Кра­бо­вые аук­ци­о­ны: ре­ги­о­ны го­то­вят­ся к мно­го­мил­ли­он­ным по­те­рям стр.

Ekspert - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Пред­ста­ви­те­ли при­бреж­ных ре­ги­о­нов вы­сту­пи­ли про­тив но­во­го по­ряд­ка рас­пре­де­ле­ния квот на вы­лов кра­ба че­рез аук­ци­о­ны, ко­то­рый гро­зит мест­ным бюд­же­там по­те­рей боль­шей ча­сти до­хо­дов и со­ци­аль­ной де­ста­би­ли­за­ци­ей

Спор­ный за­ко­но­про­ект пра­ви­тель­ства Рос­сии о рас­пре­де­ле­нии по­ло­ви­ны квот на вы­лов кра­ба че­рез аук­ци­он на про­шлой неде­ле был при­нят в пер­вом чте­нии в Го­с­ду­ме, несмот­ря на то что в те­че­ние двух лет участ­ни­ки рын­ка пы­та­лись убе­дить за­ко­но­да­те­лей не де­лать это­го. Ми­нистр сель­ско­го хо­зяй­ства Дмит­рий Патру­шев со­об­щил, что за­ко­но­про­ект мо­гут при­нять в 2019 го­ду и уже в этом и в сле­ду­ю­щем го­дах бюд­жет Рос­сии, по его рас­че­там, по­лу­чит от аук­ци­о­нов око­ло 82 млрд руб­лей. Гла­ва Ро­с­ры­бо­лов­ства Илья Ше­ста­ков рас­счи­ты­ва­ет при этом на об­нов­ле­ние пар­ка кра­бо­ло­вов и на­де­ет­ся, что пред­при­я­тия по всей стране за­ка­жут до 40 но­вых су­дов. Меж­ду тем са­ми до­быт­чи­ки кра­бов мно­го­крат­но утвер­жда­ли, что флот уже есть, в его об­нов­ле­ние вло­же­ны мил­ли­ар­ды руб­лей, ко­то­рые мо­гут не

оку­пить­ся, а ми­ни­мум по­ло­ви­на участ­ни­ков рын­ка по­те­ря­ет рен­та­бель­ность. Они уве­ре­ны, что са­ма идея про­ве­де­ния аук­ци­о­нов по­яви­лась с це­лью пе­ре­де­ла рын­ка в поль­зу од­но­го круп­но­го иг­ро­ка и обер­нет­ся де­гра­да­ци­ей по­до­т­рас­ли. Де­пу­та­ты и се­на­то­ры от ры­бо­про­мыс­ло­вых ре­ги­о­нов на про­шлой неде­ле по­пы­та­лись в Го­с­ду­ме уго­во­рить кол­лег не при­ни­мать за­ко­но­про­ект о кра­бо­вых аук­ци­о­нах, по­сколь­ку мест­ные бюд­же­ты недо­по­лу­чат до 100 млрд руб­лей на­ло­го­вых по­ступ­ле­ний от лов­ли кра­ба, что гро­зит и сры­вом со­ци­аль­ных про­грамм, и без­ра­бо­ти­цей.

Участ­ни­ки рын­ка не ис­клю­ча­ют, что ос­нов­ным бе­не­фи­ци­а­ром кра­бо­вых аук­ци­о­нов мо­жет стать Рус­ская ры­бо­про­мыш­лен­ная ком­па­ния (РРПК) Гле­ба Фран­ка.

Аук­ци­о­ны — это боль­но

На про­шлой неде­ле со­сто­я­лось за­се­да­ние ко­ми­те­та Го­с­ду­мы по при­род­ным ре­сур­сам, соб­ствен­но­сти и зе­мель­ным от­но­ше­ни­ям. Ре­зо­нанс­ный про­ект о вве­де­нии аук­ци­о­нов (офи­ци­аль­ное на­зва­ние — «О вне­се­нии из­ме­не­ний в фе­де­раль­ный за­кон “О ры­бо­лов­стве и со­хра­не­нии вод­ных био­ло­ги­че­ских ре­сур­сов” в ча­сти со­вер­шен­ство­ва­ния по­ряд­ка рас­пре­де­ле­ния квот до­бы­чи (вы­ло­ва) вод­ных био­ло­ги­че­ских ре­сур­сов») впер­вые рас­смат­ри­ва­ли с се­на­то­ра­ми и де­пу­та­та­ми от при­бреж­ных ре­ги­о­нов. Фор­маль­но но­вел­ла пред­ла­га­ет вве­сти но­вый вид квот — на до­бы­чу кра­бов в ин­ве­сти­ци­он­ных це­лях для про­мыш­лен­но­го и при­бреж­но­го ры­бо­лов­ства. Они бу­дут рас­пре­де­лять­ся в до­ле­вом со­от­но­ше­нии по ре­зуль­та­там про­ве­де­ния то­го са­мо­го аук­ци­о­на, по­бе­ди­те­лем ко­то­ро­го ста­нет ком­па­ния, пред­ло­жив­шая наи­боль­шую це­ну и за­явив­шая наи­боль­ший объ­ем ин­ве­сти­ций.

За­ко­но­про­ект при­ни­ма­ет­ся в слиш­ком спеш­ном по­ряд­ке, уве­рен пре­зи­дент

Все­рос­сий­ской ас­со­ци­а­ции ры­бо­хо­зяй­ствен­ных пред­при­я­тий, пред­при­ни­ма­те­лей и экс­пор­те­ров (ВАРПЭ) Гер­ман Зве­рев. «Сей­час Го­су­дар­ствен­ная ду­ма рас­смат­ри­ва­ет два­дцать вто­рую по­прав­ку к за­ко­ну “О ры­бо­лов­стве” со вре­мен его при­ня­тия. При этом два­дцать один раз по­прав­ки про­хо­ди­ли ши­ро­кое об­суж­де­ние, в том чис­ле в ре­ги­о­нах, но это­го не бы­ло в этот раз», — со­об­щил гла­ва ВАРПЭ на за­се­да­нии ко­ми­те­та.

«По­че­му та­кая шу­ми­ха? — за­да­вал­ся во­про­сом ру­ко­во­ди­тель про­филь­но­го ко­ми­те­та Го­с­ду­мы Ни­ко­лай Ни­ко­ла­ев.— По­то­му что все ожи­да­ли бо­лее жи­во­го диа­ло­га с пра­ви­тель­ством до при­ня­тия ка­ких-ли­бо ре­ше­ний. Краб — от­дель­но взя­тый сег­мент рын­ка, наи­бо­лее мар­жи­наль­ный. Мно­гих вол­ну­ет не толь­ко краб, но и во­прос, не рас­про­стра­нит­ся ли ре­фор­ма на дру­гие ви­ды вод­ных био­ре­сур­сов».

Ин­ве­сти­ции за кво­ты

Пер­вое, что вы­зы­ва­ет недо­уме­ние: за­чем ло­мать сло­жив­ший­ся эф­фек­тив­ный по­ря­док, тем бо­лее что преж­де шиш­ки на аук­ци­о­нах уже на­би­ва­ли? Мно­гие пом­нят нега­тив­ный опыт пе­ре­хо­да с ис­то­ри­че­ских квот на аук­ци­о­ны в 2002–2003 го­дах. В ре­зуль­та­те объ­ем ин­ве­сти­ций в ос­нов­ной ка­пи­тал рыб­ной от­рас­ли со­кра­тил­ся в несколь­ко раз, а са­ма от­расль ста­ла убы­точ­ной. Аук­ци­о­ны вы­иг­ры­ва­ли спекулянты, пе­ре­про­да­вав­шие кво­ты, а неко­гда доб­ро­со­вест­ные ры­ба­ки за­ня­лись с до­са­ды бра­ко­ньер­ством. Ре­зуль­та­ты аук­ци­о­нов бы­ли на­столь­ко про­валь­ные, что ре­фор­му быст­ро свер­ну­ли и вве­ли дей­ству­ю­щий сей­час ме­ха­низм — «ис­то­ри­че­ско­го прин­ци­па» рас­пре­де­ле­ния квот, сна­ча­ла на пять, а по­том и на де­сять лет. Пра­ва на до­бы­чу био­ре­сур­сов по­лу­чи­ли ком­па­нии, ко­то­рые уже успе­ли по­ло­жи­тель­но за­ре­ко­мен­до­вать се­бя на рын­ке. Рас­пре­де­ле­ние фи­зи­че­ско­го объ­е­ма квот осу­ществ­ля­ет­ся в со­от­вет­ствии с уров­нем вы­ло­ва, ко­то­рый ком­па­нии по­ка­зы­ва­ли в преды­ду­щие го­ды (с воз­мож­ной при­бав­кой). В ре­зуль­та­те этой ре­фор­мы рыб­ная от­расль по­лу­чи­ла устой­чи­вость, по­сколь­ку про­гно­зи­ру­е­мая за­груз­ка поз­во­ли­ла пла­ни­ро­вать биз­нес на дол­го­сроч­ной ос­но­ве: при­вле­кать кре­ди­ты, за­ка­зы­вать со­вре­мен­ные су­да, стро­ить пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щую ин­фра­струк­ту­ру. Бра­ко­ньер­ство ли­ши­лось эко­но­ми­че­ской ос­но­вы.

Фи­нан­со­вые ре­зуль­та­ты от­рас­ли по­шли в го­ру. На­чис­ле­ния и сбо­ры до­стиг­ли 40 млрд руб­лей, в том чис­ле, по сло­вам гла­вы Ро­с­ры­бо­лов­ства, от­чис­ле­ния с до­бы­чи кра­ба пре­вы­си­ли че­ты­ре мил­ли­ар­да.

В 2016 го­ду на­ча­лась дру­гая ре­фор­ма, свя­зан­ная с вве­де­ни­ем ин­ве­сти­ци­он­ных квот на вы­лов био­ре­сур­сов. Это но­вая ме­ра го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки, на­це­лен­ная на мо­дер­ни­за­цию от­рас­ли. Ро­с­ры­бо­лов­ство изы­ма­ет из об­ще­го до­пу­сти­мо­го уло­ва 20% наи­бо­лее при­быль­ных био­ре­сур­сов и рас­пре­де­ля­ет их сро­ком на пят­на­дцать лет сре­ди тех ком­па­ний, ко­то­рые обя­зу­ют­ся по­стро­ить но­вые су­да на рос­сий­ских вер­фях, ры­бо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие пред­при­я­тия на рос­сий­ском бе­ре­гу и про­чую про­филь­ную ин­фра­струк­ту­ру. «Ин­вест­кво­ты спо­соб­ны при­влечь свы­ше 200 мил­ли­ар­дов руб­лей ин­ве­сти­ций в стро­и­тель­ство фло­та и бе­ре­го­вых за­во­дов в те­че­ние пя­ти—се­ми лет. В ре­зуль­та­те мо­гут быть по­стро­е­ны свы­ше ста су­дов и де­сять круп­ных бе­ре­го­вых за­во­дов, что поз­во­лит уве­ли­чить го­до­вой вклад от­рас­ли в ВВП бо­лее чем на 50 мил­ли­ар­дов руб­лей», — обе­щал ру­ко­во­ди­тель Ро­с­ры­бо­лов­ства Илья Ше­ста­ков в 2017 го­ду. Пер­вые ре­зуль­та­ты уже есть. «Толь­ко по Даль­не­му Во­сто­ку ото­бра­ны 14 про­ек­тов по стро­и­тель­ству за­во­дов с объ­е­мом ин­ве­сти­ций 15 мил­ли­ар­дов руб­лей и 18 про­ек­тов по стро­и­тель­ству су­дов для про­мыс­ла с объ­е­мом ин­ве­сти­ций 94 мил­ли­ар­да», — го­во­рит ви­це-пре­мьер, пол­пред пре­зи­ден­та в ДФО Юрий Трут­нев. В ян­ва­ре 2019 го­да за­вер­шил­ся тре­тий этап при­е­ма за­яв­ле­ний: на рас­смот­ре­ние по­сту­пи­ло 11 про­ек­тов по стро­и­тель­ству фло­та (де­вять су­дов для Даль­не­во­сточ­но­го бас­сей­на и два для Се­вер­но­го), семь про­ек­тов по по­строй­ке за­во­дов. Учи­ты­вая, что в Рос­сии око­ло 2500 ры­бо­лов­ных су­дов, по­строй­ка 30 су­дов за счет ин­вест­квот — это не та циф­ра, ко­то­рой мож­но гор­дить­ся. Од­на­ко воз­врат к аук­ци­о­нам мо­жет и во­все по­ста­вить крест на ин­ве­сти­ци­он­ных пла­нах. К при­ме­ру, один из круп­ней­ших на Даль­нем Во­сто­ке ры­бо­до­быт­чи­ков ком­па­ния «Ан­тей», об­но­вив 15 еди­ниц фло­та и по­стро­ив два пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих за­во­да, за­ду­ма­лась о смене биз­нес-мо­де­ли. «Мы сей­час до­стра­и­ва­ем кра­бо­лов­ное суд­но, но не уве­ре­ны, что смо­жем участ­во­вать в аук­ци­оне, — го­во­рит пре­зи­дент ком­па­нии “Ан­тей” Иван Мих­нов. — Ры­ба­ки во­об­ще со­мне­ва­ют­ся, что прежние ин­ве­сти­ции не бы­ли ошиб­кой, по­сколь­ку кво­ты на дру­гие ви­ды био­ре­сур­сов то­же мо­гут отобрать и вы­ста­вить на аук­ци­он. По­это­му мы ре­ши­ли сей­час де­лать став­ку, на­при­мер, в том чис­ле, на сай­ру ива­си и, воз­мож­но, дру­гие ви­ды био­ре­сур­сов, объ­е­мы вы­ло­ва ко­то­рых по­ка еще не кво­ти­ру­ют­ся. Но то­гда не бу­дет и за­па­са на но­вые ин­ве­сти­ции».

Экс­порт-обо­га­ти­тель

В про­шлом го­ду рос­сий­ские ры­ба­ки до­бы­ли 5 млн тонн раз­лич­ных био­ре­сур­сов, из них 2,2 млн бы­ло по­став­ле­но на экс­порт, ко­то­рый при­ба­вил в про­шлом го­ду 28%. Ес­ли та­кие тем­пы ро­ста бу­дут со­хра­нять­ся, то уже в 2021 го­ду бу­дут вы­пол­не­ны май­ские ука­зы пре­зи­ден­та по экс­пор­ту био­ре­сур­сов на сум­му 8,5 млрд дол­ла­ров к 2024 го­ду.

Ка­те­го­ри­че­ски про­тив пе­ре­рас­пре­де­ле­ния квот вы­сту­па­ет се­на­тор, член ко­ми­те­та Со­в­фе­да по кон­сти­ту­ци­он­но­му за­ко­но­да­тель­ству Еле­на Афа­на­сье­ва: «Вся стра­на це­лый год го­во­рит “не на­до”, а мы все рав­но де­ла­ем. За­чем?! Все ре­ги­о­ны про­тив. Минэко­но­мраз­ви­тия в сво­ем за­клю­че­нии на 143 ли­стах об­ра­бо­та­ло пол­то­ры ты­ся­чи пред­ло­же­ний. Все ас­со­ци­а­ции, все ре­ги­о­ны — про­тив, лишь од­но пред­при­я­тие ни­ка­ких за­ме­ча­ний не име­ет. То­гда воз­ни­ка­ет во­прос: ес­ли все про­тив, по­че­му мы так про­ти­вим­ся и не мо­жем най­ти ка­кие-то точ­ки со­при­кос­но­ве­ния? Вот ес­ли мы го­во­рим, что у нас су­ще­ству­ет ин­ве­сти­ци­он­ная кво­та 20 про­цен­тов, мы ее за­кре­пи­ли, то по­че­му здесь мы хо­тим за­брать сра­зу 50 про­цен­тов?»

Не­подъ­ем­ная дань

Пе­чаль­ный опыт про­ве­де­ния аук­ци­о­нов по кра­бу то­же есть, и он поз­во­ля­ет су­дить о том, как они бу­дут про­хо­дить в бу­ду­щем. В 2017 го­ду впер­вые за мно­го лет

аук­ци­о­ны про­шли в неко­то­рых вновь от­кры­тых для ло­ва кра­ба ре­ги­о­нах. В ито­ге 24 ло­та про­да­ли за 23,1 млрд руб­лей при стар­то­вой цене 1,5 млрд руб­лей. Это при­влек­ло в от­расль но­вых иг­ро­ков, ко­то­рые по­про­сту разо­гна­ли сто­и­мость квот при их пе­ре­про­да­же. Прежние опыт­ные участ­ни­ки рын­ка, име­ю­щие флот, ком­пе­тен­ции и ак­ти­вы, пла­ти­ли неохот­но, луч­ше по­ни­мая внут­рен­нюю эко­но­ми­ку от­рас­ли. Са­мую вы­со­кую це­ну за вы­лов кра­ба за­пла­ти­ла ком­па­ния «Тур­ниф», вхо­дя­щая в Рус­скую ры­бо­про­мыш­лен­ную ком­па­нию. За пра­во на вы­лов 2400 тонн кра­ба в год ком­па­ния за­пла­ти­ла бо­лее 10 млрд руб­лей — циф­ра для рын­ка уди­ви­тель­ная, тем бо­лее что кво­ты РРПК до­ста­лись глав­ным об­ра­зом на де­ше­во­го кра­ба-стри­гу­на опи­лио. За объ­ем 2400 тонн, пол­но­стью по­став­лен­ный на экс­порт, мож­но вы­ру­чить око­ло 35 млн дол­ла­ров, или 2,4 млрд руб­лей в год. То есть ком­па­нии необ­хо­ди­мо вы­лав­ли­вать кра­ба по­чти пять лет лишь для то­го, что­бы оку­пить при­об­ре­тен­ные втри­до­ро­га кво­ты. По­это­му есть боль­шие со­мне­ния в том, что у ком­па­нии хва­тит средств, что­бы вы­пол­нить ин­ве­сти­ци­он­ные обя­за­тель­ства. «В чем ин­ве­сти­ци­он­ная функ­ция про­да­жи квот с аук­ци­о­на на по­вы­ше­ние? — го­во­рит гу­бер­на­тор Ар­хан­гель­ской об­ла­сти Игорь Ор­лов. — Моя по­зи­ция: аук­ци­о­ны — это вы­мы­ва­ние ин­ве­сти­ци­он­ных воз­мож­но­стей ком­па­ний. Есть же пе­чаль­ный опыт аук­ци­о­нов на рыб­ные кво­ты, по­че­му его не учи­ты­ва­ют? Мы на­де­ем­ся, что хо­тя бы 80 про­цен­тов кра­бо­вых квот бу­дут рас­пре­де­ле­ны по ис­то­ри­че­ско­му прин­ци­пу».

Дру­гая оче­вид­ная пробле­ма пе­ре­рас­пре­де­ле­ния квот — уход с рын­ка дей­ству­ю­щих иг­ро­ков, ко­то­рые по­те­ря­ют свои ис­то­ри­че­ские кво­ты. Это не толь­ко мел­кие ком­па­нии, но и круп­ные, у ко­то­рых нет средств, что­бы платить мил­ли­ар­ды го­су­дар­ству. В ре­зуль­та­те мо­гут по­те­рять ра­бо­ту де­сят­ки ты­сяч про­фес­си­о­наль­ных спе­ци­а­ли­стов, за­дей­ство­ван­ных в ры­бо­лов­ном хо­зяй­стве. Сред­ние и мел­кие ком­па­нии, ко­то­рые за­ча­стую иг­ра­ют роль гра­до­об­ра­зу­ю­щих пред­при­я­тий для неболь­ших при­бреж­ных по­се­ле­ний, в от­сут­ствие квот на вы­лов утра­тят воз­мож­ность при­вле­кать до­ступ­ные кре­ди­ты. Те, кто уже на­брал зай­мы для стро­и­тель­ства но­вых су­дов и бе­ре­го­вой ин­фра­струк­ту­ры, мо­гут ра­зо­рить­ся и по­ки­нуть ры­нок. В та­ком слу­чае по­стра­да­ют не толь­ко со­труд­ни­ки этих пред­при­я­тий, но и их се­мьи, чле­ны ко­то­рых в сво­ем боль­шин­стве то­же за­ня­ты в ры­бо­ло­вец­кой от­рас­ли.

Труд ры­ба­ка-кра­бо­ло­ва до­ро­го, по­то­му что очень опа­сен. В США его до­ход пре­вы­ша­ет 100 тыс. дол­ла­ров. В Рос­сии, по дан­ным ры­бо­ло­вец­ких ком­па­ний, в се­зон вы­ло­ва кра­ба (с сен­тяб­ря по март) сред­не­ме­сяч­ная зар­пла­та мат­ро­са мо­жет до­сти­гать по­лу­то­ра мил­ли­о­нов руб­лей, ка­пи­та­на — трех мил­ли­о­нов. Но от них мест­ные бюд­же­ты по­лу­ча­ют боль­ше, чем от дру­гих ры­ба­ков боль­ше на­ло­гов, - и эти лю­ди мо­гут ли­шить­ся ра­бо­ты.

Эти про­бле­мы ля­гут на пле­чи ре­ги­о­наль­ных вла­стей, ко­то­рым при­дет­ся ре­шать, чем за­нять этих лю­дей, из че­го платить им по­со­бия по без­ра­бо­ти­це, при­ду­мы­вать но­вые фе­де­раль­ные про­грам­мы. «Нам пы­та­ют­ся объ­яс­нить, что это бла­го для го­су­дар­ства, мы буд­то бы по­лу­чим 82 мил­ли­ар­да. Еще во­прос, по­лу­чим ли мы эти 82 мил­ли­ар­да. А вот со­во­куп­ные на­ши по­те­ри в ре­ги­о­нах мо­гут быть под сто мил­ли­ар­дов», — по­счи­та­ла убыт­ки Еле­на Афа­на­сье­ва.

«Толь­ко на­ша ком­па­ния за­пла­ти­ла в про­шлом го­ду мил­ли­ард руб­лей на­ло­га на при­быль, не счи­тая про­чих на­ло­гов и сбо­ров», - го­во­рит Иван Мих­нов.

К при­ме­ру, на Кам­чат­ке сей­час из 11 мест­ных пред­при­я­тий — до­быт­чи­ков кра­ба, че­ты­ре ни­че­го, кро­ме него, не ло­вят, они в первую оче­редь и ока­жут­ся в зоне рис­ка. «Пе­ре­ход на аук­ци­о­ны по­вле­чет за со­бой фи­нан­со­вые убыт­ки в их де­я­тель­но­сти, со­кра­ще­ние ра­бо­чих мест и, как след­ствие, рост цен на ры­бо­про­дук­цию», — го­во­рит ми­нистр рыб­но­го хо­зяй­ства Кам­чат­ско­го края Ан­дрей Зде­то­вет­ский. При этом за­гру­зить их до­пол­ни­тель­ны­ми объ­е­ма­ми невоз­мож­но, по­сколь­ку все кво­ты на био­ре­сур­сы рас­пре­де­ля­ют на сто про­цен­тов. «Да­же в слу­чае на­ше­го об­ра­ще­ния в фе­де­раль­ный ор­ган ис­пол­ни­тель­ной вла­сти (Ро­с­ры­бо­лов­ство) о “до­за­груз­ке” пред­при­я­тий ре­сур­са­ми, та­кой воз­мож­но­сти по­про­сту не су­ще­ству­ет», — го­во­рит Ан­дрей Зде­то­вет­ский.

В Ар­хан­гель­ской об­ла­сти есть це­лые гра­до­об­ра­зу­ю­щие пред­при­я­тия, ко­то­рые опа­са­ют­ся, что аук­ци­о­ны распростра­нят и на дру­гие цен­ные по­ро­ды био­ре­сур­сов. «Они стро­ят ин­фра­струк­ту­ру — и про­из­вод­ствен­ную, и со­ци­аль­ную. Во­круг них сфор­ми­ро­ван це­лый сер­вис­ный кла­стер, огром­ный муль­ти­пли­ка­тив­ный эф­фект, — го­во­рит Игорь Ор­лов. — То есть они по­мо­га­ют раз­ви­вать су­до­ре­монт, ме­тал­лур­гию, стро­и­тель­ство, сфе­ру об­слу­жи­ва­ния, ло­ги­сти­ки, тор­гов­ли и так да­лее. По­это­му для нас ре­гу­ли­ро­ва­ние в ры­бо­про­мыш­лен­ном ком­плек­се — это не столь­ко во­прос по­пол­не­ния бюд­же­та, сколь­ко во­прос вы­жи­ва­ния це­лых рай­о­нов». Непо­сред­ствен­но в ры­бо­лов­ной про­мыш­лен­но­сти за­ня­то при­мер­но 270 тыс. че­ло­век, а с уче­том ра­бот­ни­ков, кос­вен­но за­дей­ство­ван­ных в ры­бо­ло­вец­ком хо­зяй­стве, это чис­ло до­сти­га­ет мил­ли­о­на в да­ле­ко не са­мых бо­га­тых при­бреж­ных ре­ги­о­нах стра­ны.

Еле­на Афа­на­сье­ва: «Нам пы­та­ют­ся объ­яс­нить, что это бла­го для го­су­дар­ства, мы буд­то бы по­лу­чим 82 мил­ли­ар­да. Еще во­прос, по­лу­чим ли мы их. А вот со­во­куп­ные на­ши по­те­ри в ре­ги­о­нах мо­гут быть под сто мил­ли­ар­дов»

Тень санк­ций

Аук­ци­о­ны 2017 го­да по­ка­за­ли, что дей­ству­ю­щие участ­ни­ки не стре­мят­ся пе­ре­пла­чи­вать за но­вые кво­ты, за­то с удо­воль­стви­ем рас­ко­ше­ли­ва­ют­ся но­вич­ки. У вновь при­шед­ших иг­ро­ков не бы­ло ни су­дов, ни ко­манд. Сто­и­мость од­но­го суд­на-кра­бо­ло­ва оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства — око­ло по­лу­то­ра мил­ли­ар­дов руб­лей. Его с мо­мен­та за­ка­за нуж­но ждать бо­лее 18 ме­ся­цев. Та­кое суд­но вы­лав­ли­ва­ет при­мер­но ты­ся­чу тон про­дук­ции в год. Для вы­ло­ва по­ло­ви­ны объ­е­мов кра­ба по­бе­ди­те­лю по­тре­бу­ет­ся 40–45 но­вых су­дов кра­бо­ло­вов в те же год-два. Есте­ствен­но, рос­сий­ская про­мыш­лен­ность не смо­жет вы­дать за столь ко­рот­кий срок та­кой объ­ем кра­бо­ло­вов. За­ко­но­про­ект да­ет лаг на по­строй­ку но­во­го суд­на в три го­да, но и это­го ма­ло. По­это­му Гер­ман Зве­рев пре­ду­пре­дил за­ко­но­да­те­лей, что у ры­бо­до­быт­чи­ка все рав­но оста­нет­ся ла­зей­ка: он мо­жет ку­пить кво­ты, не по­стро­ить но­вые су­да, а по ис­те­че­нии трех лет на­чать дол­го су­дить­ся с Ро­с­ры­бо­лов­ством. «Про­хож­де­ние всех ин­стан­ций мо­жет за­нять еще три-че­ты­ре го­да, и все это вре­мя краб так же бу­дет вы­лав­ли­вать­ся — но безо вся­ких ин­ве­сти­ций», — счи­та­ет экс­перт.

Еще один риск — санк­ци­он­ный. Его очень ма­ло учи­ты­ва­ет пра­ви­тель­ство, го­то­вя за­ко­но­про­ект. Как счи­та­ет Еле­на Афа­на­сье­ва, на­ло­же­ние санк­ций на круп­но­го по­бе­ди­те­ля кра­бо­вых аук­ци­о­нов мо­жет об­ру­шить кра­бо­вую до­бы­чу, обанк­ро­тить ин­ве­сто­ра (так как кво­ты вы­куп­ле­ны, но не ре­а­ли­зу­ют­ся), при этом Рос­сия по­те­ря­ет свою до­лю рын­ка и ни­че­го не за­ра­бо­та­ет. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.