«ВСЕ, ЧТО ВЫ­ГОД­НО ТОЛЬ­КО СТРАХОВЩИК­У, БУ­ДЕТ С РЫН­КА УХО­ДИТЬ»

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Пре­зи­дент Все­рос­сий­ско­го со­ю­за стра­хов­щи­ков Игорь Юр­генс — о том, как стра­хов­щи­ки бо­рют­ся с мис­се­лин­гом и ав­то­ю­ри­ста­ми, за­чем нуж­но стра­хо­ва­ние жи­лья и как бу­дет раз­ви­вать­ся весь стра­хо­вой ры­нок в це­лом

Пре­зи­дент Все­рос­сий­ско­го со­ю­за стра­хов­щи­ков Игорь Юр­генс — о том, как стра­хов­щи­ки бо­рют­ся с мис­се­лин­гом и ав­то­ю­ри­ста­ми, за­чем нуж­но стра­хо­ва­ние жи­лья и как бу­дет раз­ви­вать­ся весь стра­хо­вой ры­нок в це­лом

Сле­та это­го го­да в стране по­явит­ся си­сте­ма стра­хо­ва­ния жи­лья от чрез­вы­чай­ных си­ту­а­ций при­род­но­го и тех­но­ген­но­го ха­рак­те­ра. Пи­лот­ный про­ект бу­дет за­пу­щен в че­ты­рех ре­ги­о­нах. Граж­дане смо­гут за­клю­чить до­го­вор со стра­хов­щи­ком — так же, как се­го­дня это де­ла­ет­ся в Москве. Од­но­вре­мен­но про­дол­жа­ет­ся ре­фор­ма та­ри­фов ОСАГО: ком­па­нии все боль­ше стре­мят­ся сде­лать их ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми, что­бы доб­ро­со­вест­ные кли­ен­ты пла­ти­ли мень­ше. «Экс­перт» по­бе­се­до­вал с пре­зи­ден­том Все­рос­сий­ско­го со­ю­за стра­хов­щи­ков (ВСС) Иго­рем Юр­ген­сом, что­бы узнать, что про­ис­хо­дит с та­ри­фа­ми ОСАГО на са­мом де­ле, по­че­му це­лые ви­ды обя­за­тель­но­го стра­хо­ва­ния вро­де стра­хо­ва­ния доль­щи­ков так и не за­ра­бо­та­ли и как стра­хов­щи­ки со­би­ра­ют­ся стро­ить свои вза­и­мо­от­но­ше­ния с об­ще­ством и граж­да­на­ми.

— Недав­но ВСС при­нял но­вую стра­те­гию раз­ви­тия стра­хо­во­го рын­ка. Ка­кие це­ли она ста­вит пе­ред стра­хо­вы­ми ком­па­ни­я­ми?

— Мы раз­ра­бо­та­ли стра­те­ги­че­ский план раз­ви­тия по прин­ци­пу «сни­зу вверх» и пе­ре­да­ли его на рас­смот­ре­ние в Мин­фин и Цен­траль­ный банк. От­ту­да мы по­лу­чи­ли за­ме­ча­ния и пред­ло­же­ния, учли по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство из них (прав­да, с неко­то­ры­ми не со­всем со­гла­си­лись) и вы­нес­ли план на утвер­жде­ние ру­ко­во­дя­щим ор­га­нам на­ше­го со­ю­за. Наш до­ку­мент так­же учел те по­же­ла­ния, ко­то­рые со­дер­жат­ся в «Ос­нов­ных на­прав­ле­ни­ях раз­ви­тия фи­нан­со­вых рын­ков» Цен­траль­но­го бан­ка. Про­изо­шло сво­е­го ро­да «пе­ре­крест­ное опы­ле­ние»: в Бан­ке Рос­сии смот­ре­ли на­шу стра­те­гию и учли ее в сво­их «Ос­нов­ных на­прав­ле­ни­ях…», и встреч­но мы сде­ла­ли то же са­мое. Та­ким об­ра­зом, наш план при­нял фор­му обя­за­тель­но­го стра­те­ги­че­ско­го до­ку­мен­та на 2019–2021 го­ды.

— И как, со­глас­но это­му пла­ну, бу­дет раз­ви­вать­ся стра­хо­вой ры­нок?

— Стра­хо­ва­ние, ко­неч­но, бу­дет раз­ви­вать­ся вме­сте с фи­нан­со­вы­ми рын­ка­ми при по­нят­ных огра­ни­че­ни­ях. Ре­аль­ные до­хо­ды на­се­ле­ния не рас­тут, кор­по­ра­ции боль­ши­ми ин­ве­сти­ци­я­ми по­хва­стать­ся не мо­гут, за­пад­ные рын­ки, откуда в ос­нов­ном по­сту­пал до­пол­ни­тель­ный ка­пи­тал, за­кры­ты под санк­ци­я­ми. По­это­му мы ста­вим толь­ко ре­а­ли­зу­е­мые за­да­чи. Это за­вер­ше­ние ре­фор­ми­ро­ва­ния ОСАГО; на­ча­ло мас­штаб­но­го стра­хо­ва­ния жи­лья от чрез­вы­чай­ных си­ту­а­ций; се­рьез­ное про­дви­же­ние в стра­хо­ва­нии жиз­ни, как ин­ве­сти­ци­он­ном, так и клас­си­че­ском; на­ча­ло се­рьез­ной ре­фор­мы в здра­во­охра­не­нии, без ко­то­рой вряд ли го­су­дар­ство обой­дет­ся, по­то­му что источ­ни­ки фи­нан­си­ро­ва­ния, то есть бюд­жет, име­ют свои огра­ни­че­ния. Плюс воз­мож­ные по­движ­ки в эко­ло­ги­че­ском стра­хо­ва­нии, стра­хо­ва­нии от­вет­ствен­но­сти, раз­ви­тие аг­ро­стра­хо­ва­ния с го­су­дар­ствен­ной под­держ­кой — вот ос­нов­ные на­прав­ле­ния на­ше­го раз­ви­тия. К это­му, ко­неч­но, на­до до­ба­вить раз­ви­тие ин­фра­струк­ту­ры рын­ка, ре­гу­ли­ро­ва­ние, ре­ше­ние про­блем из­лиш­ней на­груз­ки и про­пор­ци­о­наль­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние, в за­ви­си­мо­сти от объ­е­мов биз­не­са, ко­то­рый ком­па­нии ве­дут. Ма­лый биз­нес и сред­ний биз­нес — это раз­ные ве­щи с точ­ки зре­ния ре­гу­ли­ро­ва­ния, мы на этом на­ста­и­ва­ем, Цен­траль­ный банк это слы­шит. Кон­ку­рен­ция, фи­нан­со­вая гра­мот­ность, борь­ба со стра­хо­вым мо­шен­ни­че­ством. Вот та­кой на­бор во­про­сов, ко­то­рый и бу­дет ре­а­ли­зо­вы­вать­ся в рам­ках этой стра­те­гии. Уже за­кон­че­ны до­рож­ные кар­ты, рас­пи­са­ны от­вет­ствен­ные лю­ди и да­ты.

— Су­дя по тем на­прав­ле­ни­ям, ко­то­рые вы сей­час пе­ре­чис­ли­ли, вза­и­мо­дей­ствие стра­хов­щи­ков и кли­ен­тов бу­дет стро­ить­ся на ос­но­ве обя­за­тель­ных ви­дов стра­хо­ва­ния, ко­то­рые нас за­став­ля­ют по­ку­пать, а стра­хов­щи­ки со сво­ей сто­ро­ны уже пы­та­ют­ся как-то ва­рьи­ро­вать воз­ме­ще­ние.

— Нет, вы непра­виль­но по­ня­ли. Обя­за­тель­ных ви­дов все­го три. Мы не Фран­ция, где та­ких обя­за­тель­ных ви­дов две­сти. Во­круг обя­за­тель­ных ви­дов по­стро­ить стра­хо­вой биз­нес все рав­но невоз­мож­но, тем бо­лее что го­су­дар­ство ста­вит за­да­чу ин­ди­ви­ду­а­ли­за­ции обя­за­тель­ных ви­дов стра­хо­ва­ния. По­это­му обя­за­тель­ное стра­хо­ва­ние — это, без­услов­но, драй­вер, но ос­нов­ной драй­вер, на­при­мер про­шло­го и по­за­про­шло­го го­дов, а так­же го­да ны­неш­не­го — стра­хо­ва­ние жиз­ни. А оно аб­со­лют­но не обя­за­тель­но.

— Вы об ин­ве­сти­ци­он­ном стра­хо­ва­нии жиз­ни?

— Ин­ве­сти­ци­он­ное, клас­си­че­ское, свя­зан­ное с кре­ди­та­ми, не свя­зан­ное с кре­ди­та­ми — в об­щем, стра­хо­ва­ние жиз­ни. По­это­му я бы не со­гла­сил­ся с тем, что толь­ко во­круг обя­за­тель­ных ви­дов стро­ит­ся ра­бо­та с кли­ен­том. Нет, это долж­на быть бо­лее ши­ро­кая па­лит­ра.

Не осо­бо мар­жи­наль­ная ис­то­рия

— ОСАГО — са­мая ост­рая те­ма для граж­дан, в свя­зи с пол­ной ли­бе­ра­ли­за­ци­ей та­ри­фов…

— Я не при­ме­няю сло­во «ли­бе­ра­ли­за­ция», по­то­му что ли­бе­раль­ных та­ри­фов нет в стро­гом по­ни­ма­нии это­го сло­ва да­же там, где та­риф со­вер­шен­но сво­бо­ден, как в за­пад­но­ев­ро­пей­ских стра­нах. Все рав­но верх­ний и ниж­ний пре­де­лы цен­траль­ные бан­ки или со­от­вет­ству­ю­щие стра­хо­вые ре­гу­ля­то­ры уста­нав­ли­ва­ют. Ин­ди­ви­ду­а­ли­за­ция та­ри­фов — вот что про­ис­хо­дит с ОСАГО. То есть ко­гда-то (сей­час по­ка труд­но се­бе это пред­ста­вить, но так бу­дет) ОСАГО бу­дет ин­ди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ва­но до та­кой сте­пе­ни, что у каж­до­го во­ди­те­ля, а не у ма­ши­ны, бу­дет свой по­лис. И в за­ви­си­мо­сти от то­го, ка­ким об­ра­зом он во­дит, как он се­бя ве­дет на до­ро­гах, так он и бу­дет пла­тить.

— Но ко вре­ме­ни окон­ча­ния ре­фор­мы ОСАГО, в 2023–2025 го­дах, это­го еще не бу­дет?

— Окон­ча­ние ре­фор­мы — это мо­мент, ко­гда го­су­дар­ство уста­нав­ли­ва­ет верх­ний пре­дел и ниж­ний пре­дел то­го, что стра­хов­щи­ки мо­гут взять с кли­ен­та в за­ви­си­мо­сти от эко­но­ми­че­ской, со­ци­аль­ной си­ту­а­ции и так да­лее. Все осталь­ное ва­рьи­ру­ет­ся в до­воль­но ши­ро­ком ко­ри­до­ре, и стра­хов­щи­ки на­зна­ча­ют эту це­ну в пе­ре­го­во­рах со стра­хо­ва­те­лем и в боль­шой кон­ку­рент­ной борь­бе друг с дру­гом. И то­гда рав­но­вес­ность рын­ка при­во­дит к то­му, к че­му она при­ве­ла, ска­жем, в Поль­ше, Эсто­нии, Лат­вии, я не го­во­рю уже про Ан­глию и Фран­цию, ко­гда та­риф на ОСАГО: а) при­ем­лем для че­ло­ве­ка, ко­то­рый вла­де­ет

ма­ши­ной; б) стра­хов­щик на нем за­ра­ба­ты­ва­ет не так мно­го, а в ос­нов­ном за­ра­ба­ты­ва­ет на кас­ко. В це­лом ОСАГО — один из са­мых за­мет­ных ви­дов стра­хо­ва­ния, он «ключ» для вхо­да в се­мью, где мож­но бу­дет про­дать дру­гие ви­ды стра­хо­вок, но это не вы­со­ко­мар­жи­наль­ный биз­нес.

— Ес­ли мы по­смот­рим на ко­эф­фи­ци­ент со­от­но­ше­ния вы­плат и пре­мий по ОСАГО, то уви­дим, что он все вре­мя был при­мер­но 0,6, по­том, в 2016–2017 го­дах, ко­гда ак­тив­но дей­ство­ва­ли ав­то­ю­ри­сты, он рез­ко вы­рос до 0,8 (вы­пла­ты под­ско­чи­ли), а в 2018 го­ду опять вер­нул­ся к тра­ди­ци­он­ным 0,6. «Ре­монт вме­сто де­нег» дал свой эф­фект. А что бу­дет по­сле от­ме­ны жест­ко­го та­ри­фа? Ко­эф­фи­ци­ент вы­плат к пре­ми­ям еще сни­зит­ся?

— Стра­хов­щи­ки, ко­неч­но, хо­тят при­бы­ли, но пре­крас­но по­ни­ма­ют, что ОСАГО — слож­ный вид, тут все­гда бу­дет мно­го про­блем, все­гда бу­дут огра­ни­чи­тель­ные «крас­ные ли­нии» по цене. И пря­мой за­ви­си­мо­сти меж­ду тем, что вы на­зы­ва­е­те ли­бе­ра­ли­за­ци­ей, а я ин­ди­ви­ду­а­ли­за­ци­ей, и вот этим ко­эф­фи­ци­ен­том сбо­ры–вы­пла­ты я не ви­жу. Он мо­жет ва­рьи­ро­вать­ся в за­ви­си­мо­сти от очень мно­гих об­сто­я­тельств — цен на зап­ча­сти, на нор­мо-ча­сы тех, кто ре­мон­ти­ру­ет. Семь­де­сят про­цен­тов ма­шин и их за­пас­ных ча­стей, вклю­чая все ла­ко­кра­соч­ные ра­бо­ты, свя­за­ны с им­пор­том. Упа­дет еще рубль — все это бу­дет еще до­ро­же. Кста­ти, об эко­но­ми­ке. Ведь откуда взя­лись мо­шен­ни­ки — по­ми­мо то­го, что стра­хов­щи­ки то­же бы­ли хо­ро­ши, от­ка­зы­вая в вы­пла­тах в преж­ние го­ды? В та­ких го­ро­дах, как Ива­но­во, ска­жем, или Улья­новск, хо­ро­шие ре­бя­та-ин­же­не­ры ухо­дят с ра­бо­ты и на­чи­на­ют хи­ми­чить на зап­ча­стях, на под­став­ных ава­ри­ях, на том на сем. Это как раз на­ча­лось то­гда, ко­гда эко­но­ми­ка по­шла вниз, по­ни­ма­е­те? Пре­ступ­ность, ко­то­рой яв­ля­ет­ся стра­хо­вое мо­шен­ни­че­ство, под­ни­ма­ет го­ло­ву то­гда, ко­гда лю­дям пло­хо, ко­гда они не ви­дят дру­гих спо­со­бов за­ра­бо­тать и про­жить. По­это­му, еще раз, мо­шен­ни­че­ство и борь­ба с ним че­рез ре­мон­ты, ин­фля­ция, це­на зап­ча­стей, об­щая эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция — все это бу­дет ска­зы­вать­ся на ОСАГО. Но ко­гда оно бу­дет ин­ди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ва­но, я не ду­маю, что это бу­дет мар­жи­наль­ная ис­то­рия. А ко­эф­фи­ци­ент вы­пла­ты/ пре­мии дол­жен быть опять где-ни­будь в рай­оне 0,8–0,9.

— По­сле вве­де­ния ре­мон­та что про­ис­хо­дит с ав­то­ю­ри­ста­ми? Про­бле­ма ре­ше­на или по­ка нет?

— Мы ви­дим оча­ги с очень хо­ро­шим ре­зуль­та­том: Че­ля­бин­ская об­ласть, Кур­ган, по-мо­е­му, Ека­те­рин­бург. Там, где при­ня­лись за это, там уго­лов­ные де­ла от­кры­ва­ют­ся. Рань­ше бы­ло как? Два­дцать ты­сяч за­яв­ле­ний в по­ли­цию от стра­хов­щи­ков по фак­ту мо­шен­ни­че­ства. Ты­ся­ча при­ня­тых, до су­да до­хо­дит од­но. Сей­час это со­вер­шен­но дру­гая ста­ти­сти­ка. И это сра­зу на­чи­на­ет ска­зы­вать­ся. Мы очень до­воль­ны тем, как взя­лись за ав­то­ю­ри­стов про­ку­ра­ту­ра и неко­то­рые УВД. Это впе­чат­ля­ет.

— Как по­вли­я­ло на си­ту­а­цию с ав­то­ю­ри­ста­ми вве­де­ние он­лайн-по­ли­сов ОСАГО? Счи­та­лось, что это хо­ро­ший спо­соб за­ста­вить стра­хов­щи­ков все рав­но про­да­вать по­ли­сы в про­блем­ных ре­ги­о­нах, от ра­бо­ты в ко­то­рых ком­па­нии ста­ра­лись ди­стан­ци­ро­вать­ся.

— Стра­хов­щи­ки при­ду­ма­ли си­сте­му пе­ре­рас­пре­де­ле­ния меж­ду все­ми «пло­хо­го» сег­мен­та. Про­да­жа он­лайн-по­ли­сов устро­е­на так, что как толь­ко стра­хов­щик вы­пол­ня­ет свою «нор­му», то мо­жет боль­ше не при­ни­мать за­яв­ки от «пло­хих» кли­ен­тов — так­си, лю­ди с ну­ле­вым ста­жем и так да­лее. То­гда все осталь­ные за­яв­ки на он­лайн-по­ли­сы по­па­да­ют в та­кую ло­те­рею, где слож­ный кли­ент по слу­чай­ной вы­бор­ке по­лу­ча­ет элек­трон­ный по­лис че­рез Рос­сий­ский со­юз ав­то­стра­хов­щи­ков, но уже от слу­чай­но вы­бран­ной ком­па­нии. Это ущем­ля­ет пра­ва неко­то­рых ма­лых ком­па­ний, по­то­му что, ска­жем, она ра­бо­та­ет во Вла­ди­во­сто­ке, а ее по­ли­сы про­да­ют в Да­ге­стане, и что она мо­жет сде­лать? Есть так на­зы­ва­е­мые до­го­во­ры пред­ста­ви­тель­ства — со­гла­ше­ния с дру­гой ком­па­ни­ей, что­бы за нее там все от­ре­гу­ли­ро­ва­ли. Но это все рав­но на­клад­но. Но это был един­ствен­ный спо­соб пе­ре­рас­пре­де­лить эту огром­ную мас­су по­ли­сов, ко­то­рые в ря­де ре­ги­о­нов, та­ких как Ка­ра­чае­воЧер­ке­сия, при­во­зи­ли до трех­сот про­цен­тов убыт­ка.

— В неко­то­рых ре­ги­о­нах ГИБДД то­же оп­ти­ми­зи­ро­ва­ли свою ра­бо­ту и пе­ре­ста­ли вы­ез­жать на про­стые ДТП, где нет по­стра­дав­ших, два участ­ни­ка, все по­нят­но и оформ­ле­ние идет че­рез ев­ро­про­то­кол. Но по­лу­ча­ет­ся, что опре­де­лен­ный про­цент (мы по­ка не по­ни­ма­ем ка­кой, но, на­вер­ное, он есть) пред­по­чи­та­ет до­го­ва­ри­вать­ся по ста­рин­ке, не об­ра­ща­ясь в стра­хо­вую, на­лич­ны­ми от­да­вая друг дру­гу день­ги на ме­сте, про­сто по­то­му, что это про­ще. В свя­зи с этим не со­би­ра­ют­ся ли стра­хов­щи­ки сни­зить та­риф ОСАГО, по­то­му что здесь по­лу­ча­ет­ся как бы та­кая фран­ши­за — до опре­де­лен­но­го уров­ня убыт­ка ты про­сто не идешь в стра­хо­вую?

— В ОСАГО по­ка фран­ши­зы нет. Но те­ле­ма­ти­ка, мо­биль­ные при­ло­же­ния, как то, что го­то­вит ЦБ, сер­ти­фи­ци­ро­ван­ное че­рез ЕГАИС под­пи­ся­ми обе­их сто­рон, — все это при­ве­дет к то­му, что ев­ро­про­то­кол бу­дет упро­щать­ся.

Уже есть ре­ги­о­ны, где ев­ро­про­то­кол за­ни­ма­ет шесть­де­сят про­цен­тов и боль­ше. Во­об­ще, в прин­ци­пе, ев­ро­про­то­кол был при­вя­зан к про­грам­ме ГЛОНАСС.

В 2015 го­ду нам обе­ща­ли, что ГЛОНАСС бу­дет и на ОСАГО ра­бо­тать. Но в 2019 го­ду толь­ко де­сять про­цен­тов ма­шин бу­дет ез­дить с ГЛОНАСС. Стра­хов­щи­ки уже по­лу­бес­плат­но пред­ла­га­ют спе­ци­аль­ные при­бо­ры, ко­то­рые учи­ты­ва­ют, в ка­кой мо­мент про­изо­шел удар, на ка­кой ско­ро­сти, и при­вя­зы­ва­ет к ме­сту. И с та­ким при­бор­чи­ком у вас нет ни­ка­ких про­блем со стра­хов­щи­ком, а у стра­хов­щи­ка — с дру­гим стра­хов­щи­ком, и они по­ни­ма­ют, кто ви­но­ват, нет ли здесь мо­шен­ни­че­ства.

«Мы на­ста­и­ва­ли на том, что че­ло­век, ес­ли он не за­стра­хо­вал­ся и про­изо­шла чрез­вы­чай­ная си­ту­а­ция (ему смы­ло дом или дом сго­рел), по­лу­ча­ет толь­ко жи­лье со­ци­аль­но­го най­ма, ти­па об­ще­жи­тия. Как мы счи­та­ли, это бу­дет сти­му­лом для стра­хо­ва­ния»

Но­вый ры­нок

— С июля нач­нет дей­ство­вать за­кон о стра­хо­ва­нии жи­лья от чрез­вы­чай­ных си­ту­а­ций. Че­го ждет стра­хо­вой ры­нок?

— За­кон вы­шел по­ло­вин­ча­тый. Сти­му­лов для стра­хо­ва­ния у че­ло­ве­ка воз­ни­ка­ет очень ма­ло. Мы на­ста­и­ва­ли на том, что че­ло­век, ес­ли он не за­стра­хо­вал­ся и про­изо­шла чрез­вы­чай­ная си­ту­а­ция (ему смы­ло дом или дом сго­рел), по­лу­ча­ет толь­ко жи­лье со­ци­аль­но­го най­ма, ти­па об­ще­жи­тия. Как мы счи­та­ли, это бу­дет сти­му­лом для стра­хо­ва­ния. Но это пред­ло­же­ние бы­ло сня­то за­ко­но­да­те­лем. Снят и це­лый ряд дру­гих сти­му­лов — на­при­мер, ав­то­ма­ти­че­ское вклю­че­ние стра­хо­во­го взно­са, как в Москве, в еди­ный пла­теж­ный до­ку­мент. Но да­ли воз­мож­ность со­зда­вать ре­ги­о­наль­ные про­грам­мы и ле­ги­ти­ми­ро­ва­ли то, что де­ла­ет Москва, в та­ком, так ска­жем, нена­вяз­чи­вом на­вя­зы­ва­нии стра­хо­ва­ния. Вы же мо­же­те вы­черк­нуть стра­хо­вой взнос из кви­тан­ции, ес­ли не хо­ти­те стра­хо­вать жи­лье. Но очень мно­гие лю­ди не вы­чер­ки­ва­ют.

На ба­зе это­го за­ко­на, ко­то­рый всту­па­ет в си­лу с июня, мы най­дем два-три ре­ги­о­на, ко­то­рые об­ла­да­ют все-та­ки пла­те­же­спо­соб­ным спро­сом, и нач­нем та­кой же экс­пе­ри­мент, как

в Москве. С уче­том то­го, что в за­коне оста­лись ин­стру­мен­ты, ко­то­рые под­тал­ки­ва­ют гу­бер­на­то­ров и ре­ги­о­наль­ные вла­сти за­став­лять лю­дей все-та­ки стра­хо­вать свое иму­ще­ство, для стра­хов­щи­ков от­кры­ва­ет­ся но­вый ры­нок на де­сять—два­дцать мил­ли­ар­дов руб­лей.

— По всей стране?

— Да, по стране. По­ка боль­ше нет пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са и куль­ту­ры стра­хо­ва­ния жи­лья, к со­жа­ле­нию. Взять Со­вет­ский Со­юз: со­рок про­цен­тов жи­лья бы­ло за­стра­хо­ва­но в Гос­стра­хе СССР, и это бы­ло не обя­за­тель­но, а про­сто ра­бо­та та­кая — и стра­хов­щи­ка, и вла­стей. От то­го, как мо­биль­но и се­рьез­но стра­хов­щи­ки се­го­дня по­дой­дут к но­во­му рын­ку, за­ви­сит пер­спек­ти­ва стра­хо­ва­ния жи­лья. Этот ры­нок, к сло­ву, дол­жен снять с бюд­же­та боль­шую на­груз­ку — со­рок мил­ли­ар­дов го­су­дар­ствен­ных де­нег се­го­дня ухо­дит на обес­пе­че­ние жи­льем по­стра­дав­ших от сти­хий­ных бед­ствий и дру­гих ЧС. По на­шим рас­че­там, бюд­жет­ные день­ги во­об­ще мож­но бы­ло бы не за­дей­ство­вать: ес­ли бы та­кое стра­хо­ва­ние ста­ло дей­стви­тель­но мас­со­вым, стра­хов­щи­ки на­ко­пи­ли бы се­рьез­ный объ­ем средств и со­зда­ли пе­ре­стра­хо­воч­ный пул. Хо­ро­шая мо­дель, ко­то­рая ра­бо­та­ет, опять-та­ки, во всех стра­нах.

— По по­во­ду ра­бо­та­ю­щей мо­де­ли: по­че­му же не по­лу­чи­лось со стра­хо­ва­ни­ем доль­щи­ков? То­же вро­де мо­дель бы­ла вполне ра­бо­та­ю­щая, а вот у нас вы­плат не бы­ло, а те­перь и иг­ро­ков на этом рын­ке нет.

— По очень про­стой при­чине. Ес­ли стро­и­тель­ный ры­нок ни­кем не ре­гу­ли­ру­ет­ся, ес­ли по за­ко­ну Мин­строй ни­как не кон­тро­ли­ру­ет за­строй­щи­ков, ес­ли ли­цен­зия на на­ча­ло строй­ки вы­да­ет­ся лю­бо­му, у ко­го про­раб, один трак­тор и два ра­бо­чих, — то ка­кой во­прос к стра­хов­щи­кам? Стра­хов­щи­ки ото­бра­ли те боль­шие силь­ные фир­мы, ко­то­рые мож­но за­стра­хо­вать, у ко­то­рых есть со­от­вет­ству­ю­щий ба­ланс. Они вы­ез­жа­ют, про­ве­ря­ют фи­нан­со­вое со­сто­я­ние. Стра­хо­вых слу­ча­ев ма­ло, и все это вы­год­но бы­ло и стра­хов­щи­кам, и та­ким круп­ным за­строй­щи­кам. Во Фран­ции как де­ла­ет­ся: ты на­чи­на­ешь строй­ку, и пе­ред тем, как ты вы­бе­решь стра­хов­ку, стра­хов­щик про­во­дит пол­ную экс­пер­ти­зу то­го, что бу­дет про­ис­хо­дить на пло­щад­ке, в том чис­ле с точ­ки зре­ния фи­нан­со­во­го со­сто­я­ния.

— А у нас по­че­му стра­хов­щи­ки не мог­ли про­во­дить та­кую экс­пер­ти­зу? Идея-то бы­ла как раз в том, что­бы в от­сут­ствие ли­цен­зи­ро­ва­ния за­строй­щи­ков стра­хов­щи­ки са­ми ре­ша­ли, го­то­вы ли они брать на се­бя рис­ки.

— В за­коне не бы­ло про­пи­са­но та­кой воз­мож­но­сти. Плюс субъ­ек­ты, вер­нее гу­бер­на­то­ры, са­ми раз­да­ва­ли раз­ре­ше­ния на стро­и­тель­ство. Ну вот и все. То же са­мое бы­ло в вы­езд­ном ту­риз­ме. Стра­хов­ка по­кры­ва­ет пять­сот ты­сяч, услов­но го­во­ря, — ту­ро­пе­ра­тор тут же на­хва­ты­ва­ет на се­бя мил­ли­ар­ды и ис­че­за­ет. Ро­сту­ризм ни­че­го не де­ла­ет — он их де­я­тель­ность не про­ве­ря­ет. По­это­му без го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, ре­ги­стра­ции, ли­цен­зи­ро­ва­ния пра­виль­но­го ни в ту­риз­ме, ни в стро­и­тель­стве ни­че­го хо­ро­ше­го не бы­ло. Стра­хов­щи­ки от­би­ра­ли луч­ших, и с ни­ми все ра­бо­та­ло — и в ту­риз­ме, и в стро­и­тель­стве.

— Во­прос по ме­ди­цин­ско­му стра­хо­ва­нию. Сей­час част­ные кли­ни­ки уже пы­та­ют­ся пред­ла­гать та­кие про­дук­ты, где часть по­кры­ва­ет ОМС, а осталь­ное опла­чи­ва­ет­ся са­мим че­ло­ве­ком или за счет ДМС. Сей­час к та­кой схе­ме мы дви­жем­ся уже на си­стем­ном уровне? И что бу­дет про­ис­хо­дить с ДМС?

— ДМС бу­дет раз­ви­вать­ся в лю­бом слу­чае: здра­во­охра­не­ние ста­но­вит­ся все бо­лее до­ро­гим, осо­бен­но слож­ное здра­во­охра­не­ние. Но и в ОМС на­до по­гру­жать стра­хо­вые прин­ци­пы, об этом пре­зи­дент го­во­рил мно­го раз, и все это пре­крас­но по­ни­ма­ют. Для то­го что­бы день­ги шли за кли­ен­том, роль стра­хов­щи­ка долж­на быть дей­стви­тель­но ро­лью стра­хов­щи­ка. Да­же в ОМС, ко­гда это бюд­жет­ные день­ги, он дол­жен рас­счи­ты­вать, сле­дить, на­ни­мать экс­пер­ти­зу и го­во­рить сво­е­му кли­ен­ту, ку­да ид­ти ле­чить­ся. Это­го сей­час не про­ис­хо­дит, по­то­му что у Фе­де­раль­но­го фон­да обя­за­тель­но­го ме­ди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния и у Ми­ни­стер­ства здра­во­охра­не­ния кон­фликт ин­те­ре­сов. Ми­ни­стер­ство со­зда­ет по­ли­кли­ни­ки и боль­ни­цы, оно же за ни­ми смот­рит, и оно же им раз­да­ет день­ги. По­это­му вот так ска­зать: «Вот там пло­хие вра­чи, вы ту­да не хо­ди­те» — оно не мо­жет на­се­ле­нию ни в ко­ем слу­чае. Стра­хов­щи­ки мог­ли бы, и то­гда день­ги их по­шли бы за па­ци­ен­том, а па­ци­ент по­шел бы ту­да, где луч­ше скон­цен­три­ро­ва­ли си­лы. Это боль­шая ре­фор­ма. Плюс, дей­стви­тель­но, для ка­че­ства еще и со­фи­нан­си­ро­ва­ние нуж­но, без­услов­но, по­то­му что на те день­ги, ко­то­рые сей­час вы­де­ля­ют­ся по стан­дар­ту на каж­до­го че­ло­ве­ка, пол­ной, хо­ро­шей ме­ди­ци­ны не бу­дет. На­ша идея за­клю­ча­ет­ся имен­но в этом — по­гру­зить­ся в бо­лее точ­ные стра­хо­вые прин­ци­пы, ко­гда стра­хов­щик оце­ни­ва­ет ваш про­филь, ре­ко­мен­ду­ет вам, ку­да ид­ти, по­то­му что зна­ет, кто луч­ше, и со­про­вож­да­ет вас день­га­ми ОМС, а плюс пред­ла­га­ет ДМС. Вот эту ре­фор­му мы раз­ра­бо­та­ли с На­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ским фи­нан­со­вым ин­сти­ту­том Мин­фи­на, пред­ло­жи­ли Цен­тру стра­те­ги­че­ских раз­ра­бо­ток, по­том все это до­кла­ды­ва­лось пре­зи­ден­ту, мы по­лу­чи­ли, в об­щем, одоб­ри­тель­ное от­но­ше­ние. Это очень тон­кая и слож­ная ре­фор­ма, ко­то­рую на­до те­сти­ро­вать, по­это­му на трех-пя­ти ре­ги­о­нах вско­ре на­чи­на­ем экс­пе­ри­мент.

Ту­пик низ­ких ста­вок

— Пе­ре­хо­дим к ин­ве­сти­ци­он­но­му стра­хо­ва­нию жиз­ни — еще од­на ост­рая те­ма. ЦБ в про­шлом го­ду очень него­до­вал по по­во­ду мис­се­лин­га (вве­де­ния кли­ен­та в за­блуж­де­ние. — «Экс­перт»).

— Он не него­до­вал, он вы­ра­жал оза­бо­чен­ность. В ос­нов­ном­то ИСЖ про­да­ют бан­ки. На этом рын­ке де­сять ос­нов­ных стра­хов­щи­ков, они все кэп­тив­ные или очень силь­но свя­зан­ные с бан­ка­ми. Они са­ми, в об­щем-то, и не тор­гу­ют. А так — фрон­то­фис, де­вуш­ка из бан­ка, в стра­хо­ва­нии ни­че­го не по­ни­ма­ет. Ей ска­за­ли: «Про­дай обя­за­тель­но, это очень вы­год­но». При низ­кой ин­фля­ции это все на­ча­лось. Де­по­зит — мак­си­мум че­ты­ре-пять про­цен­тов. По­ни­ма­е­те, про­дав­цы за­пу­ты­ва­ют че­ло­ве­ка: тот счи­та­ет, что ему да­дут вме­сто пя­ти про­цен­тов два­дцать, или де­сять, или да­же во­семь, но это все рав­но луч­ше, и это еще и за­стра­хо­ва­но, как АСВ страху­ет пол­то­ра мил­ли­о­на. Это и на­зы­ва­ет­ся «мис­се­линг». Банк, кста­ти, по­лу­ча­ет во­семь­де­сят про­цен­тов ко­мис­сии за это. По­это­му мы сде­ла­ли свой внут­рен­ний стан­дарт стра­хо­ва­ния жиз­ни, где про­пи­са­ли, что про­да­вец обя­за­тель­но дол­жен кли­ен­ту ска­зать. Это па­мят­ка на од­ной стра­ни­це. Цен­траль­ный банк сде­лал свои ука­за­ния,

ко­то­рые за­ре­ги­стри­ро­вал в Ми­ню­сте, — его ука­за­ния на­мно­го бо­лее де­таль­ны и, с мо­ей точ­ки зре­ния, боль­ше под­хо­дят для ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го ин­ве­сто­ра. Про­сто­го че­ло­ве­ка та­кая де­та­ли­за­ция от­пуг­нет.

— И ка­кой стан­дарт в ито­ге бу­дет дей­ство­вать — ваш или ЦБ?

— У нас бы­ло со­гла­си­тель­ное со­ве­ща­ние с Цен­траль­ным бан­ком, они нам во мно­гом по­шли на­встре­чу. В це­лом мы до­го­во­ри­лись, что мис­се­линг, непра­виль­ные про­да­жи — это не об­ман че­ло­ве­ка, но точ­но непра­виль­ное его ин­фор­ми­ро­ва­ние. Вот с этим мы жест­ко бо­рем­ся сво­им внут­рен­ним стан­дар­том. Че­рез вза­им­ное со­гла­ше­ние с Ас­со­ци­а­ци­ей рос­сий­ских бан­ков пред­ла­га­ем вы­пол­нять этот стан­дарт и бан­кам — по­ка доб­ро­воль­но. АРБ всем бан­кам пред­ло­жит к это­му при­со­еди­нять­ся, а мы нач­нем свою кам­па­нию, бу­дем пре­ду­пре­ждать, что тем, кто ра­бо­та­ет по на­ше­му стан­дар­ту и рас­про­стра­ня­ет на­шу па­мят­ку, мож­но до­ве­рять.

Я ду­маю, что ос­нов­ные иг­ро­ки на рын­ке

ИСЖ, ко­то­рые свои брен­ды бе­ре­гут, ко­неч­но, при­со­еди­нят­ся к на­ше­му стан­дар­ту, и вступ­ле­ние в си­лу стан­дар­тов по стра­хо­ва­нию жиз­ни поз­во­лит све­сти прак­ти­че­ски к ну­лю ко­ли­че­ство жа­лоб граж­дан, ко­то­рые ку­пи­ли та­кой по­лис в бан­ке, услы­шав от бан­ков­ско­го клер­ка, что это что-то вро­де де­по­зи­та. Со­блю­де­ние жест­ких тре­бо­ва­ний по до­не­се­нию ин­фор­ма­ции до стра­хо­ва­те­лей в ко­неч­ном сче­те сде­ла­ет этот вид стра­хо­ва­ния по­пу­ляр­нее и по­вы­сит до­ве­рие к стра­хо­ва­нию в це­лом.

— Ес­ли уж за­шла речь о стра­хо­ва­нии жиз­ни и вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с кли­ен­том, ос­нов­ная про­бле­ма, на мой взгляд, се­го­дня в том, что нам как кли­ен­там стра­хов­щи­ков не очень по­нят­но, ка­кие ви­ды рис­ка дей­стви­тель­но по­кры­ва­ют­ся стра­хов­кой, а ка­кие ви­ды рис­ка стра­хов­щик на се­бя брать не го­тов.

К при­ме­ру, кре­дит­ное стра­хо­ва­ние ча­сто стро­ит­ся по прин­ци­пу от­ка­за от мак­си­маль­но­го ко­ли­че­ства рис­ков. Как вы ду­ма­е­те, в ка­кой точ­ке мы сей­час на­хо­дим­ся на шка­ле, где один по­люс — кли­ент, ко­то­рый хо­чет за­стра­хо­вать­ся от все­го, а дру­гой по­люс — стра­хов­щик, ко­то­рый хо­тел бы ми­ни­ми­зи­ро­вать за­тра­ты?

— Не­до­воль­ство стра­хов­щи­ка­ми ха­рак­тер­но, в об­щем, не толь­ко для Рос­сии. Стра­хов­щик по­яв­ля­ет­ся, как пра­ви­ло, ко­гда у кли­ен­та слу­чи­лось что-то пло­хое, от че­го он стра­хо­вал се­бя. При этом про­цесс уре­гу­ли­ро­ва­ния ча­сто тре­бу­ет сбо­ра до­ку­мен­тов и до­ка­за­тельств, что за­тя­ги­ва­ет во­прос по­лу­че­ния вы­пла­ты.

Недав­но пред­се­да­тель Цен­траль­но­го бан­ка Эль­ви­ра На­би­ул­ли­на на слу­ша­ни­ях по ос­нов­ным на­прав­ле­ни­ям раз­ви­тия фи­нан­со­вых рын­ков в Го­су­дар­ствен­ной ду­ме од­но­знач­но ска­за­ла, что ЦБ про­дви­га­ет риск-ори­ен­ти­ро­ван­ный под­ход и кли­ен­то­ори­ен­ти­ро­ван­ный под­ход. По­это­му все, что бу­дет ка­зать­ся не со­всем пра­виль­ным, при­но­ся­щим вы­го­ду толь­ко страховщик­у, а не стра­хо­ва­те­лю, — все это бу­дет по­сте­пен­но с рын­ка ухо­дить. У нас бы­ло че­ты­ре­ста ком­па­ний, а сей­час мень­ше двух­сот. Со­вер­шен­но яв­ная тен­ден­ция при На­би­ул­ли­ной как пред­се­да­те­ле Цен­траль­но­го бан­ка — оста­вить толь­ко здо­ро­вых, силь­ных, кон­ку­рен­то­спо­соб­ных иг­ро­ков, хо­ро­шо ка­пи­та­ли­зи­ро­ван­ных и за­ни­ма­ю­щих­ся чест­ным биз­не­сом. Ме­га­ре­гу­ля­тор, в от­ли­чие, ска­жем, от Фе­де­раль­ной служ­бы стра­хо­во­го над­зо­ра, об­ла­да­ет со­вер­шен­но дру­ги­ми воз­мож­но­стя­ми, в том чис­ле ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми. Ко­рот­кий от­вет на ваш во­прос: стра­хо­вой ры­нок бу­дет ид­ти в на­прав­ле­нии кли­ен­та.

— Но к ин­те­ре­сам кли­ен­та мы бу­дем все рав­но ид­ти че­рез ка­кие-то та­кие всплес­ки, как с ИСЖ? Ведь бы­ло два го­да мис­се­лин­га, про­даж с боль­ши­ми ко­мис­си­я­ми в поль­зу бан­ков, аген­тов, по­ка на­ко­нец ЦБ не об­ра­тил на это вни­ма­ние.

— Нет, ко­гда ИСЖ ста­ло рас­ти тем­па­ми два­дцать про­цен­тов и бо­лее, в ЦБ сра­зу на­ча­ли этим за­ни­мать­ся. И я не мо­гу ска­зать, что они здесь опоз­да­ли, — все же они вы­пу­сти­ли свои ука­за­ния да­же рань­ше, чем сра­бо­тал наш стан­дарт. И во­об­ще ЦБ ра­бо­та­ет на опе­ре­же­ние — к при­ме­ру, за бли­жай­шие два-три го­да есть план вве­сти для стра­хов­щи­ков стан­дар­ты Solvency II. Это ев­ро­пей­ский стан­дарт по кон­тро­лю за стра­хов­щи­ка­ми с точ­ки зре­ния их внут­рен­не­го ауди­та, внеш­не­го ауди­та, транс­па­рент­но­сти, от­чет­но­сти и ка­пи­та­ли­за­ции. Для вы­пол­не­ния Solvency II на­до столь­ко за­ре­зер­ви­ро­вать ка­пи­та­ла под стра­хо­ва­ние жиз­ни, что ма­лень­кие ком­па­нии про­сто не вы­дер­жи­ва­ют.

— А у боль­ших есть столь­ко ка­пи­та­ла?

— Хо­чешь за­ни­мать­ся стра­хо­ва­ни­ем жиз­ни — долж­но по­явить­ся. Под боль­шие рис­ки долж­ны быть очень боль­шие ре­зер­вы. Сто­нут да­же та­кие ги­ган­ты, как Generalli, AXA или Société Générale. Но они все при­зна­ют, что ры­нок ста­но­вит­ся на­мно­го бо­лее устой­чи­вый и с него ухо­дят все сла­бые иг­ро­ки.

— Ко­гда мы го­во­рим о по­вы­ше­нии и ка­пи­та­ла стра­хов­щи­ков, и ак­ти­вов стра­хов­щи­ков, сра­зу воз­ни­ка­ет во­прос, ку­да этот ка­пи­тал бу­дет раз­ме­щать­ся. Наш фон­до­вый ры­нок или на­ша бан­ков­ская си­сте­ма го­то­вы его пе­ре­ва­рить?

— В «Ос­нов­ных на­прав­ле­ни­ях…» есть мно­го пра­виль­ных пред­ло­же­ний на этот счет, но я со­гла­сен: эта оза­бо­чен­ность есть. Тем бо­лее что за­пад­ные рын­ки за­кры­ты, во­сточ­ные ча­сто стра­да­ют от боль­шой во­ла­тиль­но­сти. По­это­му стра­хов­щи­ки оза­бо­че­ны про­бле­мой раз­ме­ще­ния ак­ти­вов, при­чем оза­бо­че­ны и за­пад­ные стра­хов­щи­ки, на­мно­го бо­лее мощ­ные, чем мы. Там трил­ли­о­ны ак­ти­вов, уже дав­но про­да­ют­ся про­дук­ты с ин­ве­сти­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей, обе­ща­ю­щие некий при­рост ка­пи­та­ла кли­ен­тов, — и при этом в эко­но­ми­ке все еще со­хра­ня­ют­ся сверх­низ­кие став­ки и есть да­же от­ри­ца­тель­ные став­ки (на­при­мер, в Швей­ца­рии). Сей­час все в ужа­се раз­мыш­ля­ют, как с этим быть, что лю­дям воз­вра­щать. Это об­щая ми­ро­вая про­бле­ма: как обес­пе­чить до­ход­ность при низ­кой ин­фля­ции. Ею все за­ни­ма­ют­ся, но про­сто­го ре­ше­ния сей­час по­ка нет.

— Но мы, на­сколь­ко я по­ни­маю, еще со­всем в на­ча­ле пу­ти по срав­не­нию с за­пад­ны­ми кол­ле­га­ми.

— Да, и это на­ше пре­иму­ще­ство, по­то­му что у нас еще мож­но най­ти ин­те­рес­ные ин­стру­мен­ты. На­при­мер, ин­фра­струк­тур­ные об­ли­га­ции — та­ко­го ин­фра­струк­тур­но­го стро­и­тель­ства, как в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, от Ки­тая до Бал­тии, нет ни­где в ми­ре. Вло­жись в ин­фра­струк­тур­ные об­ли­га­ции на два­дцать лет — по­то­ки пой­дут та­кие, что ты мо­жешь, на­вер­ное, свои вло­же­ния от­бить. Но это нуж­да­ет­ся в со­вер­шен­но дру­гой го­су­дар­ствен­ной дис­ци­плине, в стра­те­ги­че­ском пла­ни­ро­ва­нии, во мно­гих ве­щах, ко­то­рых по­ка не вид­но, ес­ли чест­но. Плюс до­воль­но низ­кая со­ци­аль­ная от­вет­ствен­ность го­су­дар­ствен­но­го ап­па­ра­та, я уж не го­во­рю про кор­руп­цию. ■

«Под боль­шие рис­ки долж­ны быть очень боль­шие ре­зер­вы. Сто­нут да­же та­кие ги­ган­ты, как Generalli, AXA или Société Générale»

Пре­зи­дент Все­рос­сий­ско­го со­ю­за стра­хов­щи­ков Игорь Юр­генс

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.