НА НО­ГАХ ПО­СЛЕ НОКАУТА

Эм­ма­ну­эль Ма­крон опоз­дал с уступ­ка­ми — ему уже не ве­рят. Про­тест про­тив «пре­зи­ден­та бо­га­тых» объ­еди­нил «жел­тые жи­ле­ты»

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - *Про­фес­сор эко­но­ми­ки Выс­шей шко­лы со­ци­аль­ных на­ук (Па­риж), до­цент МГУ им. М. В. Ло­мо­но­со­ва.

Эм­ма­ну­эль Ма­крон опоз­дал с уступ­ка­ми — ему уже не ве­рят. Про­тест про­тив «пре­зи­ден­та бо­га­тых» объ­еди­нил «жел­тые жи­ле­ты»

Пре­зи­дент Фран­ции Эм­ма­ну­эль Ма­крон об­ра­тил­ся к на­ро­ду ве­че­ром 10 де­каб­ря. Это бы­ло уже тре­тье вы­ступ­ле­ние с на­ча­ла дви­же­ния «жел­тых жи­ле­тов». Об­ра­ще­ния от 1 и 8 де­каб­ря ста­ли ре­ак­ци­ей вла­стей на ярост­ные де­мон­стра­ции, вско­лых­нув­шие всю Фран­цию. Же­сто­кость этих вы­ступ­ле­ний, как со сто­ро­ны ба­сту­ю­щих, так и со сто­ро­ны по­ли­ции, шо­ки­ро­ва­ла не толь­ко фран­цу­зов, но и ино­стран­цев. Но в от­ли­чие от сво­их преды­ду­щих за­яв­ле­ний, на­при­мер 14 но­яб­ря с авиа­нос­ца «Шарль де Голль» или 27 но­яб­ря, в по­след­нем об­ра­ще­нии пре­зи­дент при­знал си­лу и мощь дви­же­ния. Он боль­ше не пы­та­ет­ся от­ри­цать ре­аль­ность. Но его пред­ло­же­ния все еще не от­ве­ча­ют тре­бо­ва­ни­ям про­те­сту­ю­щих.

О чем это дви­же­ние

Дви­же­ние «жел­тых жи­ле­тов» на­ча­лось как про­тест про­тив но­вых на­ло­гов на топ­ли­во. Од­на­ко на дан­ный мо­мент од­но из глав­ных тре­бо­ва­ний — по­вы­ше­ние по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти, что проч­но за­кре­пи­ло это дви­же­ние в рус­ле со­ци­аль­ной борь­бы. Ко­неч­но, не толь­ко это. Не сле­ду­ет за­бы­вать пре­тен­зии к неспра­вед­ли­во­му на­ло­го­об­ло­же­нию и недо­воль­ство уров­нем пред­ста­ви­тель­но­сти по­ли­ти­че­ской си­сте­мы. Это важ­ные тре­бо­ва­ния. Но за­прос на по­вы­ше­ние по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти в си­лу его сроч­но­сти, по су­ти без­от­ла­га­тель­но­сти, дол­жен быть услы­шан немед­лен­но. Про­бле­ма бед­но­сти ста­ла цен­траль­ной во фран­цуз­ском об­ще­стве уже во вре­мя кри­зи­са 2008–2010 го­дов.

За­прос на по­вы­ше­ние по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти был об­щим для раз­лич­ных со­ци­аль­ных сло­ев, вклю­чая и на­ем­ных ра­бот­ни­ков, и са­мо­за­ня­тых. Фран­ция, на­хо­дясь под вли­я­ни­ем тра­ги­че­ских по­след­ствий неудав­шей­ся гло­ба­ли­за­ции, просну­лась и тре­бу­ет от­че­та от сво­их на­ци­о­наль­ных ли­де­ров и по­ли­ти­че­ских элит.

По­пу­ляр­ность это­го дви­же­ния оче­вид­на. Оно за­ро­ди­лось в сре­де на­ро­да и под­дер­жи­ва­ет­ся им. И ес­ли по­на­ча­лу его мож­но бы­ло рас­смат­ри­вать как «крат­ко­сроч­ный про­тест», то те­перь оно пре­вра­ти­лось в на­сто­я­щий со­ци­аль­но­по­ли­ти­че­ский кри­зис. Во­прос по­вы­ше­ния по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти объ­еди­нил раз­ные груп­пы фран­цу­зов. А сим­во­лич­ное укреп­ле­ние дви­же­ния на пе­ри­фе­рий­ных тер­ри­то­ри­ях поз­во­ля­ет пред­ста­вить его как про­тест «раз­гне­ван­ных и за­бы­тых». Это чрез­вы­чай­но по­ка­за­тель­но, посколь­ку да­же са­мые спор­ные их дей­ствия, на­при­мер бло­ки­ро­ва­ние до­рог и пу­тей со­об­ще­ния, на­шли под­держ­ку у 66% фран­цу­зов, а непри­я­тие — толь­ко у 22%. При­ме­ча­тель­но, что са­мый вы­со­кий уро­вень под­держ­ки «жел­тых жи­ле­тов» на­блю­да­ет­ся сре­ди про­тив­ни­ков по­ли­ти­ки дей­ству­ю­щей вла­сти во гла­ве с Эм­ма­ну­элем Ма­кро­ном, что ста­ло од­ной из ос­нов­ных при­чин успе­ха про­те­стов. В первую оче­редь это «На­ци­о­наль­ное объ­еди­не­ние» Ма­рин Ле Пен (88%) и «Не­по­ко­рен­ная Фран­ция» Жан-Лю­ка Ме­лан­шо­на (83%). Сре­ди дру­гих оп­по­зи­ци­о­не­ров, та­ких как рес­пуб­ли­кан­цы и со­ци­а­ли­сты, эти по­ка­за­те­ли до­сти­га­ют 66 и 57% — бо­лее чем на 20% ни­же, чем у ра­ди­каль­ной оп­по­зи­ции.

Дви­же­ние вы­ра­жа­ет по­зи­ции не боль­ших го­ро­дов, а так на­зы­ва­е­мой пе­ри­фе­рий­ной Фран­ции. Оно за­ро­ди­лось в ма­лень­ких и сред­них го­ро­дах, да­ле­ких от Па­ри­жа и дру­гих «ги­ган­тов». Это ча­стич­но объ­яс­ня­ет, по­че­му ни фран­цуз­ские СМИ, ни эли­ты не смог­ли уви­деть на­ча­ло и раз­рас­та­ние про­те­стов. Од­на­ко да­же в ме­га­по­ли­сах уро­вень их под­держ­ки до­сти­га­ет 60%. Сле­до­ва­тель­но, в дви­же­нии при­сут­ству­ет транс­вер­саль­ное из­ме­ре­ние, не поз­во­ля­ю­щее огра­ни­чить­ся «пе­ри­фе­рий­ной» Фран­ци­ей. Сле­ду­ет от­ме­тить, что сре­ди жен­щин сто­рон­ни­ков про­те­стов боль­ше, чем муж­чин: 67 про­тив 62%, — ка­за­лось бы, это стран­но для дви­же­ния, вы­зван­но­го по­вы­ше­ни­ем цен на топ­ли­во. Но ес­ли по­ду­мать ло­ги­че­ски, дви­же­ние, вы­зван­ное

Мо­ло­дой пре­зи­ден­тре­фор­ма­тор пре­вра­тил­ся в жест­ко­го са­мо­держ­ца, за­кры­то­го для тре­бо­ва­ний на­ции

бун­том бед­ных, вли­я­ет в первую оче­редь имен­но на жен­щин.

Про­те­сты при­ве­ли к еще боль­ше­му па­де­нию по­пу­ляр­но­сти пре­зи­ден­та Ма­кро­на. По дан­ным опро­сов, в на­ча­ле де­каб­ря его рей­тинг со­став­лял 18%.

Ка­ким мо­жет быть бу­ду­щее дви­же­ния

По­сле об­ра­ще­ния Ма­кро­на 10 де­каб­ря бу­ду­щее «жел­тых жи­ле­тов» оста­ет­ся неопре­де­лен­ным. Ни­кто из ли­де­ров оп­по­зи­ции, будь то Ле Пен или Ме­лан­шон, не мо­гут пре­тен­до­вать на роль ли­де­ра про­те­стов. Столк­нув­шись со сроч­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми фран­цу­зов, пре­зи­дент об­ра­тил­ся с ре­чью, разо­ча­ро­вав­шей не толь­ко сво­им со­дер­жа­ни­ем, но и пред­ло­же­ни­я­ми, по­хо­жи­ми на об­ман.

Речь идет об уве­ли­че­нии так на­зы­ва­е­мой ми­ни­маль­ной зар­пла­ты (фр. SMIC, salaire minimum interprofessionnel de croissance. — «Экс­перт»). По су­ти, Ма­крон по­обе­щал уве­ли­че­ние не са­мой SMIC, а лишь до­хо­дов, ко­то­рые бы­ли на уровне SMIC. Он смог до­стичь это­го, объ­еди­нив ряд из­ме­не­ний, ра­нее преду­смот­рен­ных пра­ви­тель­ством. Эти ме­ры вклю­ча­ют в се­бя уже за­пла­ни­ро­ван­ные до это­го по­вы­ше­ния пре­мий (30 ев­ро в ап­ре­ле 2019 го­да, 20 ев­ро в ок­тяб­ре 2020-го и 20 ев­ро в ок­тяб­ре 2021-го). Фран­цу­зы очень да­ле­ки от по­вы­ше­ния SMIC на 150–200 ев­ро, как то­го про­си­ли «жел­тые жи­ле­ты».

Ма­крон так­же по­обе­щал ан­ну­ли­ро­вать по­вы­ше­ние от­чис­ле­ний на обя­за­тель­ное со­ци­аль­ное стра­хо­ва­ние (CSG) пен­си­о­не­рам, по­лу­ча­ю­щим мень­ше двух ты­сяч ев­ро. Это ши­ро­кий жест. Тем не ме­нее он ни­че­го не ска­зал об ин­дек­са­ции пен­сий с уче­том ин­фля­ции. А это го­раз­до бо­лее зна­чи­тель­ная про­бле­ма для пен­си­о­не­ров, чем от­ме­на по­вы­ше­ния CSG. Из­вест­но, что ин­фля­ция за 2018 год со­ста­вит око­ло 2%, в то вре­мя как по­вы­ше­ние пен­сий — лишь 0,3%. Та­ким об­ра­зом, пен­си­о­не­ры по­те­ря­ют 1,7% сво­их ре­аль­ных пен­сий.

Пре­зи­дент про­дол­жа­ет укло­нять­ся и от жест­ких тре­бо­ва­ний, свя­зан­ных с на­ло­го­вой спра­вед­ли­во­стью. Эм­ма­ну­эль Ма­крон ис­клю­чил воз­вра­ще­ние на­ло­га на рос­кошь (ISF), но взял на се­бя обя­за­тель­ства за­ста­вить наи­бо­лее за­жи­точ­ные слои пла­тить боль­ше и бо­роть­ся с на­ло­го­вы­ми мо­шен­ни­че­ства­ми. Это хо­ро­шие дей­ствия, но, ко­неч­но, их недо­ста­точ­но. Имен­но по­это­му пред­ло­же­ния не по­лу­чи­ли одоб­ре­ния «жел­тых жи­ле­тов».

На­ко­нец, ес­ли бы пре­зи­дент при­нял к све­де­нию кри­зис пред­ста­ви­тель­но­сти ин­сти­ту­тов вла­сти, во­про­сов бы не бы­ло. Од­на­ко, упо­мя­нув о при­зна­нии «бе­ло­го» го­ло­со­ва­ния (ес­ли в ур­ну опу­щен кон­верт без име­ни, яв­ка за­счи­ты­ва­ет­ся, а го­лос нет. — «Экс­перт»), дей­ствия, ко­то­ро­го жда­ли бо­лее два­дца­ти лет, он не взял на се­бя ни­ка­ких обя­за­тельств по вве­де­нию про­пор­ци­о­наль­но­го пред­ста­ви­тель­ства или про­ве­де­нию об­ще­на­род­но­го ре­фе­рен­ду­ма.

Ослаб­лен­ный Ма­крон

Са­мое важ­ное, что вы­те­ка­ет из за­яв­ле­ния от 10 де­каб­ря, — имидж пре­зи­ден­та се­го­дня ка­жет­ся непо­пра­ви­мо ис­пор­чен­ным. Ущерб ему на­нес­ли мас­шта­бы ре­прес­сий, сот­ни про­из­воль­ных аре­стов во вре­мя де­мон­стра­ций 10 де­каб­ря, а так­же на­си­лие со сто­ро­ны по­ли­ции, ко­то­рое, да­же ес­ли счи­тать его от­ве­том на же­сто­кость де­мон­стран­тов, недо­пу­сти­мо в пра­во­вом го­су­дар­стве. Не­ко­то­рые лю­ди в ре­зуль­та­те дей­ствий по­ли­ции по­гиб­ли или по­лу­чи­ли тя­же­лые уве­чья. Необ­хо­ди­мо уста­но­вить от­вет­ствен­ных и на­ка­зать ви­нов­ных.

По­зи­ции Ма­кро­на так­же бы­ли по­до­рва­ны же­сто­ко­стью, с ко­то­рой ас­со­ци­и­ро­ва­лось дви­же­ние «жел­тых жи­ле­тов», что про­яви­лось, в част­но­сти, во вре­мя их суб­бот­них де­мон­стра­ций 1 и 8 де­каб­ря. Тут важ­но от­ме­тить, что пра­ви­тель­ство са­мо да­ло по­вод к это­му. Тот факт, что Ма­крон от­сту­пил от пер­во­на­чаль­но­го пла­на дей­ствий под дав­ле­ни­ем де­мон­стран­тов, опа­са­ясь но­вой вол­ны же­сто­ко­сти, го­во­рит о том, что по­доб­ное по­ве­де­ние мо­жет при­но­сить пло­ды. То есть на­си­лие ста­ло эф­фек­тив­ным ин­стру­мен­том в ру­ках про­те­сту­ю­щих.

Ма­кро­ну по­вре­ди­ло и то, что к это­му вре­ме­ни он уже вы­зы­вал на­род­ную ярость. Ес­ли бы он вы­сту­пил со сво­и­ми пред­ло­же­ни­я­ми не в длин­ной ре­чи 10 де­каб­ря, а 27 но­яб­ря, то си­ту­а­ция, ве­ро­ят­но, не ухуд­ши­лась бы до та­кой сте­пе­ни. Те­перь же фран­цу­зы, ко­то­рые ра­бо­та­ют и ви­дят ухуд­ше­ние си­ту­а­ции от ме­ся­ца к ме­ся­цу, за­пом­нят пре­зи­ден­та, ко­то­рый не со­пе­ре­жи­ва­ет им и про­сто не их по­ни­ма­ет. Уже по­сле пер­вых ме­ся­цев сво­е­го прав­ле­ния Ма­крон стал пре­зи­ден­том бо­га­тых. Та­ко­вым он и оста­нет­ся.

На­ко­нец, его ав­то­ри­тет был по­до­рван и на меж­ду­на­род­ной арене. Мо­ло­дой пре­зи­дент-ре­фор­ма­тор пре­вра­тил­ся в жест­ко­го са­мо­держ­ца, за­кры­то­го для тре­бо­ва­ний на­ции. Ка­ким бы неспра­вед­ли­вым ни бы­ло та­кое от­но­ше­ние, ни­че­го тут уже не из­ме­нить. Но ведь и внут­ри Ев­ро­со­ю­за имидж Ма­кро­на се­рьез­но по­стра­дал. Он хо­тел от­сто­ять ре­фор­мы, углуб­ля­ю­щие ме­ха­низ­мы, ко­то­рые ве­дут к фе­де­ра­ли­за­ции. Уже анон­си­ро­ва­но, что де­фи­цит фран­цуз­ско­го бюд­же­та мо­жет уве­ли­чить­ся до 3,5% в 2019 го­ду, а в усло­ви­ях стаг­на­ции ев­ро­пей­ской эко­но­ми­ки он, ско­рее все­го, вы­рас­тет до 4%. В та­ком слу­чае Эм­ма­ну­эль Ма­крон ока­жет­ся объ­ек­том жест­кой кри­ти­ки ита­льян­ско­го пра­ви­тель­ства. По иро­нии судь­бы, ему при­дет­ся ис­поль­зо­вать те же ар­гу­мен­ты, что и ита­льян­ским ли­де­рам Джу­зеп­пе Саль­ви­ни и Мат­тео Кон­те, ко­то­рых Ма­крон на­зы­вал по­пу­ли­ста­ми. То есть фран­цуз­ский ли­дер не в со­сто­я­нии от­сто­ять ре­фор­мы, ко­то­ры­ми он, ка­за­лось бы, так оза­бо­чен. И кра­хом сво­ей ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ки он обя­зан дви­же­нию «жел­тых жи­ле­тов».

Ма­крон силь­но по­стра­дал по­сле сво­е­го об­ра­ще­ния 10 де­каб­ря, но все еще оста­ет­ся на рин­ге. Прав­да, его вы­тал­ки­ва­ют в пра­вый спектр фран­цуз­ской по­ли­ти­ки. Сей­час он не уй­дет. Но он в со­сто­я­нии нокаута…

Эм­ма­ну­эль Ма­крон, пре­зи­дент Фран­ции

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.