Се­мей­ные цен­но­сти, ко­то­рые из­ме­нят мир

По­че­му ан­гло­сак­сон­ский ин­ди­ви­ду­а­лизм кон­флик­ту­ет с немец­ким ав­то­ри­та­риз­мом и бо­ит­ся рус­ско­го кон­сер­ва­тиз­ма

Ekspert - - ПОЛИТИКА -

Cо­цио­лог, де­мо­граф, ан­тро­по­лог и ис­то­рик Эм­ма­ну­эль Тодд — мыс­ли­тель, ко­то­рый неиз­мен­но вы­сту­пал воз­му­ти­те­лем спо­кой­ствия и был пре­дель­но от­кро­ве­нен. В 1976 го­ду, ко­гда ему бы­ло два­дцать пять лет, он опуб­ли­ко­вал ра­бо­ту «Окон­ча­тель­ный крах» — то­гда во фран­цуз­ских ин­тел­лек­ту­аль­ных кру­гах бы­ло прак­ти­че­ски недо­пу­сти­мо кри­ти­ко­вать Со­вет­ский Со­юз, а он сра­зу пред­ска­зал его рас­пад, ос­но­вы­ва­ясь пре­иму­ще­ствен­но на де­мо­гра­фи­че­ских дан­ных. В на­ча­ле 1990-х в Ев­ро­со­ю­зе пол­ным хо­дом шли про­цес­сы ин­те­гра­ции, а Тодд вы­сту­пил про­тив Ма­астрихт­ско­го до­го­во­ра и по­обе­щал, что вве­де­ние ев­ро не при­не­сет ни­че­го хо­ро­ше­го стра­нам Юж­ной Ев­ро­пы.

Поз­же вы­шла его зна­ме­ни­тая кни­га «По­сле им­пе­рии», в ко­то­рой он объ­явил об упад­ке США, хо­тя имен­но в тот пе­ри­од, по­сле тер­ак­тов 11 сен­тяб­ря 2001 го­да, все де­мон­стри­ро­ва­ли свою под­держ­ку Со­еди­нен­ным Шта­там. По­сле тер­ак­тов в га­зе­те Charlie Hebdo и в ко­шер­ном ма­га­зине в ян­ва­ре 2015 го­да он пы­тал­ся по­нять, что озна­ча­ет фе­но­мен «Я Шар­ли», уви­дел в нем уси­ле­ние ис­ла­мо­фо­бии и при­бли­жа­ю­щий­ся подъ­ем ан­ти­се­ми­тиз­ма, в свя­зи с чем опуб­ли­ко­вал эс­се, пол­но­стью про­ти­во­ре­ча­щее об­ще­ствен­но­му мне­нию: за­явил, что лич­но он — «не Шар­ли». Се­го­дня, вы­сту­пая про­тив внут­рен­ней и внеш­ней по­ли­ти­ки Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на, ко­то­рую фран­цуз­ские СМИ пы­та­ют­ся за­щи­тить нас­коль­ко это воз­мож­но, Тодд про­дол­жа­ет шо­ки­ро­вать, за­яв­ляя, что счи­та­ет ру­со­фо­бию «аб­сурд­ной за­гад­кой ис­то­рии», что он не ви­дит в из­бра­нии До­наль­да Трам­па или в брекзи­те ни­ка­ких ре­аль­ных ка­та­клиз­мов, ко­то­рые пред­ве­ща­ли бы апо­ка­лип­сис, что «жел­тые жи­ле­ты» вер­ну­ли его чув­ство гор­до­сти за фран­цу­зов.

Эм­ма­ню­эль Тодд, ко­неч­но, не яс­но­ви­дя­щий. У него бы­ва­ли со­мне­ния, его по­зи­ции ме­ня­лись. На­при­мер, неко­то­рое вре­мя он счи­тал, что ев­ро — по­тен­ци­аль­ный ин­стру­мент для осво­бож­де­ния Ев­ро­пы от аме­ри­кан­ско­го вли­я­ния, и на­де­ял­ся, что при­ход Фран­с­уа Ол­лан­да озна­ме­ну­ет воз­вра­ще­ние Фран­ции к ис­тин­но ле­вой по­ли­ти­ке. Он ошиб­ся. Тем не ме­нее Тодд го­раз­до ча­ще ока­зы­вал­ся прав, чем мно­гие спе­ци­а­ли­сты. Не­уди­ви­тель­но, что это раз­дра­жа­ет как пред­ста­ви­те­лей ев­ро­пей­ско­го мейн­стри­ма, так и его оп­по­нен­тов.

Эм­ма­ну­эль Тодд

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.