РЕВОЛЮЦИЯ В ШЕ­СТИ АКТАХ

«Жел­тые жи­ле­ты» го­то­вы до по­след­не­го драть­ся с пра­ви­тель­ством Ма­кро­на по за­ве­там по­кой­но­го фран­цуз­ско­го ко­ми­ка

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

«Жел­тые жи­ле­ты» го­то­вы до по­след­не­го драть­ся с пра­ви­тель­ством Ма­кро­на по за­ве­там по­кой­но­го фран­цуз­ско­го ко­ми­ка

Фран­ция рас­те­ря­на и с тре­во­гой ожи­да­ет ак­та но­мер пять — так при­ня­то ну­ме­ро­вать оче­ред­ные мас­со­вые вы­ступ­ле­ния «жел­тых жи­ле­тов» на вы­ход­ных днях. Пред­по­ла­га­ет­ся, что в этом го­ду еще со­сто­ит­ся ше­стой акт, а по­том про­те­сту­ю­щие уй­дут на рож­де­ствен­ские празд­ни­ки, а там, гля­дишь, энер­гия про­те­ста сой­дет на нет. В этом по­след­няя на­деж­да на вы­ход из ту­пи­ка. Вла­стям «жел­тые жи­ле­ты» не ве­рят, Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на нена­ви­дят, его пред­ло­же­ния и «эко­но­ми­че­ское чрез­вы­чай­ное по­ло­же­ние» счи­та­ют из­де­ва­тель­ством и об­ма­ном. Ска­зать по прав­де, так и есть: фран­цуз­ское пра­ви­тель­ство не со­би­ра­ет­ся раз­во­ра­чи­вать свои непо­пу­ляр­ные ли­бе­раль­ные ре­фор­мы вспять да­же под угро­зой пол­ной по­те­ри кон­тро­ля над стра­ной, ведь ми­тин­ги в Па­ри­же или Мар­се­ле лишь вер­ши­на айс­бер­га. Са­мые тре­вож­ные сиг­на­лы, по­ка скры­тые от меж­ду­на­род­ных СМИ, при­хо­дят из фран­цуз­ской глу­бин­ки, где по­всю­ду про­хо­дят ак­ции са­бо­та­жа и непо­ви­но­ве­ния. Пом­ни­те об­ли­тое гов­ном зда­ние мест­но­го му­ни­ци­па­ли­те­та? Это еще цве­точ­ки. «Жел­тые жи­ле­ты» за­хва­ты­ва­ют ад­ми­ни­стра­тив­ные офи­сы, бло­ки­ру­ют до­ро­ги, уни­что­жа­ют до­рож­ные ра­да­ры и ин­фра­струк­ту­ру на плат­ных до­ро­гах. И нет на них упра­вы.

Еще од­на на­деж­да вла­сти — на си­ло­вой раз­гон. Но по­ли­ция де­мо­ра­ли­зо­ва­на преды­ду­щи­ми ба­та­ли­я­ми с де­мон­стран­та­ми, пол­ны­ми кро­ви, на­си­лия и же­сто­ко­сти с обе­их сто­рон. При этом си­ло­ви­ки бы­ли уни­что­же­ны в прес­се за «неде­мо­кра­ти­че­ское по­ве­де­ние», а в их ря­дах пол­но со­чув­ству­ю­щих тре­бо­ва­ни­ям «жел­тых жи­ле­тов». Они бы и во­все не вы­хо­ди­ли на ули­цы, ес­ли бы не при­каз и уже по­явив­ше­е­ся же­ла­ние ото­мстить за кол­лег — с обе­их сто­рон пол­но тя­же­ло­ра­не­ных, есть и жерт­вы, — а так­же угро­за кри­ми­наль­но­го бес­пре­де­ла: пре­ступ­ность, при­кры­ва­ясь по­ли­ти­че­ски­ми ма­ни­фе­ста­ци­я­ми, с каж­дым вы­ход­ным днем ве­дет се­бя все наг­лее. В об­щем, си­ло­вое по­дав­ле­ние про­те­ста под во­про­сом. Ар­мия, к сло­ву, по­ка под­черк­ну­то ди­стан­ци­ру­ет­ся от по­ли­ти­ков и не же­ла­ет ста­но­вить­ся по­ли­ти­че­ским фак­то­ром.

У «жел­тых жи­ле­тов» нет ни­ка­ких ав­то­ри­те­тов. Кро­ме, воз­мож­но, Ко­лю­ша. Прав­да, этот зна­ме­ни­тый фран­цуз­ский ко­мик дав­но умер

Хо­тя, ес­ли по­чув­ству­ет угро­зу са­мо­му су­ще­ство­ва­нию Пя­той рес­пуб­ли­ки, вполне мо­жет всту­пить в де­ло. Гло­ба­лист и ли­бе­рал Ма­крон при­вел Фран­цию к во­ен­ной дик­та­ту­ре — как вам та­кой, по­ка еще неве­ро­ят­ный сце­на­рий?

Про­бле­ма в том, что по­след­ний фак­тор в па­то­вой си­ту­а­ции меж­ду вла­стью и об­ще­ством — мир­ные пе­ре­го­во­ры — про­сто невоз­мо­жен. Ведь «жел­тые жи­ле­ты» под­черк­ну­то из­бе­га­ют идео­ло­ги­че­ских и пар­тий­ных оце­нок, они под­черк­ну­то не же­ла­ют об­щать­ся с тра­ди­ци­он­ны­ми ли­де­ра­ми об­ще­ствен­но­го мне­ния, си­стем­ны­ми или неси­стем­ны­ми. А раз их ни­кто не пред­став­ля­ет, так с кем же ве­сти пе­ре­го­во­ры? Как до­го­ва­ри­вать­ся?

У «жел­тых жи­ле­тов» нет ни­ка­ких ав­то­ри­те­тов. Кро­ме, воз­мож­но, Ко­лю­ша. Прав­да, этот зна­ме­ни­тый фран­цуз­ский ко­мик дав­но умер.

Ми­шель Же­рар Жо­зеф Ко­люч­чи — на­сто­я­щее имя Ко­лю­ша — из­ве­стен со­вет­ско­му зри­те­лю как ко­ми­че­ский ки­но­ак­тер. Од­на­ко по­пу­ляр­ность он при­об­рел, вы­сту­пая с острой, под­час бес­прин­цип­ной и нето­ле­рант­ной по­ли­ти­че­ской са­ти­рой. Он гро­мил и пра­вых, и ле­вых, весь по­ли­ти­че­ский строй стра­ны, эли­ту, бо­га­те­ев и их при­слу­гу. Мет­кие остро­ты ед­ва не при­ве­ли его на пре­зи­дент­ский пост. Он вы­дви­нул свою кан­ди­да­ту­ру на вы­бо­ры 1981 го­да и схо­ду по­лу­чил 10–12% го­ло­сов по опро­сам. Но вско­ре снял­ся — как го­во­рят, по­сле то­го как на­чал по­лу­чать угро­зы в ад­рес сво­ей се­мьи. Его ги­бель в 1986 го­ду в ав­то­ка­та­стро­фе то­же оку­та­на кон­спи­ро­ло­ги­ей. Го­во­рят, его лик­ви­ди­ро­ва­ла по­ли­ти­че­ская эли­та стра­ны, столь нена­ви­дев­шая ко­ми­ка. По­сле се­бя Ко­люш оста­вил сеть бес­плат­ных сто­ло­вых для нуж­да­ю­щих­ся «Ре­сто­ра­ны серд­ца» (Les Restos du Coeur), ко­то­рая пре­вра­ти­лась в круп­ней­шую бла­го­тво­ри­тель­ную ор­га­ни­за­цию. Еже­год­но в несколь­ких ты­ся­чах та­ких сто­ло­вых де­сят­ки ты­сяч доб­ро­воль­цев по­лу­ча­ют от со­тен ты­сяч фран­цу­зов про­до­воль­ствие и раз­да­ют де­сят­ки мил­ли­о­нов бес­плат­ных пор­ций еды нуж­да­ю­щим­ся со­оте­че­ствен­ни­кам. Но пом­нят и по­чи­та­ют его «жел­тые жи­ле­ты» не по­то­му, что они са­ми кли­ен­ты «Ре­сто­ра­нов серд­ца». Они не ни­щие — толь­ко у де­ся­ти про­цен­тов из них еже­ме­сяч­ный до­ход мень­ше 800 ев­ро.

Ко­люш за­пал в ду­шу фран­цу­зам тем, сколь точ­но трид­цать лет на­зад он вы­ра­зил ан­ти­си­стем­ный про­тест про­тив за­ко­нов фран­цуз­ской по­ли­ти­ки и их бе­не­фи­ци­а­ров — сто­лич­ных элит. Се­го­дня мно­гие участ­ни­ки ак­ций пи­шут его имя на сво­их жел­тых жи­ле­тах, вспо­ми­на­ют в по­стах в ин­тер­не­те и пуб­ли­ку­ют его ста­рые фо­то, «оде­тые» в жел­тый жи­лет.

Кто за­ка­зал ре­во­лю­цию

«У Фран­ции де­ла идут все луч­ше. Но не луч­ше, чем в про­шлом го­ду. Луч­ше, чем в го­ду бу­ду­щем» (Ко­люш)

Зна­ме­ни­тые ре­во­лю­ци­он­ные «ак­ты жел­тых жи­ле­тов» в круп­ных го­ро­дах — это пест­рое мо­за­ич­ное пан­но из со­вер­шен­но раз­ных страт об­ще­ства, ко­то­рые к то­му же об­ла­да­ют под­час несов­ме­сти­мым за­ря­дом агрес­сии и про­тестно­го за­па­ла. Од­но­вре­мен­но в од­ной ло­ка­ции мо­гут на­хо­дить­ся и груп­пы уль­тра­пра­вых ра­ди­ка­лов, и уль­тра­ле­вые ак­ти­ви­сты. Эти бо­е­вые кры­лья, как пра­ви­ло, мо­ло­деж­ные, все­гда го­то­вы ор­га­ни­зо­вать лю­бую стыч­ку с по­ли­ци­ей. Они пер­вы­ми всту­па­ют в ак­тив­ную фа­зу кон­флик­та,

за­бра­сы­ва­ют стра­жей по­ряд­ка кам­ня­ми и дру­ги­ми пред­ме­та­ми, ис­пы­ты­ва­ют строй щи­тов на кре­пость, застав­ля­ют рас­хо­до­вать за­па­сы ды­мо­вых гра­нат, во­ды для во­до­ме­тов и сле­зо­то­чи­во­го га­за. Они бук­валь­но вы­ма­ты­ва­ют по­ли­цей­ских, рас­ша­ты­ва­ют их нер­вы.

А по­сле си­ло­ви­ки встре­ча­ют­ся соб­ствен­но с «жел­ты­ми жи­ле­та­ми». В их пе­ре­до­вых ча­стях идут креп­кие ре­бя­та из про­вин­ции, го­то­вые к дра­кам и дав­ле­нию. Они стро­ят бар­ри­ка­ды и раз­би­ра­ют брус­чат­ку. Сза­ди их под­пи­ра­ет тол­па пас­сив­ных на­блю­да­те­лей: пыш­ные от­цы се­мейств, жен­щи­ны и де­ти, убеж­ден­ные па­ци­фи­сты, жур­на­ли­сты, ту­ри­сты. Они со­зда­ют мас­со­вость и про­бле­мы для по­ли­ции, ко­то­рая не мо­жет по­до­брать­ся к «бо­е­ви­кам». В это вре­мя глав­ные пре­ступ­ле­ния ца­рят на ма­лень­ких улоч­ках, где под при­кры­ти­ем про­те­ста кри­ми­наль­ные бан­ды под­рост­ков и ми­гран­тов гра­бят ма­га­зи­ны, гро­мят ка­фе, бьют вит­ри­ны, на­па­да­ют на про­хо­жих. По­ли­ции про­сто не хва­та­ет сил, что­бы обез­опа­сить все про­блем­ные точ­ки. А к ве­че­ру — еще тер­пе­ния и вы­держ­ки. По­то­му и по­яв­ля­ют­ся кад­ры, на ко­то­рых стра­жи по­ряд­ка ста­вят на ко­ле­ни де­ся­ток мо­ло­дых лю­дей или ис­ступ­лен­но лу­пят ду­бин­кой за­гнан­но­го в угол ху­ли­га­на. Про­сто нер­вы и ощу­ще­ние бес­си­лия.

Та­ко­го про­те­ста Фран­ция еще не ви­де­ла: вне­зап­но в од­ной точ­ке объ­еди­ни­лись ра­нее несов­ме­сти­мые со­ци­аль­ные груп­пы, ко­то­рые до сих пор по­се­ща­ли со­вер­шен­но раз­ные ак­ции про­те­ста, под­час с про­ти­во­по­лож­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми. Бо­лее то­го, у них ведь до сих пор тре­бо­ва­ния раз­ные: об этом луч­ше все­го сви­де­тель­ству­ет так на­зы­ва­е­мый ма­ни­фест «жел­тых жи­ле­тов», но на пло­ща­дях они груп­пи­ру­ют си­лы про­тив по­ли­ции, ока­зы­ва­ют друг дру­гу по­мощь, да­же вме­сте скан­ди­ру­ют ло­зун­ги. Ча­ще все­го — о нена­ви­сти к Ма­кро­ну. Неуди­ви­тель­но, что в этой сла­жен­ной ме­ша­нине у власт­ных про­па­ган­ди­стов по­яви­лась мас­са воз­мож­но­стей от­ве­сти ви­ну от пре­зи­ден­та и най­ти са­мых стран­ных за­каз­чи­ков «оран­же­вой ре­во­лю­ции» — рус­ских (ку­да ж без нас), Трам­па или се­мей­ство Рот­шиль­дов. Но про­стые фран­цу­зы в эти сказ­ки не по­ве­ри­ли.

Но­вый про­тест

«Опро­сы об­ще­ствен­но­го мне­ния нуж­ны для то­го, что­бы лю­ди зна­ли, что они ду­ма­ют» (Ко­люш)

Про­шло уже два ме­ся­ца с то­го дня, как в Се­ти рас­кру­ти­лась пе­ти­ция с тре­бо­ва­ни­ем от­ме­нить по­вы­ше­ние ак­ци­за на ав­то­мо­биль­ное топ­ли­во. Ме­сяц на­зад со­сто­я­лась пер­вая акция про­те­ста лю­дей в «жел­тых жи­ле­тах». У бла­го­по­луч­ной Фран­ции про­шел пер­вый шок от по­яв­ле­ния на ав­то­трас­сах и у тор­го­вых цен­тров этих стран­ных лю­дей, о ко­то­рых она прак­ти­че­ски не ду­ма­ла, ку­па­ясь в де­неж­ных по­то­ках «счаст­ли­вой гло­ба­ли­за­ции». За­кон­чи­лись пер­вые во­про­сы «да кто это во­об­ще?», за­кон­чи­лись сто­лич­ные шут­ки про глу­пых про­вин­ци­а­лов, ко­то­рые мас­со­во вы­ез­жа­ют на ав­то­мо­би­лях к ме­стам сво­их ак­ций про­тив по­вы­ше­ния цен на бен­зин и ди­зель­ное топ­ли­во. Все ока­за­лось вполне се­рьез­но, и Фран­ции при­хо­дит­ся ос­но­ва­тель­но зна­ко­мить­ся с «жел­ты­ми жи­ле­та­ми».

По­яв­ля­ют­ся ре­зуль­та­ты пер­вых со­цио­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний. Ре­пре­зен­та­тив­ность у них неболь­шая. Но те­ле­ви­зи­он­ной кар­тин­ке и то­му, что «жел­тые жи­ле­ты» са­ми рас­ска­зы­ва­ют про се­бя, они не про­ти­во­ре­чат. В про­тестном дви­же­нии пред­став­ле­ны все воз­раст­ные ка­те­го­рии, от очень мо­ло­дых лю­дей до пен­си­о­не­ров со ста­жем. Сред­ний воз­раст — 45 лет. Муж­чин и жен­щин прак­ти­че­ски по­ров­ну. Боль­шин­ство их них ра­бо­та­ют. Пен­си­о­не­ров и без­ра­бот­ных око­ло чет­вер­ти. По­чти все пен­си­о­не­ры име­ют со­лид­ный тру­до­вой стаж.

Ши­ро­ко пред­став­ле­ны бюд­жет­ни­ки. Их око­ло тре­ти — боль­ше, чем в сред­нем по Фран­ции. До­ста­точ­но мно­го мел­ких и ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей. А вот ра­бо­чих мень­ше, чем в сред­нем по стране, — толь­ко 13%. Впро­чем, это неуди­ви­тель­но. «Жел­тые жи­ле­ты» — яв­ле­ние не со­ци­аль­ное, не по­ло­вое и не про­фес­си­о­наль­ное. Это яв­ле­ние тер­ри­то­ри­аль­ное, ми­тин­гу­ю­щие пред­став­ля­ют тер­ри­то­рии, где де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция в ос­нов­ном за­кон­чи­лась.

Дан­ные о по­ли­ти­че­ских взгля­дах про­те­сту­ю­щих до­воль­но про­ти­во­ре­чи­вы. Но сре­ди них мно­го — от тре­ти до по­ло­ви­ны — лю­дей, не ин­те­ре­со­вав­ших­ся до это­го по­ли­ти­кой. При­мер­но для чет­вер­ти это во­об­ще пер­вый опыт уча­стия в со­ци­аль­ном дви­же­нии.

Во Фран­ции за­пре­ще­но про­во­дить опро­сы о на­ци­о­наль­ном про­ис­хож­де­нии, ра­со­вой при­над­леж­но­сти и ре­ли­ги­оз­ных убеж­де­ни­ях фран­цу­зов. Но по кар­тин­ке вид­но, что «жел­тые жи­ле­ты» — по­чти сплошь ко­рен­ные бе­лые фран­цу­зы, ко­ли­че­ство вы­ход­цев из сре­ды им­ми­гран­тов ми­ни­маль­но.

Так что в ито­ге? Кто та­кие «жел­тые жи­ле­ты»? Это мел­кая бур­жу­а­зия, ниж­няя часть сред­не­го клас­са, мел­кие соб­ствен­ни­ки, вла­дель­цы ма­ло­го биз­не­са, гос­слу­жа­щие. Все они недо­воль­ны ре­гу­ляр­ным по­вы­ше­ни­ем на­ло­го­во­го бре­ме­ни, со­кра­ще­ни­ем воз­мож­но­стей, им­ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­кой. Это ра­бо­чий класс, ко­то­рый по­ми­мо уре­за­ния до­стат­ка жа­лу­ет­ся на со­кра­ще­ние ра­бо­чих мест и со­ци­аль­ной за­щи­ты, на вы­вод про­мыш­лен­но­сти из стра­ны, на опу­сты­ни­ва­ние про­вин­ции. На­ко­нец, это бед­но­та, го­род­ские и про­вин­ци­аль­ные люм­пе­ны, у ко­то­рых в скла­ды­ва­ю­щей­ся си­сте­ме во­об­ще нет ни­ка­ких пер­спек­тив.

Оче­вид­но, что здесь есть и пра­вые, и ле­вые, и цен­три­сты. И кон­сер­ва­то­ры, и ра­ди­ка­лы. Так же оче­вид­но, что в бур­ной фран­цуз­ской ис­то­рии та­кой ре­во­лю­ции еще не бы­ло — это, ко­неч­но, ни­как не мел­ко­бур­жу­аз­ный про­тест XIX ве­ка и не ле­вый бунт 1968 го­да. Ско­рее мож­но вспом­нить вы­ступ­ле­ния ан­ти­г­ло­ба­ли­стов на фоне круп­ных меж­ду­на­род­ных фо­ру­мов или про­те­сты про­тив фи­нан­со­вых акул в ви­де дви­же­ния Occupy Wall Street. Или вполне се­бе гром­кий бунт ев­ро­пей­ских по­пу­ли­стов в Гер­ма­нии или Ита­лии, ко­то­рый про­сто на­шел по­ли­ти­че­ский нена­силь­ствен­ный фор­мат вы­пус­ка па­ра в элек­то­раль­ный про­цент дви­же­ний. В об­щем, мы име­ем де­ло с но­вым по ка­че­ству и мас­шта­бу ан­ти­си­стем­ным, ан­ти­э­лит­ным про­те­стом. А по­то­му ни­кто не зна­ет, как с ним спра­вить­ся.

Че­го хо­тят «жи­ле­ты»

«Пра­вые по­бе­ди­ли на вы­бо­рах. Ле­вые по­бе­ди­ли на вы­бо­рах. Ко­гда же на вы­бо­рах по­бе­дит Фран­ция?» (Ко­люш)

Непо­нят­но да­же то, а че­го, соб­ствен­но, тре­бу­ют «жел­тые жи­ле­ты». По­пу­ляр­ный в Рос­сии пе­ре­вод спис­ка из 25 пунк­тов есть не что иное, как по­пыт­ка сай­та Le Libre Penseur сфор­ми­ро­вать некий еди­ный за­прос от име­ни про­те­сту­ю­щих. Но та­ких ма­ни­фе­стов мно­го, и они очень раз­ные. Об­щие пунк­ты, ко­неч­но, есть. Во всех спис­ках — при­зыв сроч­но по­вы­сить зар­пла­ты и пен­сии, от­ме­нить по­вы­ше­ние ак­ци­зов на бен­зин. Все тре­бу­ют вос­ста­но­вить до­пол­ни­тель­ный «на­лог со­ли­дар­но­сти» на за­жи­точ­ных фран­цу­зов, от­ме­нен­ный Ма­кро­ном. Ко­неч­но, не об­хо­дит­ся без при­зы­вов при­рав­нять зар­пла­ту де­пу­та­тов пар­ла­мен­та к сред­ней зар­пла­те в стране и огра­ни­чить мак­си­маль­ную сум­мой 15 тыс. ев­ро. Кро­ме эко­но­ми­че­ских тре­бо­ва­ний в этих спис­ках есть и по­ли­ти­че­ские. Ро­спуск пар­ла­мен­та и вве­де­ние ин­сти­ту­та ре­фе­рен­ду­ма по ини­ци­а­ти­ве граж­дан встре­ча­ют­ся ча­ще все­го. В сфе­ре гео­по­ли­ти­ки: вый­ти из НАТО, вер­нуть на ро­ди­ну фран­цуз­ские вой­ска, дать воз­мож­ность неко­то­рым аф­ри­кан­ским стра­нам хра­нить ва­лют­ные за­па­сы у се­бя в стране, а не во фран­цуз­ском цен­тро­бан­ке, за­пре­тить ис­поль­зо­вать ар­мию в агрес­сив­ных вой­нах.

А еще тре­бо­ва­ние вый­ти из Ев­ро­со­ю­за, за­пре­тить про­па­ган­ду, оста­но­вить при­ва­ти­за­цию об­ще­ствен­ной ин­фра­струк­ту­ры, огра­ни­чить чис­ло уча­щих­ся — не бо­лее 25 че­ло­век в од­ном клас­се, обя­зать про­из­во­ди­те­лей тех­ни­ки про­длить срок ее год­но­сти ми­ни­мум до де­ся­ти лет и обес­пе­чить по­сто­ян­ное на­ли­чие зап­ча­стей для нее.

По­нят­но, что ни­ка­кое пра­ви­тель­ство не мо­жет ра­бо­тать с та­кой пест­рой по­вест­кой. И уж тем бо­лее ли­бе­раль­ное пра­ви­тель­ство не мо­жет ра­бо­тать с раз­но­об­раз­ны­ми спис­ка­ми ан­ти­ли­бе­раль-

Гло­ба­лист и ли­бе­рал Ма­крон при­вел Фран­цию к во­ен­ной дик­та­ту­ре — как вам та­кой, по­ка еще неве­ро­ят­ный сце­на­рий?

ных тре­бо­ва­ний. По­это­му иг­ра Ма­кро­на и его ми­ни­стров по­на­ча­лу со­сто­я­ла в том, что­бы изоб­ра­зить про­цесс пе­ре­го­во­ров с про­те­сту­ю­щи­ми. Они гром­ко при­зы­ва­ли хоть ко­го-ни­будь из них прий­ти пря­мо в Ма­ти­ньон­ский дво­рец и на­чать диа­лог. Есте­ствен­но, мак­си­маль­но де­цен­тра­ли­зо­ван­ное и мак­си­маль­но ан­ти­э­ли­тар­ное дви­же­ние ин­стинк­тив­но про­ти­вит­ся та­ко­му раз­ви­тию со­бы­тий.

Обыч­но «жел­тый жи­лет», ко­то­рый да­ет ин­тер­вью жур­на­ли­сту или участ­ву­ет в те­ле­ви­зи­он­ном ток-шоу, за­яв­ля­ет, что ни­ка­ких ре­ше­ний не при­ни­ма­ет, он про­сто из­ла­га­ет свое личное мне­ние. Тот, кто на­ру­ша­ет это непи­са­ное пра­ви­ло, пре­не­бре­га­ет мне­ни­ем спо­движ­ни­ков и идет на кон­такт с вла­стью, по­лу­ча­ет угро­зы фи­зи­че­ской рас­пра­вы. Все «жел­тые жи­ле­ты», объ­яв­ляв­шие се­бя пред­ста­ви­те­ля­ми дви­же­ния (а та­кие по­сто­ян­но от­ку­да­то по­яв­ля­ют­ся), дав­но рас­тво­ри­лись, да­же в ин­тер­не­те. «Жи­ле­ты» рев­ни­во ограж­да­ют свое дви­же­ние от ма­лей­шей по­пыт­ки «при­ва­ти­зи­ро­вать» его успе­хи со сто­ро­ны ка­кой-ли­бо по­ли­ти­че­ской си­лы, будь то пар­тия или проф­со­юз. Ес­ли о ка­ком-ни­будь из ре­гу­ляр­но по­яв­ля­ю­щих­ся на ло­каль­ном уровне на­род­ных ли­де­ров вдруг ста­но­вит­ся из­вест­но, что мно­го лет на­зад он был функ­ци­о­не­ром од­ной из пар­тий, ему при­хо­дит­ся пуб­лич­но оправ­ды­вать­ся, объ­яс­няя, что это бы­ло дав­но и неправ­да.

Уже ме­сяц идет эта стран­ная иг­ра. Пра­ви­тель­ство на­стой­чи­во пред­ла­га­ет про­тестно­му дви­же­нию ор­га­ни­зо­вать­ся, со­гла­со­вать про­грам­му и вы­дви­нуть ли­де­ров. А про­те­сту­ю­щие упор­но от­ка­зы­ва­ют­ся, ин­стинк­тив­но по­ни­мая, что вы­дви­же­ние об­ще­на­ци­о­наль­ных ли­де­ров поль­зы им не при­не­сет. И по­это­му Ма­крон ре­шил при­бег­нуть к но­вой ри­то­ри­ке.

Обе­ща­ния Вась­ки

«Тех­но­кра­ты — это та­кие пар­ни, ко­то­рым, ес­ли за­дашь во­прос, так по­сле их от­ве­та уже не по­ни­ма­ешь во­прос, ко­то­рый сам же и за­дал» (Ко­люш)

В пер­вые дни про­те­ста и пре­зи­дент, и пре­мьер, и ми­ни­стры при­ни­ма­ли ве­ли­ча­вые по­зы и утвер­жда­ли, что они на шан­таж не под­да­дут­ся и «на­ме­чен­ный курс ме­нять не бу­дут». По­сле осо­зна­ния мас­шта­бов граж­дан­ско­го кон­флик­та и его жест­ко­го ха­рак­те­ра они бла­го­ра­зум­но ре­ши­ли сме­нить ри­то­ри­ку на «мы услы­ша­ли ва­ши жа­ло­бы и по­про­бу­ем что-то сде­лать. Но та­кие во­про­сы с кон­дач­ка не ре­ша­ют­ся». Сме­на ри­то­ри­ки об­ма­ну­ла не мно­гих. Слиш­ком силь­но уко­ре­ни­лось непри­я­тие эли­ты в этих «за­бы­тых» фран­цу­зах из глу­бин­ки. Слиш­ком дол­го они жи­ли с этим непри­я­ти­ем, что­бы вот так лег­ко ку­пить­ся на обе­ща­ние чест­но­го и кон­струк­тив­но­го диа­ло­га.

Те­ле­об­ра­ще­ние пре­зи­ден­та Ма­кро­на 10 де­каб­ря ши­ро­ко ре­кла­ми­ро­ва­лось как при­ми­ри­тель­ный жест вла­сти по от­но­ше­нию к про­те­сту­ю­щим. Его жда­ла вся стра­на, его посмот­ре­ли бо­лее 20 млн фран­цу­зов. И СМИ сра­зу по­сле его вы­ступ­ле­ния по­спе­ши­ли объ­явить, что «пре­зи­дент Ма­крон по­шел на уступ­ки», при­чем на некие «боль­шие уступ­ки». Но на са­мом де­ле смысл это­го об­ра­ще­ния как раз про­ти­во­по­лож­ный — это все то же «Мы на­ме­чен­ный курс ме­нять не бу­дем».

Ни­ка­ко­го чрез­вы­чай­но­го со­ци­аль­но­го и фи­нан­со­во­го по­ло­же­ния Ма­крон не объ­яв­лял. Хо­тя имен­но та­кие сло­ва он в са­мом на­ча­ле об­ра­ще­ния и про­из­нес. Но нет ни­ка­ко­го та­ко­го «чрез­вы­чай­но­го со­ци­аль­но­го по­ло­же­ния» во фран­цуз­ских за­ко­нах. Это про­сто фи­гу­ра ре­чи, что­бы со­здать ви­ди­мость мас­штаб­но­сти пред­ла­га­е­мых мер. И ни­ка­ко­го по­вы­ше­ния ми­ни­маль­ной зар­пла­ты на сто ев­ро не про­изо­шло. Хо­тя сво­ей со­зна­тель­но за­пу­тан­ной фор­му­ли­ров­кой Ма­крон сде­лал все, что­бы та­кое впе­чат­ле­ние со­здать. И сво­е­го до­бил­ся. Он не успел за­кон­чить свою три­на­дца­ти­ми­нут­ную речь, а уже все те­ле­ка­на­лы и ин­фор­ма­гент­ства со­об­ща­ли, что пре­зи­дент Ма­крон по­вы­сил SMIC (МРОТ), и имен­но на сто ев­ро. По­том, ко­неч­но, разо­бра­лись, что к ав­то­ма­ти­че­ско­му ин­дек­си­ро­ва­нию ми­ни­маль­ной зар­пла­ты на уро­вень ин­фля­ции до­ба­ви­лось вне­оче­ред­ное по­вы­ше­ние «пре­мии за ак­тив­ность» — со­ци­аль­но­го по­со­бия, ко­то­рое по­лу­ча­ют ра­бот­ни­ки с низ­ки­ми до­хо­да­ми, и в ито­ге по­лу­чи­лись сто ев­ро. Чи­сто ариф­ме­ти­че­ски. Ведь без щед­рых по­су­лов пре­зи­ден­та по­вы­ше­ние и так бы со­ста­ви­ло шесть­де­сят ев­ро. Ма­крон с бар­ско­го пле­ча до­ба­вил со­рок. Ска­зал — сто. Впро­чем, это очень крат­кое объ­яс­не­ние фор­му­лы дан­ной вы­пла­ты. Не слу­чай­но око­ло тре­ти всех по­тен­ци­аль­ных по­лу­ча­те­лей это­го по­со­бия его не по­лу­ча­ют. Про­сто не хо­тят на­чи­нать му­тор­ный бю­ро­кра­ти­че­ский про­цесс.

И в ка­че­стве доб­ро­го же­ста по от­но­ше­нию к пен­си­о­не­рам Ма­крон по­шел не са­мым пря­мым пу­тем. Фор­маль­но он объ­явил, что от­ме­ня­ет про­шло­год­нее по­вы­ше­ние по­до­ход­но­го на­ло­га для пен­сий, но толь­ко для пен­сий раз­ме­ром до двух ты­сяч ев­ро. И не то что­бы со­всем от­ме­ня­ет — по­ка на год. Ана­ло­гич­ное

ре­ше­ние бы­ло при­ня­то несколь­ки­ми дня­ми ра­нее и для ак­ци­зов на топ­ли­во, с ко­то­рых все и на­ча­лось. То­же от­ме­на по­вы­ше­ния. То­же на год.

А вот вос­ста­нав­ли­вать «на­лог со­ли­дар­но­сти» на за­жи­точ­ных фран­цу­зов Ма­крон от­ка­зал­ся. При­чем от­ка­зал­ся весь­ма об­сто­я­тель­но. Несколь­ко ми­нут объ­яс­нял, по­че­му его ни­как нель­зя вер­нуть. Это неуди­ви­тель­но. За его вы­ступ­ле­ни­ем сле­ди­ли не толь­ко «жел­тые жи­ле­ты», но и за­жи­точ­ные фран­цу­зы. Их то­же этот во­прос жи­во ин­те­ре­со­вал. Уж слиш­ком мно­го хо­ди­ло слу­хов о том, что Ма­крон пред­по­чтет усту­пить «жел­тым жи­ле­там», что­бы раз­ря­дить си­ту­а­цию в стране. Не пред­по­чел. Ма­крон упор­но идет «на­ме­чен­ным кур­сом».

По во­про­сам ин­сти­ту­ци­о­наль­ных ре­форм обе­щан са­мый ши­ро­кий и об­сто­я­тель­ный диа­лог. Что в устах Ма­кро­на преж­де озна­ча­ло об­ще­ние в сти­ле «А Вась­ка слу­ша­ет да ест». Аб­со­лют­ное боль­шин­ство в пар­ла­мен­те поз­во­ля­ло пре­зи­ден­ту и пра­ви­тель­ству от­кро­вен­но иг­но­ри­ро­вать мне­ние оп­по­зи­ци­он­ных пар­тий, проф­со­ю­зов и ру­ко­во­ди­те­лей ре­ги­о­наль­но­го и мест­но­го уров­ня. Прав­да, в по­след­ние неде­ли, ко­гда по стране хо­дят сот­ни ты­сяч лю­дей в жел­тых жи­ле­тах, по­ют «Мар­се­лье­зу» и по­сто­ян­но кри­чат «Ма­кро­на — в от­став­ку!» за­прос на диа­лог с пре­зи­ден­том у пар­тий, проф­со­ю­зов и мэ­ров за­мет­но сни­зил­ся. Во­круг Ма­кро­на об­ра­зо­ва­лась за­мет­ная пу­сто­та. И это бы­ло ло­гич­но. Власть рас­те­ря­на и со­вер­шен­но не пред­став­ля­ет, что де­лать с про­те­сту­ю­щи­ми. А ведь наи­бо­лее непри­ми­ри­мые из них поз­во­ля­ли се­бе от­кры­то за­яв­лять в СМИ, что ес­ли им во вре­мя оче­ред­ной де­мон­стра­ции в Па­ри­же удаст­ся при­бли­зить­ся к Ели­сей­ско­му двор­цу, то они обя­за­тель­но по­ста­ра­ют­ся по­пасть внутрь. По­сле та­ких за­яв­ле­ний на вре­мя оче­ред­но­го суб­бот­не­го гу­ля­ния по Ели­сей­ским по­лям в Па­риж впер­вые в ис­то­рии бы­ли вве­де­ны бро­не­транс­пор­те­ры спе­ци­аль­но­го пол­ка жан­дар­мов из Рам­буйе. И со­вер­шен­но точ­но у Ели­сей­ско­го двор­ца не на­блю­да­лось скоп­ле­ния по­ли­ти­ков, же­ла­ю­щих лич­но вы­ра­зить рес­пуб­ли­кан­скую со­ли­дар­ность с пре­зи­ден­том и всей его ко­ман­дой.

Бунт про­вин­ции

«В кон­це ме­ся­ца при­хо­дит­ся нелег­ко. Осо­бен­но в по­след­ние 30 дней» (Ко­люш)

На­до пом­нить, что ре­жим пре­зи­ден­та Ма­кро­на — чи­сто сто­лич­ный. Это его ад­ми­ни­стра­ция, пра­ви­тель­ство, де­пу­та­ты и го­су­дар­ствен­ные функ­ци­о­не­ры, ко­то­рых он успел рас­ста­вить на свои по­сты. Пар­тия Ма­кро­на «Впе­ред, Рес­пуб­ли­ка!» — пар­тия Па­ри­жа и боль­ших го­ро­дов. Там про­жи­ва­ет мак­ро­нов­ский из­би­ра­тель. О де­я­тель­но­сти пер­вич­ных ор­га­ни­за­ций пар­тии в дру­гих, да­же круп­ных го­ро­дах Фран­ции ма­ло что из­вест­но. А уж мест­ные ор­га­ни­за­ции этой пар­тии в неболь­ших по­се­ле­ни­ях су­ще­ству­ют толь­ко на бу­ма­ге. Сей­час в глу­бин­ке иметь от­но­ше­ние к пар­тии Ма­кро­на не са­мое по­чет­ное де­ло. Из­вест­ны несколь­ко де­сят­ков слу­ча­ев угроз в ад­рес де­пу­та­тов пар­ла­мен­та от «Впе­ред, Рес­пуб­ли­ка!» и да­же ху­ли­ган­ских по­гро­мов в их об­ще­ствен­ных при­ем­ных.

«Жел­тые жи­ле­ты» — дви­же­ние в ос­нов­ном про­вин­ци­аль­ное, а опи­рать­ся в про­вин­ции Ма­кро­ну не на ко­го. Пар­тий­ной струк­ту­ры он там не успел со­здать. С мэ­ра­ми на­хо­дит­ся в остром кон­флик­те. Де­вят­на­дца­то­го но­яб­ря, че­рез два дня по­сле на­ча­ла про­те­стов, в Па­ри­же от­крыл­ся еже­год­ный съезд мэ­ров. Настой­чи­вость, с ко­то­рой «жел­тые жи­ле­ты» бу­дут про­во­дить свою ак­цию, Ма­крон то­гда еще недо­оце­ни­вал, за­ни­мал по­зи­цию «мы не свер­нем с на­ме­чен­но­го кур­са» и поз­во­лил се­бе не при­е­хать на этот съезд. Огра­ни­чил­ся пись­мом и при­е­мом в Ели­сей­ском двор­це. Но к 10 де­каб­ря, к сво­е­му те­ле­ви­зи­он­но­му вы­ступ­ле­нию, он осо­знал ошиб­ку.

Мы, как и весь мир, ви­дим преж­де все­го те­ле­ви­зи­он­ную кар­тин­ку о па­риж­ских со­бы­ти­ях. Но на ро­дине «жел­тых жи­ле­тов», во фран­цуз­ской глу­бин­ке, со­бы­тий про­ис­хо­дит да­же боль­ше. За­хва­ты пре­фек­тур и мэ­рий слу­ча­ют­ся все ча­ще. Осо­бен­но уро­жай­ным в этом смыс­ле вы­да­лось 8 де­каб­ря, ко­гда ос­нов­ная часть пра­во­охра­ни­те­лей бы­ла стя­ну­та к Па­ри­жу. За про­шед­ший ме­сяц в стране вы­ве­де­на из строя по­ло­ви­на до­рож­ных ра­да­ров. Сло­вом, ес­ли в про­вин­ции Ма­крон не смо­жет вер­нуть ре­аль­ную под­держ­ку, си­ту­а­цию под кон­тро­лем удер­жать бу­дет нелег­ко. По­это­му пре­зи­дент уже по­обе­щал, что про­едет­ся по всем ре­ги­о­нам и об­су­дит с го­род­ски­ми гла­ва­ми их про­бле­мы. Успе­ет ли?

Пред­празд­нич­ный ту­пик

«Не за­бы­вай­те, что ес­ли ге­ста­по име­ло все воз­мож­но­сти за­ста­вить вас го­во­рить, то у по­ли­ти­ков есть все воз­мож­но­сти за­ста­вить вас мол­чать» (Ко­люш)

Ни­ка­ких за­мет­ных усту­пок «жел­тым жи­ле­там» Ма­крон не сде­лал. Но тут важ­но, как это по­да­ли СМИ. А они рас­пи­са­ли это вы­ступ­ле­ние как ве­ли­чай­шую по­бе­ду про­те­сту­ю­щих. По­сле ко­то­рой со­вер­шен­но ло­гич­но пре­кра­тить свою ак­цию и с чув­ством ис­пол­нен­но­го дол­га вер­нуть­ся к нор­маль­ной жизни. Все на­пе­ре­бой твер­дят «жел­тым жи­ле­там», что они до­би­лись за ме­сяц боль­ше, чем все ле­вые пар­тии и проф­со­ю­зы вме­сте взя­тые за несколь­ко де­ся­ти­ле­тий клас­со­вой борь­бы. Они уже ге­рои, и тре­бо­вать от пра­ви­тель­ства еще че­го-ни­будь — верх без­рас­суд­ства. Кро­ме то­го, впе­ре­ди Рож­де­ство. Нуж­но дать со­оте­че­ствен­ни­кам воз­мож­ность спо­кой­но встре­тить празд­ник. Пред­при­ни­ма­те­лям — за­ра­бо­тать на тра­ди­ци­он­ном рож­де­ствен­ском ажи­о­та­же. Да и пе­ред ино­стран­ца­ми неудоб­но, ту­ри­сты от­ме­ня­ют по­езд­ки. А пре­зи­ден­ту Ма­кро­ну при­хо­дит­ся сто­и­че­ски не ре­а­ги­ро­вать на ехид­ные тви­ты Трам­па и Саль­ви­ни.

Од­но­вре­мен­но в СМИ ти­ра­жи­ру­ет­ся ин­фор­ма­ция, что боль­шин­ство «жел­тых жи­ле­тов» в вос­тор­ге от усту­пок, ко­то­рые они вы­рва­ли из Ма­кро­на, и со­би­ра­ют­ся за­кон­чить про­тест. По­сле со­бы­тий в Страс­бур­ге по­яви­лись до­пол­ни­тель­ные ар­гу­мен­ты: тер­ро­ри­сти­че­ская угро­за и уста­лость по­ли­ции, ко­то­рой при­хо­дит­ся все по­след­ние неде­ли ра­бо­тать в чрез­вы­чай­ном ре­жи­ме. А ведь есть еще раз­гул кри­ми­на­ла.

Но по­ка си­ту­а­ция все еще вы­гля­дит ту­пи­ко­вой. У пра­ви­тель­ства нет ре­сур­сов, что­бы вы­пол­нить да­же де­ся­тую часть эко­но­ми­че­ских тре­бо­ва­ний «жел­тых жи­ле­тов», и нет ре­ши­мо­сти, что­бы на­чать по­ли­ти­че­ские ре­фор­мы. Про­тест­ная про­грам­ма пе­ре­устрой­ства стра­ны на бо­лее спра­вед­ли­вых на­ча­лах, по мне­нию «жел­тых жи­ле­тов», с «на­род­ным» пар­ла­мен­том и ре­фе­рен­ду­ма­ми то­же ма­ло ко­го из ны­неш­ней по­ли­ти­че­ской эли­ты устра­и­ва­ет.

Но и «жел­тым жи­ле­там» от­сту­пать неку­да. Кто-то из них к 20-му чис­лу каж­до­го ме­ся­ца оста­ет­ся с пу­стым ко­шель­ком, пу­стым хо­ло­диль­ни­ком и пу­стым бен­зо­ба­ком, кто-то — к 15-му, а кто и к пя­то­му. Уго­во­ры дать дру­гим со­граж­да­нам без­за­бот­но встре­тить Рож­де­ство то­же дей­ству­ют на них ма­ло: боль­шин­ству уже дав­но при­хо­дит­ся ло­мать го­ло­ву, что­бы объ­яс­нять сво­им де­тям, в чем смысл на­пи­са­ния пись­ма Пэр-Но­э­лю, фран­цуз­ско­му Де­ду Мо­ро­зу.

Ес­ли про­ти­во­сто­я­ние про­дол­жит­ся, Ма­кро­ну при­дет­ся ме­нять пре­мье­ра и пра­ви­тель­ство. Это тра­ди­ци­он­ный спо­соб раз­ре­ше­ния по­ли­ти­че­ских кри­зи­сов во Фран­ции. Но речь ведь идет о «жел­тых жи­ле­тах», ко­то­рым нет де­ла, кто имен­но воз­глав­ля­ет ка­би­нет ми­ни­стров или кто про­во­дит в жизнь ан­ти­на­род­ные про­грам­мы в об­ла­сти об­ра­зо­ва­ния или ме­ди­ци­ны. Для них все эти чи­нов­ни­ки — обез­ли­чен­ные се­рые тех­но­кра­ты, плоть от пло­ти сто­лич­ной эли­ты, ко­то­рым нет де­ла до нужд ря­до­вых фран­цу­зов. Так что ес­ли рож­де­ствен­ские празд­ни­ки «жи­ле­ты» не успо­ко­ят, речь мо­жет пой­ти о но­вых пар­ла­мент­ских, а то­го и гля­ди — пре­зи­дент­ских вы­бо­рах. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.