Санк­ции под­са­дят ЦБ на дол­лар

Ekspert - - ГЛАВНАЯ НОВОСТЬ -

США го­то­вы на­ло­жить санк­ции на но­вый рос­сий­ский госдолг — та­кое пред­ло­же­ние со­дер­жит­ся в за­ко­но­про­ек­те об ан­ти­рос­сий­ских санк­ци­ях. Речь идет о за­пре­те на сдел­ки с но­вым су­ве­рен­ным дол­гом Рос­сии дю­ра­ци­ей бо­лее 14 дней. За­прет дол­жен всту­пить в си­лу че­рез 90 дней по­сле при­ня­тия са­мо­го за­ко­на.

Ин­те­рес­но, что ни рос­сий­ская ва­лю­та, ни рос­сий­ский фон­до­вый ры­нок ни­как не от­ре­а­ги­ро­ва­ли на эту но­вость: уже­сто­че­ние санк­ций бы­ло ожи­да­е­мым и со­вер­шен­но нестраш­ным. Пла­ны Мин­фи­на Рос­сии по за­им­ство­ва­ни­ям на 2019 год не так уж ве­ли­ки: 2,4 трлн руб­лей на внут­рен­нем рын­ке и 7 млрд дол­ла­ров — на внеш­нем (из них

4 млрд руб­лей нуж­ны для ре­фи­нан­си­ро­ва­ния ста­рых зай­мов). Но одол­жить Мин­фи­ну эти день­ги спо­кой­но мо­гут рос­сий­ские бан­ки: толь­ко соб­ствен­ных средств у них

10,3 трлн руб­лей, и это по­ми­мо про­чих ак­ти­вов. На­пом­ним, выход нере­зи­ден­тов из рос­сий­ско­го госдол­га идет уже по­чти год — с ап­ре­ля 2018-го. По дан­ным ЦБ, до­ля остат­ков ОФЗ на сче­тах ино­стран­ных де­по­зи­та­ри­ев в На­ци­о­наль­ном рас­чет­ном де­по­зи­та­рии в об­щем объ­е­ме рын­ка ОФЗ умень­ши­лась за вто­рой и тре­тий квар­та­лы 2018 го­да с 33,7 до 25,2%, что в объ­е­мах вло­же­ний по но­ми­на­лу со­от­вет­ству­ет сни­же­нию с 2297 млрд до 1810 млрд руб­лей. Объ­ем про­даж ОФЗ нере­зи­ден­та­ми в сен­тяб­ре—ок­тяб­ре сни­зил­ся и со­ста­вил 56 млрд и 44 млрд руб­лей со­от­вет­ствен­но. Про­дан­ные нере­зи­ден­та­ми и до­чер­ни­ми ино­стран­ны­ми бан­ка­ми ОФЗ в ос­нов­ном бы­ли при­об­ре­те­ны него­су­дар­ствен­ны­ми пен­си­он­ны­ми фон­да­ми (НПФ) и стра­хо­вы­ми ком­па­ни­я­ми. Но ак­ти­вы НПФ уже бит­ком на­би­ты рос­сий­ским госдол­гом, и те­перь ин­ве­сти­ро­вать в него бу­дут толь­ко рос­сий­ские бан­ки, в первую оче­редь го­су­дар­ствен­ные. В то же вре­мя ино­стран­цы ску­па­ли на­ши ев­ро­об­ли­га­ции (см. гра­фик). По­ми­мо дол­га санк­ции мо­гут рас­про­стра­нить­ся и на ва­лют­ные сво­пы: рос­сий­ский ЦБ боль­ше не смо­жет за­клю­чать их сро­ком бо­лее чем на 14 дней. Од­на­ко и в этом нет ни­че­го страш­но­го. «Огра­ни­че­ния на опе­ра­ции своп для Бан­ка Рос­сии вы­ну­дят по­след­ний дер­жать боль­ший объ­ем дол­ла­ров в са­мой лик­вид­ной фор­ме (кор­с­че­та или на­лич­ные), — ска­зал “Экс­пер­ту” член Экс­перт­но­го со­ве­та по де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ке при Го­с­ду­ме Мак­сим Пет­ро­не­вич. — Од­на­ко с уче­том неболь­шо­го объ­е­ма по опе­ра­ци­ям своп (не бо­лее де­ся­ти мил­ли­ар­дов дол­ла­ров) это не при­ве­дет к зна­чи­тель­ным по­след­стви­ям для руб­ля. Прав­да, но­вые санк­ции мо­гут огра­ни­чить Цен­траль­ный банк в его дей­стви­ях по сни­же­нию дол­ла­ро­вых ак­ти­вов в со­ста­ве зо­ло­то­ва­лют­ных ре­зер­вов, до­ля ко­то­рых, по по­след­ним дан­ным, на се­ре­ди­ну 2018 го­да сни­зи­лась с 47 до 22 про­цен­тов. Ес­ли до вве­де­ния санк­ций Банк Рос­сии ги­по­те­ти­че­ски мог по­чти пол­но­стью от­ка­зать­ся от дол­ла­ра, при­вле­кая по­след­ний че­рез опе­ра­ции своп с ис­поль­зо­ва­ни­ем дру­гих ва­лют (на­при­мер, ев­ро), то сей­час его воз­мож­но­сти по ди­вер­си­фи­ка­ции ак­ти­вов ста­нут огра­ни­чен­ны­ми, и ре­гу­ля­тор бу­дет вы­нуж­ден дер­жать бо­лее зна­чи­тель­ный объ­ем дол­ла­ров в со­ста­ве ре­зер­вов». По по­во­ду то­го, что ста­нет с на­шим госдол­гом в даль­ней­шем, един­ства во мне­ни­ях нет. Так, Deutsche Bank пред­по­ла­га­ет, что ино­стран­ные ин­ве­сто­ры про­дол­жат воз­вра­щать­ся в рос­сий­ский госдолг — в свя­зи с по­вы­ше­ни­ем су­ве­рен­но­го рей­тин­га Рос­сии до ин­ве­сти­ци­он­но­го уров­ня тре­мя круп­ней­ши­ми ми­ро­вы­ми рей­тин­го­вы­ми агент­ства­ми, а «зна­чи­тель­ной эс­ка­ла­ции си­ту­а­ции» в свя­зи с но­вы­ми санк­ци­я­ми Deutsche Bank не ожи­да­ет. По­след­ний аук­ци­он Мин­фи­на по ОФЗ в день, ко­гда ста­ло из­вест­но о но­вых санк­ци­ях, про­шел с ре­корд­ным спро­сом. А вот су­ве­рен­ный фонд Но­р­ве­гии по­сте­пен­но со­кра­тил вло­же­ния в го­су­дар­ствен­ные об­ли­га­ции Рос­сии по­чти на­по­ло­ви­ну — как раз в ожи­да­нии санк­ций. Рас­про­да­ет наш госдолг и бри­тан­ская управ­ля­ю­щая ком­па­ния Ashmore, но по дру­гой при­чине: лик­вид­ность рын­ка го­соб­ли­га­ций (речь идет о ев­ро­бон­дах) па­да­ет, а вый­ти из рос­сий­ско­го дол­га ста­но­вит­ся слож­нее, так как мар­кет­мей­ке­ров по нему оста­лось лишь два — Сбер­банк и ВТБ. «Ес­ли они в ка­кой-то мо­мент ока­жут­ся под санк­ци­я­ми, у вас бу­дут боль­шие про­бле­мы», — пре­ду­пре­жда­ет Ashmore.

Так что хо­тя крат­ко­сроч­ных по­след­ствий для рос­сий­ской эко­но­ми­ки от за­пре­та на но­вый госдолг не пред­ви­дит­ся, в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве они все же про­явят­ся. Во-пер­вых, мо­гут по­вы­сить­ся став­ки, по ко­то­рым ин­ве­сто­ры бу­дут го­то­вы по­ку­пать рос­сий­ский госдолг, — и Мин­фин, ве­ро­ят­но, пред­по­чтет со­кра­тить раз­мер за­им­ство­ва­ний, а зна­чит, по­пы­та­ет­ся уре­зать рас­хо­ды бюд­же­та и ка­ким-ни­будь хит­рым спо­со­бом ужать ин­ве­сти­ции в нац­про­ек­ты. Во-вто­рых, рубль ли­шит­ся под­держ­ки от ино­стран­ных ин­ве­сто­ров (Сбер­банк уже ухуд­шил про­гноз кур­са руб­ля на 2019 год до 68,5 за дол­лар). И в-тре­тьих, гос­бан­ки как ос­нов­ные по­ку­па­те­ли госдол­га по­лу­чат еще боль­ший вес и вли­я­тель­ность в оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ке и по­ли­ти­ке. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.