СЛОЖ­НАЯ ОПЕ­РА­ЦИЯ

Дмит­рий Белоусов, ру­ко­во­ди­тель на­прав­ле­ния ана­ли­за и про­гно­зи­ро­ва­ния мак­ро­эко­но­ми­че­ских про­цес­сов Цен­тра мак­ро­эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за и крат­ко­сроч­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

мит­рий Рэмо­вич, что бу­дет с эко­но­ми­че­ским – Д ро­стом в 2019 го­ду?

— Ни­че­го хо­ро­ше­го. Со­че­та­ние по­вы­ше­ния НДС, ре­во­лю­ции цен на бен­зин, уже­сто­че­ние про­цент­ной по­ли­ти­ки — все это нам до­ро­гу к ин­тен­сив­но­му ро­сту за­кры­ва­ет. В этой си­ту­а­ции мы по­лу­ча­ем хо­ро­шо ес­ли 1,1–1,4 про­цен­та при­ро­ста ВВП. Да­же в усло­ви­ях до­воль­но бла­го­при­ят­ной конъ­юнк­ту­ры — ес­ли це­ны не рух­нут и санк­ции ни­че­го прин­ци­пи­аль­но не из­ме­нят в худ­шую сто­ро­ну.

— Как по­вли­я­ют на эко­но­ми­че­ский рост на­ци­о­наль­ные про­ек­ты?

— В сле­ду­ю­щем го­ду вли­я­ния прак­ти­че­ски ни­ка­ко­го не бу­дет, по­то­му что они про­сто не успе­ют раз­вер­нуть­ся. Фор­маль­но нац­про­ек­ты спо­соб­ны дать где-то 1–1,5 про­цент­но­го пунк­та до­пол­ни­тель­но­го при­ро­ста при сти­му­ли­ру­ю­щей бла­го­при­ят­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке.

— Ка­кой из нац­про­ек­тов наи­бо­лее ре­аль­ный — и наи­бо­лее про­рыв­ной?

— В нац­про­ек­тах две раз­ные ис­то­рии. Есть лег­ко осу­ще­стви­мые про­ек­ты, а есть да­ю­щие вы­со­кий си­стем­ный ре­зуль­тат. Вы­со­кий ре­зуль­тат — это по­вы­ше­ние про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, и это смыс­ло­вое яд­ро всей си­сте­мы нац­про­ек­тов. На прак­ти­ке это озна­ча­ет необ­хо­ди­мость мо­дер­ни­за­ции ма­ши­но­стро­е­ния (как обо­рон­ки, так и граж­дан­ских от­рас­лей), транс­пор­та, вклю­чая же­лез­ную до­ро­гу, ме­тал­лур­гии, все­го ком­плек­са. Но для это­го при­выч­но­го на­бо­ра при­вле­че­ния ин­ве­сти­ций и тех­но­ло­гий недо­ста­точ­но (хо­тя и необ­хо­ди­мо, ко­неч­но). Не ме­нее важ­ны во­про­сы де­ше­во­го кре­ди­та, на­ло­го­вой на­груз­ки, тех­но­ло­ги­че­ско­го транс­фер­та в раз­ных фор­мах.

Осталь­ные дей­ствия ли­бо обес­пе­чи­ва­ют по­вы­ше­ние про­из­во­ди­тель­но­сти, ли­бо по­мо­га­ют ком­пен­си­ро­вать нега­тив­ные по­след­ствия это­го по­вы­ше­ния. При­мер: ес­ли вы­сво­бож­да­ют­ся за­ня­тые и вы не хо­ти­те со­ци­аль­ной ка­та­стро­фы, вы долж­ны этих за­ня­тых ку­да-то деть — сти­му­ли­ро­вать ма­лый биз­нес, стро­ить жи­лье там, где есть ра­бо­та. От­сю­да це­ли до­ве­сти до­лю ма­ло­го биз­не­са в ВВП до 40 про­цен­тов и вый­ти на стро­и­тель­ство 100–120 мил­ли­о­нов квад­рат­ных мет­ров жи­лья еже­год­но. Это все то­же в ко­неч­ном сче­те вы­те­ка­ет из идеи про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да.

Да­лее, без фор­ми­ро­ва­ния пол­но­мас­штаб­ной си­сте­мы под­держ­ки экс­пор­та труд­но до­бить­ся необ­хо­ди­мо­го ро­ста про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да — ком­па­нии бу­дут тол­кать­ся на неболь­шом 140-мил­ли­он­ном рын­ке. Для это­го нуж­на си­сте­ма под­держ­ки экс­пор­та — и че­рез ин­сти­ту­ты раз­ви­тия, и че­рез по­ли­ти­че­ские ме­ха­низ­мы, и че­рез уси­ле­ние со­труд­ни­че­ства в рам­ках ЕА­ЭС. Нель­зя за­бы­вать о так на­зы­ва­е­мом про­кля­тии Гур­ви­ча — ко­гда у нас рас­тет бла­го­со­сто­я­ние, то рас­тет спрос на им­порт, и эта кон­струк­ция са­ма се­бя га­сит че­рез кри­зис пла­теж­но­го ба­лан­са и кор­рек­цию руб­ля. Сра­ба­ты­ва­ет ав­то­ре­гу­ля­тор. Что­бы вый­ти за его пре­де­лы, за­пус­ка­ет­ся нац­про­ект по под­держ­ке кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. Усло­ви­ем всей этой кон­струк­ции яв­ля­ют­ся, опять-та­ки, и кре­дит­но-фи­нан­со­вая под­держ­ка экс­пор­та (и биз­не­са в це­лом, без­услов­но), и но­вые тех­но­ло­гии — при­чем не «то­чеч­но», а «фрон­таль­но» рас­про­стра­ня­е­мые по эко­но­ми­ке.

Чу­до в пло­хом смыс­ле

— Но про­из­во­ди­тель­ность тру­да — это еще и со­ци­аль­ная на­груз­ка.

— Да, и мы к ней до­ба­ви­ли еще и пен­си­он­ную ре­фор­му. Но мы же не мо­жем до­пу­стить, что­бы и даль­ше уси­ли­ва­лась со­ци­аль­ная диф­фе­рен­ци­а­ция, неку­да уже даль­ше, по­это­му за­пус­ка­ем на­бор про­ек­тов, свя­зан­ных с со­ци­ал­кой, что­бы на­се­ле­ние немед­лен­но по­чув­ство­ва­ло, что все эти ме­ры транс­ли­ру­ют­ся на уро­вень бла­го­со­сто­я­ния. Да, с од­ной сто­ро­ны, рас­ту­щая про­из­во­ди­тель­ность тру­да да­ет воз­мож­ность до­пол­ни­тель­но по­вы­шать зар­пла­ту, со­зда­вать до­пол­ни­тель­ные воз­мож­но­сти для ро­ста по­треб­ле­ния. Но с дру­гой сто­ро­ны, по­вы­ше­ние про­из­во­ди­тель­но­сти — это и вы­сво­бож­де­ние за­ня­тых.

— Как же быть?

— Воз­мож­но, те, кто ве­дет фи­нан­со­вую по­ли­ти­ку, име­ли в ви­ду та­кой «шлиф­фе­нов­ский ма­невр» (план немец­ко­го ге­не­ра­ла Шлиф­фе­на — вой­на на два фрон­та с по­сле­до­ва­тель­ным раз­гро­мом про­тив­ни­ков за счет ин­тен­сив­ных опе­ра­ций и пе­ре­брос­ки ре­сур­сов меж­ду фрон­та­ми): мы быст­ро ре­ша­ем од­ну за­да­чу, по­том пе­ре­бра­сы­ва­ем ре­сур­сы на дру­гую. Но эта стра­те­гия крайне рис­ко­ван­ная, она пред­по­ла­га­ет, во-пер­вых, вы­со­кий темп ре­ше­ния за­дач, во-вто­рых, воз­мож­ность ин­тен­сив­но­го ма­нев­ра ре­сур­са­ми меж­ду на­прав­ле­ни­я­ми при­ло­же­ния уси­лий. В на­шем же слу­чае, ес­ли, на­при­мер, со­ци­аль­ный кри­зис ока­жет­ся бо­лее глу­бо­ким или про­дол­жи­тель­ным, чем ожи­да­лось, необ­хо­ди­мость по­вы­шать до­хо­ды граж­дан мо­жет вы­ну­дить пе­ре­клю­чить ре­сур­сы с ин­ве­сти­ций и под­держ­ки биз­не­са и так да­лее на ре­ше­ние со­ци­аль­ных за­дач.

Глав­ный во­прос: го­то­вы ли мы за­ни­мать­ся не толь­ко то­чеч­ны­ми про­ек­та­ми, но и по­ме­нять са­му ло­ги­ку эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки под глав­ную за­да­чу — под сти­му­ли­ро­ва­ние мо­дер­ни­за­ции и про­из­во­ди­тель­но­сти?

— Это во­прос по­ли­ти­че­ский?

— Это во­прос и по­ли­ти­че­ский, и эко­но­ми­че­ский. Вот мы ра­зом дер­жим один из са­мых вы­со­ких в мире уров­ней ре­аль­ных (с уче­том ин­фля­ции) про­цент­ных ста­вок, по­вы­ша­ем на­ло­ги и од­но­вре­мен­но под­дер­жи­ва­ем бюд­жет­ный про­фи­цит. Но есть пра­ви­ла, по­чти не име­ю­щие ис­клю­че­ний: вы мо­же­те сти­му­ли­ро­вать за счет де­неж­ной по­ли­ти­ки эко­но­ми­че­ский рост — и при­дер­жи­вать воз­мож­ный пе­ре­грев за счет фис­каль­ной по­ли­ти­ки; мо­же­те, на­обо­рот, осу­ществ­лять фис­каль­ное сти­му­ли­ро­ва­ние, при­дер­жи­вая про­цент­ную став­ку. Но ес­ли по­вы­ша­е­те и на­ло­ги (точ­нее, за­ни­ма­е­тесь «фис­каль­ной ста­би­ли­за­ци­ей»), и про­цент­ные став­ки, у это­го есть толь­ко один смысл — оста­нов­ка ро­ста. И хо­ро­шо, ес­ли это борь­ба с пе­ре­гре­вом…

— Но у нас экономика не пе­ре­гре­та.

— Она, ско­рее, в стаг­на­ции. Этот год был го­дом эко­но­ми­че­ско­го чу­да — в пло­хом смыс­ле. Ко­гда у нас це­ны на нефть за год вы­рос­ли по­чти на 40 про­цен­тов (с 53 до 71 дол­ла­ров за бар­рель), а эко­но­ми­че­ский рост – все­го-то по­ряд­ка по­лу­то­ра про­цен­тов. Мы весь эф­фект от ро­ста цен по­га­си­ли про­цент­ной став­кой и ак­ку­му­ли­ро­ва­ни­ем «неф­тя­ных до­хо­дов». Вто­ро­го та­ко­го по­дар­ка не бу­дет — боль­ше та­ких скач­ков ми­ро­вых цен на нефть, в пол­то­ра ра­за, уже мы не по­лу­чим.

В об­щем, ес­ли нам удаст­ся вы­стро­ить си­сте­му, ко­гда у нас от­дель­ные ин­фра­струк­тур­ные и тех­но­ло­ги­че­ские ини­ци­а­ти­вы смо­гут за­пу­стить ка­че­ствен­ную транс­фор­ма­цию эко­но­ми­ки, то­гда мы мо­лод­цы. Ес­ли не удаст­ся — зна­чит, не мо­лод­цы и рост не удаст­ся.

— Этот во­прос бу­дет ре­шать­ся в 2019 го­ду?

— В 2019–2020-м. Все же не сра­зу взле­та­ет.

— А у нас есть день­ги на нац­про­ек­ты?

— В прин­ци­пе, там ни­че­го за­пре­дель­но­го нет. Глав­ный во­прос — нас­коль­ко мы су­ме­ем сма­нев­ри­ро­вать. Это во­прос кон­струк­ции бюд­жет­ной си­сте­мы. Мож­но оста­вить ны­неш­нюю си­сте­му, даль­ше на­кап­ли­вать ре­зер­вы. Но пом­нить, что вы­пол­нять од­но­вре­мен­но мож­но лишь лю­бые две це­ли из трех — мо­дер­ни­зи­ро­вать эко­но­ми­ку, по­вы­шать про­из­во­ди­тель­ность и все, что с этим свя­за­но, или вы­пол­нять со­ци­аль­ные обя­за­тель­ства, или на­кап­ли­вать ре­зер­вы. Де­лать все три уже, к со­жа­ле­нию, не по­лу­чит­ся, от че­го-то при­дет­ся от­ка­зать­ся. Си­ту­а­ция по­ра­зи­тель­ная: с од­ной сто­ро­ны, мы уже не зна­ем, ку­да за­гнать ре­зер­вы, а с дру­гой — мы ин­те­рес­ные на­ло­го­вые экс­пе­ри­мен­ты над стагни­ру­ю­щей эко­но­ми­кой про­во­дим.

Опор­ные точ­ки

— Что бу­дет с част­ны­ми ин­ве­сти­ци­я­ми?

— По на­ше­му ва­ри­ан­ту, с 2020 го­да долж­ны на­чать до­воль­но ин­тен­сив­но рас­ти сум­мар­ные ин­ве­сти­ции — и част­ные, и го­су­дар­ствен­ные. При­чем част­ные — быст­рее.

— А в 2019 го­ду?

— Мы вы­хо­дим на три про­цен­та тем­па ро­ста ин­ве­сти­ций в ос­нов­ной ка­пи­тал в сле­ду­ю­щем го­ду. И даль­ше це­ле­вой ва­ри­ант про­гно­за бо­лее или ме­нее вы­хо­дит на при­о­ри­тет по на­ра­щи­ва­нию до­ли ин­ве­сти­ций в ВВП — опять-та­ки в ос­нов­ном за счет част­ных ин­ве­сти­ций. Но эта кон­струк­ция тре­бу­ет де­ше­вых де­нег.

— Бо­лее низ­ких ста­вок по кре­ди­там?

— Де­ло да­же не в са­мом по се­бе кре­ди­те. Хо­тя важ­но, что си­ту­а­ция, ко­то­рая у нас скла­ды­ва­ет­ся, еще ан­ти­струк­тур­на, по­то­му что у нас вы­со­кая рен­та­бель­ность в неф­тян­ке, от­ча­сти в га­зе и ме­тал­лур­гии (от­сю­да, кста­ти, идея изъ­я­тия рен­ты у сы­рье­ви­ков, что­бы хоть как-то ее вы­ров­нять с об­ра­ба­ты­ва­ю­щи­ми от­рас­ля­ми, ма­ши­но­стро­е­ни­ем тем же). В ре­зуль­та­те кре­ди­том мо­гут поль­зо­вать­ся те, у ко­го до­ход­ность (с уче­том ско­ро­сти обо­ро­та, по­нят­но) вы­ше, чем став­ка. По­это­му мы бук­валь­но за­го­ня­ем и соб­ствен­ные сред­ства, и кре­дит в энер­ге­ти­ку и в сы­рье­вой ком­плекс и по­лу­ча­ем то, от че­го пы­та­лись трид­цать лет, ко­лос­саль­ной це­ной, уй­ти — та­кой ока­ри­ка­ту­рен­ный со­вет­ский ва­ри­ант. Мы уже при­хо­дим к си­ту­а­ции, ко­гда у нас до­ход­ность в ря­де от­рас­лей на­столь­ко низ­кая, что луч­ше про­сто дер­жать день­ги, по­то­му что го­со­бя­за­тель­ства или де­по­зи­ты ча­сто и вы­год­нее, и ме­нее рис­ко­ван­ны, чем ин­ве­сти­ции. В этой си­ту­а­ции вы про­сто не смо­же­те ре­а­ли­зо­вать устой­чи­вый рост ин­ве­сти­ций в ос­нов­ной ка­пи­тал, тем бо­лее, как пред­по­ла­га­ет МЭР, на 6,5 про­цен­та. Это не про­сто ариф­ме­ти­ка ро­ста, это

еще ка­у­заль­ная за­ви­си­мость — про­из­во­ди­тель­ность тру­да опре­де­ля­ет­ся ин­ве­сти­ци­я­ми.

— Ка­кой ин­фля­ции ждать?

— Она бу­дет в сле­ду­ю­щем го­ду по­ряд­ка 4,5–5%. В зна­чи­тель­ной ме­ре бла­го­да­ря НДС — его по­вы­ше­ние даст где-то око­ло од­но­го до­пол­ни­тель­но­го про­цент­но­го пунк­та при­ро­ста цен. Плюс на­ло­го­вый ма­невр. По­ка бы­ли экс­порт­ные по­шли­ны, мож­но бы­ло брать по­шли­ну с экс­пор­те­ров и с той про­дук­ции, что они экс­пор­ти­ру­ют. Те­перь на­лог бе­рет­ся со всех, вклю­чая тех, кто не экс­пор­ти­ру­ет во­все. С од­ной сто­ро­ны, с рын­ка вы­би­ва­ют­ся ма­лые и сред­ние неф­тя­ные ком­па­нии. А мо­но­по­ли­за­ция — это са­мо по се­бе не здо­ро­во. С дру­гой сто­ро­ны, на ве­ли­чи­ну при­ро­ста НДПИ в ито­ге по­вы­ша­ет­ся це­на на бен­зин. Эф­фект это­го пе­ре­кла­ды­ва­ет­ся в за­тра­ты, при­чем за­тра­ты у всех. По­это­му в на­ча­ле го­да шок по­вы­ше­ния цен бу­дет до­воль­но силь­ным. ЦБ уже два­жды по­вы­сил про­цент­ную став­ку, и по­шли непри­ят­ные за­яв­ле­ния, что и даль­ше мо­гут. К это­му «на­до от­но­сить­ся спо­кой­но», но толь­ко к то­му, что у нас ро­ста не бу­дет.

— С пром­про­из­вод­ством та же исто­рия?

—Про­мыш­лен­ность — это ос­нов­ной ком­по­нент ВВП.

— А есть ли от­рас­ли, ко­то­рые бу­дут рас­ти, как АПК рос по­след­ние го­ды?

— У нас АПК вы­ско­чил от­ча­сти на экс­пор­те зер­на, от­ча­сти на се­рии хороших уро­жа­ев. Ан­ти­санк­ции ста­ли им­пуль­сом, плюс от­ча­сти сыг­ра­ло то, что АПК — вы­со­ко­обо­рот­ная от­расль и от­но­си­тель­но про­стой биз­нес. Бан­ки не зна­ли, ку­да де­вать­ся в усло­ви­ях ро­ста рис­ков, а тут ре­бя­та с быст­рым обо­ро­том, с быст­рой от­бив­кой де­нег. Дру­гое де­ло, что это «пер­вич­ное», от­но­си­тель­но про­стое им­пор­то­за­ме­ще­ние, и его по­тен­ци­ал по­чти ис­чер­пан. Сей­час идет воз­врат им­пор­та на рын­ки, он стал рас­ти в той ме­ре, в ко­то­рой у нас рас­тет по­треб­ле­ние — ра­бо­та­ет «про­кля­тье Гур­ви­ча».

— То есть, ес­ли убрать им­порт, то ВВП вы­рос бы на два про­цен­та?

— Да, бы­ло бы 2,4 про­цен­та ро­ста. Есть про­бле­ма: у нас мо­дер­ни­за­ция со­про­вож­да­ет­ся вво­зом обо­ру­до­ва­ния из-за ру­бе­жа. По­том осва­и­ва­ет­ся ка­кая-то ни­ша, но тут воз­ни­ка­ет про­бле­ма с кон­ку­рен­ци­ей, с кон­ку­рен­то­спо­соб­но­стью — на­ша про­дук­ция, вы­хо­дя­щая на рын­ки, уже за­ня­тые им­пор­том, до­ро­жа­ет.

— То есть вы не ви­ди­те от­рас­лей, ко­то­рые мог­ли бы «вы­стре­лить»?

— Есть боль­шой по­тен­ци­ал ро­ста в сек­то­ре ИКТ. Мы недав­но де­ла­ли про­гноз по це­ле­во­му ва­ри­ан­ту, у них воз­мож­но дву­крат­ное опе­ре­же­ние ди­на­ми­ки ВВП. Есть по­тен­ци­ал ро­ста в стро­и­тель­ном и око­ло­стро­и­тель­ном биз­не­се. Сто два­дцать мил­ли­о­нов квад­рат­ных мет­ров — это мно­го. Есть по­тен­ци­ал ро­ста, свя­зан­ный с про­из­вод­ством обо­ру­до­ва­ния. Он опре­де­ля­ет­ся эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­кой го­су­дар­ства и круп­ней­ших ком­па­ний, спро­сом ин­фра­струк­тур­ных мо­но­по­лий в том чис­ле. И плюс, ко­неч­но, экс­порт­но ори­ен­ти­ро­ван­ные от­рас­ли, и не толь­ко обо­рон­ные, но и вполне граж­дан­ские. Там до­воль­но боль­шие воз­мож­но­сти для экс­пор­та обо­ру­до­ва­ния, от­ча­сти транс­пор­та.

Про­гноз МЭР — 4–4,5 про­цен­та ро­ста экс­пор­та — ка­жет­ся крайне за­вы­шен­ным, но где-то 2,5–3 про­цен­та ро­ста мы иметь мо­жем. При­чем кон­струк­ция вы­гля­дит сле­ду­ю­щим об­ра­зом: нефть, газ и неф­те­про­дук­ты мы силь­но рас­ка­чи­вать не мо­жем, ми­ро­вой спрос несиль­но рас­тет, по­хо­жая исто­рия и с тра­ди­ци­он­ным па­ке­том на­ше­го экс­пор­та: ме­тал­лы, лес, удоб­ре­ния и зер­но. Рас­ши­ре­ние свя­за­но с экс­пор­том сель­хоз­про­дук­тов, хи­ми­че­ской и ма­ши­но­стро­и­тель­ной про­дук­ции, про­дук­ции «но­вых» вы­со­ко­тех­но­ло­ги­че­ски от­рас­лей. По­тен­ци­ал тут в зна­чи­тель­ной ме­ре еще есть, но это це­ли­ком во­прос под­держ­ки экс­пор­та. И не толь­ко эко­но­ми­че­ской, но и по­ли­ти­че­ской под­держ­ки, ес­ли го­во­рить о граж­дан­ских са­мо­ле­тах, на­при­мер. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.