ТРУДНАЯ НЕФТЬ: ЗА­ЧЕМ НЕФ­ТЯ­НИ­КИ УХО­ДЯТ В ЦИФРУ

По­ка неф­тя­ни­ки сни­ма­ют слив­ки с бла­го­при­ят­ной ры­ноч­ной конъ­юнк­ту­ры. Но каж­дая но­вая тон­на неф­ти бу­дет да­вать­ся все тя­же­лее и сто­ить все до­ро­же. Что­бы со­хра­нить рен­та­бель­ность и кон­ку­рен­то­спо­соб­ность, при­хо­дит­ся ин­ве­сти­ро­вать в но­вые тех­но­ло­гии

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - Фо­то­гра­фии предо­став­ле­ны ком­па­ни­ей

По­ка неф­тя­ни­ки сни­ма­ют слив­ки с бла­го­при­ят­ной ры­ноч­ной конъ­юнк­ту­ры. Но каж­дая но­вая тон­на неф­ти бу­дет да­вать­ся все тя­же­лее и сто­ить все до­ро­же. Что­бы со­хра­нить рен­та­бель­ность и кон­ку­рен­то­спо­соб­ность, при­хо­дит­ся ин­ве­сти­ро­вать в но­вые тех­но­ло­гии

Неф­тя­ные ко­ти­ров­ки до­бра­лись до 75 дол­ла­ров за бар­рель Brent. С на­ча­ла го­да они вы­рос­ли при­мер­но на чет­верть. Бла­го­да­ря та­кой конъ­юнк­ту­ре ком­па­нии по­лу­ча­ют пре­крас­ную при­быль. Да­же аме­ри­кан­ские слан­це­ви­ки смо­гут по­пра­вить свои де­ла и от­дать часть мно­го­мил­ли­ард­ных кре­ди­тов.

Рос­сий­ские неф­тя­ни­ки то­же в хо­ро­шем плю­се. Но не сто­ит так уж ра­до­вать­ся те­ку­ще­му бла­го­по­лу­чию: ста­рые ме­сто­рож­де­ния ис­то­ща­ют­ся, при­хо­дит­ся на­чи­нать ра­бо­тать с труд­но­из­вле­ка­е­мы­ми за­па­са­ми — на шель­фе, в Арк­ти­ке. Кон­ку­рен­ция же при этом ста­но­вит­ся все жест­че, посколь­ку но­вые тех­но­ло­гии сни­жа­ют се­бе­сто­и­мость до­бы­чи слан­це­вой неф­ти.

Слан­це­ви­кам бар­рель об­хо­дит­ся в 20–60 дол­ла­ров, мей­джо­рам, та­ким как Exxon, Shell, BP, — в 5–12 дол­ла­ров, рос­сий­ским вер­ти­каль­но ин­те­гри­ро­ван­ным ком­па­ни­ям («Рос­нефть», «ЛУКойл», «Газ­пром нефть») — в 3–7 дол­ла­ров, го­во­рит

Дмит­рий Алек­сан­дров, глав­ный стратег ком­па­нии «Уни­вер Ка­пи­тал». Но это без уче­та ло­ги­сти­ки и на­ло­гов, ко­то­рые уве­ли­чи­ва­ют рас­хо­ды на по­ря­док. В ито­ге око­ло 52% вы­руч­ки оте­че­ствен­ные неф­тя­ни­ки тра­тят на ак­ци­зы, та­мо­жен­ные по­шли­ны и НДПИ, по­яс­ня­ет Вя­че­слав Аб­ра­мов, ди­рек­тор офи­са про­даж «БКС Бро­кер». При этом на но­вых ме­сто­рож­де­ни­ях в Рос­сии за­тра­ты со­став­ля­ют уже 15–17 дол­ла­ров, а труд­но­из­вле­ка­е­мые и шель­фо­вые за­па­сы об­хо­дят­ся в 22–25, от­ме­ча­ет он.

Дмит­рий Алек­сан­дров счи­та­ет, что в Рос­сии мож­но ждать по­сте­пен­но­го ро­ста се­бе­сто­и­мо­сти до­бы­чи неф­ти за счет ро­ста до­ли труд­но­из­вле­ка­е­мых ре­сур­сов и шель­фа, а в США — сни­же­ния за счет со­вер­шен­ство­ва­ния тех­но­ло­гий ра­бо­ты со слан­це­вы­ми за­ле­жа­ми. Exxon на­ме­ре­на сни­зить се­бе­сто­и­мость до­бы­чи в Перм­ской слан­це­вой фор­ма­ции США при­мер­но до 15 дол­ла­ров за бар­рель, го­во­рит Вя­че­слав Аб­ра­мов.

Ве­ду­щие ком­па­нии тра­тят сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров на R&D. Так, бри­тан­ская BP в про­шлом го­ду вло­жи­ла в ис­сле­до­ва­ния и раз­ра­бот­ки 429 млн дол­ла­ров, а Shell — мил­ли­ард. Рос­сий­ские ком­па­нии сво­их рас­хо­дов по это­му сег­мен­ту не рас­кры­ва­ют, но «Рос­нефть» со­об­ща­ла, что по­тра­ти­ла на ин­но­ва­ции в 2016 го­ду 44,1 млрд руб­лей, то есть при­мер­но 700 млн дол­ла­ров.

Что­бы со­хра­нить кон­ку­рен­то­спо­соб­ность и эф­фек­тив­ность, на­до сни­жать за­тра­ты и, со­от­вет­ствен­но, ин­ве­сти­ро­вать в ин­но­ва­ции и но­вые тех­но­ло­гии, в том чис­ле в «цифру». Са­мый мас­штаб­ный про­ект циф­ро­вой транс­фор­ма­ции сре­ди рос­сий­ских неф­тя­ни­ков ре­а­ли­зу­ет «Газ­пром нефть».

Оциф­ро­ван­ная Арк­ти­ка

Ко­гда в Москве ап­рель­ское солн­це и плюс де­сять, а в Нью-Йор­ке око­ло плюс два­дца­ти, в рай­оне Об­ской гу­бы мо­ро­зы и сто­ит лед. Часть это­го ги­гант­ско­го за­ли­ва, где ре­ка Обь впа­да­ет в Кар­ское мо­ре, осво­бож­да­ет­ся от ле­дя­но­го по­кро­ва толь­ко к се­ре­дине ле­та, и то все­го на два-три ме­ся­ца. Но лед и хо­лод дав­но уже

не оста­нав­ли­ва­ют неф­те­га­зо­вые ком­па­нии, ко­то­рые охо­тят­ся за со­кро­ви­ща­ми Арк­ти­ки. Се­го­дня ра­бо­тать за По­ляр­ным кру­гом им по­мо­га­ют но­вей­шие ле­до­ко­лы и циф­ро­вые тех­но­ло­гии.

В се­ре­дине ап­ре­ля «Газ­пром нефть» по­ста­ви­ла на де­жур­ство в Об­ской гу­бе свой вто­рой ди­зель-элек­три­че­ский ле­до­кол, на­зван­ный в честь по­ляр­но­го ис­сле­до­ва­те­ля Ан­дрея Виль­киц­ко­го. В де­каб­ре про­шло­го го­да на ко­рабль с оран­же­вы­ми бор­та­ми, спорт­за­лом и ком­пью­тер­ной на­чин­кой мог­ли вжи­вую по­смот­реть жи­те­ли и го­сти Санк­тПе­тер­бур­га. «Ан­дрей Виль­киц­кий» на несколь­ко дней при­швар­то­вал­ся на Ан­глий­ской на­бе­реж­ной, а за­тем от­пра­вил­ся в Арк­ти­ку, где при­со­еди­нил­ся к сво­е­му близ­не­цу по име­ни «Алек­сандр Сан­ни­ков».

В ак­ва­то­рии Об­ской гу­бы два по­стро­ен­ных в Вы­бор­ге ле­до­ко­ла, а так­же де­сять тан­ке­ров уси­лен­но­го арк­ти­че­ско­го клас­са ра­бо­та­ют в рам­ках про­ек­та «Но­вый порт». По­ми­мо спе­ц­фло­та в несколь­ких де­сят­ках ки­ло­мет­рах от бе­ре­га в 2016 го­ду бы­ли по­стро­е­ны «Во­ро­та Арк­ти­ки» — един­ствен­ный в ми­ре неф­те­на­лив­ной тер­ми­нал, ра­бо­та­ю­щий в прес­ных во­дах и слож­ных ле­до­вых усло­ви­ях. На во­ро­та тер­ми­нал не по­хож, а вы­гля­дит как подъ­ем­ный кран, к ко­то­ро­му при­цеп­лен шланг для пе­ре­кач­ки неф­ти.

Все эти тех­ни­че­ские изыс­ки нуж­ны, что­бы в круг­ло­го­дич­ном ре­жи­ме от­гру­жать и по­став­лять по­ку­па­те­лям нефть сор­та NovyPort с Но­во­пор­тов­ско­го ме­сто­рож­де­ния, из­вле­ка­е­мые за­па­сы жид­ких уг­ле­во­до­ро­дов ко­то­ро­го пре­вы­ша­ют 250 млн тонн, а га­за в нед­рах око­ло 320 млрд ку­бо­мет­ров. Ме­сто­рож­де­ние бы­ло от­кры­то боль­ше по­лу­ве­ка на­зад, но то­гда тех­но­ло­ги­че­ский уро­вень не поз­во­лял ве­сти до­бы­чу в Арк­ти­ке.

Да и сей­час це­на во­про­са оста­ет­ся крайне вы­со­кой. «Газ­пром нефть» со­об­ща­ет, что ин­ве­сти­ции в осво­е­ние Но­во­пор­тов­ско­го ме­сто­рож­де­ния с на­ча­ла ре­а­ли­за­ции про­ек­та со­ста­ви­ли бо­лее 300 млрд руб­лей, за это вре­мя вве­де­но в экс­плу­а­та­цию 11 объ­ек­тов ин­фра­струк­ту­ры, до­бы­то бо­лее 15 млн тонн неф­ти.

Оран­же­вые ле­до­ко­лы и жел­тые «Во­ро­та Арк­ти­ки», как и ле­до­стой­кая неф­тя­ная плат­фор­ма «При­раз­лом­ная» (уста­нов­ле­на «Газ­пром нефтью» в 2011 го­ду в Пе­чор­ском мо­ре в 60 км от бе­ре­га), лишь ви­ди­мая часть тех­но­ло­ги­че­ских но­ви­нок, ко­то­рые бро­ше­ны на осво­е­ние Арк­ти­ки. Вся ло­ги­сти­че­ская ин­фра­струк­ту­ра в регионе объ­еди­не­на в еди­ную циф­ро­вую си­сте­му управ­ле­ния «Ка­пи­тан».

В ре­жи­ме ре­аль­но­го вре­ме­ни об­ра­ба­ты­ва­ют­ся дан­ные об объ­е­мах су­точ­ной до­бы­чи на Но­во­пор­тов­ском и При­раз­лом­ном ме­сто­рож­де­ни­ях, объ­е­мах на­коп­ле­ния неф­ти в неф­те­хра­ни­ли­щах, ме­сто­по­ло­же­нии и дви­же­нии при­мер­но по­лу­сот­ни су­дов, дан­ных о ле­до­вой об­ста­нов­ке на марш­ру­тах, гра­фи­ках при­ли­вов и от­ли­вов, по­год­ных усло­ви­ях и проч. Все­го си­сте­ма об­ра­ба­ты­ва­ет око­ло се­ми ты­сяч вход­ных па­ра­мет­ров и вы­да­ет оп­ти­маль­ные ло­ги­сти­че­ские ре­ше­ния.

Си­сте­ма са­мо­сто­я­тель­но фор­ми­ру­ет оп­ти­маль­ный гра­фик ис­поль­зо­ва­ния тан­кер­но­го и ле­до­коль­но­го фло­та, от­гру­зок с тер­ми­на­лов и пла­ву­че­го неф­те­хра­ни­ли­ща и син­хро­ни­зи­ру­ет все зве­нья це­поч­ки по­ста­вок. В «Газ­пром неф­ти» уве­ря­ют, что «функ­ци­о­нал поз­во­ля­ет опе­ра­тив­но фор­ми­ро­вать гра­фик от­гру­зок неф­ти с го­ри­зон­том до трех лет, что обес­пе­чи­ва­ет воз­мож­ность оп­ти­ми­за­ции со­ста­ва фрах­ту­е­мо­го и соб­ствен­но­го фло­та ком­па­нии».

«Внед­ре­ние си­сте­мы поз­во­ли­ло зна­чи­тель­но со­кра­тить сро­ки пла­ни­ро­ва­ния и со­гла­со­ва­ния опе­ра­ций по от­груз­ке неф­ти и оп­ти­ми­зи­ро­вать транс­порт­ные из­держ­ки», — го­во­рят в ком­па­нии.

По сло­вам пред­се­да­те­ля прав­ле­ния «Газ­пром неф­ти» Алек­сандра Дю­ко­ва, при­ме­не­ние циф­ро­вых тех­но­ло­гий в Арк­ти­ке поз­во­ли­ло сни­зить за­тра­ты на де­сять про­цен­тов в рам­ках дей­ству­ю­щей ло­ги­сти­че­ской схе­мы круг­ло­го­дич­но­го вы­во­за неф­ти арк­ти­че­ских сор­тов.

Арк­ти­че­ский «Ка­пи­тан» стал ча­стью про­грам­мы ком­плекс­ной циф­ро­вой транс­фор­ма­ции все­го биз­не­са «Газ­пром неф­ти», ко­то­рая стар­то­ва­ла в 2018 го­ду и долж­на быть в ос­нов­ном за­вер­ше­на к 2030-му.

Но­вые тех­но­ло­гии и ме­то­ды управ­ле­ния, в част­но­сти, поз­во­лят оп­ти­ми­зи­ро­вать сро­ки ре­а­ли­за­ции круп­ных про­ек­тов до­бы­чи неф­ти и га­за. Кро­ме то­го, «Газ­пром нефть» в те­че­ние несколь­ких лет пла­ни­ру­ет в два ра­за со­кра­тить пе­ри­од по­лу­че­ния пер­вой неф­ти с ме­сто­рож­де­ний, рас­ска­зал «Экс­пер­ту» ди­рек­тор по циф­ро­вой транс­фор­ма­ции (Chief Digital Officer) Ан­дрей Бе­лев­цев. Кро­ме то­го, пред­по­ла­га­ет­ся, что циф­ро­вые ин­стру­мен­ты бу­дут внед­ре­ны во всю це­поч­ку со­зда­ния сто­и­мо­сти про­дук­ции: от неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих за­во­дов до ав­то­за­пра­вок.

Двой­ни­ки и ней­ро­се­ти

По сло­вам Ан­дрея Бе­лев­це­ва, в «Газ­пром неф­ти» уже ре­а­ли­зо­ва­но бо­лее двух­сот циф­ро­вых пи­ло­тов и про­ек­тов раз­лич­но­го мас­шта­ба, ко­то­рые охва­ты­ва­ют все сег­мен­ты де­я­тель­но­сти — от раз­вед­ки до сбы­та. В ос­нов­ном это соб­ствен­ные раз­ра­бот­ки, посколь­ку за­ча­стую невоз­мож­но ку­пить на рын­ке го­то­вые ре­ше­ния, ко­то­рые пол­но­стью от­ве­ча­ли бы по­треб­но­стям ком­па­нии.

Один из са­мых успеш­ных и про­дви­ну­тых про­ек­тов — Центр управ­ле­ния бу­ре­ни­ем «ГеоНа­ви­га­тор». В порт­фе­ле «Газ­пром неф­ти» до­ля труд­но­из­вле­ка­е­мых за­па­сов со­став­ля­ет око­ло 70%, для их раз­ра­бот­ки при­хо­дит­ся бу­рить го­ри­зон­таль­ные и мно­го­стволь­ные сква­жи­ны. Этим про­цес­сом ин­же­не­ры цен­тра управ­ля­ют ди­стан­ци­он­но, ра­бо­тая на про­грамм­ном обес­пе­че­нии соб­ствен­ной раз­ра­бот­ки, и ис­поль­зу­ют искус­ствен­ный ин­тел­лект и ней­рон­ные се­ти. Гео­ло­ги­че­ские мо­де­ли опе­ра­тив­но уточ­ня­ют­ся в про­цес­се бу­ре­ния, что поз­во­ля­ет оп­ти­маль­но рас­по­ло­жить сква­жи­ны в неф­тя­ных пла­стах, со­кра­тить сро­ки и сто­и­мость их стро­и­тель­ства.

На­чаль­ник «ГеоНа­ви­га­то­ра» Ви­та­лий Ко­ряб­кин рас­ска­зал «Экс­пер­ту», что по­сле на­ча­ла ра­бо­ты цен­тра ко­эф­фи­ци­ент эф­фек­тив­но­сти про­вод­ки го­ри­зон­таль­ных сква­жин по неф­тя­но­му пла­сту вы­рос с 65 до 92%. «В 2018 го­ду спе­ци­а­ли­сты цен­тра со­про­вож­да­ли бу­ре­ние око­ло 900 сква­жин, в пла­нах на 2019 год — око­ло 950 сква­жин», — по­де­лил­ся он пла­на­ми.

Са­мо­обу­ча­ю­ща­я­ся про­грам­ма для оп­ти­ми­за­ции за­трат при стро­и­тель­стве слож­ных го­ри­зон­таль­ных сква­жин раз­ра­бо­та­на На­уч­но-тех­ни­че­ским цен­тром (НТЦ) «Газ­пром неф­ти». Ее ти­ра­жи­ро­ва­ние на ак­ти­вы ком­па­нии, по рас­че­там, поз­во­лит сни­зить рас­хо­ды на со­зда­ние но­вых сква­жин при­мер­но на мил­ли­ард руб­лей и со­кра­тит сро­ки их бу­ре­ния.

В ком­па­нии успеш­но ис­пы­та­ли соб­ствен­ную циф­ро­вую си­сте­му для по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти неф­те­до­бы­чи. Про­грам­ма поз­во­ля­ет про­ана­ли­зи­ро­вать ты­ся­чи ва­ри­ан­тов раз­ра­бот­ки ме­сто­рож­де­ний и вы­брать луч­шие. По оцен­кам ее раз­ра­бот­чи­ков из НТЦ, эко­но­ми­че­ский эф­фект от внед­ре­ния но­во­го циф­ро­во­го про­дук­та толь­ко на пи­лот­ных ме­сто­рож­де­ни­ях «Газ­пром­нефть-Во­сто­ка» и «Слав­нефть-Ме­ги­он­неф­те­га­за» со­ста­вит бо­лее 500 млн руб­лей за пять лет.

Ком­па­ния так­же со­зда­ет циф­ро­вые двой­ни­ки ме­сто­рож­де­ний и про­из­вод­ствен­ных объ­ек­тов. Циф­ро­вые двой­ни­ки пла­ста необ­хо­ди­мы для изу­че­ния филь­тра­ции и ана­ли­за ко­эф­фи­ци­ен­та из­вле­че­ния неф­ти на уровне ме­сто­рож­де­ния, для ис­сле­до­ва­ния об­раз­цов кер­на и мо­де­ли­ро­ва­ния про­цес­сов вы­тес­не­ния неф­ти на мик­ро­уровне, по­яс­ня­ет на­чаль­ник де­пар­та­мен­та циф­ро­вых тех­но­ло­гий и гео­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы На­уч­но­тех­ни­че­ско­го цен­тра Бо­рис Бе­ло­зе­ров.

От­дель­но сто­ит от­ме­тить циф­ро­вые двой­ни­ки за­мкну­той си­сте­мы «пласт — сква­жи­на — ин­фра­струк­ту­ра». Это ин­те­гри­ро­ван­ные циф­ро­вые двой­ни­ки пла­ста ме­сто­рож­де­ния, сква­жин и на­зем­ной ин­фра­струк­ту­ры. Бо­рис Бе­ло­зе­ров

от­ме­ча­ет, что они поз­во­ля­ют про­ве­сти сце­нар­ное мо­де­ли­ро­ва­ние для опре­де­ле­ния оп­ти­маль­ных усло­вий до­бы­чи неф­ти и га­за с уче­том эко­но­ми­че­ской мо­де­ли.

В сег­мен­те upstream ре­а­ли­зу­ет­ся уни­каль­ный ис­сле­до­ва­тель­ский про­ект «Ко­гни­тив­ный гео­лог». Его за­да­ча — ран­няя и быст­рая ин­те­гра­ция раз­лич­ных ти­пов дан­ных, по­лу­ча­е­мых при раз­ве­доч­ных ра­бо­тах, в еди­ную гео­ло­ги­че­скую мо­дель. В ком­па­нии на­де­ют­ся, что это поз­во­лит со­кра­тить сро­ки ра­бот с трех лет до 6–12 ме­ся­цев и оп­ти­ми­зи­ро­вать за­тра­ты бо­лее чем на 30% на ран­них эта­пах ра­бо­ты с ак­ти­вом.

Есть успе­хи и в сни­же­нии се­бе­сто­и­мо­сти до­бы­чи труд­но­из­вле­ка­е­мой неф­ти на ба­же­нов­ской сви­те в За­пад­ной Си­би­ри. Ее про­ни­ца­е­мость в ты­ся­чу раз ни­же, чем у тра­ди­ци­он­но­го неф­тя­но­го кол­лек­то­ра, но, по оп­ти­ми­сти­че­ским оцен­кам, ре­сур­сы мо­гут до­сти­гать 18–60 млрд тонн.

При этом эф­фек­тив­ных тех­но­ло­гий ра­бо­ты с та­ки­ми фор­ма­ци­я­ми по­ка нет. «Газ­пром нефть» в парт­нер­стве с дву­мя де­сят­ка­ми ком­па­ний из раз­ных стран пы­та­ет­ся рас­ка­чать Ба­жен. В 2018 го­ду в те­сто­вом ре­жи­ме внед­ре­но во­семь но­вых тех­но­ло­гий бу­ре­ния и внут­ри­сква­жин­ных ра­бот. Пер­вая по­лу­чен­ная «трудная» нефть сто­и­ла при­мер­но 45 тыс. руб­лей за тон­ну, сей­час «Газ­пром неф­ти» уда­лось сни­зить этот по­ка­за­тель до 28 тыс. руб­лей. Бли­жай­шая цель — сни­зить се­бе­сто­и­мость до­бы­чи сна­ча­ла до 18 тыс., а за­тем и до 14 тыс. руб­лей и на­чать ком­мер­че­скую до­бы­чу к 2025 го­ду. 14 тыс. — это при­мер­но 30 дол­ла­ров за бар­рель по те­ку­ще­му кур­су. С та­ким по­ка­за­те­лем мож­но рас­счи­ты­вать на при­быль. Но по­ка при­дет­ся тра­тить­ся: ин­ве­сти­ции в про­ект на бли­жай­шие три го­да оце­ни­ва­ют­ся в 25 млрд руб­лей.

Неф­те­пе­ре­ра­бот­ка и сбыт то­же охва­че­ны циф­ро­вой транс­фор­ма­ци­ей. Здесь ра­бо­та­ет Центр управ­ле­ния эф­фек­тив­но­стью, ко­то­рый в чис­ле про­че­го яв­ля­ет­ся опе­ра­то­ром си­сте­мы «Неф­те­кон­троль». К ней че­рез сеть дат­чи­ков под­клю­че­ны 100% АЗС ком­па­нии, 80% неф­те­баз и топ­ли­во­за­пра­воч­ных ком­плек­сов, неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие за­во­ды. В сле­ду­ю­щем го­ду она охва­тит все пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие, ло­ги­сти­че­ские и сбы­то­вые под­раз­де­ле­ния «Газ­пром неф­ти». В ком­па­нии со­об­ща­ют, что си­сте­ма вдвое по­вы­си­ла до­сто­вер­ность уче­та, со­кра­ти­ла по­те­ри по ка­че­ству и ко­ли­че­ству про­дук­ции, и за пер­вые пол­го­да ра­бо­ты цен­тра оп­ти­ми­за­ци­он­ный эф­фект пре­вы­сил 4,7 млрд руб­лей.

Рас­хо­ды неиз­вест­ны

Оце­нить об­щий мас­штаб рас­хо­дов «Газ­пром неф­ти» на циф­ро­ви­за­цию прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Ком­па­ния не рас­кры­ва­ет дан­ных имен­но по «циф­ре», по­это­му при­хо­дит­ся ори­ен­ти­ро­вать­ся лишь на об­щие по­ка­за­те­ли ка­пи­таль­ных за­трат. По ито­гам про­шло­го го­да они со­ста­ви­ли 375,2 млрд руб­лей про­тив 357,1 млрд в 2017-м. За­тра­ты уве­ли­чи­лись по всем сег­мен­там. В част­но­сти, в раз­вед­ке и до­бы­че кап­вло­же­ния вы­рос­ли на 1,8%, до 227,9 млрд руб­лей, в том чис­ле вслед­ствие вве­де­ния в экс­плу­а­та­цию тех са­мых ле­до­ко­лов.

«Слож­но вы­де­лить сум­му, от­но­ся­щу­ю­ся имен­но к циф­ро­вой транс­фор­ма­ции, так как циф­ро­вые ини­ци­а­ти­вы непо­сред­ствен­но свя­за­ны с дру­ги­ми про­ек­та­ми и на­прав­ле­ни­я­ми де­я­тель­но­сти, ре­а­ли­зу­е­мы­ми в ком­па­нии», — по­яс­нил «Экс­пер­ту» Ан­дрей Бе­лев­цев.

На­при­мер, при внед­ре­нии но­вых под­хо­дов к управ­ле­нию на ос­но­ве циф­ро­вых тех­но­ло­гий за­ча­стую необ­хо­ди­мо до­осна­ще­ние про­из­вод­ства до­пол­ни­тель­ным обо­ру­до­ва­ни­ем, дат­чи­ка­ми и про­чи­ми устрой­ства­ми для обес­пе­че­ния сбо­ра пол­но­го ас­сор­ти­мен­та дан­ных для со­зда­ния пол­но­цен­ных мо­де­лей. «И до­ля за­трат имен­но на циф­ро­вые про­ек­ты со­став­ля­ет мень­шую часть в та­кой мо­дер­ни­за­ции, при­том что ос­нов­ной эко­но­ми­че­ский эф­фект со­зда­ет­ся ча­ще все­го имен­но по­сле ре­а­ли­за­ции “циф­ро­вой ча­сти” из­ме­не­ний», — го­во­рит г-н Бе­лев­цев.

Со­во­куп­ные за­тра­ты мож­но оце­нить лишь очень при­мер­но. Толь­ко на опла­ту тру­да спе­ци­а­ли­стов мо­жет ухо­дить несколь­ко мил­ли­ар­дов руб­лей в год. Так, по сло­вам Ан­дрея Бе­лев­це­ва, ес­ли го­во­рить о «чи­сто циф­ро­вых» спе­ци­аль­но­стях, то се­го­дня в ком­па­нии мож­но на­счи­тать несколь­ко со­тен та­ко­го ро­да спе­ци­а­ли­стов. Ес­ли до­ба­вить к ним всю функ­цию ИT и про­мыш­лен­ной ав­то­ма­ти­за­ции — до­ба­вит­ся еще несколь­ко ты­сяч.

«Толь­ко в Санкт-Пе­тер­бур­ге у нас есть несколь­ко циф­ро­вых эко­си­стем, в ко­то­рых ра­бо­та­ют бо­лее двух с по­ло­ви­ной ты­сяч че­ло­век», — рас­ска­зы­ва­ет он.

По дан­ным от­чет­но­сти ком­па­нии за 2017 год (ин­фор­ма­ции за про­шлый год по­ка нет), в сек­то­ре «на­уч­ная де­я­тель­ность» ра­бо­та­ло 965 из 67 882 че­ло­век. По­ло­ви­на об­щей чис­лен­но­сти пер­со­на­ла при­хо­ди­лась на ру­ко­во­ди­те­лей, спе­ци­а­ли­стов и слу­жа­щих, вто­рая по­ло­ви­на — на ра­бо­чие спе­ци­аль­но­сти. Рас­хо­ды на пер­со­нал со­ста­ви­ли 106,9 млрд руб­лей. По ито­гам про­шло­го го­да они вы­рос­ли на 11,6%, до 119,3 млрд руб­лей. Так что, ве­ро­ят­но, уве­ли­чил­ся и пер­со­нал ком­па­нии, в том чис­ле чис­ло «на­уч­ни­ков».

Вы­чле­нить «цифру» нель­зя и из фи­нан­со­вых ре­зуль­та­тов ком­па­нии. Ре­а­ли­зо­ван­ные про­ек­ты при­но­сят зна­чи­мый эко­но­ми­че­ский эф­фект, уве­ря­ет Ан­дрей Бе­лев­цев. Этот эф­фект скла­ды­ва­ет­ся из ми­ни­ми­за­ции по­терь, ми­ни­ми­за­ции от­кло­не­ний от оп­ти­маль­но­го пла­на,

уве­ли­че­ния до­бы­чи, со­кра­ще­ния сро­ков бу­ре­ния, со­кра­ще­ния за­трат — и в це­лом ре­а­ли­зу­ет­ся как зна­чи­мый при­рост EBITDA ком­па­нии.

Но на фи­нан­со­вый ре­зуль­тат вли­я­ет мно­же­ство дру­гих фак­то­ров — от цен на нефть до дей­ствий рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства, ка­са­ю­щих­ся уча­стия в сдел­ке ОПЕК+ и ре­гу­ли­ро­ва­ния внут­рен­не­го рын­ка мо­тор­но­го топ­ли­ва. Так, в про­шлом го­ду ми­ро­вая конъ­юнк­ту­ра бы­ла весь­ма бла­го­при­ят­ной, це­ны до­шли до мак­си­му­мов с 2014 го­да.

По оцен­ке Мин­фи­на Рос­сии, сред­няя це­на неф­ти оте­че­ствен­ной марки Urals по ито­гам ян­ва­ря—де­каб­ря 2018 го­да со­ста­ви­ла 70,01 дол­ла­ра за бар­рель, что на 32% вы­ше показателя за преды­ду­щий пе­ри­од.

Груп­па «Газ­пром неф­ти» в це­лом при этом уве­ли­чи­ла до­бы­чу уг­ле­во­до­ро­дов (с уче­том до­ли в ас­со­ци­и­ро­ван­ных и сов­мест­ных пред­при­я­ти­ях) на 3,5% от­но­си­тель­но ре­зуль­та­тов 2017 го­да — до 92,9 млн тонн неф­тя­но­го эк­ви­ва­лен­та. Впро­чем, без уче­та СП до­бы­ча неф­ти оста­лась на уровне 2017 го­да — 49,65 млн тонн. Па­де­ние про­из­вод­ства на ста­рых ме­сто­рож­де­ни­ях ком­пен­си­ро­ва­ли Но­во­пор­тов­ское и При­раз­лом­ное, где до­бы­ча вы­рос­ла на 22 и 20,8%, до 7,26 млн и 3,19 млн тонн со­от­вет­ствен­но.

Рост цен на нефть и рост до­бы­чи на круп­ных про­ек­тах при­ве­ли к ро­сту показателя «скор­рек­ти­ро­ван­ная EBITDA» на 45,1%, до 800 млрд руб­лей, го­во­рит­ся в ана­ли­зе фи­нан­со­во­го со­сто­я­ния и ре­зуль­та­тов де­я­тель­но­сти «Газ­пром неф­ти» за 12 ме­ся­цев, про­ве­ден­ном ее ру­ко­вод­ством. По ито­гам ра­бо­ты в 2018 го­ду ком­па­ния по­лу­чи­ла ре­корд­ную чи­стую при­быль по МСФО — 376,7 млрд руб­лей (плюс 48,7% к 2017 го­ду).

Санк­ции как угро­за

Ко­гда циф­ро­вые тех­но­ло­гии глу­бо­ко внед­ря­ют­ся в про­из­вод­ствен­ный про­цесс, по фак­ту уже труд­но или невоз­мож­но вы­де­лить сум­мы, за­тра­чи­ва­е­мые имен­но на них, го­во­рит Геор­гий Ва­щен­ко, на­чаль­ник управ­ле­ния опе­ра­ций на рос­сий­ском фон­до­вом рын­ке ИК «Фри­дом Фи­нанс». По его мне­нию, пе­ре­ход на «цифру», по су­ти, та­кой же ре­во­лю­ци­он­ный сдвиг, как внед­ре­ние ма­шин, ком­пью­те­ров, элек­трон­но­го до­ку­мен­то­обо­ро­та. «Это в свое вре­мя по­вы­си­ло рас­хо­ды или сни­зи­ло их? Но ни од­на со­вре­мен­ная ком­па­ния не воз­вра­ща­ет­ся к ис­поль­зо­ва­нию ло­ша­дей в ка­че­стве транс­пор­та и гу­си­ных пе­рьев вме­сто прин­те­ров», — го­во­рит ана­ли­тик.

При этом в во­про­сах циф­ро­ви­за­ции рос­сий­ские ком­па­нии на­хо­дят­ся в по­ло­же­нии до­го­ня­ю­щих — ска­зы­ва­ет­ся, в том чис­ле, от­сут­ствие кон­ку­рент­ной сре­ды, до­бав­ля­ет ди­рек­тор груп­пы по при­род­ным ре­сур­сам и сы­рье­вым то­ва­рам FitchRatin­gs Дмит­рий Ма­рин­чен­ко. «США, где неф­тя­ная от­расль су­ще­ству­ет по прин­ци­пу “по­беж­да­ет силь­ней­ший”, а ком­па­нии кон­ку­ри­ру­ют за до­ступ к ка­пи­та­лу и одер­жи­мы иде­ей сни­же­ния из­дер­жек и по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти, идут да­ле­ко впе­ре­ди», — под­чер­ки­ва­ет он.

Но это не зна­чит, что рос­сий­ским ком­па­ни­ям не сто­ит бо­лее ак­тив­но внед­рять в свои про­цес­сы ал­го­рит­мы, свя­зан­ные с ана­ли­зом боль­ших объ­е­мов дан­ных, мо­де­ли­ро­ва­ни­ем слож­ных про­цес­сов и т. д. По ме­ре ис­то­ще­ния су­ще­ству­ю­щих ме­сто­рож­де­ний бу­дут рас­ти из­держ­ки и па­дать до­бы­ча, а ис­поль­зо­ва­ние циф­ро­вых тех­но­ло­гий и ав­то­ма­ти­за­ция про­цес­сов мо­гут по­мочь уве­ли­чить ко­эф­фи­ци­ент из­вле­че­ния неф­ти и сни­зить за­тра­ты.

Геор­гий Ва­щен­ко так­же под­чер­ки­ва­ет, что «Газ­пром нефть» от­ча­сти вы­нуж­де­на раз­ра­ба­ты­вать соб­ствен­ные циф­ро­вые про­дук­ты, посколь­ку сей­час про­сто нет пред­ло­же­ний по циф­ро­ви­за­ции биз­не­спро­цес­сов круп­ных ком­па­ний по ти­пу ум­но­го до­ма «под ключ».

Со­зда­вать тех­но­ло­гии с ну­ля — за­да­ча по­чти невы­пол­ни­мая, счи­та­ет Дмит­рий Ма­рин­чен­ко. Бо­лее ра­зум­но поль­зо­вать­ся го­то­вы­ми ре­ше­ни­я­ми, ко­то­рые пред­ла­га­ют за­пад­ные ком­па­нии, где воз­мож­но по­сте­пен­но осу­ществ­лять ло­ка­ли­за­цию.

Дей­стви­тель­но, «Газ­пром нефть» ста­ра­ет­ся де­лать упор на соб­ствен­ные кад­ры и раз­ра­бот­ки, но обой­тись без со­труд­ни­че­ства с за­ру­беж­ны­ми ком­па­ни­я­ми слож­но. Тот же «Ко­гни­тив­ный гео­лог» де­ла­ет­ся в парт­нер­стве с IBM. А услу­ги по ор­га­ни­за­ции пе­ре­да­чи дан­ных для «Ка­пи­та­на» за­ку­па­ют­ся у ино­стран­цев. Как от­ме­ча­лось в ма­те­ри­а­лах «Газ­пром неф­ти», сей­час она ве­дет пе­ре­го­во­ры с ком­па­ни­ей «Газ­пром кос­ми­че­ские си­сте­мы» о за­пус­ке но­вых спут­ни­ков с уста­нов­лен­ны­ми при­ем­ни­ка­ми ав­то­ма­ти­че­ской иден­ти­фи­ка­ци­он­ной си­сте­мы (АИС).

Пра­ви­тель­ство по­ста­ви­ло за­да­чу уй­ти от им­пор­то­за­ви­си­мо­сти в неф­те­га­зо­вой от­рас­ли в бли­жай­шие несколь­ко лет, Мин­пром­торг утвер­дил «План ме­ро­при­я­тий по им­пор­то­за­ме­ще­нию в от­рас­ли неф­те­га­зо­во­го ма­ши­но­стро­е­ния». Но экс­пер­ты счи­та­ют, что это труд­но­вы­пол­ни­мая за­да­ча. С за­ви­си­мо­стью от за­пад­ных тех­но­ло­гий в бли­жай­шее вре­мя что-то сде­лать бу­дет слож­но, по­ла­га­ет Дмит­рий Ма­рин­чен­ко. Си­ту­а­цию ослож­ня­ет и дей­ству­ю­щий санк­ци­он­ный ре­жим, ко­то­рый за­пре­ща­ет пря­мые про­да­жи за­пад­ных тех­но­ло­гий для ра­бо­ты на рос­сий­ском шель­фе и с труд­но­из­вле­ка­е­мы­ми за­па­са­ми.

Уже­сто­че­ние санк­ци­он­но­го ре­жи­ма со сто­ро­ны За­па­да в от­но­ше­нии Рос­сии, ес­ли оно про­изой­дет, мо­жет су­ще­ствен­но за­тор­мо­зить внед­ре­ние циф­ро­вых тех­но­ло­гий, уве­рен г-н Ма­рин­чен­ко. Впро­чем, есть на­деж­да, что ход, ко­то­рый на­бра­ли рос­сий­ские ком­па­нии, все же поз­во­лит из­бе­жать рез­ко­го тор­мо­же­ния.

Тер­ми­нал «Во­ро­та Арк­ти­ки» обес­пе­чи­ва­ет круг­ло­го­дич­ную от­груз­ку неф­ти

Для то­го, что­бы обес­пе­чить про­ход неф­те­тан­ке­рам, в Об­ской гу­бе ис­поль­зу­ют­ся ди­зель-элек­три­че­ские ле­до­ко­лы

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.