка­жет­ся, что в стране все от­лич­но. Од­на­ко аме­ри­кан­ские экс­пер­ты не спе­шат ра­до­вать­ся. У столь низ­кой офи­ци­аль­ной без­ра­бо­ти­цы име­ет­ся при­чи­на, и она во­все не та­кая по­зи­тив­ная.

Де­ло в том, что в ста­ти­сти­ке по без­ра­бо­ти­це США тру­до­вые ре­сур­сы со­сто­ят из тех, кто уже работает, и тех, кто ищет ра­бо­ту в те­че­ние по­след­не­го ме­ся­ца. А зна­чит, низ­кий по­ка­за­тель мо­жет озна­чать, что ли­бо боль­ше лю­дей на­шли ра­бо­ту, ли­бо боль­ше лю­дей бро­си­ли по­ис­ки. И, по­хо­же, сверх­низ­кая без­ра­бо­ти­ца в США сей­час обу­слов­ле­на как раз вто­рым сце­на­ри­ем. Так, ес­ли по­смот­реть на гра­фик за­ня­то­сти (гра­фик 3), то вид­но, что все мень­шая часть на­се­ле­ния ак­тив­но работает или ищет ра­бо­ту. Кро­ме то­го, низ­кая без­ра­бо­ти­ца в США во­об­ще ча­сто ста­но­вит­ся пред­вест­ни­ком про­блем.

«Без­ра­бо­ти­ца в США на­хо­дит­ся на крайне низ­ком уровне — это не мо­жет про­дол­жать­ся дол­го (как пра­ви­ло, ци­кл со­став­ля­ет во­семь–де­сять лет), со­от­вет­ствен­но, рост без­ра­бо­ти­цы бу­дет сле­до­вать за за­мед­ле­ни­ем эко­но­ми­ки», — го­во­рит гла­ва де­пар­та­мен­та управ­ле­ния ак­ти­ва­ми General Invest Де­нис Го­рев. Нель­зя не со­гла­сить­ся с экс­пер­том: так, низ­кая без­ра­бо­ти­ца в кон­це 1960-х го­дов пред­ше­ство­ва­ла рез­ко­му ро­сту ин­фля­ции в 1970-е; в кон­це 1990-х го­дов лоп­нул тех­но­ло­ги­че­ский пу­зырь (так на­зы­ва­е­мый крах до­тко­мов). В се­ре­дине 2000-х лоп­нул пу­зырь на рын­ке недви­жи­мо­сти, за ко­то­рым по­сле­до­вал фи­нан­со­вый кри­зис.

Долги аме­ри­кан­ских до­мо­хо­зяйств меж­ду тем про­дол­жа­ют стре­ми­тель­но рас­ти. В тре­тьем квар­та­ле это­го го­да объ­ем дол­гов, по оцен­кам фе­де­раль­но­го ре­зерв­но­го бан­ка Нью-Йор­ка, со­ста­вил 13,5 трлн дол­ла­ров. Ес­ли срав­ни­вать с пост­кри­зис­ным ми­ни­му­мом во вто­ром квар­та­ле 2013-го, это на 21,2% вы­ше. Прав­да, в от­но­си­тель­ном вы­ра­же­нии все по­ка не так пло­хо — во вре­мя про­шло­го кри­зи­са долги до­мо­хо­зяйств пре­вы­ша­ли 86% ВВП США, а сей­час на­хо­дят­ся на уровне 70%. Но в ка­кой мо­мент дол­го­вая на­груз­ка на по­тре­би­те­лей ста­нет непо­мер­ной, неиз­вест­но.

На­гляд­ная об­ли­га­ция

На фи­нан­со­вом рын­ке уже за­мет­ны глу­бо­кие из­ме­не­ния. Дол­го­вой ры­нок США на­по­ми­на­ет флю­гер — по нему хо­ро­шо вид­но на­стро­е­ние рын­ка. Тор­го­вая вой­на США и Ки­тая (а за­од­но и по­вы­ше­ние став­ки ФРС) при­ве­ла к сни­же­нию сто­и­мо­сти аме­ри­кан­ских гос­бу­маг и, со­от­вет­ствен­но, к ро­сту их до­ход­но­сти. Тут иг­ра­ет свою роль и сброс Ки­та­ем аме­ри­кан­ских бу­маг в рам­ках эко­но­ми­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния. Это уже при­ве­ло к от­чет­ли­во вид­но­му схож­де­нию на гра­фи­ке до­ход­но­стей ко­рот­ких и длин­ных аме­ри­кан­ских дол­гов. Оче­вид­но, что, по мне­нию ин­ве­сто­ров, рис­ки в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве су­ще­ствен­но вы­ше, чем в дол­го­сроч­ной.

Это, кста­ти, при­ве­ло к до­воль­но ин­те­рес­но­му эф­фек­ту: на ка­кой-то мо­мент доходность аме­ри­кан­ских од­но­лет­них об­ли­га­ций ста­ла вы­ше до­ход­но­стей ана­ло­гич­но­го госдол­га Ки­тая. Как от­ме­ча­ет Кон­стан­тин Ко­ри­щен­ко, пра­ви­тель­ство КНР сей­час ро­ет се­бе ту же яму, что уже вы­ко­па­ла аме­ри­кан­ская ФРС. «Удер­жи­ва­ние за­вы­шен­но­го кур­са юа­ня к дол­ла­ру и мяг­кая де­неж­но-кре­дит­ная по­ли­ти­ка (низ­кие став­ки и нор­мы бан­ков­ско­го ре­зер­ви­ро­ва­ния) ве­дут к сни­же­нию до­ход­но­сти ки­тай­ских бу­маг. В це­лом это по­вы­ша­ет уро­вень ле­ве­реджа (объ­е­ма дол­гов) в ки­тай­ской эко­но­ми­ке и со­зда­ет ту же пробле­му, что и в Аме­ри­ке. А имен­но: при по­вы­ше­нии уров­ня ста­вок в бу­ду­щем для охлаждения пе­ре­гре­той эко­но­ми­ки объ­е­мы об­слу­жи­ва­ния дол­гов бу­дут рас­ти вме­сте с ро­стом ста­вок, что по­вы­сит рис­ки ро­ста де­фи­ци­та бюд­же­та, ре­цес­сии и банк­ротств за­кре­ди­то­ван­ных ком­па­ний и кре­ди­то­вав­ших их бан­ков», — опи­сы­ва­ет экс­перт пер­спек­ти­вы Ки­тая.

Прав­да, Де­нис Го­рев не счи­та­ет схож­де­ние до­ход­но­стей аме­ри­кан­ско­го и ки­тай­ско­го дол­га дол­го­сроч­ным трен­дом, а свя­зы­ва­ет его, ско­рее, с «бег­ством в ка­че­ство» из вы­со­ко­до­ход­ных ки­тай­ских бон­дов. Но бе­да в том, что бе­жать ин­ве­сто­рам осо­бо неку­да — на аме­ри­кан­ском об­ли­га­ци­он­ном рын­ке за­си­лье му­сор­ных и око­ло­му­сор­ных об­ли­га­ций, вну­ша­ет опа­се­ния и со­сто­я­ние рын­ка ак­ций США. На гра­фи­ке 6 вид­но, что кре­дит­ное пле­чо на NYSE за по­след­нее вре­мя ста­ло экс­тре­маль­но вы­со­ким, и при лю­бых сколь­ко-ни­будь се­рьез­ных по­тря­се­ни­ях это при­ве­дет к ва­лу margincall (при­ну­ди­тель­ных про­даж бу­маг тех иг­ро­ков, кто не смо­жет довне­сти обес­пе­че­ние). Опа­са­ясь это­го, ин­сти­ту­ци­о­на­лы уже «вы­ни­ма­ют день­ги». При этом пе­ре­кла­ды­ва­ние про­ис­хо­дит в первую оче­редь из хай­те­ка, фи­нан­сов и недви­жи­мо­сти. Ры­нок ин­стинк­тив­но чув­ству­ет са­мые тон­кие ме­ста, ко­то­рые вот-вот мо­гут по­рвать­ся. «Ин­ве­сто­ры из ис­то­рий ро­ста пе­ре­хо­дят в ак­ции, оцен­ка ко­то­рых ос­но­ва­на на те­ку­щих по­то­ках, а не на про­гно­зи­ру­е­мых. Учи­ты­вая, что зна­чи­тель­ный рост ин­дек­сам да­ва­ли в про­шлые го­ды имен­но ак­ции ро­ста, не ис­клю­че­на зна­чи­тель­ная кор­рек­ция», — кон­ста­ти­ру­ет Де­нис Го­рев. Оче­вид­но, что лю­бой спад или про­сто за­мед­ле­ние ро­ста кри­зи­сом на­зы­вать не сто­ит, но скла­ды­ва­ю­ща­я­ся кар­ти­на го­во­рит, что он на под­хо­де. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.