Блок­чейн на вид­ном ме­сте

Бан­ки фи­нан­си­ру­ют ис­сле­до­ва­ния и про­то­ти­пы на блок­чейне, но не спе­шат при­ме­нять его в сво­их си­сте­мах. Из вы­год для бан­ков по­ка оче­вид­на толь­ко од­на: эко­но­мия ре­клам­ных бюд­же­тов за счет сло­ва «блок­чейн» в связ­ке с на­зва­ни­ем бан­ка

Ekspert - - СПЕЦИАЛЬНЫ­Й ДОКЛАД -

Уже семь рос­сий­ских бан­ков в раз­ное вре­мя со­об­щи­ли о про­ве­де­нии пи­лот­ных сде­лок на блок­чейне. Еще о 15 бан­ках из­вест­но, что они ис­сле­ду­ют эту тех­но­ло­гию и спо­со­бы ее при­ме­не­ния. Но по­ка нет ни од­но­го при­ме­ра про­мыш­лен­ной экс­плу­а­та­ции тех­но­ло­гии рас­пре­де­лен­но­го ре­ест­ра для про­ве­де­ния бан­ков­ских или пла­теж­ных опе­ра­ций.

Бан­ки, день­ги и блок­чейн

В мар­те 2019 го­да Сбер­банк рас­крыл по­дроб­но­сти ра­бо­ты над сво­и­ми блок­чей­н­про­ек­та­ми: тех­но­ло­гия рас­пре­де­лен­но­го ре­ест­ра ис­поль­зо­ва­лась гос­бан­ком для раз­ме­ще­ния ком­мер­че­ских об­ли­га­ций и про­ве­де­ния сде­лок ре­по. Оба про­ек­та уже про­шли пер­вые ис­пы­та­ния, в це­лом этот опыт счи­та­ет­ся удач­ным, но по­ка «Сбер» не то­ро­пит­ся мас­шта­би­ро­вать эти кей­сы. И та­кое по­ве­де­ние фи­нан­со­вых ин­сти­ту­тов не яв­ля­ет­ся чем-то необыч­ным: не­смот­ря на за­яв­ля­е­мые успе­хи в ис­пы­та­ни­ях, ни один банк ми­ра не спе­шит внед­рять блок­чейн в свои ра­бо­чие си­сте­мы. «Как пра­ви­ло, это но­во­сти о еди­нич­ной тран­сак­ции на пи­лот­ной раз­ра­бот­ке, ко­то­рая еще не внед­ре­на», — кон­ста­ти­ру­ет Дмит­рий Пла­хов, пред­се­да­тель ас­со­ци­а­ции «Со­об­ще­ство блок­чейн-раз­ра­бот­чи­ков Санкт-Пе­тер­бур­га».

Еще в 2017 го­ду, в пе­ри­од хай­па на те­ме блок­чей­на, ко­гда кур­со­вая сто­и­мость крип­то­ва­лют все вре­мя рос­ла, мно­гие фи­нан­со­вые ком­па­нии по­спе­ши­ли за­явить, что ра­бо­та­ют над блок­чейн­си­сте­ма­ми. Каж­дое та­кое за­яв­ле­ние встре­ча­ло по­вы­шен­ный ин­те­рес и до­бав­ля­ло к ре­но­ме ком­па­нии флер тех­но­ло­гич­но­сти и ин­но­ва­ци­он­но­сти. Та­кие но­во­сти по­вы­ша­ли узна­ва­е­мость брен­да и по­рой бы­ли са­мой эф­фек­тив­ной ре­кла­мой. Но ча­сто ру­ко­вод­ство бан­ков не до кон­ца по­ни­ма­ло, что же все-та­ки та­кое блок­чейн, а те, кто по­ни­мал, не скры­ва­ли: эта тех­но­ло­гия еще слиш­ком несо­вер­шен­на с точ­ки зре­ния без­опас­но­сти и ее внед­ре­ние преж­де­вре­мен­но. Впро­чем, с тех пор про­шло по­чти два го­да, с блок­чей­ном все разо­бра­лись, и те­перь непо­нят­но, по­че­му же ис­сле­до­ва­ния блок­чей­на про­дол­жа­ют­ся, а ре­аль­но­го при­ме­не­ния он по­ка не на­шел.

Про­то­тип не зна­чит за­пуск

В России есть несколь­ко бан­ков, ко­то­рые дей­стви­тель­но за­ни­ма­ют­ся раз­ра­бот­кой и об­кат­кой блок­чейн-тех­но­ло­гий. Боль­шая часть из них спло­ти­лась во­круг про­ек­та рас­пре­де­лен­ной се­ти Цен­траль­но­го бан­ка под на­зва­ни­ем «Мастер­чейн». «Учи­ты­вая, что раз­ви­ти­ем плат­фор­мы “Мастер­чейн” за­ни­ма­ют­ся на­ря­ду с Бан­ком России и Ас­со­ци­а­ци­ей “Финтех” та­кие бан­ки, как Сбер­банк, ВТБ, Аль­фа-банк, Газ­пром­банк, “От­кры­тие”, “Ак Барс”, “Тинь­кофф”, Райф­фай­зен­банк, Бин­банк, СКБ-банк, Сов­ком­банк, Пром­связь­банк, Вне­ш­эко­ном­банк, ком­па­нии МТС и “Ро­сте­ле­ком”, мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что у это­го про­ек­та есть все воз­мож­но­сти стать ба­зо­вым для раз­ра­бот­ки и внед­ре­ния блок­чейн-ре­ше­ний в рос­сий­ский бан­ков­ский сек­тор», — по­ла­га­ет Ва­ле­рий Пет­ров, ви­це-пре­зи­дент Рос­сий­ской ас­со­ци­а­ции крип­то­ин­ду­стрии и блок­чей­на (РАКИБ) по раз­ви­тию и ре­гу­ли­ро­ва­нию рын­ка. Един­ствен­ным недо­стат­ком си­сте­мы от ЦБ счи­та­ет­ся то, что она раз­вер­ну­та на ос­но­ве блок­чей­на Ethereum и по­то­му стра­да­ет от всех при­су­щих ему про­блем, глав­ная из ко­то­рых — низ­кая (в срав­не­нии с дру­ги­ми блок­чей­на­ми) ско­рость об­ра­бот­ки тран­сак­ций. Тем не ме­нее все боль­ше бан­ков объ­яв­ля­ют о пи­лот­ных про­ек­тах на «Мастер­чейне» — на­при­мер, на этой плат­фор­ме про­шли пер­вые ипо­теч­ные сдел­ки с элек­трон­ной за­клад­ной (элек­трон­ный до­ку­мент, в ко­то­ром за­фик­си­ро­ва­ны все обя­за­тель­ства за­ем­щи­ка и кре­ди­то­ра). «Первую сдел­ку мы про­ве­ли в пер­вом квар­та­ле это­го го­да и сей­час за­ни­ма­ем­ся мас­шта­би­ро­ва­ни­ем ре­ше­ния, — рас­ска­зы­ва­ют в бан­ке “АК Барс”. — Уже ле­том пла­ни­ру­ем по­ста­вить на по­ток ра­бо­ту с элек­трон­ны­ми за­клад­ны­ми». В Ро­сре­ест­ре го­во­рят о вось­ми вы­дан­ных элек­трон­ных за­клад­ных, че­ты­ре из ко­то­рых вы­да­ны бан­ку «Дом.РФ».

Но са­мые ран­ние сдел­ки на блок­чейне в России про­хо­ди­ли с ис­поль­зо­ва­ни­ем ин­фра­струк­ту­ры На­ци­о­наль­но­го рас­чет­но­го де­по­зи­та­рия. Пер­вым, осе­нью 2017 го­да, об­ли­га­ци­он­ный выпуск раз­ме­стил Райф­фай­зен­банк. В сдел­ке бы­ло три участ­ни­ка — сам НРД, Райф­фай­зен­банк и «Ме­га­фон» (он был эми­тен­том об­ли­га­ций). Сдел­ка про­хо­ди­ла на плат­фор­ме Hyperledge­r Fabric 1.0 от Linux Foundation. Привле­че­ние НРД бы­ло необ­хо­ди­мо для то­го, что­бы вся сдел­ка со­от­вет­ство­ва­ла те­ку­ще­му рос­сий­ско­му за­ко­но­да­тель­ству. Вто­рой по­доб­ной сдел­кой на рос­сий­ском рын­ке мож­но счи­тать раз­ме­ще­ние и по­сле­ду­ю­щее по­га­ше­ние ком­мер­че­ских

об­ли­га­ций (без­за­ло­го­вые дол­го­вые цен­ные бу­ма­ги, раз­ме­ща­ю­щи­е­ся на вне­бир­же­вом рын­ке по за­кры­той под­пис­ке) МТС объ­е­мом 750 млн руб­лей. Здесь то­же бы­ло три участ­ни­ка — Сбер­банк, МТС и НРД, ис­поль­зо­ва­лась блок­чейн-плат­фор­ма на ба­зе Hyperledge­r Fabric 1.1, а все эта­пы сдел­ки ис­пол­ня­лись смарт-кон­трак­та­ми. Сбер­банк еще боль­ше ав­то­ма­ти­зи­ро­вал весь про­цесс по срав­не­нию со сдел­кой «Райф­фай­зе­на», но ре­зуль­тат и это­го пи­ло­та все еще не поз­во­ля­ет да­же анон­си­ро­вать ско­рый пе­ре­вод по­доб­ных опе­ра­ций на блок­чейн. Ос­нов­ные точ­ки пре­ткно­ве­ния — необ­хо­ди­мость удо­сто­ве­ре­ния от­дель­ных дей­ствий при ре­ги­стра­ции вы­пус­ка с по­мо­щью элек­трон­ной циф­ро­вой под­пи­си и привле­че­ние по­сред­ни­ка в ли­це НРД, что, по су­ти, про­ти­во­ре­чит са­мой идее блок­чей­на.

«Ос­нов­ные про­бле­мы та­ких про­ек­тов из­вест­ны: на­деж­ность си­сте­мы крип­то­за­щи­ты дан­ных, ско­рость ра­бо­ты блок­чей­на, со­от­вет­ствие тре­бо­ва­ни­ям за­ко­но­да­тель­ства. От то­го, на­сколь­ко опе­ра­тив­но удаст­ся ре­шить эти про­бле­мы, бу­дут за­ви­сеть сро­ки рас­про­стра­не­ния тех­но­ло­гии на рос­сий­ском рын­ке», — счи­та­ет Ан­тон Нем­кин, член со­ве­та ди­рек­то­ров AT Consulting, ос­но­ва­тель ИT-ак­се­ле­ра­то­ра Brain Factory. В Сбер­бан­ке со­би­ра­ют­ся про­дол­жать ра­бо­тать над раз­ви­ти­ем блок­чейн-тех­но­ло­гий: «Тех­но­ло­гия блок­чейн по­мо­га­ет уско­рить бизнес-про­цес­сы и сде­лать об­мен быст­рым и точ­ным. Ла­бо­ра­то­рия блок­чей­на Сбер­бан­ка ищет об­ла­сти при­ме­не­ния тех­но­ло­гии и раз­ра­ба­ты­ва­ет про­то­ти­пы про­дук­тов для ре­ше­ния при­клад­ных за­дач сов­мест­но с внеш­ни­ми парт­не­ра­ми. Ос­нов­ные бизнес-на­прав­ле­ния — вне­бир­же­вые сдел­ки, тор­го­вое фи­нан­си­ро­ва­ние и сдел­ки delivery vs payment», — рас­ска­за­ли «Экс­пер­ту» в пресс-служ­бе Сбер­бан­ка. Delivery vs payment, «по­став­ка про­тив пла­те­жа» — это по­ря­док рас­че­тов по бир­же­вым и вне­бир­же­вым сдел­кам, при ко­то­ром рас­че­ты между сто­ро­на­ми про­ис­хо­дят од­но­вре­мен­но и не воз­ни­ка­ет кре­дит­ных обя­за­тельств. Фак­ти­че­ски ме­ха­низм рас­че­тов Т0, ко­то­рый успеш­но ра­бо­тал на рос­сий­ских бир­жах мно­го лет, по­ка они не ре­ши­ли пе­рей­ти на бо­лее при­выч­ную ино­стран­цам си­сте­му рас­че­тов T+n.

Ни у нас, ни у них

«Сей­час нель­зя го­во­рить о мас­со­вом ис­поль­зо­ва­нии тех­но­ло­гии блок­чей­на, но ин­те­рес со сто­ро­ны бан­ков очень вы­сок. Как ми­ни­мум ис­поль­зо­ва­ние блок­чей­на поз­во­лит упро­стить до­ку­мен­то­обо­рот между участ­ни­ка­ми сде­лок, а зна­чит, уско­рить все фи­нан­со­вые опе­ра­ции, — про­дол­жа­ет Ан­тон Нем­кин. — Од­на из осо­бен­но­стей блок­чей­на — про­зрач­ность про­во­ди­мых сде­лок и га­ран­тия ис­пол­не­ния всех обя­за­тельств при ис­поль­зо­ва­нии смарт-кон­трак­тов. Это очень удоб­но, ко­гда мож­но от­сле­дить всю це­поч­ку сдел­ки — да­ту опла­ты, ис­пол­не­ние обя­за­тельств. Осо­бен­но ак­ту­аль­но для сде­лок, где длин­ная це­поч­ка под­ряд­чи­ков и контр­аген­тов».

Есте­ствен­но, рос­сий­ские бан­ки тут не оди­но­ки: вся­че­ски ис­сле­ду­ют воз­мож­но­сти блок­чей­на и их за­пад­ные кол­ле­ги. «Су­ще­ству­ют раз­лич­ные про­ек­ты ис­поль­зо­ва­ния блок­чей­на для бан­ков­ских рас­че­тов, иден­ти­фи­ка­ции кли­ен­тов, вы­да­чи син­ди­ци­ро­ван­ных кре­ди­тов, бух­гал­тер­ско­го уче­та, ауди­та, про­вер­ки бла­го­на­деж­но­сти кре­ди­ту­е­мо­го ли­ца. Боль­шин­ство ру­ко­во­ди­те­лей круп­ней­ших бан­ков США, Ка­на­ды и Ев­ро­пы прин­ци­пи­аль­но при­зна­ют воз­мож­ность ис­поль­зо­ва­ния блок­чей­на в пла­те­жах. Но сдер­жи­ва­ю­щи­ми фак­то­ра­ми яв­ля­ют­ся ре­гу­ля­тор­ные огра­ни­че­ния. До сих пор не при­ня­ты еди­ные стан­дар­ты блок­чейн-тех­но­ло­гии. Кро­ме то­го, та­кая сеть меж­бан­ков­ских пла­те­жей долж­на быть от­кры­та для бан­ков и небан­ков по всей це­поч­ке по­ста­вок», — рас­ска­зы­ва­ет Ан­то­ни­на Ле­ва­шен­ко, ру­ко­во­ди­тель Цен­тра Рос­сия — ОЭСР РАНХиГС. По ее мне­нию, ис­поль­зо­ва­ние блок­чейн-тех­но­ло­гии поз­во­ля­ет не толь­ко сни­зить сто­и­мость об­ра­бот­ки пла­те­жей, со­здать аль­тер­на­ти­ву SWIFT или Western Union (за­тра­ты мо­гут быть сни­же­ны в де­сять раз), но и со­здать но­вые про­дук­ты и услу­ги. Кей­сы то­же есть — так, еще в 2016 го­ду Westpac, один из круп­ней­ших бан­ков Ав­стра­лии, в парт­нер­стве с Ripple, кор­по­ра­тив­ным блок­чейн-ре­ше­ни­ем для гло­баль­ных пла­те­жей, внед­рил недо­ро­гую си­сте­му транс­гра­нич­ных пла­те­жей на ос­но­ве тех­но­ло­гии блок­чей­на. А Фе­де­раль­ный ре­зерв США ра­бо­та­ет сов­мест­но с IBM над внед­ре­ни­ем си­сте­мы циф­ро­вых пла­те­жей на ос­но­ве це­поч­ки бло­ков.

В нед­рах блок­чей­н­ла­бо­ра­то­рий

Итак, наи­бо­лее пер­спек­тив­ные на­прав­ле­ния для внед­ре­ния блок­чейн­тех­но­ло­гий — пла­те­жи, учет прав соб­ствен­но­сти на фи­нан­со­вые ак­ти­вы, и во­об­ще лю­бые сдел­ки, где мно­го участ­ни­ков, а фи­нан­со­вые обя­за­тель­ства во­ла­тиль­ны и за­ви­сят от мно­же­ства фак­то­ров. «Син­ди­ци­ро­ван­ное кре­ди­то­ва­ние — еще од­на сфе­ра при­ме­не­ния блок­чей­на бан­ка­ми. В свя­зи с тем, что участ­ни­ков несколь­ко, тра­ди­ци­он­ная об­ра­бот­ка та­ких син­ди­ци­ро­ван­ных кре­ди­тов бан­ка­ми мо­жет за­нять до ме­ся­ца, из-за необ­хо­ди­мо­сти про­вер­ки лич­но­сти кли­ен­та и со­блю­де­ния AML-стан­дар­тов (Anti Money Laundering — про­ти­во­дей­ствие от­мы­ва­нию до­хо­дов, по­лу­чен­ных пре­ступ­ным пу­тем. — “Экс­перт”). В 2016 го­ду Credit Suisse, Symbiont, R3 и Ipreo успеш­но за­вер­ши­ли на­чаль­ный этап про­ек­та, свя­зан­но­го с ис­поль­зо­ва­ни­ем тех­но­ло­гии блок­чей­на на рын­ке син­ди­ци­ро­ван­ных кре­ди­тов. В ап­ре­ле 2018 го­да семь меж­ду­на­род­ных бан­ков, в част­но­сти BNP Paribas, BNY Mellon, HSBC, ING, Natixis и State Street, объ­еди­ни­лись, что­бы под­дер­жать Fusion LenderComm от Finastra, блок­чейн-плат­фор­му для син­ди­ци­ро­ван­ных кре­ди­тов», — рас­ска­зы­ва­ет Ан­то­ни­на Ле­ва­шен­ко. Од­на­ко она то­же по­ла­га­ет, что о ши­ро­ком при­ме­не­нии блок­чей­на се­го­дня го­во­рить ра­но: тех­но­ло­гия еще тре­бу­ет на­строй­ки.

Ин­те­рес­но, что не­ко­то­рые фи­нан­со­вые ком­па­нии со­сре­до­то­чи­лись на раз­ра­бот­ке нефи­нан­со­вых ре­ше­ний на блок­чейне: так, ком­па­ния Qiwi Blockchain Technologi­es (до­чер­няя ком­па­ния Qiwi) ре­а­ли­зу­ет ре­ше­ния на блок­чейне для биз­не­са — на­при­мер, про­то­тип плат­фор­мы Sensef для ком­па­нии «Мир­ри­ко». Плат­фор­ма поз­во­лит за­клю­чать до­го­во­ры, вза­и­мо­рас­че­ты по ко­то­рым свя­за­ны с по­ка­за­те­лем эф­фек­тив­но­сти вы­пол­ня­е­мых ра­бот и по­став­ля­е­мой про­дук­ции, а так­же кон­тро­ли­ро­вать ис­пол­не­ние та­ко­го до­го­во­ра. Плат­фор­ма бу­дет ре­а­ли­зо­ва­на с по­мо­щью при­ват­ной блок­чейн-се­ти, ос­но­ван­ной на Ethereum, рас­ска­зал Кон­стан­тин Коль­цов, ди­рек­тор по кор­по­ра­тив­ным ком­му­ни­ка­ци­ям Qiwi Blockchain Technologi­es. По его сло­вам, ком­па­ния так­же пла­ни­ру­ет внед­рить со­ци­аль­ную плат­фор­му Lepta для со­труд­ни­ков — с ее по­мо­щью они смо­гут ре­а­ли­зо­вы­вать свои или участ­во­вать в дру­гих про­ек­тах по из­ме­не­нию сре­ды че­рез во­лон­тер­ство. «Осо­бен­ность плат­фор­мы Lepta в том, что тра­ди­ци­он­ная ре­а­ли­за­ция про­ек­тов раз­ви­тия или улуч­ше­ния лю­бой сре­ды пе­ре­хо­дит в плос­кость p2p-вза­и­мо­дей­ствия. Ко­гда участ­ник мо­жет по­лу­чать пря­мой до­ступ к со­об­ще­ству и ре­сур­сам, что­бы сде­лать то, что он счи­та­ет об­ще­ствен­но зна­чи­мым. В ра­бо­те Lepta бу­дет ис­поль­зо­вать­ся блок­чейн-сеть Ethereum на­ря­ду со смарт-кон­трак­та­ми», — го­во­рит Кон­стан­тин Коль­цов. ■

Ре­зуль­та­ты бан­ков­ских пи­ло­тов по­ка не поз­во­ля­ют

да­же анон­си­ро­вать ско­рый пе­ре­вод фи­нан­со­вых

опе­ра­ций на блок­чейн

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.