С де­мо­гра­фи­ей де­ла не луч­ше, чем с де­мо­кра­ти­ей

Ekspert - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - *Неза­ви­си­мый экс­перт-де­мо­граф.

Де­по­пу­ля­ция Рос­сии обу­слов­ле­на сни­же­ни­ем рож­да­е­мо­сти. При­чем упа­ло не толь­ко чис­ло рож­де­ний, но и ко­ли­че­ство рож­де­ний на од­ну жен­щи­ну. По это­му по­ка­за­те­лю мы от­ста­ем от ря­да стран За­па­да, несмот­ря на воз­рож­де­ние пра­во­слав­ных тра­ди­ций и за­мет­ную до­лю тра­ди­ци­он­но мно­го­дет­ных на­ци­о­наль­но­стей в со­ста­ве Рос­сии. При­чи­на — за­тя­нув­ша­я­ся де­прес­сия и от­сут­ствие ре­аль­ной по­ли­ти­ки под­держ­ки рож­да­е­мо­сти

По­след­ние два го­да рос­си­ян уми­ра­ет боль­ше, чем рож­да­ет­ся. А в про­шлом го­ду есте­ствен­ную убыль не пе­ре­крыл да­же ми­гра­ци­он­ный при­рост, и в ре­зуль­та­те на­се­ле­ние стра­ны впер­вые за 2010-е го­ды со­кра­ти­лось по­чти на 100 тыс. че­ло­век (см. гра­фик 1). Не сто­ит счи­тать это со­бы­тие слу­чай­но­стью или след­стви­ем толь­ко де­мо­гра­фи­че­ской ямы де­вя­но­стых го­дов, от­ме­нить ко­то­рую ни­кто не в со­сто­я­нии. Нет, про­тив нас ра­бо­та­ет эко­но­ми­че­ская де­прес­сия. Она уже при­ве­ла к двум важ­ным из­ме­не­ни­ям — па­де­нию рож­да­е­мо­сти на од­ну жен­щи­ну с 1,78 ре­бён­ка в 2015 го­ду до 1,58 в 2018 го­ду и к зна­чи­тель­но­му со­кра­ще­нию по­ло­жи­тель­но­го саль­до ми­гра­ции в том же 2018-м. В бед­ной стране, где пер­спек­ти­ва

эко­но­ми­че­ско­го ро­ста все вре­мя от­кла­ды­ва­ет­ся, не хо­тят ни ро­жать, ни ра­бо­тать. Та­ков пе­чаль­ный факт.

Смерт­ность и про­дол­жи­тель­ность жиз­ни

Си­ту­а­ция со смерт­но­стью на­чи­ная с 2006 го­да раз­ви­ва­ет­ся бла­го­при­ят­но. Имен­но в 2006 го­ду уро­вень смерт­но­сти по­шел рез­ко вниз, а по­ка­за­тель ожи­да­е­мой про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни при рож­де­нии — вверх. По­зор­ное от­ста­ва­ние Рос­сии по это­му по­ка­за­те­лю не толь­ко от раз­ви­тых, но и от боль­шин­ства раз­ви­ва­ю­щих­ся, го­раз­до бо­лее бед­ных стран, на­ко­нец-то на­ча­ло со­кра­щать­ся, од­на­ко до сих пор не пре­одо­ле­но (см. гра­фик 2). Про­дол­жи­тель­ность жиз­ни в Рос­сии впер­вые с 1980-х го­дов пре­вы­си­ла сред­не­ми­ро­вую лишь в 2017-м и в на­сто­я­щий мо­мент со­став­ля­ет 73 го­да. Сред­ний темп ро­ста про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни в по­след­ние де­сять лет со­став­ля­ет 5,9 ме­ся­ца в сред­нем за ка­лен­дар­ный год, а у муж­чин и то­го боль­ше — 7 ме­ся­цев в год.

Рос­сий­ское со­сто­я­ние сверх­вы­со­кой смерт­но­сти, из ко­то­ро­го мы по­сте­пен­но вы­ка­раб­ки­ва­ем­ся, про­яв­ля­ет­ся в ви­де чрез­вы­чай­но вы­со­кой смерт­но­сти от сер­деч­но-со­су­ди­стых за­бо­ле­ва­ний и внеш­них при­чин смер­ти (несчаст­ные слу­чаи, убий­ства, са­мо­убий­ства, ДТП и проч.). За вну­ши­тель­ную до­лю смерт­но­сти от­вет­ствен­но по­треб­ле­ние креп­ко­го ал­ко­го­ля. Гром­кие тра­ге­дии вро­де мас­со­во­го отрав­ле­ния ме­ти­ло­вым спир­том в Ир­кут­ске в де­каб­ре 2016 го­да, ко­гда скон­ча­лось 78 че­ло­век, про­ис­хо­дят ред­ко и не идут ни в ка­кое срав­не­ние с при­бли­зи­тель­ной оцен­кой чис­ла преж­де­вре­мен­ных смер­тей, пря­мым или кос­вен­ным об­ра­зом яв­ля­ю­щих­ся ре­зуль­та­том упо­треб­ле­ния ле­галь­но при­об­ре­тен­но­го обыч­но­го ал­ко­го­ля — око­ло 300

Ли­ния Хай­на­ла (Hajnal Line) от­де­ля­ет тер­ри­то­рии с пра­во­слав­ным на­се­ле­ни­ем на во­сто­ке от ка­то­ли­ков и про­те­стан­тов на за­па­де (гру­бо, по ли­нии Санкт-Пе­тер­бург — Три­ест) и на­зва­на в честь уче­но­го, по­ка­зав­ше­го ис­то­ри­че­ские раз­ли­чия мат­ри­мо­ни­аль­но­го и ре­про­дук­тив­но­го по­ве­де­ния по раз­ные сто­ро­ны от нее. На За­па­де бра­ки все­гда бы­ли бо­лее позд­ни­ми, бы­ла вы­ше без­дет­ность, но и ни­же смерт­ность. На Во­сто­ке брач­ность бы­ла ран­ней и все­об­щей, со­от­вет­ствен­но, рож­да­е­мость бы­ла очень «мо­ло­дой» и вы­со­кой, а окон­ча­тель­ное без­бра­чие и без­дет­ность низ­ки­ми, что спо­соб­ство­ва­ло ком­пен­са­ции бо­лее вы­со­кой смерт­но­сти. Во мно­гом эти раз­ли­чия, осла­бев, со­хра­ня­ют­ся до сих пор, но по­яви­лась но­вая ли­ния «же­лез­но­го за­на­ве­са», от­де­ля­ю­щая со­ци­а­ли­сти­че­ские стра­ны (те­перь — быв­шие) от стран За­пад­ной Ев­ро­пы, ни­ко­гда не быв­ших со­ци­а­ли­сти­че­ски­ми.

тыс. в год (из 1,83 млн в 2018 г.), боль­шин­ство из ко­то­рых при­хо­дит­ся на муж­чин тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та. Впро­чем, мас­штаб по­терь от пьян­ства как об­ра­за жиз­ни мед­лен­но умень­ша­ет­ся: оцен­ки для се­ре­ди­ны про­шло­го де­ся­ти­ле­тия да­ва­ли до по­лу­мил­ли­о­на смер­тей в год.

Ан­ти­ал­ко­голь­ная кам­па­ния Гор­ба­че­ва в се­ре­дине 1980-х при­ве­ла к сни­же­нию чис­ла умер­ших на 200 тыс. че­ло­век (в пе­ре­сче­те на год) уже че­рез пол­то­ра го­да по­сле ее на­ча­ла, а про­дол­жи­тель­ность жиз­ни за это же вре­мя вы­рос­ла с 67,4 го­да до 70 лет и чуть пре­вы­си­ла ста­рин­ный ре­корд 1964 го­да. По­след­ний пе­ре­лом в тен­ден­ци­ях смерт­но­сти, слу­чив­ший­ся в 2006 го­ду, на­пря­мую свя­зан с умень­ше­ни­ем смерт­но­сти от ал­ко­голь­ных отрав­ле­ний в ре­зуль­та­те внед­ре­ния ЕГАИС.

Од­на­ко де­ло не толь­ко в ал­ко­го­ле. В кон­це про­шло­го де­ся­ти­ле­тия рост про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни стал опе­ре­жать тем­пы сни­же­ния ал­ко­голь­ной смерт­но­сти, осо­бен­но у жен­щин. Про­изо­шло это из-за за­поз­да­ло­го на­ча­ла «кар­дио­вас­ку­ляр­ной ре­во­лю­ции»: сни­же­ния смерт­но­сти в сред­них и осо­бен­но стар­ших воз­рас­тах от сер­деч­но-со­су­ди­стых за­бо­ле­ва­ний, не свя­зан­ной с упо­треб­ле­ни­ем ал­ко­го­ля. Этот фе­но­мен стал ча­стью так на­зы­ва­е­мо­го вто­ро­го эпи­де­мио­ло­ги­че­ско­го пе­ре­хо­да, ко­то­рый ха­рак­те­ри­зу­ет­ся по­вы­ше­ни­ем вни­ма­ния ин­ди­ви­да

к соб­ствен­но­му здо­ро­вью и даль­ней­шим раз­ви­ти­ем ме­ди­цин­ских тех­но­ло­гий и си­стем здра­во­охра­не­ния во­об­ще. Его со­став­ля­ю­щие — от­каз от ку­ре­ния, обя­за­тель­ные за­ня­тия физ­куль­ту­рой и спор­том, пра­виль­ное пи­та­ние, сни­же­ние по­треб­ле­ния са­ха­ра и со­ли, тран­сжи­ров и жи­ров жи­вот­но­го про­ис­хож­де­ния, и во­об­ще бо­лее вы­со­кая во­вле­чен­ность лю­дей в кон­троль за сво­им здо­ро­вьем. Важ­ную роль сыг­ра­ло и ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние неин­ва­зив­ной хи­рур­гии серд­ца и средств кон­тро­ля ар­те­ри­аль­но­го дав­ле­ния, улуч­ше­ние ди­а­гно­сти­ки и по­вы­ше­ние эф­фек­тив­но­сти ле­че­ния боль­шин­ства ви­дов ра­ка. Кста­ти, нац­про­грам­ма «Здо­ро­вье» стар­то­ва­ла как раз в 2006 го­ду.

Тем не ме­нее, рос­си­яне все еще жи­вут в сред­нем на пять лет мень­ше, чем в ти­пич­ной стране с по­хо­жим уров­нем жиз­ни. И ве­ро­ят­ность до­сти­же­ния про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни 80 лет к 2030 го­ду весь­ма неве­ли­ка. Еще бо­лее фан­та­сти­че­ской вы­гля­дит ве­ро­ят­ность до­сти­же­ния 78 лет уже в 2024 го­ду (рост на пять лет за шесть ка­лен­дар­ных лет). Для это­го про­сто нет ни­ка­ких пред­по­сы­лок. Ни в од­ной стране со срав­ни­мым уров­нем про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни она ни­ко­гда не рос­ла так быст­ро, вклю­чая Юж­ную Ко­рею. В этой стране уже не пер­вое де­ся­ти­ле­тие на­блю­да­ет­ся уни­каль­ное (устой­чи­вое и быст­рое) сни­же­ние смерт­но­сти, и по про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни стра­на недав­но вы­шла в чис­ло ли­де­ров, а ско­ро мо­жет обо­гнать Япо­нию.

Сце­на­рий столь быст­ро­го про­грес­са в даль­ней­шем сни­же­нии смерт­но­сти воз­мо­жен толь­ко при рез­ком и су­ро­вом уже­сто­че­нии ан­ти­ал­ко­голь­ной и ан­ти­та­бач­ной по­ли­ти­ки, вы­ра­жа­ю­щей­ся в уско­рен­ном крат­ном подъ­еме ак­ци­зов на эти­ло­вый спирт, вклю­чая лю­бую бы­то­вую хи­мию и ле­кар­ства, а так­же на си­га­ре­ты и та­бак. Необ­хо­ди­мо так­же вве­де­ние ак­ци­зов на про­дук­ты, со­дер­жа­щие са­хар, соль и тран­сжи­ры, а так­же на про­дук­ты с вы­со­ким со­дер­жа­ни­ем жи­ров жи­вот­но­го про­ис­хож­де­ния и про­дук­ты глу­бо­кой пе­ре­ра­бот­ки мя­са. Воз­мож­но пол­ное или ча­стич­ное по­кры­тие рас­хо­дов на по­се­ще­ние спор­тив­ных за­ня­тий со сто­ро­ны го­су­дар­ства. Са­мо со­бой ра­зу­ме­ет­ся, что кро­ме это­го необ­хо­ди­мо рез­кое уве­ли­че­ние фи­нан­си­ро­ва­ния как сер­деч­но-со­су­ди­стой хи­рур­гии для уве­ли­че­ния ко­ли­че­ства бес­плат­ных или суб­си­ди­ру­е­мых опе­ра­ций, так и бо­лее ин­тен­сив­ной про­фи­лак­ти­ки про­блем с серд­цем и со­су­да­ми на уровне пер­вич­но­го зве­на, ак­тив­но во­вле­ка­ю­ще­го лю­дей в за­бо­ту о соб­ствен­ном здо­ро­вье.

Внеш­няя ми­гра­ция

Си­ту­а­ция с ми­гра­ци­ей, су­дя по офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке, раз­ви­ва­ет­ся крайне небла­го­при­ят­но. Од­на из при­чин это­го — за­тя­нув­ша­я­ся эко­но­ми­че­ская де­прес­сия, па­де­ние ре­аль­ных до­хо­дов на­се­ле­ния и сни­же­ние кур­са руб­ля к дол­ла­ру, ев­ро и юа­ню. В 2015 го­ду впер­вые за всю пост­со­вет­скую ис­то­рию саль­до ми­гра­ции с Уз­бе­ки­ста­ном ста­ло от­ри­ца­тель­ным, а с Кир­ги­зи­ей со­кра­ти­лось в ра­зы. При­мер­но в это же вре­мя сред­няя зар­пла­та в эко­но­ми­ке Рос­сии на­ча­ла от­ста­вать от ки­тай­ской (по крайне ме­ре го­род­ской),

По­ня­тие вто­ро­го де­мо­гра­фи­че­ско­го пе­ре­хо­да (second demographi­c transition, SDT) вве­де­но в на­уч­ный обо­рот в 1986 го­ду бель­гий­ским уче­ным Р. Ле­сте­гом и гол­ланд­цем Д. Ван де Каа. В ши­ро­ком по­ни­ма­нии это ком­плекс­ный фе­но­мен, вклю­ча­ю­щий в се­бя кон­троль ин­ди­ви­да над соб­ствен­ной жиз­нен­ной тра­ек­то­ри­ей в ви­де бо­лее сво­бод­но­го вы­бо­ра от­рез­ка жиз­ни для по­стро­е­ния ка­рье­ры или се­мьи. Он на­чал про­яв­лять­ся в стра­нах За­па­да с 1970-х го­дов: лю­ди ста­ли поз­же за­клю­чать брак и от­кла­ды­вать рож­де­ние пер­вен­ца на бо­лее позд­ний воз­раст. Не­ма­ло­важ­ный при­знак SDT — раз­рыв меж­ду сек­су­аль­ным, мат­ри­мо­ни­аль­ным и ре­про­дук­тив­ным по­ве­де­ни­ем, ко­гда секс до бра­ка, рож­де­ние де­тей вне офи­ци­аль­но­го бра­ка или брак не с це­лью вос­про­из­вод­ства потом­ства ста­ли нор­маль­ным яв­ле­ни­ем. Из­на­чаль­но SDT ас­со­ци­и­ро­вал­ся с еще бо­лее низ­кой рож­да­е­мо­стью, од­на­ко сей­час в стра­нах, пер­вы­ми ис­пы­тав­ши­ми SDT (Скан­ди­на­вия, ан­гло­языч­ные стра­ны), рож­да­е­мость вы­ше, чем в стра­нах Юж­ной и Во­сточ­ной Ев­ро­пы, и тем бо­лее в раз­ви­тых стра­нах Во­сточ­ной и Юго-Во­сточ­ной Азии. Пер­вый де­мо­гра­фи­че­ский пе­ре­ход — это сни­же­ние смерт­но­сти, пре­иму­ще­ствен­но мла­ден­че­ской и дет­ской, а так­же ин­фек­ци­он­ной, и вслед за этим сни­же­ние рож­да­е­мо­сти с уров­ня пя­ти-вось­ми де­тей на жен­щи­ну до двух и ни­же. Впер­вые на­чал­ся во Фран­ции в кон­це XVIII ве­ка, а до неко­то­рых наи­бо­лее от­ста­лых стран Чер­ной Аф­ри­ки до­шел толь­ко во вто­рой по­ло­вине XX ве­ка.

а уро­вень фак­ти­че­ской без­ра­бо­ти­цы в сфе­ре стро­и­тель­ства и ре­мон­та рез­ко вы­рос.

На сни­же­ние ми­гра­ци­он­но­го при­ро­ста мог­ло по­вли­ять и уже­сто­че­ние пра­вил ми­гра­ци­он­но­го уче­та. Не по­мог­ла да­же про­грам­ма пе­ре­се­ле­ния со­оте­че­ствен­ни­ков, по ко­то­рой по­ток при­ез­жа­ю­щих до­стиг око­ло 100 тыс. че­ло­век в год.

Нель­зя не от­ме­тить и фак­тор Укра­и­ны. По оцен­кам, из нее в Рос­сию в 2014– 2015 го­дах до­пол­ни­тель­но въе­ха­ло до мил­ли­о­на че­ло­век, од­на­ко в даль­ней­шем этот по­ток ис­сяк, а с 2017 го­да на­чал раз­во­ра­чи­вать­ся в об­рат­ном на­прав­ле­нии: по­ло­жи­тель­ное саль­до ми­гра­ции с Укра­и­ной быст­ро со­кра­ща­ет­ся.

Как след­ствие, устой­чи­во сни­жа­ет­ся по­ло­жи­тель­ное саль­до меж­ду­на­род­ной (внеш­ней) ми­гра­ции. Ес­ли в по­след­нее де­ся­ти­ле­тие оно дер­жа­лось на уровне 250–300 тыс. че­ло­век в год, то в 2017 го­ду со­кра­ти­лось до 212 тыс. че­ло­век, а в про­шлом го­ду со­ста­ви­ло 125 тыс. Та­ким низ­ким ми­гра­ци­он­ное саль­до не бы­ло с 1989 го­да (см. гра­фик 3).

Рож­да­е­мость

Син­хрон­но со сни­же­ни­ем саль­до ми­гра­ции с осе­ни 2016 го­да в Рос­сии на­блю­да­ет­ся вы­ра­жен­ное па­де­ние рож­да­е­мо­сти. В ито­ге да­же силь­ное сни­же­ние смерт­но­сти в 2017 го­ду не по­мог­ло пе­ре­ло­мить тен­ден­цию на­рас­та­ния есте­ствен­ной убы­ли на­се­ле­ния — пре­вы­ше­ния чис­ла умер­ших над чис­лом ро­див­ших­ся (см. гра­фик 4).

По­че­му сни­жа­ет­ся чис­ло ро­див­ших­ся? Ска­зы­ва­ют­ся два фак­то­ра. Пер­вый фак­тор — струк­тур­ный — свя­зан с вступ­ле­ни­ем в де­то­род­ный воз­раст срав­ни­тель­но ма­ло­чис­лен­но­го по­ко­ле­ния жен­щин. Он сни­жа­ет чис­ло рож­де­ний при­мер­но на 3% еже­год­но. За осталь­ную до­лю сни­же­ния от­ве­ча­ет умень­ше­ние чис­ла рож­де­ний в рас­че­те на од­ну жен­щи­ну.

Нис­хо­дя­щая де­мо­гра­фи­че­ская вол­на пред­ска­зу­е­мо обо­зна­чи­лась при­мер­но с 2010 го­да, ко­гда «эхо» 1990-х в ви­де ма­ло­чис­лен­но­сти по­ко­ле­ний мо­ло­де­жи до­ка­ти­лось до ниж­ней гра­ни­цы ак­тив­но­го от­рез­ка ре­про­дук­тив­но­го воз­рас­та жен­щин (19–36 лет). С это­го вре­ме­ни чис­ло по­тен­ци­аль­ных ма­те­рей пошло на убыль с уско­ре­ни­ем. «Дно» вол­ны ожи­да­ет нас в рай­оне 2030–2031 го­да (см. гра­фик 5). Од­на­ко са­мо по се­бе это не мог­ло из­ме­нить си­ту­а­цию кар­ди­наль­но: вплоть до 2016 го­да про­тив тен­ден­ции сни­же­ния чис­ла по­тен­ци­аль­ных ма­те­рей иг­рал роль фак­тор уве­ли­че­ния ин­тен­сив­но­сти рож­де­ний: сум­мар­ный ко­эф­фи­ци­ент рож­да­е­мо­сти (СКР, чис­ло де­тей на од­ну жен­щи­ну) уве­ли­чи­вал­ся (см. гра­фик 6). Те­перь этот фак­тор се­бя ис­чер­пал.

Подъ­ем рож­да­е­мо­сти по­сле 2007 го­да, вы­дох­ший­ся в 2016-м, от­ли­чал­ся от лю­бых преды­ду­щих за всю ис­то­рию РСФСР и Рос­сии тем, что шел толь­ко бла­го­да­ря уве­ли­че­нию рож­да­е­мо­сти вто­рых и по­сле­ду­ю­щих де­тей. Рож­да­е­мость пер­вен­цев в Рос­сии, на­хо­дя­щей­ся к во­сто­ку от ли­нии Хай­на­ла и име­ю­щей круп­ней­шее пра­во­слав­ное на­се­ле­ние в ми­ре, все­гда бы­ла по за­пад­ным мер­кам ран­ней и все­об­щей.

Это свой­ство до­стиг­ло апо­гея к раз­ва­лу СССР, ко­гда стан­дарт­ной пу­тев­кой во взрос­лую жизнь для муж­чи­ны бы­ла ар­мия, а для жен­щи­ны — рож­де­ние пер­во­го ре­бен­ка в бра­ке от муж­чи­ны, вер­нув­ше­го­ся из ар­мии. Это­му спо­соб­ство­ва­ли не столь­ко на­лог на без­дет­ность, сколь­ко низ­кая кон­тра­цеп­тив­ная куль­ту­ра на­се­ле­ния, пло­хие до­ступ­ность, вы­бор и низ­кое ка­че­ство кон­тра­цеп­ции, а так­же вы­со­кая од­но­род­ность со­ци­аль­но­го окру­же­ния, вы­ра­жав­ша­я­ся в том, что со­ци­аль­ная мо­да бы­ла все­об­щей, в том чис­ле на то, что нель­зя от­кла­ды­вать рож­де­ние пер­вен­ца. Свою леп­ту вно­си­ла до­ступ­ность и бес­плат­ность дет­са­дов и яс­лей.

По­сле раз­ва­ла СССР про­цесс де­мо­гра­фи­че­ской транс­фор­ма­ции про­те­кал в за­ру­беж­ных стра­нах Во­сточ­ной Ев­ро­пы быст­рее, чем в При­бал­ти­ке, а там, в

свою оче­редь, быст­рее, чем в сла­вян­ских рес­пуб­ли­ках быв­ше­го СССР. В рож­да­е­мо­сти это вы­ра­жа­лось в на­ча­ле уве­ли­че­ния сред­не­го воз­рас­та ма­те­рин­ско­го де­бю­та (рож­де­ния пер­вен­ца), что озна­ча­ло раз­во­рот преды­ду­щей по­чти по­лу­ве­ко­вой тен­ден­ции и встра­и­ва­ние в фар­ва­тер раз­ви­тых ка­пи­та­ли­сти­че­ских стран, в ко­то­рых этот про­цесс, став­ший важ­ной ча­стью вто­ро­го де­мо­гра­фи­че­ско­го пе­ре­хо­да, на­чал­ся еще в 1960–1970-е (см. гра­фик 7).

Тя­же­лая эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция, раз­вал со­вет­ской со­ци­аль­ной си­сте­мы, слом ста­рых идео­ло­ги­че­ских па­ра­дигм и во­ору­жен­ные кон­флик­ты на пост­со­вет­ском про­стран­стве са­ми по се­бе вы­зва­ли глу­бо­чай­шее па­де­ние рож­да­е­мо­сти. С 1995 го­да оно бы­ло до­пол­ни­тель­но уси­ле­но на­ча­лом от­кла­ды­ва­ния рож­де­ния пер­вен­цев вслед­ствие раз­мы­ва­ния со­ци­аль­ной нор­мы. Впер­вые со вре­мен Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны сум­мар­ный ко­эф­фи­ци­ент рож­да­е­мо­сти пер­вых де­тей (СКР1) опу­стил­ся ни­же 0,9, за­тем ни­же 0,8, а в 1999 го­ду — ни­же 0,7 (см. гра­фик 6). Это озна­ча­ло, что ес­ли бы ин­тен­сив­ность рож­да­е­мо­сти пер­вен­цев во всем диа­па­зоне ре­про­дук­тив­но­го воз­рас­та оста­лась бы на неиз­мен­ном уровне то­го го­да, то бо­лее 30% жен­щин к кон­цу ре­про­дук­тив­но­го пе­ри­о­да ока­за­лись бы без­дет­ны­ми.

В ре­аль­но­сти же уро­вень без­дет­но­сти вы­рос с крайне низ­ко­го со­вет­ско­го уров­ня 5,5–6% у жен­щин 1950-х го­дов рож­де­ния до 10–12% у жен­щин 1970-х го­дов рож­де­ния и да­лее незна­чи­тель­но из­ме­нил­ся (12–14%) у жен­щин 1980-х го­дов рож­де­ния. Огром­ная раз­ни­ца меж­ду 10–12% ито­го­вой ре­аль­ной и 30% ги­по­те­ти­че­ской без­дет­но­сти объ­яс­ня­ет­ся ин­тен­сив­ным про­цес­сом от­кла­ды­ва­ния рож­де­ний пер­вен­цев на стар­ший воз­раст, при­зна­ком ко­то­ро­го слу­жит рост сред­не­го воз­рас­та ма­те­рин­ско­го де­бю­та. В Рос­сии сред­ний воз­раст ма­те­ри при рож­де­нии пер­во­го ре­бен­ка (СВР1) вы­рос с 22,5 го­да в 1994 го­ду до 25,9 в 2018-м. По­ста­ре­ние рож­да­е­мо­сти пер­вен­цев на 3,4 го­да за 24 ка­лен­дар­ных го­да — это сред­ний, весь­ма уме­рен­ный темп, не вы­зы­ва­ю­щий на фоне дру­гих раз­ви­тых стран ни­ка­кой оза­бо­чен­но­сти. Так, из всех стран, ко­то­рые ООН счи­та­ет раз­ви­ты­ми, ма­те­рин­ский де­бют в сред­нем мо­ло­же, чем у нас, толь­ко на Укра­ине и в Мол­да­вии и при­мер­но та­кой же в Бе­ло­рус­сии.

При этом во мно­гих стра­нах За­па­да рож­да­е­мость вы­ше, чем в Рос­сии, по боль­шин­ству па­ра­мет­ров, в первую оче­редь по ито­го­во­му сред­не­му чис­лу де­тей у жен­щин ре­аль­ных по­ко­ле­ний (ко­горт): в США, Фран­ции, Ан­глии, Ир­лан­дии, Ислан­дии, Ав­стра­лии, Но­вой Зе­лан­дии, Да­нии, Шве­ции. Жен­щи­ны пер­вой по­ло­ви­ны 1980-х го­дов рож­де­ния в этих стра­нах про­из­ве­дут на свет в сред­нем от 1,9 до 2,15 ре­бен­ка, что зна­чи­тель­но боль­ше, чем рос­си­ян­ки (1,74).

Раз­ви­тый мир удив­ля­ет

Как же по­лу­ча­ет­ся, что мно­гие стра­ны За­па­да, имея зна­чи­тель­но бо­лее «ста­рую» и про­дол­жа­ю­щую ста­реть рож­да­е­мость пер­вен­цев (а ведь кое-где СВР1 пре­вы­сил уже 30 лет), умуд­ря­ют­ся де­мон­стри­ро­вать бо­лее вы­со­кую, чем у нас, рож­да­е­мость всех де­тей?

Де­мо­гра­фи­че­ски это объ­яс­ня­ет­ся тем, что вто­ро­го ро­жа­ют по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство из тех жен­щин, что уже об­за­ве­лись пер­вым ре­бен­ком, и при этом весь­ма быст­ро по­сле пер­во­го, ибо «био­ло­ги­че­ские ча­сы под­жи­ма­ют». В Шве­ции и Да­нии ве­ро­ят­ность об­за­ве­стись вто­рым ре­бен­ком, ес­ли уже есть один, со­став­ля­ет око­ло 20% в каж­дом от­дель­ном го­ду из диа­па­зо­на воз­рас­та 28–34 го­да, а за всю жизнь 83—84%. Для срав­не­ния: в Рос­сии эта ве­ро­ят­ность в ны­неш­нем ве­ке вы­рос­ла с 5–6 до 11–12% для тех, ко­му не ис­пол­ни­лось 30 (за всю жизнь с 55 до 70%). В Шве­ции и Да­нии ве­ли­ки рас­хо­ды на се­мей­ную по­ли­ти­ку (4% ВВП) так на­зы­ва­е­мо­го со­ци­аль­но де­мо­кра­ти­че­ско­го ти­па, ха­рак­тер­но­го для Скан­ди­на­вии, Ни­дер­лан­дов, Бель­гии и Фран­ции. В Скан­ди­нав­ских стра­нах так­же на­блю­да­ет­ся по­чти са­мая низ­кая без­дет­ность сре­ди всех раз­ви­тых стран. Та­ким об­ра­зом, вы­ри­со­вы­ва­ет­ся «скан­ди­нав­ская» мо­дель рож­да­е­мо­сти, ха­рак­те­ри­зу­ю­ща­я­ся от­но­си­тель­ной од­но­род­но­стью рас­пре­де­ле­ния ти­пич­но­го воз­рас­та рож­де­ния де­тей и от­но­си­тель­но вы­со­кой рож­да­е­мо­стью пер­вых и вто­рых де­тей (см. гра­фик 8).

С дру­гой сто­ро­ны, «ан­гло­сак­сон­ская» мо­дель рож­да­е­мо­сти, осо­бен­но в США, ха­рак­те­ри­зу­ет­ся наи­боль­шей ва­ри­а­тив­но­стью воз­рас­та рож­де­ния де­тей в по­пу­ля­ции и немно­го бо­лее низ­кой рож­да­е­мо­стью пер­вых и вто­рых де­тей. Но при этом рож­да­е­мость тре­тьих и по­сле­ду­ю­щих де­тей в США са­мая вы­со­кая сре­ди всех раз­ви­тых стран (см. гра­фик 9), и имен­но за счет мно­го­дет­но­сти США сей­час име­ют прак­ти­че­ски са­мую вы­со­кую рож­да­е­мость ре­аль­ных по­ко­ле­ний из всех раз­ви­тых стран. Толь­ко эти две мо­де­ли рож­да­е­мо­сти сре­ди раз­ви­тых стран обес­пе­чи­ва­ют бо­лее вы­со­кое ито­го­вое чис­ло де­тей на од­ну жен­щи­ну, чем в Рос­сии.

Для Рос­сии до 1995 го­да бы­ла ха­рак­тер­на ти­пич­но со­ци­а­ли­сти­че­ская во­сточ­но­ев­ро­пей­ская мо­дель рож­да­е­мо­сти с ран­ним и все­об­щим за­му­же­ством и силь­ной кон­цен­тра­ци­ей рож­да­е­мо­сти, осо­бен­но рож­де­ния пер­вен­цев, в мо­ло­дом воз­расте (19–23 го­да). При этом рож­да­е­мость вто­рых де­тей бы­ла весь­ма низ­кой, а тре­тьих и по­сле­ду­ю­щих — очень низ­кой. И это вклю­чая на­ци­о­наль­ные рес­пуб­ли­ки с вы­со­кой рож­да­е­мо­стью вро­де Че­че­но-Ин­гуш­ской, Да­ге­стан­ской и Якут­ской АССР, а так­же сель­ское на­се­ле­ние глу­бин­ки. Нетруд­но до­га­дать­ся, что у го­род­ско­го рус­ско­языч­но­го на­се­ле­ния в РСФСР рож­да­е­мость вто­рых и осо­бен­но тре­тьих и по­сле­ду­ю­щих де­тей бы­ла чрез­вы­чай­но низ­кой. Мно­го­дет­ность у об­ра­зо­ван­ных го­род­ских рус­ских бы­ла уди­ви­тель­ным со­бы­ти­ем. При этом рож­де­ний вто­рых и по­сле­ду­ю­щих де­тей ча­сто из­бе­га­ли с по­мо­щью абор­тов, чис­ло ко­то­рых на од­ну жен­щи­ну в РСФСР тра­ди­ци­он­но бы­ло са­мым вы­со­ким в ми­ре (до­сти­гая че­ты­рех и вы­ше; се­го­дняш­ний по­ка­за­тель — око­ло 0,5).

В 1995 го­ду вто­рой де­мо­гра­фи­че­ский пе­ре­ход при­шел и в Рос­сию, и рож­да­е­мость на­ча­ла ста­реть, а так­же ста­но­вить­ся бо­лее раз­но­об­раз­ной («раз­ма­зан­ной») по воз­рас­ту. По­сле вве­де­ния фе­де­раль­ной про­грам­мы ма­те­рин­ско­го ка­пи­та­ла (ФПМК) в 2007 го­ду и ре­ги­о­наль­ных про­грамм ма­те­рин­ско­го ка­пи­та­ла (РПМК) по­сле 2011 го­да в Рос­сии на­чал­ся рост мно­го­дет­но­сти, про­дол­жав­ший­ся до са­мо­го по­след­не­го вре­ме­ни. Весь при­рост рож­да­е­мо­сти по­сле 2007 го­да про­изо­шел толь­ко за счет рож­де­ния вто­рых и по­сле­ду­ю­щих де­тей. При этом рож­да­е­мость тре­тьих де­тей вы­рос­ла да­же силь­нее, чем вто­рых. В ито­ге оте­че­ствен­ная мо­дель рож­да­е­мо­сти ста­ла в чем-то уни­каль­ной, но всё бо­лее по­хо­жей на США и Ан­глию. Сей­час она по­преж­не­му ха­рак­те­ри­зу­ет­ся от­но­си­тель­но мо­ло­дой рож­да­е­мо­стью пер­вен­цев, од­на­ко мо­да силь­но раз­мы­лась и бы­лой кон­цен­тра­ции рож­да­е­мо­сти в мо­ло­дом воз­расте уже дав­но нет (см. гра­фик 11).

Вы­во­ды для де­мо­гра­фи­че­ской и се­мей­ной по­ли­ти­ки

Един­ствен­ной ре­зуль­та­тив­ной ме­рой под­держ­ки рож­да­е­мо­сти в Рос­сии ока­за­лись про­грам­мы ма­те­рин­ско­го ка­пи­та­ла. При этом вли­я­ние ФПМК в ра­зы пре­вос­хо­дит вли­я­ние ре­ги­о­наль­ных про­грамм. Оче­вид­но, это ре­зуль­тат то­го, что вы­пла­чи­ва­е­мые сум­мы по РПМК по боль­шей ча­сти бы­ли неве­ли­ки, в несколь­ко раз мень­ше, чем по ФПМК, а кри­те­рии для их по­лу­че­ния за­ча­стую бы­ли неоправ­дан­но жест­ки­ми. Плюс РПМК в том, что в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве вы­пла­ты по ним по­ла­га­лись за рож­де­ние не вто­рых, а тре­тьих (и ино­гда по­сле­ду­ю­щих) де­тей.

В то же вре­мя ад­рес­ные ме­ры со­ци­аль­ной под­держ­ки, ока­зы­ва­е­мой по кри­те­ри­ям нуж­да­е­мо­сти, не ока­зы­ва­ют зна­чи­мо­го вли­я­ния на рож­да­е­мость. Яр­ким при­ме­ром мо­жет слу­жить ввод в дей­ствие с 1 ян­ва­ря 2018 го­да вы­плат на пер­вен­ца и на вто­ро­го ре­бен­ка. Ров­но де­вять ме­ся­цев спу­стя по­сле объ­яв­ле­ния о них (28 но­яб­ря 2017-го), в чет­вер­том квар­та­ле 2018 го­да, по­сле­до­ва­ло уско­ре­ние спа­да рож­да­е­мо­сти. Су­дя по опуб­ли­ко­ван­ным дан­ным ря­да управ­ле­ний ЗАГС за пер­вый квар­тал 2019 го­да, наи­бо­лее силь­ный спад за­фик­си­ро­ван имен­но по рож­да­е­мо­сти вто­рых де­тей: СКР2 мо­жет сни­зить­ся в 2019 го­ду на 10%, что на­по­ми­на­ет си­ту­а­цию осе­ни 2016-го — зи­мы 2016/17 го­да.

Еще бо­лее силь­ный спад рож­да­е­мо­сти вто­рых де­тей про­изо­шел на­чи­ная с сен­тяб­ря 2016 го­да, ров­но че­рез де­вять ме­ся­цев по­сле объ­яв­ле­ния о пер­вом про­дле­нии сро­ка дей­ствия ФПМК, сде­лан­но­го 3 де­каб­ря 2015 го­да. В 2017 СКР2 упал на 12% по срав­не­нию со сред­ним зна­че­ни­ем за 2016 год. На­про­тив, в 2018 го­ду

Весь при­рост рож­да­е­мо­сти по­сле 2007 го­да про­изо­шел толь­ко за счет рож­де­ния вто­рых и по­сле­ду­ю­щих де­тей. На­ша мо­дель рож­да­е­мо­сти по-преж­не­му ха­рак­те­ри­зу­ет­ся срав­ни­тель­но ран­ним по­яв­ле­ни­ем пер­вен­цев, од­на­ко бы­лой кон­цен­тра­ции рож­да­е­мо­сти в мо­ло­дом воз­расте уже дав­но нет

спад рож­да­е­мо­сти вто­рых де­тей рез­ко за­тор­мо­зил­ся (пред­ва­ри­тель­но до −3%), ве­ро­ят­но, вви­ду при­бли­же­ния пла­ни­ро­вав­ше­го­ся ра­нее сро­ка за­вер­ше­ния ФПМК (1 ян­ва­ря 2019 го­да).

Про­бле­ма здесь в том, что, во-пер­вых, все ПМК име­ют чет­кую за­ра­нее из­вест­ную да­ту за­вер­ше­ния, а во-вто­рых, ес­ли и про­дле­ва­ют­ся, то по­чти в са­мый по­след­ний мо­мент, ко­гда боль­шин­ство из тех, кто хо­тел и мог, уже об­за­ве­лись ре­бён­ком со­от­вет­ству­ю­щей оче­ред­но­сти или по край­ней ме­ре за­ча­ли его. И по­том они уже не ро­жа­ют, ведь невоз­мож­но ро­дить вто­ро­го или тре­тье­го ре­бен­ка два­жды. В де­мо­гра­фии это на­зы­ва­ет­ся «сдви­гом ка­лен­да­ря рож­де­ний». По­нят­но, что боль­шая часть вто­рых и тре­тьих рож­де­ний со­сто­я­лась бы и без ПМК, но раз про­грам­ма есть и она за­кан­чи­ва­ет­ся, лю­ди ста­ра­ют­ся не упу­стить шанс и об­за­во­дят­ся нуж­ны­ми детьми свое­вре­мен­но, а по за­вер­ше­нии или про­дле­нии про­грам­мы в по­след­ний мо­мент рож­да­е­мость ру­шит­ся, че­му в слу­чае ФПМК мы ста­но­вим­ся сви­де­те­ля­ми уже во вто­рой раз.

В этом све­те сто­ит как ми­ни­мум сде­лать ФПМК бес­сроч­ной. По­роч­ность прак­ти­ки, при ко­то­рой де­мо­гра­фи­че­ские про­грам­мы име­ют кон­крет­ные сро­ки за­вер­ше­ния или про­дле­ва­ют­ся в по­след­ний мо­мент, под­твер­жда­ет на­блю­де­ние о том, что в ре­ги­о­нах, где РПМК бы­ли от­ме­не­ны, на­блю­да­ет­ся бо­лее силь­ное сни­же­ние рож­да­е­мо­сти (Ом­ская об­ласть, Перм­ский и Ха­ба­ров­ский края), чем в сред­нем по стране.

Вто­рое, что на­пра­ши­ва­ет­ся, — на­до при­бли­зить сум­мы ре­ги­о­наль­ных про­грамм к фе­де­раль­ным или как ми­ни­мум по­вы­сить их до по­лу­мил­ли­о­на руб­лей (а луч­ше до мил­ли­о­на) на тре­тье­го ре­бен­ка.

Под во­про­сом ока­за­лась ре­зуль­та­тив­ность еже­ме­сяч­ных вы­плат на тре­тьих де­тей ма­ло­иму­щим с точ­ки зре­ния вли­я­ния на рож­да­е­мость. Так, сре­ди всех субъ­ек­тов РФ од­ни­ми из са­мых вы­со­ких тем­пов ро­ста СКР3 в 2014–2018 го­дах мо­гут по­хва­стать­ся Москва, Санкт-Пе­тер­бург и Мос­ков­ская об­ласть. Од­на­ко в Мос­ков­ской об­ла­сти и Санкт-Пе­тер­бур­ге до­ля еже­ме­сяч­ных вы­плат на тре­тье­го ре­бен­ка ма­ло­иму­щим до до­сти­же­ния ре­бен­ком воз­рас­та трех лет в со­во­куп­ном до­хо­де се­мей наи­мень­шая, а в Москве эта вы­пла­та во­об­ще от­сут­ство­ва­ла.

Сей­час оче­вид­но, что без до­пол­ни­тель­ных мер сти­му­ли­ро­ва­ния рож­да­е­мо­сти она об­ре­че­на на даль­ней­шее сни­же­ние. По ито­гам пер­во­го квар­та­ла СКР в це­лом за 2019 год ожи­да­ет­ся в рай­оне 1,51 ре­бен­ка на од­ну жен­щи­ну (−4% к 2018 го­ду), а чис­ло рож­де­ний в те­ку­щем го­ду — на уровне 1,49–1,50 млн (−7%). СКР мо­жет стать са­мым низ­ким с 2009 го­да.

Ана­лиз свя­зи рас­по­ла­га­е­мых до­хо­дов на­се­ле­ния в Рос­сии с по­ка­за­те­ля­ми рож­да­е­мо­сти по оче­ред­но­сти рож­де­ния по­ка­зы­ва­ет силь­ней­шую ста­ти­сти­че­скую связь для рож­да­е­мо­сти вто­рых и по­сле­ду­ю­щих де­тей, осо­бен­но вто­рых, воз­ник­шую с 2007 го­да, то есть с мо­мен­та стар­та ФПМК (см. гра­фик 12). Ста­ти­сти­че­ская связь до­хо­дов и рож­да­е­мо­сти пер­вых де­тей от­сут­ству­ет.

Аб­сурд­ное же­ла­ние, но не то, что вы по­ду­ма­ли

Вы­бо­роч­ные об­сле­до­ва­ния ре­про­дук­тив­ных пла­нов на­се­ле­ния по­ка­зы­ва­ют, что к на­сто­я­ще­му вре­ме­ни жен­щи­ны и се­мьи на­учи­лись на­столь­ко хо­ро­шо пла­ни­ро­вать рож­да­е­мость, что от­ли­чия фак­ти­че­ской сред­ней ито­го­вой рож­да­е­мо­сти со­ро­ка­лет­них жен­щин от ре­про­дук­тив­ных ожи­да­ний это­го же по­ко­ле­ния в воз­расте 20–24 го­да ми­ни­маль­ны, осо­бен­но сре­ди го­род­ско­го на­се­ле­ния. При этом раз­лич­ные опро­сы по­ка­зы­ва­ют ста­биль­ный по­то­лок ожи­да­е­мой рож­да­е­мо­сти рос­си­я­нок в рай­оне 1,85–1,9 ре­бен­ка на жен­щи­ну. Это, во-пер­вых, озна­ча­ет, что ни при ка­ких, да­же са­мых бла­го­при­ят­ных усло­ви­ях в обо­зри­мой пер­спек­ти­ве рож­да­е­мость не под­ни­мет­ся вы­ше это­го уров­ня, что в со­че­та­нии с ре­а­ли­стич­ны­ми про­гно­за­ми смерт­но­сти ста­вит жир­ный крест на воз­мож­но­сти есте­ствен­но­го при­ро­ста на­се­ле­ния в Рос­сии как ми­ни­мум до 2035 го­да. Во-вто­рых, же­ла­ние Мин­тр­у­да по­пы­тать­ся сти­му­ли­ро­вать бо­лее ран­нее рож­де­ние пер­вен­цев в рас­че­те на по­вы­ше­ние ито­го­вой рож­да­е­мо­сти не толь­ко про­ти­во­ре­чит об­щей ис­то­ри­че­ской тен­ден­ции, но и аб­сурд­но с точ­ки зре­ния при­чин­но-след­ствен­ных свя­зей. Раз­вер­нуть вспять по­ста­ре­ние рож­да­е­мо­сти пер­вен­цев го­раз­до слож­нее, чем про­сто под­нять рож­да­е­мость. А под­нять рож­да­е­мость пер­вен­цев труд­нее все­го.

По­тен­ци­аль­но наи­бо­лее ре­зуль­та­тив­ны­ми ме­ра­ми, сти­му­ли­ру­ю­щи­ми рож­да­е­мость и до сих пор не ре­а­ли­зу­е­мы­ми, мо­гут стать бес­про­цент­ная ссу­да на жи­лье, в том чис­ле на стро­и­тель­ство ин­ди­ви­ду­аль­ных до­мов, для ро­див­ших тре­тье­го или по­сле­ду­ю­ще­го ре­бен­ка, и ФПМК на тре­тье­го ре­бен­ка в раз­ме­ре от 500 тыс. руб­лей, не увя­зан­ная по усло­ви­ям по­лу­че­ния с ипо­те­кой. Эф­фек­тив­ность это­го ин­стру­мен­та су­ще­ствен­но по­вы­сит­ся при уве­ли­че­нии ра­зо­вой вы­пла­ты до од­но­го мил­ли­о­на руб­лей.

Вви­ду то­го, что тре­тьих де­тей рож­да­ет­ся при­мер­но в два с по­ло­ви­ной ра­за мень­ше, чем вто­рых, да­же в слу­чае вы

Наи­бо­лее ре­зуль­та­тив­ны­ми сти­му­ла­ми рож­да­е­мо­сти мо­гут стать бес­про­цент­ная ссу­да на жи­лье для ро­див­ших тре­тье­го или по­сле­ду­ю­ще­го ре­бен­ка и ма­те­рин­ский ка­пи­тал на тре­тье­го ре­бен­ка в раз­ме­ре от по­лу­мил­ли­о­на руб­лей

пла­ты мил­ли­о­на руб­лей по но­вой ФПМК на тре­тье­го ре­бен­ка со­во­куп­ные до­пол­ни­тель­ные рас­хо­ды бюд­же­та со­ста­вят при­бли­зи­тель­но та­кую же сум­му, ка­кая вы­пла­чи­ва­ет­ся по те­ку­щей ФПМК на вто­ро­го ре­бен­ка. А учи­ты­вая гря­ду­щее сни­же­ние чис­ла жен­щин в воз­расте за 30, рас­хо­ды впо­след­ствии ста­нут да­же мень­ши­ми. При­бли­зи­тель­но та­ким же мо­жет стать бюд­жет ме­ры «бес­про­цент­ная ссу­да на жи­лье» для рож­да­ю­щих тре­тьих или по­сле­ду­ю­щих де­тей. Все это вполне подъ­ем­ные для бюд­же­та сред­ства.

Наи­бо­лее ре­зуль­та­тив­ный путь по­вы­ше­ния рож­да­е­мо­сти в Рос­сии се­го­дня — на­ра­щи­вать вы­пла­ты на тре­тьих де­тей. При­чем это долж­ны быть круп­ные ра­зо­вые вы­пла­ты без при­ме­не­ния кри­те­ри­ев нуж­да­е­мо­сти, ибо со­ци­аль­ные кри­те­рии «уби­ва­ют» де­мо­гра­фи­че­ский эф­фект.

Из тех мер, ко­то­рые в на­сто­я­щее вре­мя ре­а­ли­зу­ют­ся или ак­тив­но об­суж­да­ют­ся, сра­бо­та­ют сле­ду­ю­щие:

— сто­про­цент­ное обес­пе­че­ние всех де­тей удоб­но рас­по­ло­жен­ны­ми до­школь­ны­ми учре­жде­ни­я­ми раз­лич­ных форм соб­ствен­но­сти, а при невоз­мож­но­сти или неже­ла­нии их по­се­ще­ния — ма­те­ри­аль­ной ком­пен­са­ци­ей. При этом ком­пен­са­ция мо­жет на­прав­лять­ся на опла­ту най­ма ня­ни на до­му. Ре­а­ли­за­ция это­го пунк­та спо­соб­на под­нять рож­да­е­мость пер­вых и от­ча­сти вто­рых де­тей;

— рост от­но­ше­ния еже­ме­сяч­ной де­неж­ной ком­пен­са­ции по ухо­ду за ре­бен­ком к до­хо­дам на ра­бо­те до де­кре­та. Хо­ро­шо опла­чи­ва­е­мый, но от­но­си­тель­но ко­рот­кий от­пуск (дли­тель­но­стью око­ло го­да) свя­зан с бо­лее вы­со­ким уров­нем рож­да­е­мо­сти.

Бо­лее ра­ди­каль­ным ре­ше­ни­ем про­бле­мы (вы­хо­да за ны­неш­ний воз­мож­ный по­то­лок ре­аль­ной рож­да­е­мо­сти 1,85–1,9) мог­ло бы стать пол­ное пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние пен­си­он­ной си­сте­мы та­ким об­ра­зом, что­бы от­чис­ле­ния с зар­плат де­тей шли на­пря­мую на се­мей­ные/ро­ди­тель­ские сче­та. Это од­но­вре­мен­но уве­ли­чит спрос не толь­ко на ко­ли­че­ство, но и на «ка­че­ство» де­тей, а так­же бу­дет спо­соб­ство­вать обе­ле­нию рын­ка тру­да. Ведь в со­вре­мен­ном го­род­ском ка­пи­та­ли­сти­че­ском об­ще­стве де­ти эко­но­ми­че­ски со­вер­шен­но невы­год­ны: ро­ди­те­ли вкла­ды­ва­ют­ся в них да­же по­сле по­яв­ле­ния вну­ков и без га­ран­тий по­мо­щи и ухо­да в ста­ро­сти. В этом од­на из фун­да­мен­таль­ных при­чин со­кра­ще­ния рож­да­е­мо­сти до эмо­ци­о­наль­но обу­слов­лен­ных од­но­годвух де­тей. На­ши рас­че­ты по­ка­зы­ва­ют, что за каж­до­го до­пол­ни­тель­но­го ре­бен­ка, рож­ден­но­го и вос­пи­тан­но­го до на­ча­ла тру­до­вой де­я­тель­но­сти, необ­хо­ди­мо по­ни­жать воз­раст вы­хо­да на пен­сию ми­ни­мум на пять лет. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.