ТЛЕЮЩАЯ ВОЙ­НА

Об­стре­лы, ми­ны, слу­чай­ные жерт­вы и тер­ак­ты — на Дон­бас­се без пе­ре­мен. За пять лет про­тив­ни­ки се­рьез­но укре­пи­ли свой во­ен­ный по­тен­ци­ал, что­бы еще ярост­нее со­блю­дать Мин­ские со­гла­ше­ния

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Об­стре­лы, ми­ны, слу­чай­ные жерт­вы и тер­ак­ты — на фрон­те в Дон­бас­се без пе­ре­мен. За пять лет про­тив­ни­ки се­рьез­но укре­пи­ли свой во­ен­ный по­тен­ци­ал, что­бы еще ярост­нее со­блю­дать Мин­ские со­гла­ше­ния

Окоп­ная вой­на на Дон­бас­се про­дол­жа­ет со­би­рать кро­ва­вую жат­ву. Еже­ме­сяч­но с обе­их сто­рон гиб­нут не­сколь­ко де­сят­ков че­ло­век, в том чис­ле сре­ди мир­но­го на­се­ле­ния: мно­гие мест­ные жи­те­ли не же­ла­ют уез­жать в тыл и остав­лять иму­ще­ство. Си­ту­а­ция на фрон­те по­сле де­баль­цев­ской опе­ра­ции и вто­рых Мин­ских со­гла­ше­ний, ко­то­рым ис­пол­ни­лось че­ты­ре го­да, в стра­те­ги­че­ском от­но­ше­нии за­мер­ла на од­ном уровне. Угро­зы ши­ро­ко­мас­штаб­но­го на­ступ­ле­ния то и де­ло транс­ли­ру­ют СМИ, но все за­кан­чи­ва­ет­ся уча­щен­ны­ми пе­ре­стрел­ка­ми. Фронт про­гре­ва­ет­ся и вновь за­ми­ра­ет, по­ка на пе­ре­до­вую не под­ве­зут но­вые необ­стре­лян­ные ча­сти. То­гда мо­ни­то­рин­го­вые мис­сии ОБСЕ за­фик­си­ру­ют оче­ред­ные на­ру­ше­ния Мин­ских со­гла­ше­ний, до­кла­ды — в стол, ра­не­ных — в тыл, мерт­вых — се­мьям.

Ни­что не пред­ве­ща­ет пол­но­цен­ную вой­ну на Дон­бас­се. Сто­ро­ны усерд­но ока­пы­ва­лись и при­стре­ли­ва­ли по­зи­ции все про­шед­шие го­ды. Для взло­ма эше­ло­ни­ро­ван­ной обо­ро­ны необ­хо­ди­мо скон­цен­три­ро­вать вну­ши­тель­ную груп­пи­ров­ку войск что с од­ной, что с дру­гой сто­ро­ны, обес­пе­чить под­держ­ку ар­тил­ле­рии и во­ен­но-воз­душ­ных сил. Не­смот­ря на то что Ки­ев и на­род­ные рес­пуб­ли­ки про­де­ла­ли огром­ную ра­бо­ту в вы­стра­и­ва­нии про­фес­си­о­наль­ных со­вре­мен­ных во-

ен­ных струк­тур, они на­толк­ну­лись на пре­дел ро­ста воз­мож­но­стей: со сто­ро­ны Укра­и­ны — фи­нан­со­вый и тех­ни­че­ский, со сто­ро­ны ДНР и ЛНР — по­ли­ти­че­ский. Этот фак­тор и за­кре­пил па­то­вую си­ту­а­цию на фрон­те.

Си­ту­а­ция со сто­ро­ны ВСУ

За пять лет че­рез все вол­ны мо­би­ли­за­ции про­шло бо­лее двух­сот ты­сяч укра­ин­цев, до­мой не вер­ну­лись око­ло трех ты­сяч, ра­не­ния по­лу­чи­ли по­ряд­ка де­ся­ти ты­сяч сол­дат. Се­го­дня же уком­плек­то­ван­ность бри­гад ВСУ на фрон­те со­став­ля­ет ме­нее 50%, при­зна­ет из­вест­ный ки­ев­ский жур­на­лист Юрий Бу­ту­сов. При­ме­ча­тель­но, что до 80% со­ста­ва ба­та­льо­нов, про­шед­ших под­го­тов­ку под чут­ким ру­ко­вод­ством на­тов­ских ин­струк­то­ров, по­сле ро­та­ции на фрон­те, то есть че­рез год по­сле тре­нин­га, уволь­ня­ет­ся. Как след­ствие, нет пре­ем­ствен­но­сти опы­та и на­вы­ков. В це­лом за год по­ки­да­ют ар­мию че­ты­ре ты­ся­чи офи­це­ров. «С 2014 го­да Укра­и­на со­зда­ла на ли­нии со­при­кос­но­ве­ния груп­пи­ров­ку, ко­то­рая пре­вос­хо­дит по лич­но­му со­ста­ву под­раз­де­ле­ния На­род­ной ми­ли­ции Дон­бас­са в со­от­но­ше­нии один к трем. Од­на­ко это­го ко­ли­че­ства лич­но­го со­ста­ва недо­ста­точ­но для то­го, что­бы осу­ще­ствить на­ступ­ле­ние по всей ли­нии раз­гра­ни­че­ния од­но­вре­мен­но, по­сколь­ку по са­мым скром­ным нор­ма­ти­вам для на­ступ­ле­ния та­ко­го ти­па нуж­но иметь пре­вос­ход­ство как в жи­вой си­ле, так и в тех­ни­ке ми­ни­мум в семь раз», — рас­ска­зал в ин­тер­вью пор­та­лу «По­ли­тРос­сия» за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля Меж­ре­ги­о­наль­ной об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции «Ве­че» Вла­ди­мир Ор­лов.

От­ме­ча­ет­ся силь­ная де­мо­ти­ва­ция сол­дат и па­де­ние дис­ци­пли­ны. По дан­ным глав­но­го во­ен­но­го про­ку­ро­ра Укра­и­ны Ана­то­лия Ма­тиоса, за че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да во­ен­ных дей­ствий за­фик­си­ро­ва­но уже бо­лее 10 тыс. небо­е­вых по­терь. Сю­да мож­но от­не­сти са­мо­убий­ства, смер­тель­ные ис­хо­ды вслед­ствие упо­треб­ле­ния ал­ко­го­ля, нар­ко­ти­ков, бо­лез­ни, ДТП, несчаст­ные слу­чаи, на­ру­ше­ния мер без­опас­но­сти, убий­ства, ле­таль­ные ис­хо­ды из-за неосто­рож­но­го об­ра­ще­ния с ору­жи­ем и т. п. Срав­ни­те с бо­е­вы­ми по­те­ря­ми.

Наи­бо­лее мо­ти­ви­ро­ван­ны­ми про­дол­жа­ют оста­вать­ся бо­е­ви­ки укра­ин­ских нео­на­цист­ских, экс­тре­мист­ско­тер­ро­ри­сти­че­ских фор­ми­ро­ва­ний — «Пра­вый сек­тор», УНА-УНСО, «Брат­ство», «Три­зуб им. Сте­па­на Бан­де­ры», УПА (все пе­ре­чис­лен­ные ор­га­ни­за­ции за­пре­ще­ны в Рос­сии) и проч. Се­го­дня они в доб­ро­воль­но-при­ну­ди­тель­ном по­ряд­ке встро­е­ны в си­сте­му ВСУ, НГУМВД, но сте­пень их кон­тро­ли­ру­е­мо­сти под во­про­сом — ино­гда они всту­па­ют в пе­ре­стрел­ки со сво­и­ми ар­мей­ски­ми кол­ле­га­ми по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам или ор­га­ни­за­ци­он­ным во­про­сам. По неко­то­рым оцен­кам, на пе­ре­до­вой дей­ству­ют око­ло двух­сот пра­во­ра­ди­каль­ных бо­е­ви­ков — они про­во­дят ди­вер­си­он­но­раз­ве­ды­ва­тель­ную де­я­тель­ность. Есть «несу­ще­ству­ю­щие» бо­е­ви­ки, ко­то­рые по­па­да­ют на ли­нию фрон­та в ба­гаж­ни­ках у ар­мей­цев, — они во­об­ще вне за­ко­на.

В то же вре­мя в под­го­тов­ке укра­ин­ских сол­дат ак­тив­но при­ни­ма­ют уча­стие за­пад­ные парт­не­ры. Ар­мей­ские ин­струк­то­ры и на­ем­ни­ки вро­де ЧВК Greystone Limited обу­ча­ют укра­ин­ские си­лы так­ти­ке бо­ев в го­род­ских усло­ви­ях, вой­ско­вой раз­вед­ке, го­то­вят снай­пе­ров, ди­вер­си­он­но-раз­ве­ды­ва­тель­ные груп­пы. Идут за­куп­ки со­вре­мен­ных средств свя­зи, ПНВ, РЭБ, БПЛА и дру­гой тех­ни­ки. За­пад­ные стра­ны по­став­ля­ют и ле­таль­ное во­ору­же­ние, на­при­мер на­бив­шие оско­ми­ну про­ти­во­тан­ко­вые «Джа­ве­ли­ны». Уве­ли­чи­ва­ет­ся на­лет лет­чи­ков в бо­е­вой авиа­ции —40–50 ча­сов, это в че­ты­ре­пять раз боль­ше, чем бы­ло вна­ча­ле про­ве­де­ния АТО (с 30 апре­ля 2018 го­да она пе­ре­име­но­ва­на в ООС — «Опе­ра­ции объ­еди­нен­ных сил»).

Рас­тет де­неж­ное до­воль­ствие. В сред­нем во­ен­но­слу­жа­щие ВСУ и НГ по­лу­ча­ют по­ряд­ка 7000 гри­вен (око­ло 265 дол­ла­ров). В сер­жант­ском кор­пу­се — от 8500 до 12 тыс. гри­вен. Сроч­ни­ки — око­ло 3000, кон­тракт­ни­ки — 5000–6000, офи­цер­ский со­став — 16 тыс. гри­вен. Для срав­не­ния: в 2018 го­ду ми­ни­маль­ная зар­пла­та со­став­ля­ла 3723 грив­ны.

«Од­на из са­мых силь­ных ар­мий Ев­ро­пы» — это сло­ва Пет­ра По­ро­шен­ко — ис­пы­ты­ва­ет про­бле­мы с тех­ни­че­ской ча­стью. Обоз­ную ин­фра­струк­ту­ру, пи­та­ние, обес­пе­че­ние, ГСМ и бы­то­вые удоб­ства уда­лось от­стро­ить на доб­рот­ном уровне, а вот штуч­ный то­вар вро­де снай­пер­ских при­це­лов или ноч­ных ви­зо­ров про­дол­жа­ют под­во­зить во­лон­те­ры. Есть про­бле­мы с па­тро­на­ми и сна­ря­да­ми по ря­ду на­име­но­ва­ний — свое про­из­вод­ство за­пу­стить так и не уда­лось, а у со­вет­ских за­па­сов за­кон­чи­лись сро­ки хра­не­ния.

Дан­ные по во­ору­же­нию и во­ен­ной тех­ни­ке по­ка­за­ны в таб­ли­це. Од­на­ко, как от­ме­ча­ют ав­то­ры под­сче­тов, боль­шин­ство из этих ма­шин по­про­сту нера­бо­то­спо­соб­ны. На­при­мер, тан­ко­вый ба­та­льон в со­ста­ве бри­га­ды ча­сто спо­со­бен вы­ста­вить на по­ле боя от си­лы ро­ту. От­сю­да вполне ре­зон­ный вы­вод: по­сколь­ку на­ла­дить тан­ко­стро­е­ние в необ­хо­ди­мых мас­шта­бах Ки­ев не в со­сто­я­нии, то един­ствен­ный вы­ход для него — за­куп­ка ана­ло­гич­ных тан­ков в стра­нах быв­ше­го Вар­шав­ско­го до­го­во­ра. Это же ка­са­ет­ся и про­че­го спис­ка во­ору­же-

ний. До­мо­ро­щен­ный «Ук­ро­бо­рон­пром» боль­ших успе­хов не до­бил­ся. Вро­де бы по­явил­ся ди­стан­ци­он­но управ­ля­е­мый ми­ни-бро­не­транс­пор­тер «Фан­том». Но­вый транс­порт­ный самолет Ан-123D (мо­ди­фи­ка­ция со­вет­ско­го Ан-32). Мо­дер­ни­зи­ро­ван­ные вер­сии еще со­вет­ско­го во­ору­же­ния: бо­е­вая ма­ши­на пе­хо­ты БМП-1УМД или ре­ак­тив­ный гра­на­то­мет РК-4 «Ин­гул», РСЗО «Вер­ба» (по су­ти, тот же «Град» толь­ко в про­филь) или РСЗО «Оль­ха». Все это в луч­шем слу­чае еди­нич­ные те­сто­вые эк­зем­пля­ры. Кон­вей­ер­ное про­из­вод­ство не за­пу­ще­но.

Об­щие рас­хо­ды на все си­ло­вые ве­дом­ства в 2019 го­ду со­ста­вят 211,9 млрд гри­вен (7,6 млрд дол­ла­ров), это ре­корд­ная сум­ма за все го­ды вой­ны — 5% ВВП. По­ро­шен­ко обе­ща­ет мас­штаб­ные за­куп­ки: «Для Су­хо­пут­ных войск по пла­ну пла­ни­ру­ем за­ку­пить шесть ты­сяч об­раз­цов во­ору­же­ния — это ми­но­ме­ты, пе­ре­нос­ные ЗРК, снай­пер­ское во­ору­же­ние, бо­е­при­па­сы, при­це­лы ноч­но­го ви­де­ния, теп­ло­ви­зо­ры, гра­на­то­ме­ты, ра­ке­ты. Кро­ме то­го, бу­дет за­куп­ле­но бо­лее ты­ся­чи бро­не­транс­пор­те­ров, бо­е­вых ма­шин пе­хо­ты, бро­не­ав­то­мо­би­лей, са­ни­тар­ных ма­шин. В то же вре­мя укра­ин­ские Воз­душ­ные си­лы по­лу­чат де­сят­ки мо­дер­ни­зи­ро­ван­ных са­мо­ле­тов, вер­то­ле­тов и бес­пи­лот­ных авиа­ци­он­ных ком­плек­сов. А для фло­та бу­дет за­ло­жен ра­кет­ный ка­тер “Лань”, за­куп­ле­ны ма­лые ар­тил­ле­рий­ские ка­те­ра, де­сант­ные ка­те­ра. В це­лом Во­ору­жен­ные си­лы Укра­и­ны по­лу­чат де­сять ты­сяч еди­ниц со­вре­мен­ных средств свя­зи, де­сят­ки об­раз­цов средств ра­дио­элек­трон­ной борь­бы, то­по­гра­фи­че­ской тех­ни­ки. И есть еще мно­го че­го, о чем мы по­ка го­во­рить не мо­жем, но это вой­дет в го­су­дар­ствен­ный обо­рон­ный за­каз».

Но по­ка Укра­и­на по­пол­ня­ет бюд­же­ты стран Во­сточ­ной Ев­ро­пы, ко­то­рые с ра­до­стью спи­сы­ва­ют свое ста­рое со­вет­ское ору­жие и ме­ня­ют его на на­тов­ские об­раз­цы, в са­мой стране ре­гу­ляр­но го­рят скла­ды с ору­жи­ем. Взры­вы бо­е­при­па­сов в Сва­то­ве (Лу­ган­ская об­ласть), Ба­ла­клее (Харь­ков­ская об­ласть), Ма­ло­я­ни­со­ле (До­нец­кая об­ласть), Ка­ли­нов­ке (Вин­ниц­кая об­ласть), Ичне (Чер­ни­гов­ская об­ласть) в 2015–2017 го­дах се­рьез­но по­до­рва­ли на­ци­о­наль­ный ар­се­нал. По оцен­ке Бу­ту­со­ва, за пол­то­ра го­да Ки­ев по­те­рял в этих по­жа­рах при­мер­но 40% всех бо­е­при­па­сов. Речь идет о 210 тыс. тонн сна­ря­дов всех ви­дов — от пи­сто­лет­ных па­тро­нов до ра­кет «Точ­ка-У». При­ме­ча­тель­но, что за три го­да вой­ны, по его сло­вам, бы­ло по­тра­че­но 70 тыс. тонн бо­е­при­па­сов, то есть втрое мень­ше. В Укра­ине, есте­ствен­но, го­во­рят о ди­вер­си­ях со сто­ро­ны Моск­вы, но, по мне­нию мно­гих экс­пер­тов, речь идет о ба­наль­ном во­ров­стве и спи­сы­ва­нии мат­ча­сти.

Об­ста­нов­ка в на­род­ных рес­пуб­ли­ках

На­род­ные рес­пуб­ли­ки в Лу­ган­ске и До­нец­ке то­же про­шли дол­гий и кро­ва­вый путь со­зда­ния пол­но­цен­ных ар­мей­ских струк­тур. В са­мом на­ча­ле это бы­ло раз­роз­нен­ное, под­лин­но на­род­ное вос­ста­ние, ко­то­ро­му не хва­та­ло ре­ши­тель­но все­го — от ре­сур­сов до про­фес­си­о­наль­ных во­ен­ных кад­ров и управ­лен­цев. Во­ен­ная тех­ни­ка у опол­че­ния при­сут­ство­ва­ла в ми­ни­маль­ных ко­ли­че­ствах, как пра­ви­ло, до­бы­тая в бо­ях. Кро­ме то­го, в пер­вые ме­ся­цы кон­флик­та сыг­ра­ли свою роль олигархи вро­де Ри­на­та Ах­ме­то­ва, ко­то­рые для удер­жа­ния по­зи­ций в Дон­бас­се вы­ку­па­ли во­ен­ную тех­ни­ку (вплоть до тан­ков) в ВСУ и по­став­ля­ли ее ДНР и ЛНР. Од­на­ко про­цесс вы­шел из-под кон­тро­ля, так как бли­же к ав­гу­сту 2014 го­да по­еха­ли доб­ро­воль­цы и за­ра­бо­тал «во­ен­торг». По­сле двух кро­ва­вых кам­па­ний на­ча­лось встра­и­ва­ние воль­ных по­лу­пар­ти­зан­ских фор­ми­ро­ва­ний в ар­мей­ские струк­ту­ры, ко­то­рое со­про­вож­да­лось отъ­ез­дом или ги­бе­лью мно­гих ге­ро­ев вой­ны в Но­во­рос­сии.

Се­го­дня в со­став На­род­ной ми­ли­ции ДНР вхо­дит 1-й Ар­мей­ский кор­пус, а в со­став На­род­ной ми­ли­ции ЛНР — 2-й Ар­мей­ский кор­пус. Меж­ду си­ло­вы­ми ве­дом­ства­ми ДНР и ЛНР на ре­гу­ляр­ной ос­но­ве про­во­дят­ся сов­мест­ные уче­ния, во­ен­ные и ко­манд­но-штаб­ные. Обес­пе­чен­ность во­ору­же­ни­ем и тех­ни­кой на сред­нем уровне. Ху­же с дис­ци­пли­ной. Оста­ют­ся про­бле­мы с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем: сей­час до­воль­ствие ря­до­во­го со­став­ля­ет 15 тыс. руб­лей, что непло­хо на фоне зар­плат в дру­гих сфе­рах, но яв­но недо­ста­точ­но для смер­тель­но опас­ной пе­ре­до­вой. Не ре­ше­ны мно­гие со­ци­аль­ные про­бле­мы. Осо­бен­но это ка­са­ет­ся удо­ро­жа­ния про­дук­тов пи­та­ния, топ­ли­ва, ле­карств. ЖКХ не справ­ля­ет­ся с по­след­стви­я­ми зим­них сне­го­па­дов. Со­об­ща­ет­ся о недо­ста­точ­ном снаб­же­нии, нехват­ке мед­пер­со­на­ла, гра­мот­ных управ­лен­цев, уз­ких спе­ци­а­ли­стов.

Боль­шой про­бле­мой оста­ют­ся си­сте­ма­ти­че­ские об­стре­лы тер­ри­то­рии ДНР и ЛНР со сто­ро­ны укра­ин­ских ча­стей — это фик­си­ру­ют и мо­ни­то­рин­го­вые мис­сии ОБСЕ. Их жерт­ва­ми за вре­мя кон­флик­та ста­ли 3300 мир­ных жи­те­лей. Впро­чем, ско­рее все­го, эта оцен­ка за­ни­же­на. Ка­та­стро­фа скла­ды­ва­ет­ся с бес­си­стем­ным и бес­кон­троль­ным мас­со­вым ми­ни­ро­ва­ни­ем тер­ри­то­рий, ав­то­мо­биль­ных до­рог. Гу­ма­ни­тар­ные ко­ри­до­ры и пе­ре­хо­ды ча­сто под­вер­га­ют­ся об­стре­лам. Неред­ки слу­чаи воз­ник­но­ве­ния огром­ных оче­ре­дей воз­ле КПВВ (кон­троль­ных пунк­тов въез­да­вы­ез­да), ко­гда лю­ди вы­нуж­де­ны да­же но­че­вать на блок­по­стах для пе­ре­се­че­ния ли­нии со­при­кос­но­ве­ния. Слу­ча­ют­ся и ле­таль­ные ис­хо­ды, осо­бен­но ес­ли сто­ять при­хо­дит­ся на жа­ре. Тем бо­лее что боль­шин­ство пе­ре­се­ка­ю­щих фронт — лю­ди пре­клон­но­го воз­рас­та, вы­нуж­ден­ные ез­дить на укра­ин­скую сто­ро­ну за пен­си­ей.

За­то про­цве­та­ет кон­тра­бан­да. Толь­ко за че­ты­ре ме­ся­ца с укра­ин­ской сто­ро­ны бы­ло изъ­ято то­вар­но-ма­те­ри­аль­ных цен­но­стей на 42,6 млн гри­вен. Под­ра­ба­ты­ва­ют на неле­галь­ном пе­ре­во­зе со­труд­ни­ки СБУ, МВД, во­ен­но­слу­жа­щие. Со­став кон­тра­бан­ды раз­ный — от мя­са, га­зи­ров­ки и си­га­рет до вод­ки, ле­карств и уг­ля. По­сту­па­ет ин­фор­ма­ция о кон­тра­бан­де нар­ко­ти­ков.

Воз­мож­ность пол­но­мас­штаб­но­го кон­флик­та

Су­ще­ству­ет ли тео­ре­ти­че­ская воз­мож­ность ак­ти­ви­за­ции бо­е­вых дей­ствий, ко­то­рые при­ве­дут к успе­ху ВСУ? Ча­сто вспо­ми­на­ют ва­ри­ант с Рес­пуб­ли­кой Серб­ской Кра­и­ны (РСК), ко­то­рая бы­ла уни­что­же­на в хо­де двух опе­ра­ций хор­ват­ско­го пра­ви­тель­ства 1995 го­да под на­зва­ни­ем «Мол­ния» и «Бу­ря» при по­мо­щи за­пад­ных во­ен­ных, спец­служб и ЧВК (на­при­мер, аме­ри­кан­ской MPRI). И это че­рез три го­да по­сле за­клю­че­ния мир­ных со­гла­ше­ний, за­ви­зи­ро­ван­ных ми­ро­вым со­об­ще­ством. Но, по об­щим оцен­кам экс­пер­тов, для по­вто­ре­ния это­го кей­са в Дон­бас­се нет ни­ка­ких пред­по­сы­лок, преж­де все­го во­ен­но-тех­ни­че­ских. Укра­и­на по­ка не го­то­ва к мас­штаб­ной во­ен­ной опе­ра­ции, тем бо­лее на то нет ко­ман­ды со сто­ро­ны Ва­шинг­то­на. Там по­ни­ма­ют, что Рос­сия не оста­нет­ся в сто­роне и под­дер­жит ДНР и ЛНР. Что­бы ис­клю­чить этот фак­тор, на Моск­ву мо­гут ока­зать бес­пре­це­дент­ное по­ли­ти­ко­ди­пло­ма­ти­че­ское, ин­фор­ма­ци­он­ное и санк­ци­он­ное дав­ле­ние. В лю­бом слу­чае ло­каль­ные во­ен­ные обостре­ния непре­мен­но бу­дут — по­ка они вы­год­ны по­ли­ти­че­ско­му ре­жи­му в Ки­е­ве и за­пад­ным спон­со­рам укра­ин­ско­го про­ек­та. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.