СТЕК­ЛО НЕ ГО­ТО­ВО К БОЮ

Рос­сий­ские сте­коль­ные за­во­ды стра­да­ют от нехват­ки об­ра­бо­тан­ных от­хо­дов стек­ла, ко­то­рое вме­сто пе­ре­ра­бот­ки от­прав­ля­ет­ся на свал­ки. На­деж­ды на то, что му­сор­ная ре­фор­ма ис­пра­вит си­ту­а­цию, не оправ­ды­ва­ют­ся, необ­хо­ди­мы но­вые си­стем­ные ре­ше­ния

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Рос­сий­ские сте­коль­ные за­во­ды стра­да­ют от нехват­ки об­ра­бо­тан­ных от­хо­дов стек­ла, ко­то­рое вме­сто пе­ре­ра­бот­ки от­прав­ля­ет­ся на свал­ки. На­деж­ды на то, что му­сор­ная ре­фор­ма ис­пра­вит си­ту­а­цию, не оправ­ды­ва­ют­ся, необ­хо­ди­мы но­вые си­стем­ные ре­ше­ния

Стек­ло — непро­стое втор­сы­рье. По срав­не­нию с дру­ги­ми ма­те­ри­а­ла­ми (цвет­ны­ми ме­тал­ла­ми, бу­ма­гой и пла­сти­ком) его до­ля в об­щем объ­е­ме от­хо­дов, ко­то­рые сор­ти­ру­ют­ся в Рос­сии, очень ма­ла. Под­ка­ча­ла ло­ги­сти­ка: ес­ли пла­стик лег­ко спрес­со­вать и он лег­кий, то стек­ло тя­же­лое и его слож­нее умень­шить в объ­е­мах. А еще, ес­ли пла­стик и ме­тал­лы мож­но ис­поль­зо­вать, до­став их из му­сор­но­го ба­ка, то стек­ло, как и бу­ма­гу, ско­рее нет. Стек­ло пре­вра­ща­ет­ся в гряз­ные, ни­ко­му не нуж­ные оскол­ки. Ме­ша­ет и слож­ность сор­ти­ров­ки: его необ­хо­ди­мо раз­де­лять по цве­там и струк­ту­ре — раз­ным за­во­дам нуж­ны раз­ные ви­ды стек­ла.

Ра­ду­ет лишь то, что стек­ло не са­мый вред­ный для при­ро­ды, в об­щем-то инерт­ный и дру­же­ствен­ный че­ло­ве­ку ма­те­ри­ал, ко­то­рый мо­жет ве­ки веч­ные хра­нить­ся на по­ли­го­нах. «В этом его плюс: мож­но за­сы­пать би­тым стек­лом ка­рьер, а по­том, ко­гда та­кое втор­сы­рье по­на­до­бит­ся, ис­поль­зо­вать», — го­во­рит Де­нис Кон­дра­тьев, за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра СРО «Ас­со­ци­а­ция “Ли­га пе­ре­ра­бот­чи­ков ма­ку­ла­ту­ры”». Од­на­ко в этом слу­чае со вре­ме­нем мы мо­жем на­ко­пить це­лые стек­лян­ные го­ры. При этом на ми­ро­вом рын­ке спрос на стек­ло вы­со­кий и мо­жет еще вы­рас­ти по­сле от­ка­за от пла­сти­ко­вой упа­ков­ки, ко­то­рый сей­час де­кла­ри­ру­ют не­ко­то­рые про­из­во­ди­те­ли на­пит­ков. А вот сы­рье, из ко­то­ро­го

де­ла­ет­ся стек­ло: квар­це­вый пе­сок, со­да и из­весть, — ис­чер­па­е­мые ре­сур­сы, хо­тя и в очень от­да­лен­ной пер­спек­ти­ве. В поль­зу пе­ре­ра­бот­ки стек­ла го­во­рит и тот факт, что его, в от­ли­чие от пла­сти­ка, мож­но пе­ре­плав­лять бес­ко­неч­ное ко­ли­че­ство раз, не те­ряя ка­че­ства ко­неч­но­го про­дук­та. Од­на­ко в Рос­сии это­го по­чти не де­ла­ют.

«В Ев­ро­пе эту си­ту­а­цию вы­тя­ги­ва­ет РОП — рас­ши­рен­ная от­вет­ствен­ность про­из­во­ди­те­ля, — го­во­рит Оль­га Ше­ве­ле­ва, глав­ный ре­дак­тор жур­на­ла “Твер­дые бы­то­вые от­хо­ды”. — Но у нас этот ме­ха­низм так и не за­ра­бо­тал в пол­ную си­лу». В рам­ках ме­ха­низ­ма РОП про­из­во­ди­те­ли несут от­вет­ствен­ность за ути­ли­за­цию сво­их то­ва­ров: они мо­гут ли­бо са­ми пе­ре­ра­ба­ты­вать их, ли­бо ис­кать под­ряд­чи­ков, ли­бо пла­тить эко­ло­ги­че­ский сбор го­су­дар­ству.

А ведь опыт ра­чи­тель­но­го об­ра­ще­ния со стек­лом у нас есть. В Со­вет­ском Со­ю­зе бы­ла вы­стро­е­на эф­фек­тив­ная си­сте­ма воз­вра­та та­ры. «Мы ва­ри­ли де­сять мил­ли­о­нов тонн стек­ла, и при­мер­но столь­ко же воз­вра­ща­лось в пе­ре­плав­ку», — го­во­рит Вик­тор Оси­пов, пре­зи­дент Стек­ло­со­ю­за Рос­сии.

Се­го­дня в Рос­сии об­ра­зу­ет­ся при­мер­но че­ты­ре мил­ли­о­на тонн от­хо­дов стек­ла в год, а во вто­рич­ный обо­рот по­па­да­ет не бо­лее 20% от это­го ко­ли­че­ства. Си­ту­а­ция тем бо­лее обид­на, что у нас есть все тех­но­ло­гии для сто­про­цент­ной пе­ре­плав­ки стек­ла — нуж­но толь­ко ими вос­поль­зо­вать­ся. По­че­му же пе­ре­ра­бот­ка от­хо­дов стек­ла не раз­ви­ва­ет­ся? Есть ведь при­мер Ев­ро­со­ю­за, где при про­из­вод­стве стек­ло­та­ры сте­коль­ные пе­чи на 40% на­би­ты стек­ло­бо­ем, при­том что стек­ло­та­ры там про­из­во­дит­ся в 30 раз боль­ше, чем в Рос­сии (оцен­ки ком­па­нии «Ру­сджам» — стек­ло­тар­но­го хол­дин­га).

Ре­фор­ма не по­мог­ла

Стек­лян­ные от­хо­ды вос­тре­бо­ва­ны про­из­во­ди­те­ля­ми ли­сто­во­го и тар­но­го стек­ла, а так­же пе­но­стек­ла (теп­ло­изо­ля­ци­он­но­го ма­те­ри­а­ла). Это, по­жа­луй, ос­нов­ные по­тре­би­те­ли.

За­вод «Ай­СиЭм Гласс Ка­лу­га» — один из круп­ней­ших в стране за­куп­щи­ков от­хо­дов стек­ла — при­об­ре­та­ет 24 тыс. тонн в год. Стек­ло идет на про­из­вод­ство пе­но­стек­ла. По сло­вам ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра это­го пред­при­я­тия Мак­си­ма Ни­ку­ли­на, най­ти по­став­щи­ков слож­но, и это еще при том, что тре­бо­ва­ния к ка­че­ству сы­рья у за­во­да од­ни из са­мых низ­ких, ес­ли срав­ни­вать с тре­бо­ва­ни­я­ми про­из­во­ди­те­лей про­зрач­но­го стек­ла: он го­тов при­ни­мать силь­но за­гряз­нен­ное стек­ло. При­хо­дит­ся вез­ти его да­же из Ро­стов­ской об­ла­сти. Кро­ме ка­луж­ско­го пред­при­я­тия от­хо­ды стек­ла в пе­но­стек­ло пе­ре­ра­ба­ты­ва­ет вла­ди­мир­ский «Нео­порм» (дру­гих круп­ных про­из­во­ди­те­лей это­го ма­те­ри­а­ла в Рос­сии нет). Как рас­ска­за­ли на за­во­де, им при­шлось уста­но­вить спе­ци­аль­ную ли­нию по сор­ти­ров­ке и очист­ке стек­ла — та­кие есть да­ле­ко не на каж

дом му­со­ро­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щем за­во­де. «Это поз­во­ля­ет нам, с од­ной сто­ро­ны, поль­зо­вать­ся услу­га­ми мест­ных му­со­ро­сор­ти­ро­воч­ных пред­при­я­тий, а не сво­зить от­хо­ды стек­ла со всей стра­ны, но с дру­гой — по­вы­ша­ет­ся се­бе­сто­и­мость сы­рья для на­шей ко­неч­ной про­дук­ции», — го­во­рит ди­рек­тор по на­уч­но­тех­но­ло­ги­че­ско­му раз­ви­тию «Нео­пор­ма» Ев­ге­ний Ла­за­рев.

Це­ны на от­хо­ды стек­ла за по­след­ний год вы­рос­ли на 20% (по оцен­кам Мак­си­ма Ни­ку­ли­на, боль­ше по­ло­ви­ны со­став­ля­ют транс­порт­ные рас­хо­ды). «Мы за­ку­па­ем стек­ло по безум­ным це­нам — бо­лее пя­ти ты­сяч руб­лей за тон­ну, — го­во­рит он. — Хо­тя за него сна­ча­ла за­пла­ти­ло на­се­ле­ние, что­бы у него его вы­вез­ли». (По рас­че­там участ­ни­ков от­рас­ли, «спра­вед­ли­вая» це­на на сте­коль­ный «му­сор» — 4000–4500 руб­лей за тон­ну.)

С на­ча­лом му­сор­ной ре­фор­мы та­кие ути­ли­за­то­ры стек­ла, как «Ай­СиЭм Гласс Ка­лу­га» или «Нео­порм», жда­ли, что сы­рье ста­нет для них до­ступ­нее и де­шев­ле. По­ка это­го не про­ис­хо­дит.

Став­ка эко­сбо­ра для про­из­во­ди­те­лей упа­ков­ки из стек­ла в 2019 го­ду — 3946 руб­лей за тон­ну. Нор­ма­тив ути­ли­за­ции — 20%. То есть про­из­во­ди­тель дол­жен са­мо­сто­я­тель­но или за­пла­тив под­ряд­чи­кам ути­ли­зи­ро­вать пя­тую часть вы­пу­щен­ной им про­дук­ции. По­нят­но, что это необя­за­тель­но долж­на быть имен­но им про­из­ве­ден­ная про­дук­ция, а про­сто нуж­ный объ­ем стек­ла, от­сор­ти­ро­ван­ный из от­хо­дов. Ес­ли же он ре­шил не за­ни­мать­ся ути­ли­за­ци­ей, то дол­жен за­пла­тить эко­ло­ги­че­ский сбор го­су­дар­ству. По­сколь­ку при рас­че­те пла­те­жа эко­ло­ги­че­ско­го сбо­ра его став­ка умно­жа­ет­ся на нор­ма­тив ути­ли­за­ции, вы­ра­жен­ный в от­но­си­тель­ных еди­ни­цах, по­лу­ча­ет­ся, что в бюд­жет про­из­во­ди­тель дол­жен за­пла­тить толь­ко 20% став­ки эко­сбо­ра. В слу­чае со стек­лом это чуть ме­нее 800 руб­лей за тон­ну. Это­го ма­ло, по­сколь­ку из­на­чаль­но став­ка эко­ло­ги­че­ско­го сбо­ра рас­счи­ты­ва­ет­ся та­ким об­ра­зом, что­бы ее раз­мер со­от­вет­ство­вал се­бе­сто­и­мо­сти ути­ли­за­ции то­ва­ра. Но по­сколь­ку в слу­чае со стек­лом про­из­во­ди­тель в ито­ге обя­зан за­пла­тить толь­ко пя­тую часть, это не спо­соб­ству­ет раз­ви­тию пе­ре­ра­бот­ки. И не сти­му­ли­ру­ет про­из­во­ди­те­ля ею за­ни­мать­ся. Впро­чем, это про­бле­ма не толь­ко для от­хо­дов стек­ла.

«Мы на­ча­ли пред­ла­гать свои услу­ги как ути­ли­за­то­ра два го­да на­зад, — рас­ска­зы­ва­ет Мак­сим Ни­ку­лин. — И столк­ну­лись с тем, что очень мно­гие про­из­во­ди­те­ли про­дук­ции в стек­ло­та­ре не зна­ли, что им при­дет­ся пла­тить эко­сбор или как-то еще ре­шать во­прос с ути­ли­за­ци­ей». Ну а ко­гда ин­фор­ма­ции на рын­ке ста­ло боль­ше, боль­шин­ство круп­ных за­во­дов (на­при­мер, ли­ке­ро-во­доч­ные) ре­ши­ли, что им про­ще за­пла­тить сбор. Од­на­ко про­цесс оформ­ле­ния до­ку­мен­тов и до­ка­зы­ва­ния фак­та ути­ли­за­ции очень сло­жен. «Мы са­ми при­мер­но пол­го­да раз­би­ра­лись с Рос­по­треб­над­зо­ром, ка­кие до­ку­мен­ты долж­ны предо­став­лять и как все это под­твер­жда­ет­ся», — го­во­рит Мак­сим Ни­ку­лин. По­это­му ча­сто круп­ный про­из­во­ди­тель го­тов от­ка­зать­ся от со­труд­ни­че­ства с ути­ли­за­то­ром, бла­го­да­ря ко­то­ро­му, меж­ду тем, мо­жет сэко­но­мить до по­ло­ви­ны эко­сбо­ра, по­сколь­ку пе­ре­ра­бот­чик рад по­лу­чить от него хоть сколь­ко-ни­будь. Ну а бо­лее мел­кие за­во­ды во­об­ще бы­ли удив­ле­ны, что к ним об­ра­ща­ют­ся с во­про­са­ми об ути­ли­за­ции. «Они го­во­ри­ли: мы не по­ни­ма­ем, о чем речь. Вот ко­гда к нам при­дут и с нас спро­сят, то­гда и бу­дем ду­мать, — рас­ска­зы­ва­ет г-н Ни­ку­лин. — Мы предо­став­ля­ем услу­ги по ути­ли­за­ции с 2017 го­да, но, имея воз­мож­ность де­лать это в объ­е­ме до 24 ты­сяч тонн в год, фак­ти­че­ски ути­ли­зи­ру­ем толь­ко пять ты­сяч тонн».

В во­про­сах ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния про­цес­сов ути­ли­за­ции до сих пор мно­го бе­лых пя­тен имен­но с точ­ки зре­ния тре­бо­ва­ний к до­ку­мен­та­ции и кон­тро­ля, счи­та­ет Мак­сим Ни­ку­лин.

По мне­нию Де­ни­са Кон­дра­тье­ва, про­бле­ма в том, что из­на­чаль­но не бы­ло вве­де­но ад­ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти пред­при­я­тий за на­ру­ше­ние усло­вий РОП, за­то бы­ли вве­де­ны нор­ма­ти­вы ути­ли­за­ции, ко­то­рые ста­ли по­ни­жа­ю­щим ко­эф­фи­ци­ен­том. «В Ев­ро­со­ю­зе за де­сять бу­ты­лок то­ва­ро­про­из­во­ди­те­ли

пла­тят сто про­цен­тов сто­и­мо­сти их пе­ре­ра­бот­ки (это се­бе­сто­и­мость воз­вра­та ма­те­ри­а­ла в хо­зяй­ствен­ный обо­рот), а у нас, гру­бо го­во­ря, за од­ну. Осталь­ное вро­де как по­том, по­сте­пен­но. Но так си­сте­ма не ра­бо­та­ет».

А меж­ду тем мощ­но­стей од­но­го за­во­да бы­ло бы до­ста­точ­но, что­бы в Ка­луж­ской об­ла­сти стек­ло не вы­во­зи­лось на по­ли­го­ны. «Ай­СиЭм Гласс Ка­лу­га» са­ма за­ни­ма­ет­ся сбо­ром стек­ла, уста­но­вив в Об­нин­ском рай­оне по­ряд­ка 30 кон­тей­не­ров для сбо­ра стек­ла. Од­на­ко объ­е­мы от­ту­да идут несу­ще­ствен­ные: один кон­тей­нер на­пол­ня­ет­ся при­мер­но за две неде­ли. «Что­бы со­би­рать су­ще­ствен­ные объ­е­мы, лю­ди долж­ны сор­ти­ро­вать му­сор у се­бя до­ма, но стран­но ждать, что они бу­дут от­би­рать бу­тыл­ки, — го­во­рит г-н Ни­ку­лин. — По­это­му кон­тей­не­ры долж­ны по­яв­лять­ся для все­го — и для пла­сти­ка, и для бу­ма­ги. Сти­му­ли­ро­вать на­се­ле­ние к раз­дель­но­му сбо­ру очень тя­же­ло и до­ро­го. Мы это де­ла­ем вплоть до уро­ков в шко­ле. Но по­ка не по­явит­ся про­грамм по про­дви­же­нию раз­дель­но­го сбо­ра му­со­ра на уровне го­ро­да и об­ла­сти, это бу­дет неэф­фек­тив­но. Речь идет о том, что за­ло­жен­ные в му­сор­ную ре­фор­му за­да­чи долж­ны вы­пол­нять­ся. Что­бы рос­ла ре­аль­ная сор­ти­ров­ка му­со­ра и сни­жа­лись объ­е­мы за­хо­ро­не­ний. И то­гда та­кие ком­па­нии, как на­ша, по­лу­чат огром­ный сти­мул к раз­ви­тию, к стро­и­тель­ству но­вых за­во­дов».

Непро­стой стек­ло­бой

В от­хо­дах стек­ла нуж­да­ют­ся не толь­ко про­из­во­ди­те­ли пе­но­стек­ла, но и «тра­ди­ци­он­ные» сте­коль­щи­ки. По оцен­кам Ва­та­на Аб­ду­рах­ма­но­ва, пред­се­да­те­ля ко­ми­те­та по пе­ре­ра­бот­ке стек­ла Ас­со­ци­а­ции про­из­во­ди­те­лей стек­лян­ной та­ры, го­до­вой по­тен­ци­аль­ный объ­ем по­треб­ле­ния — от трех до пя­ти мил­ли­о­нов тонн вто­рич­но­го стек­ла в раз­ных фор­мах. «Есть по­ни­ма­ние, что ры­нок недо­на­сы­щен в шесть-семь раз. Бо­лее то­го, в стра­ну вво­зит­ся неболь­шой объ­ем сте­коль­но­го му­со­ра», — утвер­жда­ет он.

По дан­ным Вик­то­ра Оси­по­ва, в Рос­сию им­пор­ти­ру­ет­ся по­чти 400 тыс. тонн стек­ло­боя в год. До из­вест­ных со­бы­тий мно­го вез­ли из Укра­и­ны, где раз­ви­та пе­ре­ра­бот­ка стек­ла в про­мыш­лен­ный стек­ло­бой (од­на из круп­ных ком­па­ний — «Ути­ли­та», ко­то­рая ак­тив­но ра­бо­та­ла с Рос­си­ей). Сей­час под­клю­чи­лась Бе­ло­рус­сия, где то­же есть за­во­ды, пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие стек­ло в про­мыш­лен­ный стек­ло­бой; мощ­ность круп­ней­ше­го — 400 тыс. тонн в год.

По­яс­ним, что стек­ло­бой — это, в об­щем-то, са­мо­сто­я­тель­ный про­дукт, речь идет не про­сто о непо­нят­ных оскол­ках из му­сор­но­го ба­ка (та­кое сте­коль­ная печь не «пе­ре­ва­рит»). Сте­коль­ный му­сор необ­хо­ди­мо до­во­дить до со­сто­я­ния, в ко­то­ром он мо­жет ис­поль­зо­вать­ся в стек­ло­ва­ре­нии (слож­ные си­сте­мы сор­ти­ров­ки, очист­ки и про­чей об­ра­бот­ки), же­ла­тель­но в за­вод­ских усло­ви­ях. Это опре­де­лен­ный тех­но­ло­ги­че­ский про­цесс, ко­гда стек­ло раз­де­ля­ет­ся по цве­там и по ти­пу, от­сор­ти­ро­вы­ва­ет­ся все ненуж­ное — хру­сталь, жа­ро­проч­ное стек­ло, фар­фор и проч. Нуж­но, что­бы не бы­ло сле­дов ор­га­ни­ки, про­бок, эти­ке­ток — на вы­хо­де долж­но по­лу­чить­ся дроб­ле­ное стек­ло раз­ме­ром от 5 до 20 мм. При­чем для каж­до­го ви­да сте­коль­но­го про­из­вод­ства тре­бу­ет­ся свой тип стек­ло­боя.

Ис­поль­зо­ва­ние стек­ло­боя в сте­коль­ном про­из­вод­стве да­ет сплош­ные вы­го­ды. Во-пер­вых, эко­но­мят­ся энер­го­ре­сур­сы: что­бы рас­пла­вить стек­ло­бой, тре­бу­ет­ся ме­нее вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра в пе­чи, чем в слу­чае от­лив­ки стек­ла из ис­ход­но­го сы­рья (квар­це­вый пе­сок, со­да, до­ло­мит). А чем ни­же тем­пе­ра­ту­ра, тем мед­лен­нее бу­дет «вы­го­рать» сте­коль­ная печь — к сло­ву, весь­ма до­ро­го­сто­я­щее обо­ру­до­ва­ние, дей­ству­ю­щее по непре­рыв­но­му цик­лу. Из ки­ло­грам­ма стек­ло­боя мож­но сде­лать ки­ло­грамм го­то­вой про­дук­ции, а ес­ли поль­зо­вать­ся ис­ход­ным сы­рьем, то 20% те­ря­ет­ся в про­цес­се про­из­вод­ства. Каж­дые 10% стек­ло­боя в сте­коль­ной ших­те по­вы­ша­ют рен­та­бель­ность стек­ло­ва­ре­ния на 3–5%, счи­та­ют в Ас­со­ци­а­ции про­из­во­ди­те­лей стек­лян­ной та­ры. В кон­це кон­цов, не ска­зать, что­бы си­ту­а­ция с сы­рье­вой ба­зой у рос­сий­ских сте­коль­щи­ков бы­ла без­об­лач­ной. «На рын­ке об­ра­зо­ва­лось нечто на­по­ми­на­ю­щее мо­но­по­лию — кол­лек­тив­ное до­ми­ни­ро­ва­ние Баш­кир­ской со­до­вой ком­па­нии и Крым­ской со­до­вой ком­па­нии, — утвер­жда­ет Ва­тан Аб­ду­рах­ма­нов. — Бо­лее то­го, с недав­не­го вре­ме­ни они внед­ри­ли си­сте­му экс­порт­но-им­порт­но­го па­ри­те­та, и все кур­со­вые раз­ни­цы транс­ли­ру­ют­ся сра­зу в це­ну со­ды, а так как рубль осо­бо не укреп­ля­ет­ся, то и це­ны на со­ду рас­тут».

На­ко­нец, 5–10% стек­ло­боя от об­щей мас­сы ших­ты в печь долж­но за­кла­ды­вать­ся в лю­бом слу­чае — для то­го что­бы стек­ло по­лу­ча­лось бо­лее эла­стич­ным и ка­че­ствен­ным, объ­яс­ня­ет Вик­тор Оси­пов.

В Рос­сии круп­ных пе­ре­ра­бот­чи­ков стек­ла, вы­пус­ка­ю­щих ка­че­ствен­ный стек­ло­бой, очень ма­ло, а ка­че­ство их пе­ре­ра­бот­ки не устра­и­ва­ет сте­коль­ные пред­при­я­тия, утвер­жда­ет Ра­шид Исма­и­лов, пред­се­да­тель Рос­сий­ско­го эко­ло­ги­че­ско­го об­ще­ства: «Про­из­во­ди­мый се­го­дня стек­ло­бой некон­ку­рен­то­спо­со­бен по срав­не­нию со стек­ло­бо­ем, вво­зи­мым в стра­ну, а так­же с пер­вич­ным ма­те­ри­а­лом. Сте­коль­ные за­во­ды ис­поль­зу­ют все­го по­ряд­ка де­ся­ти про­цен­тов стек­ло­боя, из ко­то­рых пять про­цен­тов — это их соб­ствен­ный брак». Не­ко­то­рые сте­коль­ные пред­при­я­тия про­сто от­ка­зы­ва­ют­ся при­ни­мать недо­ста­точ­но под­го­тов­лен­ный, гряз­ный и раз­но­род­ный стек­ло­бой от му­со­ро­сор­ти­ро­воч­ных за­во­дов — им это невы­год­но. Та­кой слу­чай был с Тю­мен­ским за­во­дом «Стек­ло­тех», ко­то­рый не стал брать стек­ло с мест­но­го му­со­ро­сор­ти­ро­воч­но­го ком­плек­са. Ма­ло по­ста­вить сор­ти­ро­воч­ный ком­плекс — нуж­но, что­бы сы­рье устра­и­ва­ло по­тре­би­те­лей, в том чис­ле сте­коль­ные за­во­ды.

Де­ло в том, что ры­нок по­ка ма­лень­кий и «ди­кий». Сбо­ром и об­ра­бот­кой стек­ла за­ни­ма­ют­ся мел­кие фир­мы, за­ча­стую ве­ду­щие по­лу­ле­галь­ное су­ще­ство­ва­ние. Как рас­ска­зы­ва­ет Ва­тан Аб­ду­рах­ма­нов, в Под­мос­ко­вье ры­нок кон­тро­ли­ру­ют по­ряд­ка пя­ти-ше­сти ком­па­ний, для ко­то­рых без­дом­ные и бед­ные лю­ди со­би­ра­ют и вруч­ную сор­ти­ру­ют стек­ло. За­тем оно раз­во­зит­ся прак­ти­че­ски по всей стране — на­при­мер, круп­ное пред­при­я­тие в Ро­сто­ве ис­поль­зу­ет до 20% стек­ло­боя (со­брать стек­ло в Мос­ков­ской об­ла­сти го­раз­до про­ще, чем в не столь гу­сто­на­се­лен­ных ре­ги­о­нах). Но та­кие по­став­щи­ки, по мне­нию Ва­та­на Аб­ду­рах­ма­но­ва, не спо­соб­ны обес­пе­чить сте­коль­ным за­во­дам ста­биль­ность ка­че­ства вхо­дя­ще­го сы­рья. За­то для мел­ких сор­ти­ров­щи­ков та­кой биз­нес — зо­ло­тое дно.

По на­блю­де­ни­ям Мак­си­ма Ни­ку­ли­на, оп­ти­че­ские, ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ные си­сте­мы сор­ти­ров­ки стек­ла в про­мыш­лен­ном мас­шта­бе в Рос­сии прак­ти­че­ски не ис­поль­зу­ют­ся: «Я та­кое ви­дел толь­ко в Мин­ске. У нас это все­гда ру­ко­паш­ная ис­то­рия». Та­кие тех­но­ло­гии сто­ят очень до­ро­го.

Про­мыш­лен­ный стек­ло­бой — это не про­сто би­тое стек­ло, а под­го­тов­лен­ное в за­вод­ских усло­ви­ях сы­рье, от­сор­ти­ро­ван­ное, очи­щен­ное и об­ра­бо­тан­ное. В Рос­сии круп­ных про­из­во­ди­те­лей это­го про­дук­та по­чти нет

Са­ми сте­коль­щи­ки по ме­ре воз­мож­но­стей «го­то­вят» стек­ло­бой для сво­их про­из­водств, но ча­ще все­го в неболь­ших объ­е­мах — их «до­маш­ние» про­из­вод­ства не мо­гут быть рен­та­бель­ны­ми из-за неболь­ших объ­е­мов пе­ре­ра­бот­ки. Да и те труд­но за­гру­зить сте­коль­ны­ми от­хо­да­ми, уточ­ня­ет Вик­тор Оси­пов. По сло­вам Ва­та­на Аб­ду­рах­ма­но­ва, внут­рен­ние ли­нии на сте­коль­ных пред­при­я­ти­ях неэф­фек­тив­ны: «Ита­лия про­шла этот путь. Ты по­ку­па­ешь му­сор вме­сте со стек­лом и опла­чи­ва­ешь ло­ги­сти­ку».

Се­вер­ная стек­ло­тар­ная ком­па­ния за­пла­ни­ро­ва­ла про­ект по со­зда­нию сте­коль­ной об­ра­бот­ки при­мер­но на 10 млн ев­ро, но он бу­дет ре­а­ли­зо­ван как от­дель­ный биз­нес, ра­бо­та­ю­щий на ши­ро­кий ры­нок. Это необ­хо­ди­мо, что­бы пред­при­я­тие бы­ло ком­мер­че­ски эф­фек­тив­ным (объ­е­мы пе­ре­ра­бот­ки сте­коль­ных от­хо­дов долж­ны на­чи­нать­ся от пя­ти-ше­сти ты­сяч тонн в ме­сяц).

Обо­ру­до­ва­ние за­ку­пят в Ав­стрии — это сор­ти­ро­воч­ные ма­ши­ны, ко­то­рые опре­де­ля­ют цвет и хи­ми­че­ский со­став стек­ла, плюс слож­ная си­сте­ма суш­ки. Ме­нее слож­ная часть обо­ру­до­ва­ния бу­дет рос­сий­ской (бун­ке­ры, дро­бил­ки и проч.), как и ин­жи­ни­ринг. По сло­вам Ва­та­на Аб­ду­рах­ма­но­ва, нуж­но бы­ло по­до­брать обо­ру­до­ва­ние с уче­том то­го, что рос­сий­ский му­сор не са­мый чи­стый в ми­ре; его мож­но со­по­ста­вить, на­при­мер, с ита­льян­ским. «В Гер­ма­нии, ска­жем, очень чи­стый раз­дель­ный сбор, ес­ли на кон­тей­не­ре на­пи­са­но “Стек­ло”, то оно и бу­дет внут­ри, — го­во­рит г-н Аб­ду­рах­ма­нов. — А в Ита­лии ту­да мо­гут бро­сить что угод­но».

По­доб­ные про­ек­ты пла­ни­ру­ют ре­а­ли­зо­вать и дру­гие сте­коль­щи­ки, ряд сте­коль­ных за­во­дов (в част­но­сти, в Ро­стов­ской об­ла­сти и в Мин­во­дах) уже раз­ви­ва­ют та­кой биз­нес. Хо­тя при ны­неш­ней сто­и­мо­сти сы­рья это труд­но, а не­ко­то­рые сте­коль­щи­ки да­же убеж­де­ны, что без суб­си­ди­ро­ва­ния со сто­ро­ны го­су­дар­ства ло­ги­сти­че­ских рас­хо­дов или ча­сти сто­и­мо­сти пер­вич­но­го сы­рья и во­все невоз­мож­но.

«В от­расль мо­гут прий­ти ин­ве­сто­ры, тем бо­лее что мы го­то­вы га­ран­ти­ро­вать им пол­ный вы­куп при­год­но­го для пе­ре­плав­ки стек­ло­боя, — го­во­рит Вик­тор Оси­пов. — Но но­вые мощ­но­сти нуж­но чем-то за­гру­жать. Пусть го­су­дар­ство даст ин­ве­сто­рам га­ран­тии, что они по­лу­чат сте­коль­ные от­хо­ды в нуж­ном ко­ли­че­стве».

В том-то и про­бле­ма, что га­ран­ти­ро­вать это се­го­дня невоз­мож­но. До тех пор, по­ка нет эф­фек­тив­но ра­бо­та­ю­щей си­сте­мы раз­дель­но­го сбо­ра му­со­ра и стек­ло по­па­да­ет в об­щий «скоп». В Стек­ло­со­ю­зе счи­та­ют, что необ­хо­ди­мо со­зда­вать си­сте­му пунк­тов сбо­ра стек­ла. Но нуж­но еще ре­шить це­лый ряд про­блем. Сей­час от­рас­ле­ви­ки ра­бо­та­ют над тем, что­бы от­ме­нить НДФЛ, ко­то­рым об­ла­га­ют­ся фи­зи­че­ские ли­ца, сда­ю­щие стек­лян­ные от­хо­ды. В слу­чае с ма­ку­ла­ту­рой это уже сде­ла­но, что поз­во­ли­ло, по оцен­кам Ли­ги пе­ре­ра­бот­чи­ков ма­ку­ла­ту­ры, уве­ли­чить по­ступ­ле­ния в бюд­жет на сот­ни мил­ли­о­нов руб­лей. Ес­ли по­лу­чит­ся ор­га­ни­зо­вать пунк­ты сбо­ра и от­ме­нить НДФЛ, то, по оцен­кам Стек­ло­со­ю­за, до 2024 го­да в Рос­сии по­стро­ят как ми­ни­мум пять за­во­дов по про­из­вод­ству сы­рья из стек­ло­боя.

Есть и дру­гие спо­со­бы уве­ли­чить объ­е­мы пе­ре­ра­бот­ки стек­ла, ко­то­рые мож­но ис­поль­зо­вать па­рал­лель­но. В Ев­ро­пе дей­ству­ет си­сте­ма за­ло­го­вой сто­и­мо­сти упа­ков­ки, в том чис­ле стек­лян­ной, она мо­жет быть вве­де­на и в Рос­сии, за­яв­ля­ла недав­но пресс-служ­ба Мин­пром­тор­га. «За­ло­го­вая сто­и­мость мо­жет хо­ро­шо по­вли­ять на со­зна­ние рос­си­ян, ко­то­рые на­ко­нец пой­мут, что бу­тыл­ка сто­ит “жи­вых” де­нег, и бу­дут вос­при­ни­мать ее не как му­сор, а как вто­рич­ный ре­сурс, — уве­рен Де­нис Кон­дра­тьев. — Это пси­хо­ло­гия: ни­ко­му ведь не при­хо­дит в го­ло­ву вы­бра­сы­вать мо­не­ты. Тем бо­лее что у нас 22 мил­ли­о­на че­ло­век за чер­той бед­но­сти». ■

Стек­лян­ную бу­тыл­ку мож­но пе­ре­плав­лять бес­ко­неч­ное ко­ли­честв раз без вре­да для свойств ма­те­ри­а­ла

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.