Давай останемся дру­зья­ми

Ekspert - - ПОЛИТИКА КОРЕЯ - *До­цент де­пар­та­мен­та по­ли­то­ло­гии Фи­нан­со­во­го уни­вер­си­те­та при пра­ви­тель­стве РФ.

Встре­ча Ким Чен Ына и До­наль­да Трам­па во Вьет­на­ме фор­маль­но за­вер­ши­лась про­ва­лом: сто­ро­ны не смог­ли прий­ти к со­гла­ше­нию и да­же до­сроч­но за­вер­ши­ли ме­ро­при­я­тие. Но сво­их ре­аль­ных це­лей они все-та­ки до­стиг­ли

Сам­мит в Ха­ное Ким Чен Ын и До­нальд Трамп за­вер­ши­ли до­сроч­но — без ра­бо­че­го ужи­на, без сов­мест­ной де­кла­ра­ции и да­же без да­ты сле­ду­ю­щей встре­чи. По­сле че­го каж­дая из сто­рон вы­сту­пи­ла со сво­им объ­яс­не­ни­ем при­чин та­ко­го ито­га. Все это озна­ча­ет, что вто­рая встре­ча ны­неш­них ли­де­ров КНДР и США за­кон­чи­лась не про­сто неудач­но, а про­валь­но.

Неко­то­рые экс­пер­ты уже де­ла­ют вы­во­ды. Од­ни сме­ют­ся над Трам­пом, ко­то­рый, по их мне­нию, в оче­ред­ной раз опро­сто­во­ло­сил­ся. «Дик­та­тор из ни­щей во­сточ­но­ази­ат­ской ды­ры пе­ре­иг­рал пре­зи­ден­та дер­жа­вы но­мер один», — го­во­рят они. Дру­гие ожи­да­ют ка­кой-то раз­мо­роз­ки се­ве­ро­ко­рей­ско­го кон­флик­та — с об­раз­цо­во-про­во­ци­ру­ю­щи­ми пус­ка­ми ра­кет и, воз­мож­но, да­же ядер­ны­ми ис­пы­та­ни­я­ми. Тре­тьи на­ме­ка­ют на воз­мож­ный но­вый ри­то­ри­ко-санк­ци­он­ный на­кат Трам­па на Ким Чен Ына — в ду­хе то­го, что был в на­ча­ле 2018 го­да.

На са­мом же де­ле ни­ка­кой тра­ге­дии в Ха­ное не про­изо­шло. На­ру­ше­ние про­то­ко­ла, ко­неч­но, непри­ят­но и тре­вож­но, од­на­ко от­сут­ствие до­го­во­рен­но­стей не яв­ля­ет­ся про­бле­мой про­сто по­то­му, что на них ни­кто и не на­де­ял­ся — ни Трамп, ни Ким. Сам­мит ор­га­ни­зо­вы­вал­ся не ра­ди до­го­во­рен­но­стей, а ра­ди са­мо­го сам­ми­та, из ко­то­ро­го аме­ри­кан­ский президент и се­ве­ро­ко­рей­ский пред­се­да­тель хо­те­ли из­влечь вы­го­ды для соб­ствен­но­го ими­джа. И из­влек­ли — с той или иной сте­пе­нью успеш­но­сти.

Де­нукле­а­ри­за­ция или ни­че­го

Иро­ния си­ту­а­ции в том, что на этом сам­ми­те не мог­ло быть под­пи­са­но со­гла­ше­ние, ка­че­ствен­ное улуч­ша­ю­щее до­го­во­рен­но­сти про­шло­год­не­го син­га­пур­ско­го сам­ми­та (суть ко­то­ро­го бы­ла в том, что КНДР пре­кра­ща­ет ра­кет­ные ис­пы­та­ния, а США пре­кра­ща­ют на­ста­и­вать на вве­де­нии но­вых санк­ций и обост­рять об­ста­нов­ку во­круг Се­вер­ной Ко­реи). В Син­га­пу­ре сто­ро­ны до­стиг­ли стек­лян­но­го по­тол­ка — это луч­ший ва­ри­ант со­гла­ше­ния, ко­то­рый устра­и­ва­ет КНДР, Ки­тай, Юж­ную Ко­рею, Трам­па и, что осо­бен­но важ­но, зна­чи­тель­ную часть аме­ри­кан­ско­го ис­теб­лиш­мен­та, с Трам­пом во­ю­ю­ще­го.

Ко­неч­но, Трамп имел воз­мож­ность по­пы­тать­ся про­бить по­то­лок — но в этом слу­чае по­стра­дал бы от оскол­ков. «Я бы, ко­неч­но, мог под­пи­сать со­гла­ше­ние, но по­том вы бы все воз­му­ща­лись и на­зы­ва­ли бы его “ужас­ной сдел­кой”», — го­во­рил аме­ри­кан­ский президент. В ны­неш­ней си­ту­а­ции от­сут­ствие со­гла­ше­ния дей­стви­тель­но луч­ше, чем пло­хое

со­гла­ше­ние. При­чем под «пло­хим» тут по­ни­ма­ет­ся та­кой ком­про­мисс, ко­то­рый не устро­ит Кон­гресс.

Пре­це­ден­ты-то уже бы­ли. Ра­моч­ное со­гла­ше­ние 1994 го­да, за­клю­чен­ное Бил­лом Клин­то­ном и Ким Чен Иром, за­мо­ра­жи­ва­ло се­ве­ро­ко­рей­скую ядер­ную про­грам­му на ос­но­ве плу­то­ния и ли­ша­ло Пхе­ньян воз­мож­но­сти со­зда­вать ядер­ное ору­жие. Од­на­ко по­бе­див­шие в том же го­ду на вы­бо­рах в Кон­гресс рес­пуб­ли­кан­цы по­счи­та­ли, что де­мо­кра­ти­че­ская ад­ми­ни­стра­ция слишком мно­го да­ет Пхе­нья­ну (эко­но­ми­че­скую по­мощь, стро­и­тель­ство ре­ак­то­ров на лег­кой во­де) в об­мен на про­стую за­мо­роз­ку ядер­ной про­грам­мы — «сло­ны» тре­бо­ва­ли от Ки­ма боль­ше усту­пок, вклю­чая во­про­сы разору­же­ния и со­блю­де­ния прав че­ло­ве­ка. В ито­ге они тор­пе­ди­ро­ва­ли до­го­во­рен­но­сти и фак­ти­че­ски со­рва­ли их вы­пол­не­ние.

Дей­ствия Кон­грес­са (вку­пе с ма­хи­на­ци­я­ми са­мо­го Ки­ма, ко­то­рый, за­мо­ро­зив плу­то­ни­е­вую про­грам­му, успеш­но раз­ви­вал ура­но­вую) не толь­ко со­рва­ли со­гла­ше­ние, но и уни­что­жи­ли те рост­ки до­ве­рия, ко­то­рые взрас­та­ли меж­ду Ва­шинг­то­ном и Пхе­нья­ном. По­след­ствия это­го про­ва­ла ощу­ща­ют­ся и по сей день. С по­до­зри­тель­но­стью от­но­сясь к лю­бым «вре­мен­ным» со­гла­ше­ни­ям с КНДР, аме­ри­кан­ский по­ли­ти­кум тре­бу­ет от Ки­ма од­но­го — пол­ной, ве­ри­фи­ци­ру­е­мой и необ­ра­ти­мой де­нукле­а­ри­за­ции. Лишь в об­мен на этот шаг, счи­та­ют в Ва­шинг­тоне, США мо­гут пой­ти на ка­кие-то уступ­ки Се­вер­ной Ко­рее — на­при­мер, снять санк­ции.

Пом­ня о Му­ам­ма­ре

На пер­вый взгляд в этих тре­бо­ва­ни­ях нет ни­че­го кри­ми­наль­но­го. Ядер­ная Се­вер­ная Ко­рея дей­стви­тель­но пред­став­ля­ет угро­зу не толь­ко для всех со­сед­них стран, но и в це­лом для ре­жи­ма нерас­про­стра­не­ния (КНДР ак­тив­но тор­гу­ет ра­ке­та­ми и ра­кет­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми, так что ей ни­что не ме­ша­ет до­ба­вить в прайс еще и ядер­ные раз­ра­бот­ки). Кро­ме то­го, сам Ким Чен Ын не раз уже го­во­рил, что не про­тив де­нукле­а­ри­за­ции как та­ко­вой.

Од­на­ко обе­щать не зна­чит пред­при­нять ре­аль­ные ша­ги. Ким пуб­лич­но не воз­ра­жа­ет про­тив от­ка­за от ядер­ной про­грам­мы по­то­му, что эти его сло­ва яв­ля­ют­ся необ­хо­ди­мым усло­ви­ем для про­дол­же­ния пе­ре­го­вор­но­го пу­ти ре­ше­ния се­ве­ро­ко­рей­ской ядер­ной про­бле­мы (аль­тер­на­тив­ные пу­ти — санк­ции и вой­на — Пхе­нья­ну как-то не нра­вят­ся). На де­ле же КНДР в обо­зри­мой пер­спек­ти­ве ни от че­го от­ка­зы­вать­ся не со­би­ра­ет­ся. Ни в об­мен на сня­тие санк­ций, ни при усло­вии ка­ких-то га­ран­тий без­опас­но­сти (от США, Рос­сии, Ки­тая или Сов­беза ООН).

Де­ло в том, что у Ким Чен Ына (в си­лу мо­ло­до­го воз­рас­та) от­сут­ству­ет скле­роз. Он пре­крас­но пом­нит, что слу­чи­лось с

Му­ам­ма­ром Кад­да­фи — ли­вий­ским ли­де­ром, ко­то­рый от­ка­зал­ся от ору­жия мас­со­во­го по­ра­же­ния в об­мен на сня­тие санк­ций и до­пуск его в ря­ды ру­ко­по­жат­ных глав го­су­дарств. Сво­бод­ным и ру­ко­по­жат­ным он про­жил недол­го — внут­рен­ние про­бле­мы в его стране при­ве­ли к внеш­не­му вме­ша­тель­ству и убий­ству. А по­сколь­ку Ким Чен Ын идет по пу­ти ре­форм, ко­то­рые на ка­ком-то эта­пе обя­за­тель­но вы­зо­вут внут­рен­нее бро­же­ние, ему необ­хо­ди­мо со­хра­не­ние ядер­но­го щи­та для за­щи­ты го­су­дар­ства, на­се­ле­ния и се­бя са­мо­го от це­ло­го ря­да лиц, ко­то­рые за­хо­те­ли бы по­мочь се­ве­ро­ко­рей­ско­му на­ро­ду уско­рить­ся на пу­ти про­грес­са и де­мо­кра­тии. Как они сей­час, на­при­мер, пы­та­ют­ся по­мочь на­се­ле­нию Ве­не­су­э­лы, меч­та­ю­ще­му из­ба­вить­ся от

Ни­ко­ла­са Ма­ду­ро.

Имен­но по­это­му офи­ци­аль­ная по­зи­ция Се­вер­ной Ко­реи со­сто­ит в том, что де­нукле­а­ри­за­ция — ре­аль­ная, но да­ле­кая цель. И для при­бли­же­ния к ней в КНДР хо­тят уви­деть от аме­ри­кан­цев ка­кие-то ша­ги по сня­тию санк­ций или их ослаб­ле­нию — ша­ги, ко­то­рые долж­ны по­ро­дить у Пхе­нья­на некое до­ве­рие к США. «Без та­ко­го до­ве­рия у нас не бу­дет уве­рен­но­сти, что на­ша на­ци­о­наль­ная без­опас­ность не на­хо­дит­ся под угро­зой. А зна­чит, не воз­ник­нут и об­сто­я­тель­ства, при ко­то­рых мы бу­дем го­то­вы в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке пер­вы­ми на­чать разору­же­ние», — го­во­рил ми­нистр ино­стран­ных дел КНДР Ли Ён Хо. И сей­час, по­сле сам­ми­та, на экс­трен­ной пресс-кон­фе­рен­ции он объ­яс­нял, что Ким Чен Ын пред­ла­гал ча­стич­ный де­мон­таж ядер­ных объ­ек­тов (на­при­мер, в ис­сле­до­ва­тель­ском цен­тре в Йон­бёне) в об­мен на ча­стич­ное сня­тие санк­ций.

Ва­шинг­тон этот план от­верг. Есте­ствен­но, не же­лая ар­ти­ку­ли­ро­вать свою по­зи­цию «ни­ка­ких ча­стич­ных усту­пок в об­мен на ча­стич­ные уступ­ки», немно­го пре­уве­ли­чив по­зи­цию КНДР, Майк Пом­пео по­яс­нил: Се­вер­ная Ко­рея хо­те­ла по­лу­чить не ча­стич­ное, а пол­ное сня­тие санк­ций в об­мен на уни­что­же­ние «че­го­то» в Йон­бёне.

Дру­же­ский от­каз

Од­на­ко при этом оба ли­де­ра чет­ко осо­зна­ва­ли как по­зи­ции друг дру­га, так и то, что раз­рыв от­но­ше­ний и эс­ка­ла­ция не со­от­вет­ству­ют ни ин­те­ре­сам КНДР (ко­то­рой нуж­но, что­бы США не вво­ди­ли но­вые санк­ции и во­об­ще не тре­во­жи­ли Се­вер­ную Ко­рею, не ме­ша­ли нор­ма­ли­за­ции меж­ко­рей­ских от­но­ше­ний), ни ин­те­ре­сам Со­еди­нен­ных Шта­тов. Трамп уже убе­дил­ся, что Ким Чен Ына на­пу­гать и при­ну­дить к че­му-то не по­лу­чит­ся и что ре­гу­ляр­ные угро­зы США, ко­то­рые Аме­ри­ка не мо­жет ис­пол­нить (на­чать вой­ну / раз­бом­бить се­ве­ро­ко­рей­ские ядер­ные объ­ек­ты / сме­нить ре­жим) лишь бьют по ре­пу­та­ции Бе­ло­го до­ма и лич­но его хо­зя­и­на. Имен­но по­это­му Трамп и Ким пред­по­чли за­крыть гла­за на то, что не мог­ли до­стичь недо­сти­жи­мо­го, вы­ра­зи­ли ува­же­ние друг к дру­гу и по­обе­ща­ли как-ни­будь сам­мит по­вто­рить. По сло­вам Трам­па, сам­мит про­шел про­дук­тив­но, а ли­де­ры рас­ста­лись на дру­же­ской но­те.

За­чем то­гда его бы­ло про­во­дить? Во­пер­вых, Трам­пу и Ки­му бы­ло необ­хо­ди­мо под­дер­жи­вать лич­ный кон­такт для устра­не­ния раз­лич­но­го ро­да ше­ро­хо­ва­то­стей. Во-вто­рых, сам­мит дол­жен был улуч­шить ре­пу­та­цию ли­де­ров во внеш­нем ми­ре.

С Ки­мом все по­нят­но: се­ве­ро­ко­рей­ский дик­та­тор на­сла­жда­ет­ся об­ра­зом ру­ко­по­жат­но­го по­ли­ти­ка. Он боль­ше не из­гой — он те­перь друг и же­лан­ный парт­нер. Бо­лее то­го, успеш­ные пе­ре­го­во­ры с Трам­пом (на фоне ослож­не­ния ки­тай­ско-аме­ри­кан­ских от­но­ше­ний) да­ют Ки­му до­пол­ни­тель­ные ры­ча­ги дав­ле­ния на Пе­кин. На­при­мер, по­пы­тать­ся убе­дить Ки­тай сно­ва об­хо­дить меж­ду­на­род­ные санк­ции, на­ло­жен­ные на Се­вер­ную Ко­рею (а недав­нее стрем­ле­ние КНР их со­блю­дать во имя нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний с Трам­пом на­нес­ло се­рьез­ный ущерб се­ве­ро­ко­рей­ской эко­но­ми­ке).

Для Трам­па же сам­мит дол­жен был стать эле­мен­том «раз­де­мо­ни­за­ции». Толь­ко не Ким Чен Ына, а са­мо­го Трам­па. У аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та в ми­ре сло­жил­ся об­раз во­ин­ствен­но­го ков­боя, с ко­то­рым невоз­мож­но до­го­во­рить­ся. И этот об­раз уже стал про­бле­мой, он от­тал­ки­ва­ет от Трам­па как парт­не­ров, так и же­ла­ю­щих до­стичь до­стой­но­го ком­про­мис­са вра­гов. На при­ме­ре же об­ще­ния с Ки­мом Трамп по­ка­зы­ва­ет, что го­тов быть ве­ли­ко­душ­ным. Что го­тов на­зы­вать «дру­гом» че­ло­ве­ка, вы­брав­ше­го не путь кон­фрон­та­ции, а путь диа­ло­га с США. И что да­же невоз­мож­ность до­стичь с этим дру­гом со­гла­ше­ния не по­вод для сры­вов или агрес­сии — что До­нальд Трамп ве­ли­ко­душ­но со­гла­сен «про­дол­жить» пе­ре­го­вор­ный про­цесс и тер­пе­ли­во до­ждать­ся его успеш­но­го за­вер­ше­ния. Как на­сто­я­щий президент и ре­спек­та­бель­ный по­ли­тик. Ну а до­сроч­ное за­вер­ше­ние сам­ми­та про­де­мон­стри­ро­ва­ло, что он еще и прин­ци­пи­аль­ный по­ли­тик и не го­тов про­во­дить раз­го­во­ры ра­ди раз­го­во­ров. Пре­крас­ный, сба­лан­си­ро­ван­ный об­раз, с ко­то­рым мож­но успеш­но на­чи­нать пред­вы­бор­ную кам­па­нию 2020 го­да. Без травм от оскол­ков. ■

До­нальд Трамп и Ким Чен Ын по­пы­та­лись из­влечь вы­го­ды для соб­ствен­но­го ими­джа

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.