Рис­ки ре­цес­сии уве­ли­чи­ва­ют­ся Ком­па­нии пе­ре­во­дят сред­ства в ва­лю­ту Не­ра­вен­ство в зар­пла­тах чуть сни­зи­лось

Ekspert - - ИНДИКАТОРЫ -

В фев­ра­ле свод­ный опе­ре­жа­ю­щий ин­декс (СОИ) сни­зил­ся с −2,9 до −3,9%, чет­вер­тый ме­сяц под­ряд он ока­зы­ва­ет­ся в от­ри­ца­тель­ной об­ла­сти, со­об­щил Центр раз­ви­тия НИУ ВШЭ, ве­ду­щий рас­чет ин­дек­са. Глав­ной при­чи­ной ста­ло рез­кое со­кра­ще­ние но­вых за­ка­зов на про­из­вод­ство про­мыш­лен­ной про­дук­ции. Вклад прак­ти­че­ски всех осталь­ных ком­по­нент в об­щую ди­на­ми­ку СОИ — ис­клю­чая на этот раз из­ме­не­ние неф­тя­ных цен — то­же ока­зал­ся от­ри­ца­тель­ным. Су­дя по ди­на­ми­ке СОИ, в пер­спек­ти­ве бли­жай­ших ме­ся­цев наи­бо­лее ве­ро­ят­ным пред­став­ля­ет­ся сце­на­рий за­мед­ле­ния рос­сий­ской эко­но­ми­ки. При­бли­же­ние спа­да по­ка не пред­став­ля­ет­ся неиз­беж­ным, но его ве­ро­ят­ность яв­но воз­рос­ла.

Сто­ит от­ме­тить, что в фев­ра­ле со­во­куп­ный вклад ком­по­нент СОИ, от­ра­жа­ю­щих со­сто­я­ние де­неж­но­го и фи­нан­со­во­го рын­ка (ис­клю­чая по­ка­за­те­ли рын­ка ак­ций), то­же был от­ри­ца­тель­ным, хо­тя и не та­ким боль­шим.

Наи­боль­ший риск, по всей ви­ди­мо­сти, свя­зан со зна­чи­тель­ным сни­же­ни­ем но­вых за­ка­зов на про­из­вод­ство про­дук­ции. За этим, без­услов­но, сто­ит уже за­ста­ре­лая сла­бость внут­рен­не­го спро­са, что уси­ли­ва­ет ве­ро­ят­ность нега­тив­ных сце­на­ри­ев.

«В це­лом при­хо­дит­ся кон­ста­ти­ро­вать, что эко­но­ми­ка Рос­сии оста­ет­ся в зоне рис­ка, — ком­мен­ти­ру­ет экс­перт Цен­тра раз­ви­тия Сер­гей Смир­нов. — Го­во­рить о неиз­беж­но­сти спа­да сей­час яв­но преж­де­вре­мен­но (хо­тя бы по­то­му, что в се­ре­дине 2012 го­да СОИ опус­кал­ся еще ни­же, но ре­цес­сии то­гда не бы­ло), но ка­ких-ли­бо за­мет­ных сдви­гов в луч­шую сто­ро­ну ди­на­ми­ка СОИ не пред­ве­ща­ет».

За­дол­жен­ность рос­сий­ских пред­при­я­тий нефи­нан­со­во­го сек­то­ра эко­но­ми­ки пе­ред оте­че­ствен­ны­ми бан­ка­ми в ян­ва­ре вы­рос­ла на 0,6%. При этом со­во­куп­ный кре­дит­ный порт­фель го­су­дар­ствен­ных бан­ков при­ба­вил 1,5%, а част­ных — со­кра­тил­ся на 2%.

Что же ка­са­ет­ся ва­лют­ной струк­ту­ры, то мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что про­цесс де­ва­лю­ти­за­ции за­дол­жен­но­сти пред­при­я­тий про­дол­жил­ся и в этом го­ду. Так, бан­ков­ский порт­фель руб­ле­вых кре­ди­тов пред­при­я­ти­ям в ян­ва­ре вы­рос на 0,7%, а ва­лют­ный со­кра­тил­ся на 0,4%.

В ян­ва­ре сред­ства на сче­тах пред­при­я­тий нефи­нан­со­во­го сек­то­ра эко­но­ми­ки со­кра­ти­лись на 0,4%, в ре­зуль­та­те го­до­вые тем­пы их при­ро­ста сни­зи­лись с 8,8 до 5,3%. От­ме­тим раз­но­на­прав­лен­ную тен­ден­цию в ди­на­ми­ке остат­ков на рас­чет­ных и де­по­зит­ных сче­тах. В ре­зуль­та­те до­ля де­по­зи­тов в об­щем объ­е­ме средств ком­па­ний сни­зи­лась сра­зу на 2,1 про­цент­но­го пунк­та (п. п.), до 56,3%, вер­нув­шись на уро­вень ок­тяб­ря 2018 го­да. Объ­ем средств на де­по­зит­ных сче­тах пред­при­я­тий, оце­ни­ва­е­мых ана­ли­ти­ка­ми ЦБ как сверх­нор­ма­тив­ные, со­ста­вил по­чти 4,5 трлн руб­лей.

Ес­ли го­во­рить о ва­лют­ной струк­ту­ре средств ком­па­ний, то она про­дол­жи­ла дви­же­ние в сто­ро­ну даль­ней­шей ва­лю­ти­за­ции. Остат­ки на сче­тах пред­при­я­тий в ино­стран­ной ва­лю­те вы­рос­ли в ян­ва­ре на 5,6%, в то вре­мя как руб­ле­вые сред­ства, на­про­тив, со­кра­ти­лись на 3,5%. Раз­ни­ца меж­ду до­лей руб­ле­вых кре­ди­тов и руб­ле­вых остат­ков на сче­тах пред­при­я­тий по­вы­си­лась с 16,7 до 18,5 п. п. (мак­си­мум с сен­тяб­ря 2016 го­да). Та­ким об­ра­зом, за по­след­ние пять ме­ся­цев при­рост руб­ле­вых средств ком­па­ний со­ста­вил 5,4% про­тив 11,6% при­ро­ста средств в ино­стран­ной ва­лю­те.

Ре­зуль­та­том ро­ста ста­вок по вкла­дам стал уме­рен­ный се­зон­ный отток вкла­дов на­се­ле­ния: об­щий объ­ем де­по­зи­тов физ­лиц в ян­ва­ре со­кра­тил­ся все­го на 0,6%. При­ме­ча­тель­но, что отток вкла­дов на­блю­дал­ся в бан­ках, кон­тро­ли­ру­е­мых го­су­дар­ством (−1,3%), в то вре­мя как част­ные бан­ки на­рас­ти­ли порт­фель де­по­зи­тов (+1,3%).

Что ка­са­ет­ся ва­лют­ной струк­ту­ры вкла­дов, то их руб­ле­вая часть со­кра­ти­лась на 1,8% (+8,7% год к го­ду), а ва­лют­ная вы­рос­ла сра­зу на 4,0% (+0,5% год к го­ду). От­ме­тим, что го­до­вой при­рост ва­лют­ных вкла­дов вы­шел в по­ло­жи­тель­ную зо­ну впер­вые с июня 2017 го­да.

Кри­зис­ная фа­за в эко­но­ми­ке при­ве­ла к неко­то­ро­му вы­рав­ни­ва­нию зар­плат­но­го нера­вен­ства. Ес­ли сред­няя на­чис­лен­ная зар­пла­та в пер­вом де­ци­ле с наи­мень­ши­ми до­хо­да­ми за 2014–2017 го­ды вы­рос­ла на 5% в ре­аль­ном вы­ра­же­нии, то са­мые вы­со­кие зар­пла­ты из де­ся­то­го де­ци­ля в по­сто­ян­ных це­нах «усох­ли» на 6%. Это при­ве­ло к со­кра­ще­нию де­циль­но­го ко­эф­фи­ци­ен­та диф­фе­рен­ци­а­ции на несколь­ко де­ся­тых про­цент­но­го пунк­та. Тем не ме­нее этот по­ка­за­тель со­хра­ня­ет­ся на уровне вы­ше 15 еди­ниц, что счи­та­ет­ся чрез­вы­чай­но вы­со­ким по­ка­за­те­лем в меж­ду­на­род­ном кон­тек­сте. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.