Чет­верть ве­ка без от­ка­зов

Ekspert - - СПЕЦИАЛЬНЫ­Й ДОКЛАД ИМПОРТОЗАМ­ЕЩЕНИЕ В МОСКВЕ -

Ка­ра­ча­ров­ский ме­ха­ни­че­ский за­вод — пред­при­я­тие с 70-лет­ней ис­то­ри­ей, ли­дер на рын­ке лиф­тов. Се­год­ня он ак­тив­но мо­дер­ни­зи­ру­ет­ся, а кро­ме то­го, стимулируе­т сво­их ино­стран­ных по­став­щи­ков ло­ка­ли­зо­вать про­из­вод­ство в Рос­сии

Рос­сий­ский ры­нок стро­и­тель­ства стагни­ру­ет по­след­ние че­ты­ре го­да, од­на­ко мос­ков­ский про­из­во­ди­тель лиф­тов — Ка­ра­ча­ров­ский ме­ха­ни­че­ский за­вод (КМЗ) — ак­тив­но мо­дер­ни­зи­ру­ет про­из­вод­ство. Ес­ли еще три го­да на­зад мощ­но­стей пред­при­я­тия хва­та­ло на вы­пуск вось­ми–де­вя­ти ты­сяч лиф­тов в год, то те­перь ком­па­ния го­то­ва по­ста­вить на ры­нок до 15 тыс. ком­плек­тов лиф­то­во­го обо­ру­до­ва­ния.

КМЗ — один из ста­рей­ших мос­ков­ских за­во­дов, он ос­но­ван по­чти 70 лет на­зад. Здесь про­из­во­ди­ли ба­шен­ные кра­ны и лиф­ты для ак­тив­но стро­я­щей­ся по­сле­во­ен­ной Моск­вы. За­вод был од­ним из круп­ней­ших пред­при­я­тий от­рас­ли, по­сте­пен­но от­ка­зав­шись от вы­пус­ка кра­нов и стал мо­но­про­дук­то­вым пред­при­я­ти­ем, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щим­ся на пас­са­жир­ских и гру­зо­пас­са­жир­ских лиф­тах. Сей­час за­вод — клас­си­че­ский пред­ста­ви­тель «ржа­во­го по­я­са» сто­ли­цы. Од­на­ко в от­ли­чие от де­сят­ков пред­при­я­тий, от ко­то­рых оста­лись лишь про­из­вод­ствен­ные кор­пу­са и зи­я­ю­щие пу­сто­той тер­ри­то­рии, КМЗ ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся, осва­и­ва­ет но­вые рын­ки сбы­та, ищет но­вых по­став­щи­ков, мо­дер­ни­зи­ру­ет свою про­дук­цию.

«По­доб­ные пред­при­я­тия со­став­ля­ют ко­стяк про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей го­ро­да. И де­ло не толь­ко в том, что с мо­мен­та ос­но­ва­ния за­во­ду при­хо­ди­лось ре­шать мас­штаб­ные за­да­чи: сна­ча­ла — по­сле­во­ен­но­го стро­и­тель­ства сто­ли­цы, впо­след­ствии — обес­пе­че­ния жи­ло­го ком­плек­са со­вре­мен­ны­ми лиф­та­ми. Се­год­ня пред­при­я­тие по-преж­не­му осва­и­ва­ет са­мые пе­ре­до­вые тех­но­ло­гии. Мар­ка КМЗ поль­зу­ет­ся за­слу­жен­ным до­ве­ри­ем в стро­и­тель­ном ком­плек­се. За свою ис­то­рию за­вод вы­пу­стил бо­лее 260 ты­сяч лиф­тов, ко­то­рые успеш­но экс­плу­а­ти­ру­ют­ся в Рос­сии, СНГ и еще в 26 стра­нах ми­ра», — от­ме­ча­ет ди­рек­тор де­пар­та­мен­та ин­ве­сти­ций и про­мыш­лен­но­сти Алек­сандр Про­хо­ров.

Удер­жи­вая ли­дер­ство

Со­вре­мен­ные ре­жу­щие ла­зер­ные стан­ки и окра­соч­ные ли­нии, плот­но при­жав­шись друг к дру­гу, сто­ят на­про­тив ста­рень­ко­го, ви­дав­ше­го ви­ды обо­ру­до­ва­ния. Лю­ди в спе­цов­ках пе­ре­ме­ща­ют­ся стро­го по зе­ле­ным до­рож­кам и ста­ра­ют­ся не пе­ре­се­кать жел­тых ли­ний, обо­зна­ча­ю­щих ра­бо­чие зо­ны обо­ру­до­ва­ния. Все это силь­но кон­тра­сти­ру­ет с еще со­вет­ским зда­ни­ем за­во­да, воз­ве­ден­ным в се­ре­дине 1980-х. «Мы мо­дер­ни­зи­ро­ва­ли про­из­вод­ство. В ос­нов­ном об­нов­ле­ние про­изо­шло в про­шлом го­ду, ко­гда мы ку­пи­ли но­вое обо­ру­до­ва­ние — вы­со­ко­про­из­во­ди­тель­ное, ав­то­ма­ти­че­ское, с ми­ни­маль­ным уча­сти­ем че­ло­ве­ка. Это рас­ши­ри­ло на­ши воз­мож­но­сти по вы­пус­ку лиф­тов», — го­во­рит ди­рек­тор КМЗ Сер­гей За­и­ка.

Мо­дер­ни­за­ция по­шла за­во­ду на поль­зу, и за по­след­ние три го­да, не­смот­ря на рост про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей, ко­ли­че­ство за­дей­ство­ван­но­го пер­со­на­ла умень­ши­лось с 2600 до 995 че­ло­век. Про­цесс ав­то­ма­ти­за­ции и ро­ста про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да в та­ком до­ро­гом го­ро­де, как Москва, — вы­нуж­ден­ный шаг. Но оп­ти­ми­за­ция поз­во­ля­ет ком­па­ни­ям дер­жать­ся на пла­ву и кон­ку­ри­ро­вать с дру­ги­ми про­из­во­ди­те­ля­ми, ко­то­рых нема­ло.

Ес­ли го­во­рить о круп­ных пред­при­я­ти­ях, то со­по­ста­ви­мы­ми с КМЗ про­из­вод­ствен­ны­ми мощ­но­стя­ми об­ла­да­ют Щер­бин­ский лиф­то­стро­и­тель­ный за­вод (ЩЛЗ), то­же на­хо­дя­щий­ся в Москве, и бе­ло­рус­ский «Мо­ги­лев­лифт­маш», ко­то­рые да­ют две ты­ся­чи и пять ты­сяч ра­бо­чих мест со­от­вет­ствен­но. Да и в це­лом вы­со­кая про­из­во­ди­тель­ность тру­да — один из фак­то­ров успеш­но­сти со­вре­мен­но­го пред­при­я­тия и за­лог его кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. Для КМЗ, рас­по­ло­жен­но­го в го­ро­де с са­мой вы­со­кой зар­пла­той в стране, мо­дер­ни­за­ция и рост про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да — един­ствен­ный спо­соб оста­вать­ся кон­ку­рен­то­спо­соб­ным про­из­вод­ством на ди­на­мич­ном рын­ке.

За по­след­ние го­ды Москва ста­ла при­знан­ным в ми­ре цен­тром ре­а­ли­за­ции круп­ных про­ек­тов по ло­ка­ли­за­ции за­ру­беж­ных тех­но­ло­гий. Для раз­ви­тия это­го на­прав­ле­ния у го­ро­да есть все необ­хо­ди­мое. «Кон­ку­рент­ных пре­иму­ществ у Моск­вы нема­ло. Это и луч­ший про­мыш­лен­но-ин­ве­сти­ци­он­ный кли­мат, что под­твер­жда­ют рос­сий­ские и меж­ду­на­род­ные рей­тин­ги. И, по­жа­луй, са­мый вы­со­кий про­фес­си­о­наль­ный и об­ра­зо­ва­тель­ный уро­вень ра­бо­чей си­лы сре­ди рос­сий­ских ре­ги­о­нов: по по­след­не­му меж­ду­на­род­но­му рей­тин­гу Financial Times Москва за­ни­ма­ет вто­рое ме­сто по раз­ви­тию че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла сре­ди го­ро­дов Ев­ро­пы и ак­ку­му­ли­ру­ет по­ряд­ка 35% на­уч­ных кад­ров Рос­сии», — от­ме­ча­ет за­ме­сти­тель мэ­ра Моск­вы по эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке и иму­ще­ствен­но-зе­мель­ным от­но­ше­ни­ям Вла­ди­мир Ефи­мов.

Встав­ший ры­нок

Ры­нок лиф­то­во­го обо­ру­до­ва­ния силь­но ме­ня­ет­ся. По­сле про­валь­ных для стро­и­тель­но­го сек­то­ра 1990-х в Рос­сии на­ча­лось ак­тив­ное жи­лищ­ное стро­и­тель­ство, это по­та­щи­ло вверх ры­нок лиф­то­во­го обо­ру­до­ва­ния. В про­шлое де­ся­ти­ле­тие этот ры­нок рос на де­сят­ки про­цен­тов еже­год­но. По­сле то­го как строй­ка за­мед­ли­лась, под­держ­ку на­ча­ла ока­зы­вать си­сте­ма ка­пи­таль­но­го ре­мон­та. В ито­ге сей­час но­вострой­ки да­ют до 60% сбы­та про­дук­ции, за­ме­на уста­рев­ших лиф­тов — по­ряд­ка 40%.

В по­след­ние го­ды по­став­ки лиф­то­во­го обо­ру­до­ва­ния вы­шли на пла­то. В стране про­да­ет­ся око­ло 45 тыс. лиф­тов в год, 70% этой по­треб­но­сти за­кры­ва­ют три упо­мя­ну­тых ги­ган­та — КМЗ, ЩЛЗ, и «Мо­ги­лев­лифт­маш». Еще око­ло 15% — пре­ми­аль­ный сег­мент, ко­то­рый в рав­ных до­лях при­над­ле­жит им­пор­ту: Otis и Kone. Остав­ши­е­ся око­ло 15% рын­ка рас­пре­де­ле­ны еще сре­ди пя­ти–де­ся­ти по­став­щи­ков из Рос­сии, Ки­тая, Ко­реи и ря­да дру­гих стран. «В на­шем сег­мен­те пас­са­жир­ских и гру­зо­пас­са­жир­ских лиф­тов мы не чув­ству­ем кон­ку­рен­ции с за­пад­ны­ми по­став­щи­ка­ми, по­то­му что ка­че­ство и по­тре­би­тель­ские свой­ства про­из­во­ди­мых на­ми лиф­тов до­ста­точ­но вы­со­кие. Нель­зя ска­зать, что они пол­но­стью экс­клю­зив­ны, по­то­му что это во­прос це­ны, но, ес­ли срав­нить ана­ло­ги, фран­цуз­ский Otis бу­дет в три-че­ты­ре ра­за до­ро­же», — го­во­рит Сер­гей За­и­ка.

При этом про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти в от­рас­ли боль­шие и поз­во­ля­ют вы­пус­кать до 60 тыс. ком­плек­тов обо­ру­до­ва­ния в год. Та­кой пе­ре­кос мощ­но­стей и за­груз­ки неми­ну­е­мо озна­ча­ют иг­ру на вы­жи­ва­ние для участ­ни­ков от­рас­ли.

До­ро­гой кап­ре­монт

Не­уди­ви­тель­но, что на рын­ке лиф­тов огром­ная внут­рен­няя кон­ку­рен­ция. Тот же КМЗ при мощ­но­стях 15 тыс. еди­ниц в год по­ка вы­пус­ка­ет лишь во­семь–де­вять ты­сяч. Од­на­ко в КМЗ на­де­ют­ся на воз­об­нов­ле­ние ро­ста рын­ка и свя­зы­ва­ют это не с май­ски­ми ука­за­ми пре­зи­ден­та и нац­про­ек­том «Жи­лье и го­род­ская сре­да», ко­то­рый под­ра­зу­ме­ва­ет рост но­во­го жи­лищ­но­го стро­и­тель­ства за пять лет с 80 млн до 120 млн квад­рат­ных мет­ров, а с фон­да­ми ка­пи­таль­но­го ре­мон­та.

«На се­го­дняш­ний день в Рос­сии 120 ты­сяч лиф­тов тре­бу­ют без­услов­ной за­ме­ны. Они не со­от­вет­ству­ют тех­ни­че­ско­му ре­гла­мен­ту Та­мо­жен­но­го со­ю­за, тре­бу­ю­ще­му от лиф­та два­дца­ти пя­ти лет служ­бы. По идее, Ро­сте­х­над­зор дол­жен их все оста­но­вить, — го­во­рит Сер­гей За­и­ка. — При этом за по­след­ние го­ды ры­нок за­ме­ны лиф­то­во­го обо­ру­до­ва­ния для нас ухуд­шил­ся. Кон­ку­рен­ция вы­со­кая, ад­ми­ни­стра­тив­ное дав­ле­ние за­ин­те­ре­со­ван­ных групп на ме­стах при­сут­ству­ет, фон­ды ка­пи­таль­но­го ре­мон­та за по­став­лен­ное обо­ру­до­ва­ние рас­счи­ты­ва­ют­ся в рас­сроч­ку от го­да до пя­ти лет, а длин­ных де­нег в эко­но­ми­ке нет. По­сле то­го как бы­ла за­пу­ще­на пи­лот­ная про­грам­ма “Лиф­ты в рас­сроч­ку”, ры­нок в це­лом силь­но транс­фор­ми­ро­вал­ся. Ес­ли рань­ше по­ста­вил лифт — по­лу­чи день­ги, то те­перь фон­ды пла­тят в те­че­ние трех лет. Ес­ли я хо­чу, что­бы мой лифт был про­дан, я вы­нуж­ден его про­дать по­сред­ни­ку, ко­то­рый вы­иг­рал на этих усло­ви­ях».

По­лу­ча­ет­ся, что уста­рев­шее обо­ру­до­ва­ние — это прак­ти­че­ски чет­верть все­го лиф­то­во­го пар­ка Рос­сии. Про­бле­ма по­сте­пен­но ре­ша­ет­ся, фон­ды ка­пи­таль­но­го ре­мон­та за­ку­па­ют в год по 18–19 ты­сяч. Тем не ме­нее, для то­го что­бы си­ту­а­ция хо­тя бы не ухуд­ша­лась, необ­хо­ди­мо ме­нять не ме­нее пя­ти про­цен­тов обо­ру­до­ва­ния в год, а это бо­лее 20 тыс. лиф­тов. «То есть в стране по­сте­пен­но ко­пит­ся пул неза­ме­нен­ных лиф­тов», — пре­ду­пре­жда­ет ди­рек­тор КМЗ. Лиф­ты необ­хо­ди­мо ме­нять, од­на­ко кон­трак­ты с фон­да­ми ка­пи­таль­но­го ре­мон­та крайне слож­ные, хо­тя, что­бы со­хра­нять до­лю рын­ка, КМЗ в них участ­ву­ет.

Слож­ное про­из­вод­ство

Рас­ска­зы­вая о про­из­вод­стве лиф­тов, Сер­гей За­и­ка про­во­дит неожи­дан­ную ана­ло­гию с авиа­про­мом или ав­то­про­мом: «Про­из­вод­ство лиф­тов, ав­то­мо­би­лей и са­мо­ле­тов сход­но. Все это ком­плек­ту­ет­ся из раз­лич­ных ком­по­нен­тов. Лифт — это слож­ная элек­тро­ме­ха­ни­че­ская си­сте­ма, по сво­ей су­ти она слож­нее, чем тот же ав­то­мо­биль. По­че­му? Ав­то­мо­биль с за­во­да вы­хо­дит как ко­неч­ный про­дукт. Лифт же вы­хо­дит в ви­де ком­по­нен­тов, в несколь­ких тар­ных ме­стах дол­жен до­е­хать в со­хран­но­сти, хра­нить­ся ка­кое-то вре­мя и не по­те­рять свои по­тре­би­тель­ские свой­ства. Мы вы­нуж­де­ны да­вать га­ран­тию на пять лет. А сам он дол­жен встать и про­ра­бо­тать без на­ре­ка­ний два­дцать пять лет ми­ни­мум».

Каж­дый лифт уни­ка­лен. «Ка­жет­ся, что вот се­рий­ный дом, се­рий­ная ти­по­вая за­строй­ка, но в со­сед­них подъ­ез­дах бу­дут раз­ные лиф­ты, рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей За­и­ка. — Да, они ви­зу­аль­но по­хо­жи, но вы, ко­гда за­хо­ди­те в лифт, ви­ди­те толь­ко ка­би­ну, но не ви­ди­те всю шах­ту, а в шах­те как раз раз­ли­чия. Эти раз­ли­чия мо­гут быть в раз­мер­но­сти, в вы­сот­но­сти, в точ­ках точ­ной оста­нов­ки. Там мо­гут быть пе­ре­ко­сы по на­прав­ля­ю­щим, пе­ре­ко­сы по пе­ре­кры­ти­ям, за­ва­лы сте­нок шах­ты. То есть, ко­гда мы ком­плек­ту­ем лифт, он вста­нет толь­ко в этот подъ­езд, в со­сед­ний он не вста­нет».

До­ля им­порт­ных ком­плек­ту­ю­щих в лиф­тах КМЗ все­го лишь 14%. «На се­го­дняш­ний день 86 про­цен­тов ком­плек­ту­ю­щих — это или рос­сий­ские по­став­щи­ки, или соб­ствен­ное про­из­вод­ство, осталь­ное — им­порт. Мы за­ку­па­ем за гра­ни­цей при­во­да ле­бе­док, чер­вяч­ные па­ры, вы­со­ко­мо­мент­ные без­ре­дук­тор­ные при­во­да, элек­тро­дви­га­те­ли, дис­плеи, ча­стот­ные пре­об­ра­зо­ва­те­ли и, как ни па­ра­док­саль­но, кноп­ки. В Рос­сии нет ка­че­ствен­ных кно­пок. По­это­му мы по­ку­па­ем ита­льян­ские», — пе­ре­чис­ля­ет Сер­гей За­и­ка.

Тем не ме­нее до­ля им­порт­ных ком­плек­ту­ю­щих и даль­ше долж­на сни­жать­ся. Что­бы участ­во­вать в гос­кон­трак­тах, до­ля ло­ка­ли­за­ции долж­на пре­вы­шать 90% к 1 ян­ва­ря 2020 го­да. «Ос­нов­ных по­став­щи­ков ком­плек­ту­ю­щих у нас три. Это ита­льян­ские фир­мы. Они по­ни­ма­ют, что их до­ля бу­дет сни­жать­ся, и сей­час про­ра­ба­ты­ва­ют воз­мож­ность ло­ка­ли­за­ции про­из­вод­ства в Рос­сии», — го­во­рит гла­ва КМЗ. Де­ло в том, что та­ких мас­штаб­ных про­из­водств, как в Рос­сии, в ев­ро­пей­ских стра­нах нет. В ос­нов­ном про­из­во­ди­те­ли лиф­тов там — это сред­ние ком­па­нии, вы­пус­ка­ю­щие до ты­ся­чи лиф­тов в год. Лю­бо­му ев­ро­пей­ско­му по­став­щи­ку, что­бы за­ме­стить вы­пав­ший КМЗ, необ­хо­ди­мо най­ти де­сять по­ку­па­те­лей. Ев­ро­пей­цы это по­ни­ма­ют и не хо­тят ли­шать­ся ме­ста в про­из­вод­ствен­ной це­поч­ке. Они пред­ла­га­ют рос­сий­ским по­ку­па­те­лям уни­каль­ные усло­вия — скид­ки, хеджи­ро­ва­ние ва­лют­но­го кур­са и т. п.

КМЗ и сам не очень хо­чет от­ка­зы­вать­ся от про­ве­рен­ных по­став­щи­ков. «Ка­че­ство рос­сий­ско­го обо­ру­до­ва­ния от­ста­ет, це­на вы­ше, по­треб­ность рын­ка они не мо­гут на се­го­дняш­ний день удо­вле­тво­рить. Мы бы го­то­вы бы­ли по­ку­пать рос­сий­ские ле­бед­ки или при­во­да от них. Но, на­при­мер, Са­ра­пуль­ский элек­тро­ге­не­ра­тор­ный за­вод мо­жет по­ста­вить 500 ле­бе­док в ме­сяц, то­гда как по­треб­ность КМЗ — 800, и у Щер­бин­ки еще 800 в ме­сяц. Для то­го что­бы сни­зить це­ну и по­вы­сить ка­че­ство, нуж­ны су­ще­ствен­ные ин­ве­сти­ции», — го­во­рит Сер­гей За­и­ка. ■

Про­мыш­лен­ная пло­щад­ка круп­ней­ше­го про­из­во­ди­те­ля лиф­тов в Рос­сии — КМЗ

Ди­рек­тор Ка­ра­ча­ров­ско­го ме­ха­ни­че­ско­го за­во­да Сер­гей За­и­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.