Исто­рия ку­риль­ско­го спо­ра

Ekspert - - ТЕМА НЕДЕЛИ -

Первую рус­скую экс­пе­ди­цию Вла­ди­ми­ра Ат­ла­со­ва в 1697 го­ду на ост­ро­ва Юж­но-Ку­риль­ской гря­ды на пол­ве­ка опе­ре­ди­ли и япон­цы, и гол­ланд­цы. Но Москва про­дол­жи­ла ко­ло­ни­за­цию тер­ри­то­рии, и в кон­це XVIII ве­ка Ека­те­ри­на Ве­ли­кая вклю­чи­ла Ку­риль­скую гря­ду в со­став Рос­сий­ской им­пе­рии. Мест­ное на­се­ле­ние бы­ло при­ве­де­но к при­ся­ге. Впро­чем, Рос­сия не дер­жа­ла здесь круп­ных вой­ско­вых со­еди­не­ний, не же­лая ссо­рить­ся с Япо­ни­ей, и со­се­ди все ча­ще ре­ша­лись на вы­лаз­ки и экс­пе­ди­ции. К на­ча­лу XIX ве­ка сло­жи­лось «двое­вла­стие». Ку­ри­лы бы­ли де-фа­кто по­де­ле­ны: вли­я­ние Рос­сии бы­ло силь­но на се­вер­ных ост­ро­вах, Япо­нии — на юж­ных. Это пред­опре­де­ли­ло необ­хо­ди­мость ре­гла­мен­ти­ро­вать от­но­ше­ния меж­ду дву­мя стра­на­ми.

При за­клю­че­нии пер­во­го рус­ско-япон­ско­го до­го­во­ра — Си­мод­ско­го трак­та­та 1855 го­да — цар­ское пра­ви­тель­ство усту­пи­ло Япо­нии ост­ро­ва Юж­но-Ку­риль­ской гря­ды в об­мен на за­клю­че­ние тор­го­во­го до­го­во­ра. Этот до­ку­мент уста­нав­ли­вал рос­сий­ско-япон­скую гра­ни­цу по про­ли­ву Фри­за меж­ду ост­ро­ва­ми Иту­руп и Уруп Боль­шой Ку­риль­ской гря­ды: все, что се­вер­нее Иту­ру­па, при­зна­ва­лось рос­сий­ской тер­ри­то­ри­ей, то, что юж­нее — япон­ской. При этом неуре­гу­ли­ро­ван­ным остал­ся во­прос о ста­ту­се Са­ха­ли­на.

Спу­стя два­дцать лет, в 1875 го­ду, стра­ны под­пи­са­ли Пе­тер­бург­ский трак­тат, по ко­то­ро­му Рос­сия офи­ци­аль­но по­лу­ча­ла пра­ва на весь Са­ха­лин, а Япо­ния — на все Ку­риль­ские ост­ро­ва (как юж­ные, ко­то­рые уже бы­ли в ее вла­де­нии по Си­мод­ско­му трак­та­ту, так и се­вер­ные).

Ста­тус-кво, до­стиг­ну­тый в Пе­тер­бур­ге, был на­ру­шен в на­ча­ле XX ве­ка. По ито­гам дра­ма­ти­че­ской для Рос­сии Рус­ско-япон­ской вой­ны и Портс­мут­ско­го мир­но­го до­го­во­ра 1905 го­да Рос­сия те­ря­ла юж­ную часть Са­ха­ли­на. С тех пор за гла­вой русской де­ле­га­ции Сер­ге­ем Вит­те за­кре­пи­лось про­зви­ще «по­лу­са­ха­лин­ский».

1925 год был озна­ме­но­ван вос­ста­нов­ле­ни­ем ди­пло­ма­ти­че­ских от­но­ше­ний Япо­нии — толь­ко уже с СССР. Со­глас­но Пе­кин­ско­му до­го­во­ру но­вая со­вет­ская власть при­зна­ла ре­зуль­та­ты Рус­ско-япон­ской вой­ны, но не «по­ли­ти­че­скую от­вет­ствен­ность» за Портс­мут­ский до­го­вор. Юж­ная часть Са­ха­ли­на оста­лась под япон­ским про­тек­то­ра­том.

По­сле ок­ку­па­ции Япо­ни­ей Мань­чжу­рии в 1931 го­ду от­но­ше­ния стран ухуд­ши­лись. В 1939 го­ду со­вет­ско-мон­голь­ские вой­ска раз­гро­ми­ли под­раз­де­ле­ния Кван­тун­ской ар­мии в рай­оне ре­ки Хал­хин-Гол. Счи­та­ет­ся, что под впе­чат­ле­ни­ем от это­го по­ра­же­ния Япо­ния так и не ре­ши­лась всту­пить во Вто­рую ми­ро­вую вой­ну про­тив СССР. По­сле окон­ча­тель­но­го раз­гро­ма гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии 9 ав­гу­ста 1945 го­да Со­вет­ский Со­юз, пред­ва­ри­тель­но разо­рвав пакт о нена­па­де­нии, объ­явил Япо­нии вой­ну. А уже 2 сен­тяб­ря им­пе­ра­тор­ская Япо­ния под­пи­са­ла акт о ка­пи­ту­ля­ции. Раз­гром япон­ских сил поз­во­лил во­пло­тить в жизнь до­го­во­рен­но­сти Ял­тин­ской кон­фе­рен­ции со­юз­ных дер­жав (фев­раль 1945 го­да), по ко­то­рым Со­вет­ско­му Со­ю­зу воз­вра­щал­ся су­ве­ре­ни­тет над юж­ной ча­стью Са­ха­ли­на и все­ми Ку­риль­ски­ми ост­ро­ва­ми.

По­сле 1945 го­да ди­пот­но­ше­ния меж­ду Япо­ни­ей и СССР уста­нов­ле­ны не бы­ли, по­сколь­ку в 1951 го­ду Со­вет­ский Со­юз от­ка­зал­ся при­со­еди­нять­ся к Сан-Фран­цис­ско­му мир­но­му до­го­во­ру. Шлейф это­го «по­те­рян­но­го» ми­ра тя­нет­ся и по сей день. Хо­тя под­пи­сан­ный без СССР до­ку­мент и де­кла­ри­ро­вал от­каз Япо­нии от Юж­но­го Са­ха­ли­на и Ку­рил, он не фик­си­ро­вал их вла­дель­ца. Эта юри­ди­че­ская ла­зей­ка поз­во­ля­ет Япо­нии не при­зна­вать рос­сий­ский су­ве­ре­ни­тет над Ку­риль­ски­ми ост­ро­ва­ми.

В 1956 го­ду сто­ро­ны под­пи­са­ли сов­мест­ную де­кла­ра­цию, преду­смат­ри­ва­ю­щую вос­ста­нов­ле­ние ди­пот­но­ше­ний и фик­си­ру­ю­щую окон­ча­ние вой­ны. Со­вет­ский Со­юз да­же за­явил о воз­мож­но­сти пе­ре­дать Япо­нии Юж­ные Ку­ри­лы (ост­ров Ши­ко­тан и гря­да Ха­бо­маи), но толь­ко при усло­вии за­клю­че­ния мир­но­го до­го­во­ра. Де­вя­тая ста­тья сов­мест­ной декла­ра­ции, сви­де­тель­ству­ю­щая об этом, до сих пор яв­ля­ет­ся спор­ной. «Со­юз Со­вет­ских Со­ци­а­ли­сти­че­ских Рес­пуб­лик и Япо­ния со­гла­си­лись на про­дол­же­ние по­сле вос­ста­нов­ле­ния нор­маль­ных ди­пло­ма­ти­че­ских от­но­ше­ний меж­ду Со­ю­зом Со­вет­ских Со­ци­а­ли­сти­че­ских Рес­пуб­лик и Япо­ни­ей пе­ре­го­во­ров о за­клю­че­нии мир­но­го до­го­во­ра». Осо­бый ин­те­рес вы­зы­ва­ет, од­на­ко, сле­ду­ю­щий аб­зац де­вя­то­го пунк­та: «При этом Со­юз Со­вет­ских Со­ци­а­ли­сти­че­ских Рес­пуб­лик, идя нав­стре­чу по­же­ла­ни­ям Япо­нии и учи­ты­вая ин­те­ре­сы япон­ско­го го­су­дар­ства, со­гла­ша­ет­ся на пе­ре­да­чу Япо­нии ост­ро­вов Ха­бо­маи и ост­ро­ва Си­ко­тан с тем, од­на­ко, что фак­ти­че­ская пе­ре­да­ча этих ост­ро­вов Япо­нии бу­дет про­из­ве­де­на по­сле за­клю­че­ния мир­но­го до­го­во­ра меж­ду Со­ю­зом Со­вет­ских Со­ци­а­ли­сти­че­ских Рес­пуб­лик и Япо­ни­ей». Для япон­цев этот пункт яв­ля­ет­ся ос­но­ва­ни­ем для тер­ри­то­ри­аль­ных пре­тен­зий. Но Вла­ди­мир Пу­тин на но­ябрь­ской встре­че с Син­дзо Абэ за­явил о сво­ем от­но­ше­нии к дан­но­му пунк­ту декла­ра­ции так: «Не го­во­рит­ся, на ка­ком ос­но­ва­нии пе­ре­дать, не го­во­рит­ся, под чьим су­ве­ре­ни­те­том эти ост­ро­ва оста­нут­ся, не го­во­рит­ся, на ка­ком ос­но­ва­нии это бу­дет сде­ла­но. Но за­фик­си­ро­ва­на го­тов­ность Со­вет­ско­го Со­ю­за эти два ост­ро­ва пе­ре­дать. По­сле это­го со­сто­я­лась ра­ти­фи­ка­ция и Вер­хов­ным Со­ве­том СССР, и пар­ла­мен­том Япо­нии. А за­тем Япо­ния от­ка­за­лась от вы­пол­не­ния этих до­го­во­рен­но­стей». По мне­нию рос­сий­ско­го пре­зи­ден­та, все это тре­бу­ет «от­дель­ной, до­пол­ни­тель­ной, се­рьез­ной про­ра­бот­ки».

■ Мак­сим Хо­ды­кин

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.