«Риск­ше­ринг поз­во­ля­ет за­ку­пать пре­па­ра­ты по спра­вед­ли­вой цене»

Ekspert - - РУССКИЙ БИЗНЕС - ■ За­пи­сал Алек­сандр Ла­бы­кин

Быв­ший ми­нистр здра­во­охра­не­ния Хо­рва­тии (2012–2014), врач, по­ли­тик и кон­суль­тант Си­ни­ша Вар­га в свое вре­мя до­бил­ся от мест­ных фарм­ком­па­ний сни­же­ния сто­и­мо­сти за­ку­па­е­мых го­су­дар­ством ле­карств в том чис­ле с по­мо­щью ши­ро­ко ис­поль­зу­е­мо­го в Ев­ро­пе ме­ха­низ­ма риск­ше­рин­га. О том, как сни­жа­ют це­ны на гос­за­куп­ках в ЕС, экс­перт си­сте­мы здра­во­охра­не­ния IBF Internatio­nal Consulting (Хо­рва­тия) Си­ни­ша Вар­га рас­ска­зал «Экс­пер­ту».

— Как скла­ды­ва­ет­ся це­но­об­ра­зо­ва­ние при раз­ра­бот­ке ин­но­ва­ци­он­ных пре­па­ра­тов в ев­ро­пей­ских стра­нах и сколь­ко в сред­нем сто­ят раз­ра­бот­ка и вы­вод но­вых ори­ги­наль­ных пре­па­ра­тов на ры­нок?

— Раз­ра­бот­ка и про­из­вод­ство ле­кар­ствен­ных пре­па­ра­тов очень спе­ци­фи­че­ский и ре­гу­ли­ру­е­мый биз­нес, это дол­го­сроч­ный про­цесс, ко­то­рый тре­бу­ет огром­но­го ко­ли­че­ства до­ку­мен­тов. Что­бы сфор­ми­ро­вать до­сье на пре­па­рат, ко­то­рый мо­жет быть за­ре­ги­стри­ро­ван и вы­ве­ден на ры­нок, в луч­шем слу­чае нуж­но три го­да, но обыч­но на это ухо­дит пять лет. Важ­но пом­нить, что из ты­ся­чи пер­спек­тив­ных мо­ле­кул до рын­ка до­хо­дят толь­ко од­на-две. Про­цесс тре­бу­ет боль­ших за­трат на ис­сле­до­ва­ния и раз­ра­бот­ку, и это вли­я­ет на це­но­об­ра­зо­ва­ние. Ин­ве­сти­ции мо­гут до­сти­гать несколь­ких мил­ли­о­нов ев­ро.

— Ка­ко­ва в сред­нем мар­жи­наль­ность ин­но­ва­ци­он­ных пре­па­ра­тов в Хо­рва­тии, в Ев­ро­пе?

— Это за­ви­сит от кон­крет­ной ком­па­нии и кон­крет­но­го пре­па­ра­та. Су­ще­ству­ет по­ряд­ка де­ся­ти фак­то­ров, ко­то­рые ком­па­нии учи­ты­ва­ют, ко­гда уста­нав­ли­ва­ют це­ну. Затра­ты на раз­ра­бот­ку лишь один из них. Дру­гой при­мер — кон­ку­рент­ный про­гноз. На­при­мер, ес­ли пред­по­ла­га­ет­ся, что раз­ра­бот­чик оста­нет­ся на рын­ке един­ствен­ным по­став­щи­ком дан­но­го пре­па­ра­та в те­че­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни, он мо­жет уста­но­вить це­ну, ко­то­рая не бу­дет ме­нять­ся с те­че­ни­ем вре­ме­ни, и вло­же­ния оку­пят­ся за несколь­ко лет. Ес­ли же про­гноз го­во­рит, что че­рез два-три го­да на рын­ке по­явят­ся по­хо­жие ле­кар­ства или био­ана­ло­ги, ком­па­ния мо­жет на­зна­чить бо­лее вы­со­кую це­ну на стар­те про­даж и по­сте­пен­но сни­жать ее. Есть еще и це­на спро­са: сколь­ко по­тре­би­те­ли го­то­вы пла­тить за пре­па­рат.

— Уда­ва­лось ли вам сни­зить це­ну на ин­но­ва­ци­он­ные пре­па­ра­ты в Хо­рва­тии?

— В Хо­рва­тии нет про­из­вод­ства ин­но­ва­ци­он­ных ле­карств, толь­ко дже­не­ри­ков. В на­шей стране жи­вет все­го че­ты­ре мил­ли­о­на че­ло­век. Мо­гу при­ве­сти при­мер: из вось­ми хор­ват­ских про­из­во­ди­те­лей дже­не­ри­ков по­ло­ви­на ра­нее при­над­ле­жа­ла ино­стран­но­му ка­пи­та­лу. И к ино­стран­ным, и к мест­ным про­из­во­ди­те­лям от­но­ше­ние бы­ло оди­на­ко­вое: пре­па­ра­ты, ко­то­рые им­пор­ти­ру­ют­ся и ко­то­рые про­из­во­дят­ся ло­каль­но, име­ют оди­на­ко­вый ста­тус. Пра­ви­ла ВТО и ЕС не поз­во­ля­ют уста­нав­ли­вать по­доб­ных огра­ни­че­ний. Что же ка­са­ет­ся пре­фе­рен­ций со сто­ро­ны рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства для мест­ных фарм­про­из­во­ди­те­лей и ло­ка­ли­зо­ван­ных пред­при­я­тий, то оче­вид­но, что Рос­сия, на­хо­дясь под санк­ци­я­ми, от­да­ет при­о­ри­тет под­держ­ке оте­че­ствен­ных фарм­ком­па­ний.

— За счет че­го мо­жет быть сни­же­на це­на ин­но­ва­ци­он­но­го пре­па­ра­та?

— Пер­вый ме­тод — обыч­ная скид­ка. Вто­рой ме­тод — риск­ше­ринг, опла­та ре­зуль­та­та. Это бо­лее про­зрач­ный спо­соб, ко­гда про­из­во­ди­тель по­лу­ча­ет пол­ную сто­и­мость, но толь­ко в тех слу­ча­ях, ко­гда па­ци­ент до­стиг це­лей ле­че­ния. В Хо­рва­тии ме­ха­низм риск­ше­рин­га был вве­ден в 2014 го­ду. Наш фонд ме­ди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния за­клю­чил пер­вый кон­тракт по прин­ци­пу риск­ше­рин­га с меж­ду­на­род­ной фар­ма­цев­ти­че­ской ком­па­ни­ей на по­став­ку пре­па­ра­та для ле­че­ния ге­па­ти­та С. Схе­ма про­ста: сна­ча­ла мы пла­тим пол­ную сто­и­мость всей пар­тии ле­карств, а ес­ли ко­му-то из па­ци­ен­тов они не по­мог­ли, ком­па­ния долж­на вер­нуть день­ги за эти пре­па­ра­ты фон­ду. Это рас­про­стра­нен­ный в Ев­ро­пе спо­соб опла­ты ле­карств. На­при­мер, в Ита­лии этот ме­ха­низм ис­поль­зу­ет­ся с 2006 го­да.

— Что та­кое PRM (Partner Relationsh­ip Management — си­сте­ма управ­ле­ния вза­и­мо­от­но­ше­ни­я­ми с парт­не­ра­ми) на фар­ма­цев­ти­че­ском рын­ке и в чем ее от­ли­чие от дру­гих под­хо­дов в це­но­об­ра­зо­ва­нии?

— Это ком­плекс­ная мо­дель опла­ты пре­па­ра­тов. Она ос­но­ва­на на по­ка­за­ни­ях к при­ме­не­нию. Один пре­па­рат мо­жет иметь сра­зу несколь­ко по­ка­за­ний, и для каж­до­го по­ка­за­ния мо­жет быть своя си­сте­ма воз­ме­ще­ния. Вто­рой ва­ри­ант PRM ра­бо­та­ет при ис­поль­зо­ва­нии ком­би­ни­ро­ван­ной те­ра­пии. На­при­мер, один пре­па­рат сто­ит сто ев­ро, а дру­гой — три­ста, но ес­ли они оба од­но­вре­мен­но при­ме­ня­ют­ся в ле­че­нии па­ци­ен­тов, сто­и­мость ле­че­ния не скла­ды­ва­ет­ся ариф­ме­ти­че­ски. Опре­де­ля­ет­ся ра­зум­ный ба­ланс, на­при­мер 250 ев­ро. И тре­тий ва­ри­ант — это как раз опла­та ре­зуль­та­та, ко­гда ле­че­ние опла­чи­ва­ет­ся толь­ко за вы­здо­ро­вев­ших па­ци­ен­тов.

— Мо­жет ли риск­ше­ринг при­ме­нять­ся в Рос­сии?

— Без­услов­но, но ну­жен очень про­зрач­ный и чет­ко вы­стро­ен­ный про­цесс, в том чис­ле в ча­сти воз­ме­ще­ния, це­но­об­ра­зо­ва­ния и за­ку­пок. Это так­же бу­дет спо­соб­ство­вать по­вы­ше­нию до­ступ­но­сти ин­но­ва­ци­он­ных пре­па­ра­тов для рос­сий­ских па­ци­ен­тов.

— Не ка­жет­ся ли вам, что сти­му­ли­ро­ва­ние ин­но­ва­ций бо­лее вер­ный спо­соб сни­же­ния це­ны?

— Луч­ший спо­соб под­стег­нуть ин­но­ва­ции и до­стичь луч­ше­го ре­зуль­та­та ле­че­ния — внед­рить си­сте­му пла­ты за ре­зуль­тат. Ес­ли опла­чи­ва­ет­ся толь­ко успеш­ное ле­че­ние, это са­мый глав­ный драй­вер для раз­ви­тия ин­но­ва­ций.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.