ГЕР­МА­НИЯ В ПО­ИС­КЕ НО­ВЫХ ИДЕЙНЫХ УСТА­НО­ВОК

Кто по­сле Ан­ге­лы Мер­кель на по­сту канц­ле­ра бу­дет за­ни­мать­ся циф­ро­ви­за­ци­ей эко­но­ми­ки, укреп­лять фран­ко-гер­ман­скую ось и ис­кать ком­про­мисс с Рос­си­ей и США?

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Кто по­сле Ан­ге­лы Мер­кель на по­сту канц­ле­ра бу­дет за­ни­мать­ся циф­ро­ви­за­ци­ей эко­но­ми­ки, укреп­лять фран­ко-гер­ман­скую ось и ис­кать ком­про­мисс с Рос­си­ей и США?

Ос­нов­ной во­прос 2019 го­да: удаст­ся ли Ан­ге­ле Мер­кель со­хра­нить «боль­шую ко­а­ли­цию»? В этом за­ин­те­ре­со­ва­ны и ХСС, и СДПГ. Од­на­ко не ис­клю­че­ны оче­ред­ные кон­флик­ты внут­ри пра­ви­тель­ства, ко­то­рые мо­гут при­ве­сти к пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­нию его пар­тий­но­го со­ста­ва или к вне­оче­ред­ным вы­бо­рам.

Внут­ри­по­ли­ти­че­ские тен­ден­ции

Ес­ли не бу­дет до­сроч­ных вы­бо­ров в бун­дес­таг (ве­ро­ят­ность это­го су­ще­ствен­но вы­ше ну­ля), то оче­ред­ное во­ле­изъ­яв­ле­ние из­би­ра­те­лей про­изой­дет в сен­тяб­ре 2021 го­да. «Боль­шой ко­а­ли­ции» не бу­дет. Ос­нов­ные шан­сы сфор­ми­ро­вать пра­ви­тель­ство оста­ют­ся у ХДС/ХСС, пар­тии «Зе­ле­ные/Со­юз-90» и СвДП. Фе­де­раль­ный пар­ла­мент по-преж­не­му бу­дет се­ми­пар­тий­ным, и ос­нов­ной оп­по­зи­ци­он­ной си­лой мо­жет остать­ся «Аль­тер­на­ти­ва» (на се­го­дняш­ний день она опе­ре­жа­ет в рей­тин­ге со­ци­ал-де­мо­кра­тов). В по­сле­ду­ю­щие ле­ги­сла­тур­ные пе­ри­о­ды (с 2025 го­да) воз­мож­но воз­ник­но­ве­ние но­вых ко­а­ли­ци­он­ных ва­ри­ан­тов. По­яв­ле­ние но­вых этаб­ли­ро­ван­ных ма­лых пар­тий ма­ло­ве­ро­ят­но. В лю­бом слу­чае это бу­дут пра­ви­тель­ства, ко­то­рые бу­дут дей­ство­вать в усло­ви­ях ком­про­мисс­ных со­гла­ше­ний и ро­ста по­пу­лист­ских на­стро­е­ний из­би­ра­те­лей. Это огра­ни­чит воз­мож­но­сти про­ве­де­ния даль­ней­ших со­ци­аль­ных и эко­но­ми­че­ских ре­форм, необ­хо­ди­мость ко­то­рых в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве в Гер­ма­нии со­хра­нит­ся.

Экономика

Ос­нов­ной за­да­чей в 2018 го­ду бы­ло со­хра­не­ние и по­вы­ше­ние кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти гер­ман­ско­го хо­зяй­ствен­но-по­ли­ти­че­ско­го, со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го и куль­тур­но­и­сто­ри­че­ско­го про­стран­ства (штан­дор­та). В первую оче­редь это от­но­сит­ся к про­цес­сам циф­ро­вой транс­фор­ма­ции эко­но­ми­ки ФРГ — при­о­ри­те­та ко­а­ли­ци­он­ных пра­ви­тельств с 2013 го­да. За­ни­мая пер­вое ме­сто по ин­но­ва­ци­он­но­му по­тен­ци­а­лу (ко­ли­че­ство за­ре­ги­стри­ро­ван­ных па­тен­тов и чис­ло на­уч­ных пуб­ли­ка­ций), стра­на по-преж­не­му оста­ет­ся се­ред­няч­ком в его прак­ти­че­ской ре­а­ли­за­ции, то есть в ин­но­ва­ци­он­ном раз­ви­тии. Од­на из про­блем — недо­ста­точ­но раз­ви­тая циф­ро­вая ин­фра­струк­ту­ра. Осо­бых успе­хов в те­че­ние 2018 го­да до­стиг­ну­то не бы­ло. Эти за­да­чи пе­ре­хо­дят на сле­ду­ю­щие шесть лет.

К при­о­ри­те­там по-преж­не­му от­но­сит­ся ре­фор­ма сфе­ры энер­ге­ти­ки («энер­ге­ти­че­ский по­во­рот»). Со­хра­ня­ет­ся за­да­ча пол­но­го вы­хо­да из ядер­ной энер­ге­ти­ки, со­кра­ще­ния до­ли элек­тро­стан­ций, ра­бо­та­ю­щих на уг­ле, уве­ли­че­ния до­ли воз­об­нов­ля­е­мых ис­точ­ни­ков энер­гии. Спрос на при­род­ный газ, в том чис­ле рос­сий­ский, бу­дет воз­рас­тать. Кон­цеп­ция энер­ге­ти­че­ской транс­фор­ма­ции бу­дет по­сте­пен­но те­рять под­держ­ку элек­то­ра­та. В по­сле­ду­ю­щие го­ды го­су­дар­ство бу­дет вы­нуж­де­но несколь­ко смяг­чить свои под­хо­ды, пе­ре­но­ся центр тя­же­сти на раз­ви­тие се­те­во­го хо­зяй­ства и внед­ре­ние циф­ро­вых тех­но­ло­гий.

Про­гно­зы тем­пов ро­ста ВВП к кон­цу 2018 го­да сни­зи­лись с 2,2 до 1,6–1,8%. В 2019 го­ду ожи­да­ет­ся при­мер­но та­кой же при­рост. Оче­вид­но, что до 2024 го­да он вряд ли пре­вы­сит двух­про­цент­ную от­мет­ку. Ос­нов­ная при­чи­на — сни­же­ние внеш­не­го спро­са, обу­слов­лен­но­го уси­ле­ни­ем про­тек­ци­о­нист­ских тен­ден­ций в ми­ро­вой тор­гов­ле, ро­стом неуве­рен­но­сти немец­ких ком­па­ний в пер­спек­ти­вах внеш­не­эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ний с США и Ки­та­ем, а так­же непред­ска­зу­е­мо­стью брекзи­та. Из это­го вы­те­ка­ет за­да­ча под­дер­жи­вать внут­рен­ний спрос в по­сле­ду­ю­щие го­ды.

В 2018 го­ду до­стиг­нут оче­ред­ной ре­корд за­ня­то­сти (44,9 млн) и ми­ни­маль­ной без­ра­бо­ти­цы (2,35 млн), что на­ря­ду с боль­шим чис­лом ми­гран­тов, по­лу­ча­ю­щих го­су­дар­ствен­ную под­держ­ку, со­дей­ству­ет вы­со­ко­му спро­су до­мо­хо­зяйств. В 2019 го­ду эти уров­ни со­ста­вят ре­корд­ные 45,2 млн и 2,24 млн. Не ис­клю­че­но, что на­чи­ная с 2021 го­да вслед­ствие сни­же­ния ми­ро­вой конъ­юнк­ту­ры и даль­ней­ше­го внед­ре­ния циф­ро­вых тех­но­ло­гий эти по­ка­за­те­ли несколь­ко ухуд­шат­ся. При этом рас­че­ты экс­пер­тов сви­де­тель­ству­ют, что вклад циф­ро­ви­за­ции в умень­ше­ние ко­ли­че­ства ра­бо­чих мест бу­дет ми­ни­маль­ным. Про­дол­жит­ся про­ве­де­ние ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ки, по­стро­ен­ной на прин­ци­пе «пря­ни­ка и кну­та» (Fördern und Fordern)». Ли­ца, не по­лу­чив­шие ста­ту­са бе­жен­цев или на­ру­ша­ю­щие за­ко­ны, все бо­лее ак­тив­но бу­дут вы­сы­лать­ся из стра­ны. Чис­ло вы­сы­ла­е­мых бу­дет воз­рас­тать (сей­час в сред­нем это 25 тыс. че­ло­век в год). Осталь­ные бу­дут ин­те­гри­ро­вать­ся — для это­го го­су­дар­ство со­зда­ло эф­фек­тив­ную ин­фра­струк­ту­ру по под­держ­ке лиц, по­лу­чив­ших ста­тус бе­жен­цев, в том чис­ле в сфе­ре про­фес­си­о­наль­ной под­го­тов­ки.

Внеш­няя по­ли­ти­ка

Ев­ро­со­юз. Опре­де­ля­ю­щим век­то­ром внеш­ней по­ли­ти­ки ФРГ оста­ют­ся стра­ны Ев­ро­со­ю­за и их бли­жай­шее окру­же­ние. В по­сле­ду­ю­щие го­ды про­дол­жит­ся на­ча­тое в 2018 го­ду укреп­ле­ние фран­ко-гер­ман­ской оси как ос­но­вы ре­фор­ми­ро­ва­ния ЕС и со­вер­шен­ство­ва­ния его ме­ха­низ­мов. Ре­фор­мы, во мно­гом по­стро­ен­ные на иде­ях ев­ро­пей­ских цен­но­стей и со­ли­дар­ной от­вет­ствен­но­сти, бу­дут стал­ки­вать­ся с со­про­тив­ле­ни­ем от­дель­ных стран и их

групп, в первую оче­редь Вы­ше­град­ской груп­пы. Од­но из пре­пят­ствий — рас­ту­щий пра­вый по­пу­лизм и ев­рос­кеп­ти­цизм. О про­дол­же­нии этой тен­ден­ции мож­но бу­дет су­дить по ито­гам вы­бо­ров в Ев­ро­пей­ский пар­ла­мент в мае 2019 го­да. ХДС при­ло­жит все уси­лия для по­бе­ды фрак­ции Ев­ро­пей­ской на­род­ной пар­тии и на­зна­че­ния на пост гла­вы Ев­ро­ко­мис­сии сво­е­го од­но­пар­тий­ца Ман­фре­да Ве­бе­ра.

Про­бле­ма ми­гран­тов в по­сле­ду­ю­щие пять лет бу­дет оста­вать­ся кам­нем пре­ткно­ве­ния в от­но­ше­ни­ях Бер­ли­на с дру­ги­ми ев­ро­пей­ски­ми сто­ли­ца­ми.

По-преж­не­му са­мым слож­ным парт­не­ром Гер­ма­нии оста­ет­ся Поль­ша. Без из­ме­не­ний в поль­ском по­ли­ти­че­ском ру­ко­вод­стве, го­то­вом сде­лать все, что­бы Поль­ша за­ня­ла ме­сто Ве­ли­ко­бри­та­нии как ос­нов­но­го ев­рос­кеп­ти­ка, ка­ко­го-ли­бо сбли­же­ния в от­но­ше­ни­ях ожи­дать не сле­ду­ет. Нет яс­но­сти с брекзи­том. К кон­цу 2018 го­да в этом про­цес­се по­яви­лось боль­ше пе­ре­мен­ных, неже­ли по­сто­ян­ных ве­ли­чин. В лю­бом слу­чае Ве­ли­ко­бри­та­ния оста­нет­ся од­ним из ос­нов­ных внеш­не­по­ли­ти­че­ских и внеш­не­эко­но­ми­че­ских парт­не­ров Гер­ма­нии до 2024 го­да.

Бер­лин, как и Па­риж, за­ин­те­ре­со­ван в даль­ней­шем ро­сте от­но­си­тель­ной внешне- и во­ен­но-по­ли­ти­че­ской са­мо­сто­я­тель­но­сти и уси­ле­нии меж­ду­на­род­ной от­вет­ствен­но­сти ЕС (но в кон­тек­сте транс­ат­лан­ти­че­ских обя­за­тельств ФРГ и Фран­ции как ос­нов­ных ев­ро­пей­ских чле­нов НАТО).

США. Транс­ат­лан­ти­че­ский век­тор Гер­ма­нии в 2018 го­ду на­хо­дил­ся под вли­я­ни­ем жест­ко­го кур­са пре­зи­ден­та До­наль­да Трам­па на вы­пол­не­ние сво­их пред­вы­бор­ных обе­ща­ний и ис­поль­зо­ва­ния внеш­не­по­ли­ти­че­ских ин­стру­мен­тов для до­сти­же­ния це­лей внут­рен­ней по­ли­ти­ки, в том чис­ле в кон­тек­сте про­ме­жу­точ­ных но­ябрь­ских вы­бо­ров в Кон­гресс. Бер­лин был разо­ча­ро­ван вве­де­ни­ем в со­от­вет­ствии с За­ко­ном от 2 ав­гу­ста 2017 го­да (CAATSA) в на­ча­ле ап­ре­ля 2018 го­да санк­ций про­тив Рос­сии, но­ся­щих экс­тер­ри­то­ри­аль­ный ха­рак­тер, вы­хо­дом США в мае из ядер­ной сдел­ки с Ира­ном и воз­вра­том к санк­ци­он­но­му ре­жи­му с этой стра­ной, за­тра­ги­ва­ю­ще­му ин­те­ре­сы немец­ко­го и ев­ро­пей­ско­го биз­не­са, а так­же при­ме­не­ни­ем за­гра­ди­тель­ных по­шлин на ев­ро­пей­ские сталь и алю­ми­ний. Еще боль­ше Бер­лин был разо­ча­ро­ван из-за от­ка­за Трам­па пой­ти на­встре­чу лич­ным прось­бам Ан­ге­лы Мер­кель и Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на в во­про­се по­ис­ка ком­про­мисс­ных ре­ше­ний по ука­зан­ным те­мам. До­пол­ни­тель­ным разо­ча­ро­ва­ни­ем для Гер­ма­нии стал вы­ход США из ДРСМД, в свя­зи с чем рез­ко вы­рос­ли рис­ки но­вой гон­ки во­ору­же­ний, со­от­вет­ствен­но, уве­ли­чи­лась опас­ность во­ен­но­го кон­флик­та на тер­ри­то­рии стран ЕС.

Оче­вид­но, что в 2019-м и в по­сле­ду­ю­щие го­ды си­ту­а­ция не из­ме­нит­ся. Гер­ма­ния и Фран­ция, со­хра­няя вер­ность прин­ци­пам ев­ро­ат­лан­ти­че­ской со­ли­дар­но­сти, как ли­де­ры ЕС, не бу­дут иметь воз­мож­но­стей по­вли­ять на мо­дель по­ве­де­ния Со­еди­нен­ных Шта­тов.

Рос­сия. В 2018 го­ду про­дол­жил­ся про­цесс улуч­ше­ния рос­сий­ско-гер­ман­ско­го со­труд­ни­че­ства. Пе­ре­лом­ным мо­мен­том в от­но­ше­ни­ях по­сле вес­ны 2014-го ста­ла встре­ча Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на и Ан­ге­лы Мер­кель 2 мая 2017 го­да в Со­чи. С это­го дня ра­бо­чий диа­лог раз­де­лил­ся на две ча­сти — фор­маль­но-офи­ци­аль­ную (от­кры­тую) и нефор­маль­но-до­ве­ри­тель­ную (за­кры­тую). Сто­ро­ны чет­ко опре­де­ли­ли раз­де­ли­тель­ные ли­нии (Крым, Юго-Во­сток Укра­и­ны, пра­ва че­ло­ве­ка, сво­бо­да прес­сы) и ста­ли ак­тив­но ис­кать точ­ки со­при­кос­но­ве­ния и пу­ти ре­ше­ния су­ще­ству­ю­щих про­блем. С мая по но­ябрь в раз­ных фор­ма­тах со­сто­ял­ся ряд со­дер­жа­тель­ных ра­бо­чих встреч на уровне ли­де­ров и ми­ни­стров на­ших стран. Ос­нов­ны­ми меж­ду­на­род­ны­ми те­ма­ми ста­ли Си­рия (опре­де­лен­ные воз­мож­но­сти со­труд­ни­че­ства в вос­ста­нов­ле­нии граж­дан­ской ин­фра­струк­ту­ры), Укра­и­на (по­пыт­ки сдви­нуть си­ту­а­цию на Юго-Во­сто­ке с мерт­вой точ­ки, в том чис­ле че­рез ре­а­ли­за­цию ини­ци­а­ти­вы с ми­ро­твор­че­ской мис­си­ей ООН), Иран (со­хра­не­ние ядер­ной сдел­ки, си­рий­ский кон­фликт), про­ти­во­дей­ствие аме­ри­кан­ским экс­тер­ри­то­ри­аль­ным санк­ци­ям (осо­бен­но в рам­ках ре­а­ли­за­ции про­ек­та «Се­вер­ный по­ток-2» Гер­ма­ния под­твер­ди­ла свою го­тов­ность и даль­ше им­пор­ти­ро­вать рос­сий­ские уг­ле­во­до­ро­ды и по ме­ре воз­мож­но­сти за­щи­щать ин­те­ре­сы сво­е­го биз­не­са от санк­ци­он­но­го дав­ле­ния США). Об­суж­да­лись во­про­сы хо­зяй­ствен­ной ко­опе­ра­ции, ко­то­рая по­сте­пен­но вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся по­сле кри­зис­ных го­дов (рост с 2017 го­да вза­им­ных по­ста­вок то­ва­ров и услуг, про­дол­же­ние немец­ких пря­мых ин­ве­сти­ций, от­кры­тие но­вых про­из­водств в рос­сий­ских ре­ги­о­нах, успе­хи в про­из­вод­ствен­ной ко­опе­ра­ции и ло­ка­ли­за­ции, но­вые шан­сы и воз­мож­но­сти для вза­и­мо­дей­ствия ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са, а так­же рос­сий­ских ре­ги­о­нов с за­пад­ны­ми и во­сточ­ны­ми фе­де­раль­ны­ми зем­ля­ми). Хо­ро­шие пер­спек­ти­вы со­хра­ня­ют­ся для гу­ма­ни­тар­но­го со­труд­ни­че­ства. В се­ре­дине сен­тяб­ря в Бер­лине бы­ли под­ве­де­ны ито­ги пе­ре­крест­но­го Го­да му­ни­ци­паль­ных и ре­ги­о­наль­ных парт­нерств. В но­яб­ре дол­жен быть дан старт сов­мест­но­му Го­ду со­труд­ни­че­ства в на­уч­ной и об­ра­зо­ва­тель­ной сфе­ре. В Гер­ма­нии в 2019 го­ду бу­дут про­хо­дить «Рус­ские се­зо­ны».

Гер­ма­ния ста­ла ос­нов­ной стра­ной ЕС, с ко­то­рой Кремль в те­че­ние 2018 го­да до­стиг наи­бо­лее вы­со­ко­го уров­ня вза­и­мо­по­ни­ма­ния. Это бы­ло важ­ным до­сти­же­ни­ем на фоне рез­ко обост­рив­ших­ся с мар­та 2018-го от­но­ше­ний Рос­сии с кол­лек­тив­ным За­па­дом, ко­гда из-за жест­ких и необос­но­ван­ных пре­тен­зий и об­ви­не­ний со сто­ро­ны США и Ве­ли­ко­бри­та­нии фак­ти­че­ски ис­чез­ли крас­ные ли­нии, и уро­вень вза­им­но­го до­ве­рия ока­зал­ся очень низ­ким. Фор­маль­но под­дер­жи­вая по­зи­цию сво­их за­пад­ных парт­не­ров, Бер­лин су­мел со­хра­нить со­дер­жа­тель­ный диа­лог с Моск­вой. Во мно­гом это за­слу­га Мер­кель и ее ка­би­не­та.

В слу­чае со­хра­не­ния ко­а­ли­ции во гла­ве с фе­де­раль­ной канц­ле­рин до 2021 го­да эф­фек­тив­ный ра­бо­чий диа­лог про­дол­жит­ся. Со­хра­нят­ся по­пыт­ки Поль­ши, США, Ве­ли­ко­бри­та­нии по­ме­шать ему или пе­ре­ве­сти его в кон­фрон­та­ци­он­ное рус­ло. Но сде­лать это им не удаст­ся. В со­дер­жа­нии это­го диа­ло­га уве­ли­чит­ся до­ля меж­ду­на­род­ных ком­по­нен­тов — Бер­лин за­ин­те­ре­со­ван в сов­мест­ных с Моск­вой ини­ци­а­ти­вах и их по­сле­ду­ю­щей прак­ти­че­ской ре­а­ли­за­ции. ■

*За­ме­сти­тель ди­рек­то­ра по на­уч­ной ра­бо­те Ин­сти­ту­та Ев­ро­пы РАН, ру­ко­во­ди­тель Цен­тра гер­ман­ских ис­сле­до­ва­ний. Вла­ди­слав Бе­лов

Ан­не­грет Крамп-Кар­рен­бау­эр сме­ни­ла Ан­ге­лу Мер­кель на по­сту ли­де­ра ХДС

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.