ДЕ­НЕГ В ЭКО­НО­МИ­КЕ ЗАВАЛИСЬ

За­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Ин­сти­ту­та на­род­но­хо­зяй­ствен­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния РАН Алек­сандр Ши­ров

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

лек­сандр Алек­сан­дро­вич, как старт нац­про­ек­тов – А в 2019 го­ду ска­жет­ся на эко­но­ми­че­ском ро­сте?

— Про­бле­ма в том, что фи­нан­си­ро­ва­ние в рам­ках нац­про­ек­тов бу­дет осу­ществ­лять­ся на­рас­та­ю­щим об­ра­зом — пра­ви­тель­ство не го­то­во сра­зу ту­да на­прав­лять до­ста­точ­но боль­шой объ­ем средств, да и по­нят­но, что там мно­гое еще не го­то­во. Кро­ме то­го, на­ци­о­наль­ные про­ек­ты — это ча­стич­но но­вые дей­ствия, а ча­стич­но — пе­ре­упа­ков­ка тех го­су­дар­ствен­ных про­грамм, ко­то­рые и так ре­а­ли­зо­вы­ва­лись в на­шей стране. Так что ес­ли смот­реть на бюд­жет­ные рас­хо­ды, то мы уви­дим, что в 2019 го­ду да­же с уче­том нац­про­ек­тов они не силь­но вы­рас­тут. Прак­ти­че­ски это про­сто пе­ре­на­строй­ка бюд­жет­ной си­сте­мы под 12 на­ци­о­наль­ных про­ек­тов и про­грам­му раз­ви­тия ин­фра­струк­ту­ры. Со­от­вет­ствен­но, те рас­хо­ды по нац­про­ек­там, ко­то­рые идут, на­при­мер, на под­дер­жа­ние уров­ня опла­ты тру­да, нач­нут­ся сра­зу. А что ка­са­ет­ся круп­ных ин­фра­струк­тур­ных стро­ек, ко­то­рые сей­час толь­ко про­ра­ба­ты­ва­ют­ся, вы­со­ка ве­ро­ят­ность, что они стар­ту­ют поз­же.

— В чем при­чи­на? Нет де­нег?

— Де­нег в эко­но­ми­ке завались. Все эти нац­про­ек­ты «ве­сят» 24 трил­ли­о­на руб­лей на шесть лет. Но ес­ли мы посмот­рим на па­ра­мет­ры те­ку­ще­го бюд­же­та, у нас про­фи­цит в 2018 го­ду мо­жет за­шка­лить за три трил­ли­о­на. Сле­ду­ю­щий год — еще два трил­ли­о­на сво­бод­ных де­нег. Ес­ли мы посмот­рим на фи­нан­со­вую си­сте­му в це­лом, то уви­дим, что там в ре­зуль­та­те дей­ствия бюд­жет­но­го пра­ви­ла, дру­гих ме­ха­низ­мов и от­сут­ствия спро­са на кре­дит сво­бод­ной лик­вид­но­сти око­ло че­ты­рех трил­ли­о­нов. У на­се­ле­ния то­же есть сбе­ре­же­ния. Во­прос толь­ко в том, как сде­лать ин­фра­струк­ту­ру их ис­поль­зо­ва­ния та­ко­вой, что­бы эти день­ги сыг­ра­ли на эко­но­ми­че­ский рост и до­ве­ли про­ек­ты до ка­ко­го-то ре­зуль­та­та. Это про­бле­ма на­строй­ки эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки.

— Ос­нов­ной эф­фект по ито­гам ре­а­ли­за­ции нац­про­ек­тов ожи­да­ет­ся от транс­порт­но­го про­ек­та и от циф­ро­вой эко­но­ми­ки?

— За­тра­ты на нац­про­ек­ты ока­жут­ся в эко­но­ми­ке или в ви­де зар­плат, или в ви­де ин­ве­сти­ций, или в ви­де спро­са на ка­кую-то про­дук­цию. Кро­ме то­го, в каж­дом из нац­про­ек­тов есть свое ли­ди­ру­ю­щее на­прав­ле­ние — где-то это зар­пла­та, где-то под­держ­ка ка­ких-то пред­при­я­тий, где-то опять же ин­ве­сти­ции. Но ес­ли мы раз­ло­жим все эти про­ек­ты по вре­ме­ни и по объ­е­мам, то уви­дим, что наи­бо­лее зна­чи­мый нац­про­ект — план раз­ви­тия ма­ги­страль­ной ин­фра­струк­ту­ры, где зна­чи­тель­ную часть за­ни­ма­ют ин­ве­сти­ции. Его по­тен­ци­аль­ный вклад за счет всех на­прав­ле­ний рас­хо­дов со­во­куп­но мо­жет со­ста­вить 0,5–0,6 про­цент­но­го пунк­та до­пол­ни­тель­но­го при­ро­ста ВВП в сред­нем за пе­ри­од. Но ес­ли го­во­рить про все бюд­жет­ные ин­ве­сти­ции в рам­ках нац­про­ек­тов, то они до­бав­ля­ют к тем­пу эко­но­ми­че­ско­го ро­ста при­мер­но 0,3–0,4 про­цент­но­го пунк­та. А все осталь­ное — это эф­фек­ты на ВВП че­рез по­треб­ле­ние до­маш­них хо­зяйств, про­из­вод­ство и т.д. То есть за­да­чи по­вы­ше­ния тем­пов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста до че­ты­рех про­цен­тов или нор­мы на­коп­ле­ния до 25–27 про­цен­тов ис­клю­чи­тель­но бюд­жет­ны­ми ин­ве­сти­ци­я­ми не ре­ша­ют­ся. Для это­го тре­бу­ет­ся су­ще­ствен­ное ис­поль­зо­ва­ние соб­ствен­ных средств пред­при­я­тий и рас­ши­ре­ние за­ем­но­го кре­ди­то­ва­ния.

— Нас­коль­ко я по­ни­маю, в 2019 го­ду мы мо­жем ждать, ско­рее, эф­фек­та от по­тре­би­тель­ско­го ро­ста за счет зар­плат. А как этот эф­фект мож­но оце­нить, хо­тя бы при­бли­зи­тель­но?

— Ес­ли го­во­рить о 2019 го­де, то до­пол­ни­тель­ный вклад бюд­жет­ных ин­ве­сти­ций в рост ВВП бу­дет при­мер­но 0,3 про­цент­но­го пунк­та. Ес­ли ис­хо­дить из то­го, что ба­зо­вый темп ро­ста у нас пол­то­ра про­цен­та, то за счет ин­ве­сти­ций в рам­ках нац­про­ек­та мы по­лу­ча­ем 1,8 про­цен­та при­ро­ста ВВП в 2019 го­ду. За счет рас­ши­ре­ния по­треб­ле­ния до­маш­них хо­зяйств по­тен­ци­аль­но мож­но по­лу­чить еще немно­го и вый­ти за два про­цен­та ро­ста ВВП. И сколь­ко-то еще даст под­держ­ка про­из­вод­ства. Но на са­мом де­ле не очень по­нят­но, как это все в ре­аль­но­сти бу­дет про­ис­хо­дить: нас­коль­ко рав­но­мер­но по го­ду бу­дут рас­хо­до­вать­ся сред­ства, не пе­ре­не­сет­ся ли эф­фект от этих всех ин­ве­сти­ци­он­ных и дру­гих рас­хо­дов на ко­нец го­да или во­об­ще на 2020-й.

На­при­мер, мы до кон­ца не по­ни­ма­ем, ка­ко­ва бу­дет по­зи­ция го­су­дар­ства в от­но­ше­нии за­ра­бот­ных плат в бюд­жет­ном сек­то­ре. Боль­шин­ство на­уч­ных ин­сти­ту­тов, ко­то­рые я знаю, ни­ка­ких па­ра­мет­ров ука­зов с ле­та не вы­пол­ня­ют — нет средств. И так про­ис­хо­дит во мно­гих бюд­жет­ных учре­жде­ни­ях, и со­вер­шен­но непо­нят­но, ку­да все пой­дет даль­ше. Ес­ли та­ких вы­плат бюд­жет­ни­кам, как в этом го­ду, в сле­ду­ю­щем уже не бу­дет, мы мо­жем по­лу­чить про­вал ре­аль­ных рас­по­ла­га­е­мых до­хо­дов на­се­ле­ния и ре­аль­ных зар­плат в 2019 го­ду. Да еще нас ожи­да­ет рас­ту­щая ин­фля­ция на фоне по­вы­ше­ния став­ки НДС, ослаб­ле­ния кур­са руб­ля. Эти два фак­то­ра бу­дут силь­но да­вить на до­хо­ды. И всю эту си­ту­а­цию мы рас­смат­ри­ва­ем в усло­ви­ях, ко­гда у нас про­фи­цит бюд­же­та со­став­ля­ет трил­ли­о­ны.

— Это же тех­ни­че­ский про­фи­цит — все изы­мут в ре­зер­вы.

— Изы­мут, да. Но есть во­прос, ко­то­рый за­да­ют Ми­ни­стер­ству фи­нан­сов: «У нас что, не хва­та­ет на что-то де­нег? По­че­му мы по­вы­ша­ем НДС? С ка­кой це­лью?» — «Со­брать де­нег». —

«Для че­го?» — «Для то­го, что­бы про­фи­нан­си­ро­вать за­тра­ты». Смот­рим про­ект бюд­же­та на сле­ду­ю­щий год. Про­фи­цит. Непо­нят­но. Во­об­ще, тео­ре­ти­че­ски, нере­гу­ляр­ные рас­хо­ды (а рас­хо­ды по нац­про­ек­там яв­ля­ют­ся нере­гу­ляр­ны­ми, мы же не со­би­ра­ем­ся всю жизнь фи­нан­си­ро­вать эти на­прав­ле­ния) фи­нан­си­ру­ют­ся за счет де­фи­ци­та бюд­же­та ли­бо за счет нере­гу­ляр­ных до­хо­дов, и это нор­маль­но. Но у нас при­ня­та дру­гая кон­цеп­ция. Мы фи­нан­си­ру­ем про­рыв­ные на­прав­ле­ния раз­ви­тия в усло­ви­ях фор­си­ро­ван­но­го фор­ми­ро­ва­ния про­фи­ци­та. По­сле это­го мы го­во­рим, что де­нег ма­ло, да­вай­те про­ве­дем две-три­че­ты­ре опе­ра­ции, ко­то­рые поз­во­лят до­хо­ды уве­ли­чить. Все это при­во­дит к то­му, что един­ствен­ным ре­аль­ным ис­точ­ни­ком по­вы­ше­ния тем­пов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в сле­ду­ю­щем го­ду ока­жет­ся го­су­дар­ство. И мы по­ни­ма­ем, что го­су­дар­ство, да­же ес­ли оно по­тра­тит все эти день­ги, до­бьет­ся мак­си­мум двух про­цен­тов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Всё! Кста­ти, в упо­мя­ну­тых 24 трил­ли­о­нах за­ши­ты и день­ги биз­не­са в том чис­ле. А как их со­би­ра­ют­ся при­вле­кать?

— План по­мощ­ни­ка пре­зи­ден­та Ан­дрея Бе­ло­усо­ва?

— Как раз план Бе­ло­усо­ва транс­фор­ми­ро­вал­ся в до­воль­но по­нят­ный ин­стру­мент эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки. Я вос­при­ни­маю план Бе­ло­усо­ва как про­во­ка­цию, что­бы по­го­во­рить: ес­ли у нас бюд­жет­ных де­нег не хва­та­ет, мо­жет, на­до как-то биз­нес при­влечь? И есть план Мин­фи­на, где про­пи­са­ны по­нят­ные ме­ры, ко­то­рые долж­ны по­бу­дить част­ный биз­нес участ­во­вать во всем этом, по­вы­сить при­вле­ка­тель­ность ря­да про­ек­тов.

— Вы име­е­те в ви­ду спе­цин­вест­кон­трак­ты (СПИК)?

— Не толь­ко СПИК. В плане Мин­фи­на — га­ран­ти­ро­ва­ние спро­са на от­дель­ные ви­ды про­дук­ции, в том чис­ле со сто­ро­ны го­су­дар­ства, бан­ков­ская под­держ­ка та­ко­го ро­да про­ек­тов и еще ряд це­лый ме­ро­при­я­тий. Во­прос, нас­коль­ко они бу­дут на­пол­не­ны кон­крет­ным со­дер­жа­ни­ем. Но там есть идеи.

— По­че­му это важ­но?

— Посмот­ри­те на ком­па­нии, у ко­то­рых есть фи­нан­со­вый ре­сурс. Это ме­тал­лур­ги, неф­тя­ные ком­па­нии, про­из­во­ди­те­ли удоб­ре­ний, у них: а) день­ги есть и б) це­лей для ин­ве­сти­ро­ва­ния в те­ку­щих эко­но­ми­че­ских усло­ви­ях нет, они уже про­ин­ве­сти­ро­ва­ли. У них есть неза­гру­жен­ные про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти. Ме­тал­лур­ги, на­при­мер, про­ин­ве­сти­ро­ва­ли в стро­и­тель­ные кон­струк­ции, или в су­до­вую сталь, или в рель­сы. Про­ек­ты бы­ли ори­ен­ти­ро­ва­ны на внут­рен­ний ин­ве­сти­ци­он­ный спрос. Но его в ожи­дав­ших­ся мас­шта­бах нет. Со­от­вет­ствен­но, они тер­пят убыт­ки. То же са­мое с неф­те­пе­ре­ра­бот­кой. Бук­валь­но с пал­кой сто­я­ли и за­ста­ви­ли под­пи­сать до­го­во­ры о мо­дер­ни­за­ции неф­те­пе­ре­ра­бот­ки. Мо­дер­ни­зи­ро­ва­ли. Те­перь за­вер­ша­ем боль­шой на­ло­го­вый ма­невр та­ким об­ра­зом, что по­лу­чить до­ход от сво­их ин­ве­сти­ций они не мо­гут. У них у всех есть день­ги, а ку­да им ин­ве­сти­ро­вать? Им нуж­но сде­лать нор­маль­ное ин­ве­сти­ци­он­ное пред­ло­же­ние, что­бы они за счет это­го пред­ло­же­ния смог­ли бы по­лу­чить до­ход и ди­вер­си­фи­ци­ро­вать свой сы­рье­вой биз­нес.

— Транс­порт­ные нац­про­ек­ты — это то пред­ло­же­ние?

— Да, но од­ни­ми транс­порт­ны­ми про­ек­та­ми здесь не ре­шить про­бле­му. По­нят­но, по­че­му схва­ти­лись за транс­порт: ка­пи­та­ло­ем­кая де­я­тель­ность, за­дей­ству­ет­ся мно­го сек­то­ров эко­но­ми­ки, вы­со­кий муль­ти­пли­ка­тор. Хо­ро­шо, мы бу­дем раз­ви­вать ин­фра­струк­ту­ру. А про­из­вод­ства, ко­то­рые свя­жут эту ин­фра­струк­ту­ру? Они са­ми со­бой по­явят­ся? Не бы­ва­ет так. Долж­на быть ка­кая-то внят­ная кон­цеп­ция то­го, как это все свя­жет на­шу тер­ри­то­рию и при­ве­дет к мо­дер­ни­за­ции про­из­вод­ствен­ной струк­ту­ры эко­но­ми­ки.

Точ­ки ро­ста

— Ка­кие-то от­рас­ли ро­ста на сле­ду­ю­щий год про­смат­ри­ва­ют­ся в свя­зи с этим? Вот как у нас рос АПК при гос­под­держ­ке…

— Что та­кое успех АПК? Для сек­то­ра бы­ли со­зда­ны бла­го­при­ят­ные усло­вия со всех сто­рон — льгот­ные ка­на­лы фи­нан­си­ро­ва­ния, дру­гие ме­ры под­держ­ки. Кста­ти, у нас еще мас­са есть та­ких при­ме­ров, не один АПК. У нас есть обо­рон­но­про­мыш­лен­ный ком­плекс, хи­мия, где за­кры­ты наи­бо­лее во­пи­ю­щие раз­ры­вы в тех­но­ло­ги­че­ских це­поч­ках, ко­то­рые у нас бы­ли еще с Со­вет­ско­го Со­ю­за. Рос­сия не про­из­во­ди­ла труб боль­шо­го диа­мет­ра, до­ста­точ­ных объ­е­мов су­до­вой ста­ли, ко­то­рая нуж­на для стро­и­тель­ства ко­раб­лей, в том чис­ле во­ен­ных, рас­то­чи­тель­но ис­поль­зо­ва­ла цен­ней­шее уг­ле­во­до­род­ное сы­рье. Те­перь эти про­бле­мы ре­ше­ны, и по­нят­но, ку­да на­до даль­ше дви­гать­ся. Ес­ли мы со­би­ра­ем­ся раз­ви­вать круп­ные ин­фра­струк­тур­ные про­ек­ты, то огром­ное ко­ли­че­ство тех­ни­ки, ко­то­рая по­тре­бу­ет­ся, се­го­дня им­порт­но­го про­ис­хож­де­ния. В ре­зуль­та­те муль­ти­пли­ка­тор ВВП, ко­то­рый мы мо­жем иметь от этих про­ек­тов, умень­ша­ет­ся, а на­ша за­ви­си­мость от тех­но­ло­ги­че­ско­го обо­ру­до­ва­ния рас­тет. В усло­ви­ях санк­ций это ста­но­вит­ся кри­тич­ным. Но вот как раз о раз­ви­тии ба­зо­вых ма­ши­но­стро­и­тель­ных про­из­водств в на­ци­о­наль­ных про­ек­тах прак­ти­че­ски ни­че­го нет.

— Что мо­жет быст­ро раз­ви­вать­ся?

— ИТ-ин­ду­стрия при про­чих рав­ных усло­ви­ях мо­жет раз­ви­вать­ся до­воль­но быст­ро. Дру­гой раз­го­вор, а ка­кой бу­дет эф­фект? Циф­ро­ви­за­ция — это по­вы­ше­ние ка­че­ства управ­ле­ния про­из­вод­ством, эко­но­ми­кой. Это по­вли­я­ет на ве­ли­чи­ну тор­го­вой и транс­порт­ной на­цен­ки. Ло­ги­сти­ка рез­ко улуч­шит­ся. На­ши опе­ра­ции с за­па­са­ми с точ­ки зре­ния про­из­вод­ства то­же ста­нут бо­лее эф­фек­тив­ны­ми. Мар­жа у всех вы­рас­тет, по­то­му что все бу­дут эф­фек­тив­нее ис­поль­зо­вать за­па­сы. На ба­зе круп­ных фи­нан­со­вых струк­тур воз­ник­нут тор­го­вые плат­фор­мы, тор­го­во-транс­порт­ная на­цен­ка при этом долж­на рез­ко сни­зить­ся.

Что при этом про­изой­дет в на­шей эко­но­ми­ке? Все по­де­ше­ве­ет. Но преж­де все­го, по­де­ше­ве­ет им­порт, по­то­му что его кон­ку­рен­то­спо­соб­ность на рын­ке вы­ше, чем дру­гих то­ва­ров. И в ре­зуль­та­те мы рис­ку­ем со­здать ин­стру­мент, ко­то­рый поз­во­лит нам все боль­ше и боль­ше по­треб­лять, быст­рее, ка­че­ствен­нее им­порт­ную про­дук­цию. За­тем мо­жет по­сле­до­вать по­сте­пен­ная де­гра­да­ция про­мыш­лен­но­сти. От­сю­да вы­вод про­стой: ес­ли все эти циф­ро­вые но­ва­ции не под­дер­жи­ва­ют­ся адек­ват­ным раз­ви­ти­ем ба­зо­вых сек­то­ров на­шей эко­но­ми­ки и преж­де все­го ро­стом эф­фек­тив­но­сти про­из­вод­ства, то все это иг­ра­ет про­тив нас. Весь этот сю­жет циф­ро­ви­за­ции поз­во­ля­ет дру­гим стра­нам, бо­лее раз­ви­тым, об­ла­да­ю­щим тех­но­ло­ги­че­ским ли­дер­ством, со­би­рать с нас до­пол­ни­тель­ный объ­ем тех­но­ло­ги­че­ской рен­ты. Это вполне ре­аль­ный риск, ко­то­рый нуж­но при­ни­мать во вни­ма­ние: циф­ро­вая экономика неот­де­ли­ма от об­ще­го уров­ня эф­фек­тив­но­сти про­из­вод­ства и тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия ба­зо­вых сек­то­ров про­мыш­лен­но­сти.

Инер­ци­он­ный про­гноз

— Да­вай­те вер­нем­ся к 2019 го­ду. Я по­ни­маю, что верх­ний про­гноз по ВВП 2,2 про­цен­та при­мер­но, а ниж­ний, ви­ди­мо, пол­то­ра?

— Да, пол­то­ра про­цен­та — это инер­ция.

— А что ка­са­ет­ся ин­ве­сти­ций, пром­про­из­вод­ства и ин­фля­ции?

— Ин­фля­цию, я ду­маю, мы уви­дим око­ло пя­ти про­цен­тов. Здесь сра­зу все сой­дет­ся — и боль­шой на­ло­го­вый ма­невр в неф­тян­ке, и по­вы­ше­ние НДС, и кур­со­вые все де­ла, ко­то­рые из это­го го­да пе­рей­дут в 2019-й. Сей­час им­порт сни­жа­ет­ся и в фи­зи­че­ском вы­ра­же­нии, и в сто­и­мост­ном, но ра­но или позд­но рост им­порт­ных цен по­вли­я­ет на па­ра­мет­ры ин­фля­ции. По­том рост цен про­из­во­ди­те­лей сы­рье­вых то­ва­ров — это и ме­талл, хи­мия, неф­те­про­дук­ты, — ко­то­рый зна­чи­тель­но опе­ре­жал об­щие по­ка­за­те­ли ин­фля­ции, то­же ра­но или позд­но пе­рей­дет в

це­ны для по­тре­би­те­лей. На рост ин­фля­ции до 5% Цен­траль­ный банк с вы­со­кой ве­ро­ят­но­стью бу­дет ре­а­ги­ро­вать со­хра­не­ни­ем ли­бо по­вы­ше­ни­ем клю­че­вой став­ки. Со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми по­след­стви­я­ми.

Ес­ли го­во­рить о про­мыш­лен­ном про­из­вод­стве, там то­же око­ло двух про­цен­тов. Ни­ка­ко­го внят­но­го трен­да на уско­ре­ние тем­пов ро­ста про­мыш­лен­но­сти по­ка нет.

Ин­ве­сти­ции, я ду­маю, по­ка­жут рост на уровне трех про­цен­тов на фоне то­го, что сей­час у нас очень низ­кая ба­за срав­не­ния. Кро­ме то­го, мы же те­перь ви­дим толь­ко кос­вен­ные по­ка­за­те­ли ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти. В ре­аль­но­сти Рос­стат прак­ти­че­ски пе­ре­стал от­сле­жи­вать квар­таль­ную ди­на­ми­ку ин­ве­сти­ций. А все то, что мы ви­дим из кос­вен­ной ста­ти­сти­ки, го­во­рит о том, что в этом го­ду это яв­но бу­дет мень­ше трех про­цен­тов.

— То есть до­ля ин­ве­сти­ций в ВВП оста­нет­ся при­мер­но та­кой же?

— Кста­ти го­во­ря, про до­лю ин­ве­сти­ций в ВВП. По­лу­ча­ет­ся, что вот эти три— че­ты­ре про­цен­та (де­кла­ри­ру­е­мые тем­пы ро­ста ВВП. — «Экс­перт») тре­бу­ют, что­бы к 2024 го­ду нор­ма на­коп­ле­ния бы­ла не ни­же 26–27 про­цен­тов. 25 про­цен­тов уже не по­мо­га­ют. По на­шим оцен­кам, при та­кой до­ле ин­ве­сти­ций в ВВП тем­пы ро­ста по­лу­ча­ют­ся ни­же 3%. Важ­но по­ни­мать, что нор­ма на­коп­ле­ния — это ва­ло­вое на­коп­ле­ние ос­нов­но­го ка­пи­та­ла, де­лен­ное на ВВП. Эти по­ка­за­те­ли бе­рут­ся из си­сте­мы на­ци­о­наль­ных сче­тов. Ес­ли 2017 год по­смот­реть, у нас этот по­ка­за­тель 21,7 про­цен­та. В сле­ду­ю­щем го­ду нор­ма на­коп­ле­ния при та­ких тем­пах оста­нет­ся при­мер­но на этом уровне. У нас оста­нет­ся че­ты­ре го­да для то­го, что­бы на­рас­тить ее. Для это­го ин­ве­сти­ции в 2024 го­ду долж­ны быть при­мер­но на пять трил­ли­о­нов руб­лей в це­нах 2018 го­да вы­ше те­ку­щих зна­че­ний. За­да­ча тя­же­лая. Ре­шить ее без сов­мест­ных уси­лий го­су­дар­ства и част­но­го биз­не­са невоз­мож­но. ■

«Хо­ро­шо, мы бу­дем раз­ви­вать ин­фра­струк­ту­ру.

А про­из­вод­ства, ко­то­рые свя­жут

эту ин­фра­струк­ту­ру? Они са­ми со­бой

по­явят­ся? Не бы­ва­ет так. Долж­на быть

ка­кая-то внят­ная кон­цеп­ция то­го, как это

все свя­жет на­шу тер­ри­то­рию и при­ве­дет

к мо­дер­ни­за­ции про­из­вод­ствен­ной

струк­ту­ры эко­но­ми­ки»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.